Глав: 17 | Статей: 33
Оглавление
Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

История службы. "КАРЛСРУЭ".

История службы. "КАРЛСРУЭ".

"Карлсруэ" (третий корабль под этим именем в германском флоте) был спущен на воду 20 августа 1927 г. На церемонии по традиции присутствовал бургомистр "титульного" города, д-р Финтер, а также много других именитых гостей, в их числе военный министр, руководитель флота адм. Редер, бургомистр Гамбурга, высшая администрация земли Баден и другие важные персоны. Прошло свыше двух лет, когда 15 октября 1929 г корабль был принят комиссией впервые вышел на испытания. Его первый поход оказался непродолжительным: проследовав Кильским каналом в Северное море, крейсер прибыл в Вильгельмсхафен, где встал на верфь ВМФ для дооборудования. 6 ноября он был готов для службы, а с 27 марта 1929 г формально заменил в списках флота исключенный со службы старый бронепалубный крейсер "Берлин".

В январе следующего года начались ходовые испытания по полной программе. 6 января состоялся 6- часовой пробег на 17 узлах, 13-го - пробег той же продолжительности, но уже на 25-узловой скорости, 15-го - трехчасовые испытания на 29 узлах и 6-часовые - на 14 узлах, и наконец 28-29 января состоялся 12 часовой поход под дизелями при скорости 10 уз. Испытательные переходы продолжались и следующие месяцы: они предназначались не только для проверки и изучения характеристик корабля, но и для тренировки команды, поскольку с самого начала карьеры крейсер использовался в качестве учебного. 24 мая 1930 г состоялся первый заграничный поход, сразу весьма продолжительный. "Карлсруэ" проследовал вдоль восточного побережья Африки до мыса Доброй Надежды, пересек Атлантический океан и пошел на север уже вдоль побережья Южной Америки. Вновь преодолев Атлантический океан на широте Испании, корабль вернулся на родину 12 декабря того же года.

Первая половина 1931 г прошла в учениях в отечественных водах. Крейсер провел первые боевые артиллерийские и торпедные стрельбы и мог считаться полностью боеготовым кораблем. В конце года его ждало новое дальнее путешествие. 30 ноября "Карлсруэ" покинул Вильгельмсхафен, имея на борту 524 моряка, в том числе 58 кадетов военно-морских училищ. Его путь лежал в Вест-Индию, Мексику и Вернесуэлу, затем через Панамский канал на Гавайи. После тропиков крейсер вернулся к берегам Северной Америки, проследовал вдоль всего американского континента до мыса Горн, вновь поднялся на север до Нью-Йорка, после чего проследовал в Германию. Его переход по пройденному пути превышал кругосветное путешествие. По приходе в Киль крейсер обследовали высшие чины флота, в том числе адмирал Редер и главный инспектор контр-адмирал Шульце.

"Карлсруэ" стал завзятым "путешественником": проведя начало 1933 г в отечественных водах, в октябре он вновь вышел в дальний рейс. На сей раз он проследовал на восток, через Средиземное море и Суэцкий канал в Юго-Восточную Азию, затем снова посетил Гавайские острова, Западное побережье США, прошел Панамским каналом в Карибское море и достиг Бостона, проследовав вдоль всего Восточного побережья Соединенных Штатов. По уже сложившейся традиции посетив Испанию, крейсер 15 июня 1934 г бросил якорь на рейде Шиллиг, где на борт с очередной инспекцией поднялся адмирал Редер.

На этот раз учения в европейских водах не затянулись надолго. Уже 22 октября 1934 г "Карлсруэ" отправился в свое четвертое зарубежное плавание. Курс вновь лежал сначала на Азорские острова, затем у берегов Южной Америки на мыс Горн и вновь вдоль американского континента. С 25 января по 6 февраля крейсер представлял Германию на торжествах в честь 400-летия Перу в главном порту этой страны - Кальяо. Пройдя Панамским каналом и посетив порты США, 23 сентября "Карлсруэ" вернулся в Киль. 3-4 октября состоялись официальные испытания машинной установки, с честью выдержавшей четыре кругосветных плавания. С 9 по 21 октября крейсер прошел краткий ремонт, по окончании которого отправился уже в пятое зарубежное плавание. В этот раз на его борту находилось 606 моряков. "Карлсруэ" стал первым германским кораблем, "показавшим" новый красно-бело-черный флаг Кригсмарине. Путешествие вновь проходило по экзотическим местам: мыс Тенерифе (7 ноября), острова Сан-Томе (18-21 ноября), Лобиту (25- 27 ноября), Дурбан (6-12 декабря). Конец года крейсер встретил в Порт-Виктория на Сейшельских островах, взяв затем курс на Индонезию. Сделав остановку в столице голландской колонии Батавии (10-16 января 1935 г) и в порту Илоило (23 января - 3 февраля), "Карлсруэ" направился в Гонконг, где провел 10 дней, с 7 по 17 февраля. 21 февраля крейсер прибыл в японский порт Нагасаки, где простоял до 25-го. Затем немцы в открытом море провели стрельбы главным и зенитным калибрами, а также учебное отражение ночной атаки авиации. Закончились упражнения общими артиллерийско- торпедными учениями. Крейсер вернулся в Нагасаки, затем, 3-4 марта, он обошел Японское море, а с 4 по 12 марта находился на стоянке в Кобе.

На переходе Тихим океаном "Карлсруэ" ожидало серьезнейшее испытание, проявившее недостаточные морские качества немецких легких крейсеров. 13 марта корабль попал в сильный шторм, который на следующий день перешел в 12-балльный ураган. Сильнейший ветер и волнение продолжались 6 суток, только 20-го море относительно успокоилось. Корпус и надстройки получили многочисленные повреждения: прогиб обшивки, трещины, деформация продольных связей и даже шпангоутов. Крейсер был вынужден зайти в ближайший порт, которым оказался Датч-Харбор, куда он прибыл 23 марта. 5 суток экипаж ликвидировал повреждения, после чего

"Карлсруэ" совершил переход до главной базы ВМФ США на Западном побережье Сан-Диего. Там немецкий корабль был поставлен в док для ремонта тех повреждений, которые оказались не под силу экипажу. Только 17 апреля он вновь вышел в море, но программу похода пришлось сократить. Крейсер взял курс на Панамский канал, и после стоянки в Бальбоа с 27 апреля по 2 мая направился через Атлантический океан домой, без традиционного захода в порты Восточного побережья. 8 июня рейс завершился на стоянке Шиллиг. "Карлсруэ" вновь подвергся нескольким инспекторским проверкам, а 11 июня его посетил Гитлер.

На следующий день корабль прошел Кильским каналом и после высадки кадетов во Фленсбурге прибыл в Киль, на завод "Дойче Верке". С 22 июня по 9 сентября рабочие и инженеры пытались ликвидировать последствия тихоокеанского шторма. Специалисты констатировали, что прочность корпуса "Карлсруэ" значительно ослаблена, и он может не пережить второго такого "приключения". Поэтому в дальнейшем предполагалось использовать его только в качестве учебного корабля в отечественных водах. В течение 1936 г он был вынужден еще раз посетить завод в Киле.

В конце года последовали обычные учения, в ходе которых "Карлсруэ" применялся, в частности, в качестве учебной цели при торпедных стрельбах и сам стрелял торпедами. Однако в декабре гражданская война в Испании потребовала присутствия всех боеспособных германских кораблей в южно-европейских водах.

Приняв топливо в Эль-Ферроле в первый день нового, 1937 г, крейсер проследовал в Гибралтарский пролив, посетив Мелилью и Танжер. Вторая неделя месяца пришлась на крейсерство у берегов Португалии, продолжившееся после кратковременного захода в Танжер с 14 по 19 января. 19 января "Карлсруэ" бросил якорь у мыса Трафальгар, а 21-го перешел на рейд Ла- Коруньи. Теперь в качестве района действий ему назначили северо-западные воды Испании, где он и совершал краткие переходы между Ферролем, Ла- Коруньей и Сан-Себастьяном. 19 февраля крейсер взял курс на Германию, а спустя 3 дня он уже стоял у своего буя А-6 в Кильской бухте.

После короткого "косметического" ремонта и приема снабжения последовали маневры в Балтийском море с участием флотилии подводных лодок "Зальцведель" (различные крейсера типа "К" неоднократно служили учебными целями для этой флотилии). Учения продолжились с апреля по май, после чего 8 мая крейсер перешел на Северное море, в Вильгельмсхафен. После коротких упражнений с флотом он вернулся на Балтику, где в конце мая состоялись боевые стрельбы главным и зенитным калибрами, с 24 мая по 1 июня "Карлсруэ" прошел докование в Киле и продолжил упражнения. Однако состояние корпуса после тихоокеанского шторма продолжало внушать некоторые опасения, и в середине июня крейсер снова побывал в доке фирмы "Дойче Верке". Профилактический осмотр был проведен перед кратким походом в испанские воды. 17 июня крейсер покинул Киль, 21-го принял в Эль-Ферроле топливо и питьевую воду, и встал на якорь в бухте Лагос. 19 июня "Карлсруэ" вновь миновал Ла-Манш и вернулся на родину.

В середине июля состоялись очередные учебные стрельбы на Балтике, после которых крейсер вновь был переброшен на Северное море, где учения продолжились остаток июля и август. В сентябре "Карлсруэ" снова оказался в Балтийском море, где в конце месяца состоялись флотские маневры. Остаток осени также прошел в череде упражнений в обоих морях - Северном и Балтийском. Корабль совершал переходы с театра на театр как по Кильскому каналу, так и проливами Скагеррак и Категат. В конце декабря состоялись учебные торпедные стрельбы, в которых целью для "Карлсруэ" служил "систершип" "Кельн". Учения и маневры продолжились и в начале 1938 г, хотя их интенсивность в зимний период несколько упала.

20 мая крейсер был выведен из состава действующего флота. Он был избран в качестве первого объекта для серьезной модернизации, которую предполагалось осуществить для всех крейсеров типа "К". В ее ходе намечалось устранить недостатки конструкции, связанные с .недостаточной продольной прочностью корпуса. Порядок проведения работ на отдельных кораблях был определен в конце 1937 г. Первоочередность переоборудования "Карлсруэ" была связана в частности с необходимостью окончательно ликвидировать последствия тихоокеанского шторма.

Работы, начавшиеся в июне 1938 г; по плану должны были завершиться 1 июля следующего, 1939 г. Хотя формально срок удалось выдержать, но достроечные операции затянулась, и начало мировой войны "Карлсруэ" встретил в небоеготовм состоянии. Технически готовый к службе 13 ноября 1939 г, он долго не мог пройти необходимых испытаний, поскольку воды Северного моря стали небезопасными, а планировавшийся выход в Атлантику для проверки прочности усиленного корпуса оказался вообще невозможным. Затем наступила суровая зима 1939/40 гг, и пробы машин пришлось перенести на весну. В начале 1940 г состоялось несколько коротких выходов в центральную часть Балтийского моря - для контроля за нейтральным судоходством. Затем крейсер вновь попал на завод, где работы продолжались до конца февраля. На корабле теперь находился совершенно новый экипаж, членам которого также требовалось время для адаптации к кораблю - и друг к другу. По сути дела, "Карлсруэ" так и не находился в полностью боеготовом состоянии в марте 1940 г, когда он был переведен в Везермюнде для подготовки к намечающейся операции. Для "Учений на Везере" - захвата Норвегии и Дании требовалось участие всех кораблей Кригсмарине, вне зависимости от степени их боевой готовности.

"Карлсруэ", находившийся теперь под командованием капитана цур зее Риве, стал флагманом небольшой группы, предназначенной для захвата Кристиансанна - военно-морской базы в на крайнем юге Норвегии. Кроме крейсера, в состав соединения входили три миноносца ("Грайф", "Лухс" и "Зееадлер"), 7 торпедных катеров 2-й флотилии и их хорошо оборудованная плавбаза "Циндао". Силы десанта включали батальон пехоты и артиллерийский дивизион. Задача представлялась относительно легкой: из всех пунктов высадки Кристиансанн находился ближе всего к германским портам. Однако порт имел весьма серьезную береговую оборону; немцам было также известно, что в нем базируются легкие силы норвежских ВМФ.

7 апреля все единицы группы приняли войска и снабжение, и рано утром следующего дня покинули Везермюнде. В первой половине дня стояла отличная погода, что вряд ли радовало германских моряков, напряженно ожидавших обнаружения британскими самолетами или подводными лодками. Однако к середине дня видимость уменьшилась и на море спустилась дымка - признак близкой полосы тумана. Около 5 часов вечера туман окутал корабли, а видимость не превышала 5 кабельтовых. Это затруднило сосредоточение кораблей боевой группы, намечавшееся на 18:00, а фактически закончившееся только после полуночи. При этом потерялся "Грайф", который Риве уже просто не имел времени ждать. Туман на рассвете хотя и несколько уменьшился, но все же оставался весьма густым, и берег, открывшийся в 6 утра, появился неожиданно. Командир "Карлсруэ" приказал катерам приблизиться к крейсеру и принять войска для десанта. Над судами появился норвежский гидросамолет, впрочем, быстро удалившийся. Риве предположил, что внезапность окончательно утеряна: его отряд и так запаздывал на час против графика; высадка в других портах Норвегии уже развернулась вовсю.

Первоначально немецкой операции в этом районе сопутствовала удача. Следовавший самостоятельно "Грайф" без сопротивления высадил роту самокатчиков в порту Арендаля, к востоку от Кристиансанна. Теперь наступила очередь "Карлсруэ". Крейсер медленно, в густом тумане, вошел во фиорд, ориентируясь на непогашенный маяк Гронинген. Впереди лрямо по курсу лежал скалистый остров Оддеро - ключ обороны военно- морской базы. Всего норвежцы имели в районе Кристиансанна четыре 2-3-орудийных батареи калибром 150-210 мм, однако наибольшую опасность представляли именно батареи Оддеро, поскольку остров неходился непосредственно перед портом - обойти его было невозможно. Дополнительные неприятности заключались в том, что орудия располагались высоко на скалах (до 60 м над уровнем воды), а "Карлсруэ" мог идти только прямым курсом на них, используя лишь свою носовую трехорудийную башню. Для крейсера складывалась чрезвычайно опасная, если не сказать безнадежная ситуация, если бы норвежцы оказались вполне готовыми к бою. .

В тот же момент в залив входил торговый пароход, и Риве решил использовать его в качестве прикрытия от возможного обстрела. Однако приблизившись, он с удивлением обнаружил, что это немецкий "Сиэтл", завершающий рейс из Всет-Индии! От идеи пришлось отказаться, но и далее военные корабли и грузовое судно продвигались к порту рядом друг с другом.

В 6:32, когда туман окончательно рассеялся, норвежские орудия открыли огонь. Первый же залп лег у носа "Карлсруэ", который ответил 3 минуты спустя. Тут же новый залп накрыл корабль, и Риве немедленно повернул на обратный курс, увеличивая дистанцию и вводя в действие обе кормовые башни. Дистанция в этот момент составляла 35-40 каб. Узкий фарватер не позволял долго держаться в секторе обстрела всей артиллерии крейсера, и через несколько минут "Карлсруэ" оказался вновь в исходной точке. В это время появилось подкрепление с воздуха: прибывшие на место действия немецкие бомбардировщики сбросили бомбы на Оддеро. Не обошлось и без конфуза. Одна из бомб попала в "Сиэтл", как раз дошедший до острова. Дым и разрывы закрыли весь остров, и командир "Карлсруэ" решился на вторую попытку. В воздух для корректировки поднялся корабельный "Арадо", а крейсер открыл огонь из носовой башни, двигаясь на этот раз с большей скоростью. Однако батарея "ожила" и вновь накрыла свою цель. Дистанция сократилась настолько, что немецкие орудия даже теоретически не могли попасть в находившиеся "над головой" орудия. Риве пришлось во второй раз повернуть на 16 румбов, прикрывшись дымзавесой. Во время "второго подхода" крейсер вел огонь в течение 17 минут, не причинив норвежцам никакого урона.

Убедившись, что борьба с батареей на курсах подхода- отхода не имеет никаких шансов, командир "Карлсруэ" решил отойти ко входу в залив, и, двигаясь галсами параллельно берегу, стрелять с большой дистанции из всех трех башен, надеясь поразить пушки норвежцев навесным огнем, или, хотя бы отвлечь на себя стрельбу. Миноносцы должны были в это время попытаться форсировать фиорд и высадить войска. Одновременно "наверх" последовал запрос на авиационную поддержку.

За следующие 40 минут (с 7:50 до 9:30) "Карлсруэ" обстреливал батарею с дистанции 60-65 кабельтовых - без видимого успеха. Затем внезапно опустился туман, и огонь пришлось прекратить. Только примерно через час крейсер возобновил стрельбу и двинулся к входу в фиорд - в третий раз. Хотя норвежцы не прекращали отвечать, их огонь становился все более редким и беспорядочным. Сказались последствия бомбардировки с воздуха и с моря, а также общее воздействие длившихся уже 4 часа военных действий на совершенно не готовых к этому норвежских артиллеристов. Крейсер поджидала другая опасность: он едва не наткнулся на скалы в не до конца рассеявшемся тумане. Пришлось возобновить переброску десанта на катера. Около 11 часов утра миноносцы и катера наконец закончили прием людей с "Карлсруэ" и "Циндао" и вошли в окутанный дымом и туманом залив.

Здесь немецкая операция повисла буквально на волоске. В Кристиансанне находилась хотя и не самая большая, но наиболее пригодная к действиям против десанта часть норвежского флота: новые миноносцы "Один" и ’Тиллер", имевшие на вооружении по два 102- мм орудия и четыре 533-мм торпедных аппарата и способные развить свыше 30 узлов, и две подводных лодки "В-2" и "В-5" (четыре 457-мм аппарата), хотя и устаревшие, но вполне пригодные для действий рядом со своим портом. Эти силы вполне могли отразить высадку с двух миноносцев и торпедных катеров, а при удачном стечении обстоятельств - потопить "Карлсруэ". Обе подводные лодки получили приказ еще до начала действий со стороны Германии - выйти в море в 5:00 9 апреля.


Захват Кристиансанна 9 апреля 1940 г.

Реально от причала отвалила только "В-5", но ее командир при первых же залпах батареи Оддеро погрузился на 40-м глубину (благо фиорд позволял это сделать) и находился там в течение нескольких часов. На второй лодке при погружении вышел из строя гирокомпас, чего для ее командира показалось достаточным, чтобы отказаться от выхода и отправиться на ремонтный завод. Не лучше повел себя и командир Тиллера", оставивший свой корабль у причала и отправившийся звонить по телефону в штаб на предмет дальнейших распоряжений. В общем, ни один норвежский боевой корабль не сделал никакой попытки оказать сопротивление. Германские солдаты и морская пехота благополучно высадились на Оддеро, заняв оставленную батарею, а еще через полчаса десант с миноносцев занял порт. Норвежские потери - 2 убитых и столько же раненых - ясно характеризуют нерешительность сопротивления.

Вернувшись к участию в операции "Карлсруэ" следует отметить, что крейсер, в сущности, своей задачи не выполнил. Несколько более жесткое сопротивление позволило бы полностью сорвать захват Кристиансанна, а более точная стрельба норвежцев и участие в бою их миноносцев и лодок (которые, по собственной версии, не были до конца уверены, что имеют дело с немцами, а не с английским кораблями!) могли уготовить легкому крейсеру ту же судьбу, что и "Блюхеру", уже несколько часов лежащему на дне Осло-фиорда.

Однако - победителей не судят. "Карлсруэ" в течение дня разгружал снабжение и остатки войск. Теперь перед ним стояла, казалось бы, совсем простая задача: не задерживаясь до утра (чтобы не попасть под возможные удары английской авиации) уйти обратно в Германию. В 19:00 крейсер в сопровождении всех трех миноносцев ("Грайф" к тому времени прибыл в Кристиансанн) вышел из порта, а через 15 минут уже находился на выходе из фиорда. Достигнув открытого моря, корабль развил скорость 21 узлов и двинулся зигзагом на юг. Однако поход его продлился недолго.

Между южной Норвегией и Гельголандской бухтой позицию занимали сразу две британские подводные лодки, "Траэнт" и "Трайдент". Пока Норвегия оставалась нейтральной, англичане могли доволь-но безопасно перемещаться в глубоководном районе перед входом в датские проливы, еще не пере-гороженном минными заграждениями. Командир первой из указанных лодок, лейтенант-коммандер Хатчисон, заметил в надвигающихся сумерках на дистанции около 10 миль германский крейсер, правильно определенный им как корабль типа "К", и 3 эсминца, которые на деле были миноносцами эскорта, имевшими очень похожие на "маасы" силуэты. Новые лодки типа "Т", вступившие в строй непосредственно перед войной, имели самый мощный в британском флоте носовой залп (10 труб), и Хатчисон решил использовать его в полной мере. Хотя на зигзаге крейсер вышел из наиболее удобной для атаки позиции, "Траэнт" произвел полный залп с дистанции 3000 м несколько вдогонку. Шесть торпед имели установку на 3,5 м, две - на 3 м, а еще две на 2,5 м. Сразу после атаки лодка ушла на глубину, преследуемая миноносцами эскорта.

Но свое дело она сделала. Хотя на "Карлсруэ" заметили следы четырех торпед с правого борта около 20:00 и Риве приказал дать полный вперед, надеясь успеть пересечь их курс, крейсер получил попадание. На "Труанте" и даже находившемся неподалеку "Трайденте" отчетливо слышали три взрыва, тогда как немцы считают, что "Карлсруэ" получил только одну торпеду. По характеру полученных повреждений скорее всего это именно так, хотя нельзя полностью исключить случай попадания двух торпед в смежные отсеки - помещение вспомогательных механизмов (отсек VI) и отсек крейсерских турбин (отсек V). Большая часть трюмного персонала, находившегося в этих помещениях, оказалась убитыми силой взрыва или ошпаренными паром, вырвавшимся из разорвавшегося холодильника правого борта. Уцелевшим пришлось спешно покинуть помещения, быстро заполнившиеся смесью забортной воды и нефти из пробитых цистерн двойного дна. Располагающиеся позади отсека крейсерских турбин помещения главного рулевого привода и 1-го генераторного отделения также вскоре оказались затопленными. Выход из строя половины мощности электроэнергетики заставил фактически прекратить откачку воды. Постепенно затопления распространились в отделение вспомогательных машин левого борта, затем - в помещение главных турбин и котельное отделение N 1. "Карлсруэ" замер на поверхности моря, имея крен 12°.

Недостаточная выучка экипажа привела к столь нехарактерной для немецких кораблей неразберихе и даже панике. Несмотря на то, что крейсер находился в опасной зоне, значительная часть свободного от непосредственного несения вахты персонала отдыхала после трудного дня. В число "отпускников" попала даже аварийная партия! В момент взрыва в своих каютах находился и старший офицер, корветтен-капитан Дювель, и главный трюмный механик. Хотя непосредственно в результате взрыва из строя вышли только турбины и половина электроэнергетики, а котельные отделения остались в исправности, также как генераторные отделения N 2 и 3, практически никаких попыток ввести в действие электрооборудование так и не было предпринято. Последующее расследование показало, что частично причиной явились мелкие конструктивные недостатки. В частности, паровые клапаны турбогенераторов закрылись в момент удара, и в полузатопленном помещении их не удалось открыть, хотя сами генераторы теоретически могли работать и в таких условиях.

Все же положение "Карлсруэ" нельзя было назвать полностью безнадежным. Хотя, по последующим расчетам, корабль принял от 2300 до 3000 т воды (что составляет почти половину его водоизмещения), затопления распространялись симметрично и не дали опасного крена. Но по тем же расчетам скорость откачки составляла не более 30 т воды в минуту, тогда как через пробоины ее поступало почти в 2 раза больше. Видя, что его корабль медленно погружается, Риве подозвал миноносцы эскорта, и в 20:45 "Зееадлер" и "Лухс" приняли большую часть экипажа, а примерно через полчаса на "Грайф" перебрались остальные его члены. В числе последних покинул "Карлсруэ" его командир. Два миноносца, перегруженные спасенными с крейсера, отправились в Киль, а "Грайф" в 22:50 выпустил в "Карлсруэ" две торпеды. Первая попала в носовую часть, а вторая - в середину корпуса, за передней мачтой. Они сделали свое дело: корабль пошел на дно почти на ровном киле, носом вперед.

Расследование, предпринятое по инициативе командующего разведывательными силами адмирала Шмундта, основную ответственность за недостаточную эффективность спасательных мер возложило на старшего офицера. Ему вменялось в вину, что вместо того, чтобы руководить работами из неповрежденного центрального поста, он пытался сам добраться до поврежденных отсеков, потеряв немало времени, но так и не выяснив ситуации. По его же рекомендации, исходившей из неверной (по мнению комиссии) оценки состояния крейсера, командир принял решение покинуть корабль и добить его торпедами. В итоге гибель судна приписывалась главным образом плохой обученности экипажа и неудачной борьбе за живучесть.

С таким выводом трудно полностью согласиться. Состояние корабля, потерявшего примерно половину запаса плавучести, и продолжавшего принимать 500-1000 т в час, можно оценить как безнадежное. Удачного попадания даже одной британской торпеды, содержавшей 340 кг тротила, могло быть вполне достаточно для лишенного, несмотря на модернизацию, подводной защиты 6000-тонного крейсера легкой постройки. Кроме того, часть ответственности должно принять на себя и немецкое командование, так и не пытавшееся задействовать в операции "Везерюбунг" многочисленные и мощные германские спасательные суда, которые могли бы изменить ситуацию, возникшую на борту "Карлсруэ".

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.139. Запросов К БД/Cache: 3 / 1