Глав: 17 | Статей: 33
Оглавление
Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

История службы. "КЕЛЬН".

История службы. "КЕЛЬН".

Строившийся на верфи ВМФ в Вильгельмсхафене легкий крейсер "D" ("Эрзац "Аркона") получил название "Кельн" - имя, которое до него носили два крейсера. На церемонии спуска, состоявшейся 23 мая 1928 г, присутствовала вдова командира первого "Кельна", фрегаттен-капитана Майдингера, погибшего с большинством своей команды в неравном бою с англичанами в Гельголандской бухте 28 августа 1914 г. По традиции в спуске участвовал бургомистр "титульного" города Конрад Адэнауэр, впоследствии первый канцлер ФРГ, а также представители руководства флота: адмирал Зенкер, вице адмирал БауЭр и директор верфи контр-адмирал Франц. Руководил церемонией военный министр Веймарской республики Гренер.

Достройка корабля наплаву велась довольно быстро для мирного времени, и 15 января 1930 г крейсер формально был готов к службе. Рядом с ним борт к борту встал исключаемый из списков старый крейсер "Амазоне", команда которого перешла на "Кельн" и составила основу его экипажа. Первый командир нового корабля, фрегаттен-капитан фон Шредер, обратился к своим людям с пространной речью, восхвалявшей подвиги первого "Кельна". Затем флаг и вымпел на "Амазоне" были спущены, а на "Кельне" - подняты. Новая боевая единица вступила в строй. Третий крейсер с этим именем в отличие от первого, погибшего в самом начале 1 -й мировой войны в неравном бою с британскими линейными крейсерами в Гельголандской бухте, оказался удивительно везучим кораблем; он избежал всех неприятностей, выпавших на долю его "систершипов", и дожил до конца войны.

4 февраля "Кельн" вышел на ходовые испытания в устье р.Яде, продолжавшиеся 4 дня. Затем корабль на месяц вернулся на завод, а 3-го марта пробы продолжились. 8 марта крейсер вышел в свой первый поход, впрочем, весьма непродолжительный: он прошел Кильским каналом на базу в Киле, где с новой единицей ознакомился командующий разведывательными силами контр-адмирал Гладиш, и 21-го через датские проливы вернулся в Вильгельмсхафен. 3 и 4 апреля продолжились пробные пробеги, а на следующий день крейсер вновь проследовал каналом Кайзера Вильгельма в Киль, обосновавшись там у бочки А-6.

Весь апрель и большую часть мая на Балтике проходили официальные ходовые испытания: 7 апреля - шестичасовые на 15 узлах, 14-го - трехчасовой пробег на 29 узлах и пробег той же продолжительности на максимальной скорости 31 узел. Затем последовала серия б-часовых испытаний: 15 апреля - 24-узловой скоростью, 6 мая - 15-узловой, на следующий день - 25- узловой, и 20 мая - при 20-узловом ходе. Завершилась серия 12-часовым походом под дизелями при экономической скорости 10 уз. Пробег на мерной миле в Данцигской бухте 11 апреля показал максимальную скорость 32,23 узла, а 25 апреля крейсер развил еще больший ход - 32,5 узла.

Параллельно ходовым испытаниям происходила обкатка остальных систем корабля. В частности, 23 и 24 апреля состоялись первые артиллерийские стрельбы главным и 88-мм зенитным калибрами.

Конец мая, июнь и июль продолжались испытания, перемежаемые частыми переходами из Северного моря на Балтику и обратно. С 30 июня по 3 июля прошли первые торпедные стрельбы, а 28 июля крейсер уже сам послужил целью для учебных торпед других кораблей флота. 3 августа корабль поступил в распоряжение учебного артиллерийского отряда. Большую часть месяца он простоял в Кильской бухте; только в конце месяца состоялись учебные стрельбы и двухдневный визит в Копенгаген.

5 сентября "Кельн" прибыл в Вильгельмсхафен и на следующий день отправился на построившую его верфь для дооборудования и ликвидации выявленных дефектов. Этот процесс затянулся ровно на месяц. С 7 октября начались заводские испытания, завершившиеся через три дня, а 28 числа крейсер покинул Вильгельмсхафен, отправившись в Атлантику через пролив Ла-Манш. 10 ноября "Кельн" бросил якорь у о-вов Зеленого мыса, где он встретился со своим "систершипом" "Карлсруэ", возвращавшимся из своего первого дальнего плавания. Оба крейсера проследовали в Сента-Крус-де-Тенерифе, куда прибыли 17 ноября. 22 числа того же месяца два однотипных корабля синхронно подняли якоря и двинулись в Испанию. После короткой стоянки в Виго "Кельн" отправился домой и 5 декабря прибыл в Вильгельмсхафен.

В последний день 1930 г крейсер стал на профилактический ремонт в док N 5, из которого вышел только через полтора месяца. Вновь потянулись месяцы рутинных упражнений в обоих морях, прилегающих к побережью Германии, с постоянными переходами Кильским каналом. 19 мая в Кильской бухте собрался почти весь германский военный флот; на следующий день там состоялся большой парад, завершившийся общим салютом из орудий всех кораблей. К этому празднику, в котором участвовал германский президент, приурочили спуск на воду первого "карманного линкора" "Дойчланд". После парада "Карлсруэ" вернулся в Вильгельмсхафен, где начал подготовку к летнему зарубежному походу.

14 июня 1931 г он вышел к норвежским берегам, а через 2 недели уже участвовал в учениях флота, охвативших Северное и Балтийское моря и датские проливы. С конца июля крейсер приступил к индивидуальным упражнениям, а в августе послужил учебной целью для миноносцев 1-й и 2-й флотилии в Любекской и Мекленбургской бухтах. Только 21 августа он вернулся обратно в Вильгельмсхафен. После двухнедельной стоянки последовал краткий поход в Балтику, а к 21 сентября "Кельн" вновь в Вильгельмсхафене, на этот раз для ремонта. Почти весь октябрь крейсер простоял в доке N 4. 3 ноября его посетил адмирал Редер, наблюдавший за послеремонтными испытаниями. После короткий учений на рейде 14 ноября корабль отправился через датские проливы в Балтийское море, где провел торпедные стрельбы. В декабре он уже сам послужил учебной целью на упражнениях в Кильской бухте. 17 декабря "Кельн" вновь оказался в Вильгельмсхафене, в доке N 4, где и пробыл до конца года.

7 января 1932 г он вышел из Вильгельмсхафена для упражнений в Атлантике. Достигнув Лас-Пальмас, где "Кельн" простоял с 15 по 21 января, крейсер вернулся в свою базу. В феврале и марте состоялись 3 "переброски" из Северного моря на Балтику и обратно. С 30 марта в Кильской бухте "Кельн" проводил очередные артиллерийские стрельбы, завершившиеся инспекторским смотром. На апрель крейсер был приписан к учебноартиллерийскому отряду, а в мае стал учебной целью при торпедных стрельбах, чередуясь с другими крейсерами и сам проводя торпедные стрельбы. 11 мая он вернулся в Вильгельмсхафен.

На следующие полтора месяца команда и корабль получили относительный отдых: учения проходили в Кильской бухте, причем крейсер редко снимался с якоря. 28 мая на нем приспустили флаги в память умершего в этот день бывшего командующего Флотом Открытого моря адмирала Хиппера. А за 2 дня до этого на борту собралась необычная компания - верхушка национал- социалистической партии во главе с Адольфом Гитлером. Так проводился съезд местной организации в Вильгельмсхафене, имевшей тесные контакты с командой крейсера. Флотское начальство устранилось от участия в подобной демонстрации, однако будущий фюрер был принят со всем почетом.

С 16 по 23 июня "Кельн" вновь находился в доке, после выхода из которого 28 июня покинул Вильгельмсхафен. Его курс лежал через Скагеррак в Балтийское море, в котором начались летние упражнения и маневры. На артиллерийских стрельбах в Кильской бухте 17 августа присутствовали адмирал Редер и главный инспектор флота. 25 августа крейсер прибыл обратно в Вильгельмсхафен, и после короткой стоянки принял участие в осенних маневрах флота. 9 сентября его вновь посетил адмирал Редер, а 13 чиста того же месяца "Кельн" выполнил печальную миссию, предав морю урну с прахом умершего адмирала Зенкера. После пополнения запасов в Вильгельмсхафене 16 сентября, он на следующий день отбыл к берегам Норвегии, где 18-го посетил Ставангер, возвратившись затем к флоту, продолжавшему маневры в Северном море до 20 сентября. По возвращении крейсер снова удостоился чести посещения Редером, который стал постоянным гостем на "Кельне". 25 октября корабль вновь был поставлен в док N 4 верфи ВМФ в Вильгельмсхафене. На этот раз ремонт протекал всего 2 с небольшим недели, и 11 ноября "Кельн" проследовал во Фленсбург, затем в Киль, прошел вдоль балтийского побережья Восточной Пруссии, и, зайдя вновь в Киль, вернулся в Вильгельмсхафен. Последовало новое непродолжительное докование, в ходе которого крейсер был признан готовым к первому продолжительному зарубежному походу.

8 декабря 1932 г "Кельн" покинул свою базу и через Ла-Манш направился к первой цели своего путешествия - Испании. Войдя в Средиземное море в последний день 1932 года, он 2 января 1933 г прибыл в Мессину, где пробыл 12 дней. 17 января крейсер вошел в порт Александрии, и после короткой стоянки прошел Суэцким каналом в Красное море. Следующим пунктом для остановки был выбран Мадрас, где стоянка продолжалась с 8 по 17 февраля. Затем "Кельн" направился к берегам Суматры, пробыв в Сабанге с 20 февраля по 1 марта. На следующий день крейсер впервые в своей истории пересек экватор, по поводу чего на борту состоялось обычное в таких случаях празднование. 5 марта - следующая стоянка, в порту столицы Голландской Ост- Индии Танджун-Приоке. 9 марта был пересечен южный тропик, а 11 крейсер прибыл в австралийский порт Фримантл. Обогнув Австралию с юга, он посетил все важнейшие порты южного побережья материка: Аделаиду (стоянка с 22 по 30 марта), Порт-Филипп (1-10 апреля), Мельбурн (10-19 апреля и 21-24 апреля) и Хобарт (28 апреля - 4 мая). Проведя с 24 по 28 апреля артиллерийские и торпедные учения, "Кельн" направился в крупнейший город Австралии - Сидней, где пробыл 10 дней, с 6 по 16 мая. После австралийского материка его путь пролегал через Тихий океан на острова Фиджи (23-29 мая), затем - в центр бывших германских владений Рабаул (7-16 июня). 16 июня он во второй раз пересек экватор, а 20-го бросил якорь в гавани Апра на о.Гуам. 29 июня "Кельн" прибыл в город Кобэ в Японии, где с 3 по 5 июля было проведено краткое докование. Дальнейший путь пролегал через Внутреннее море Японии, Симоносекский пролив и вдоль побережья Китая. 20 июля в море был опущен венок в память о погибшей в 1896 г во время тайфуна канлодке "Илтис". С 21 по 31 июля крейсер пробыл в бывшей немецкой базе - городе Циндао. 26 июля на корабле приспустили флаги на 1 час в память об отце первого командира "Кельна", адмирала фон . Шредера, прозванного "Львом Фландрии". После посещения Шанхая (2-14 августа) "Кельн" двинулся в обратный путь. 21 августа он пересек экватор, посетил индонезийский порт Макассар, острова Флорес и Ломбок, и, зайдя в Сингапур, проследовал Малаккским проливом, взяв затем курс на Цейлон. 2 октября крейсер бросил якорь в бухте Коломбо, откуда после недельной стоянки взял курс на родину. На обратном пути он вновь прошел Суэцким каналом, после чего зашел в б.Суда на Крите, где встретился с однотипным "Карлсруэ", также находившимся в заграничном плавании (27 октября - 7 ноября). Посетив о.Корфу и Таранто, "Кельн" прошел Мессинским и Гибралтарским проливами в испанский порт Виго, где состоялась следующая продолжительная остановка (30 ноября - 7 декабря), а 11 декабря встал на якорь в бухте Шиллинг, завершив свое путешествие. После традиционных инспекторских проверок комиссиями и высшими чинами флота, включая адмирала Редера, крейсер "завез" кадетов во Фленсбург и встал на кратковременное докование в Вильгельмсхафене.

После проб, состоявшихся 22 марта 1934 г вблизи Гельголанда, команда крейсера занялась рутинными работами, приводя его в боеспособное состояние после ремонта. Остаток марта, апрель и первые дни мая "Кельн" провел в узком треугольнике Германской бухты. 4 мая он прибыл В Балтийское море, где 13-го в Свинемюнде состоялся флотский парад. В начале июня он вернулся на Северное море и начал подготовку к походу в Атлантику вместе с "карманным линкором" "Дойчланд". Пройдя Ла- Манш 10 июня, он 15-го бросил якорь на рейде Фуншала, с 22-го по 25-е посетил Лиссабон и вернулся в Вильгельмсхафен 9 июля. Не задерживаясь на главной базе флота, крейсер проследовал каналом Кайзера Вильгельма в Киль. 26 и 27 июля на борту "Кельна" находился новый рейхсканцлер Адольф Гитлер, наблюдавший за стрельбами в коротком походе вдоль берегов Восточной Пруссии. Проведя почти весь август в Киле, "Кельн" 31 августа вернулся в Вильгельмсхафен, а 27 сентября стал на ежегодный ремонт в доке N 5 верфи ВМФ, из которого вышел 8 ноября. Работы на борту продолжались до конца ноября, а в декабре крейсер совершил несколько небольших пробных выходов в Гельголандскую бухту. Относительно праздное существование в Вильгельмсхафене завершилось 20 января 1936 г. На следующий день "Кельн" прошел в Балтийское море, где и пробыл до 13 февраля. Однако напряженный ритм первых лет службы теперь сменился относительно неторопливыми учебными мероприятиями в море, перемежаемыми длительными стоянками в Вильгельмсхафене или балтийских портах. Только 15 апреля корабль вышел в короткий атлантический поход - через португальский порт Фуншал до бухты Лагос, где он пробыл с 29 апреля по 3 мая. Поход был непродолжительным - 8 мая 1936 г "Кельн" вернулся в Вильгельмсхафен. Простояв неделю в "своем" порту, крейсер перешел на Балтику, где участвовал в различных учениях и мероприятиях до середины июня. После очередной недельной стоянки в Вильгельмсхафене - вновь Балтийское море и учения.

В конце июля настал черед "Кельна" отправляться в Испанию для участия в фактической блокаде республиканского побережья. 29 числа он прибыл в бухту Хихона, на следующий день осмотрел Сантандер; далее его путь лежал в Португалет (31 июля - 4 августа) и Сан- Себастьян (5 августа), после чего крейсер вновь осмотрел Португалет и Хихон. После однодневного захода в Ла- Корунью германский "наблюдатель за нейтралитетом" в очередной раз осмотрел подходы к северному побережью Испании и 26 августа вернулся в Вильгельмсхафен. 3 сентября последовал заход в док N4, затем пробы машин и очередные ремонтные работы на борту. Поздним утром 3 октября офицеры и команда крейсера наблюдали за внушительным зрелищем - спуском на воду нового линкора "Шарнхорст". А спустя 2 суток "Кельн" вновь взял курс на Испанию. Как и другие германские корабли, "Кельн" развил там высокую активность, посетив до конца октября 14 портов и стоянок в северо-западной и северной Испании. В ноябре продолжилась столь же напряженная служба, в ходе которой 13 ноября имело место рандеву в Атлантике с "Нюрнбергом", 15-го - с "Лейпцигом", а 16-го вновь с "Нюрнбергом" и "карманным линкором" "Дойчланд". Немецкие корабли просто заполонили этот уголок океана: 23 ноября "Кельн" крейсировал вместе с миноносцем "Илтис", 25 встретился с другим "карманником" - "Адмиралом Шеером", а 28-го - вначале с миноносцами "Зееадлер" и "Альбатрос", а затем с однотипным "Кенигсбергом". 30 ноября 1936 г "Кельн" миновал Ла-Манш и возвратился в Германию.

После недельного ремонта в доке в Вильгельмсхафене в начале декабря и более продолжительного - на заводе "Дойче Верке" в Киле, крейсер вновь взял курс в испанские воды. 10 января 1937 г он прибыл в Эль- Ферроль, куда подошел его "систершип" "Кенигсберг". Следующие два дня "Кельн" крейсировал в Атлантике, где во второй половине дня 11 января встретился с другим однотипным крейсером - "Карлсруэ", за чем последовали осмотры побережья. Отдых наступил только 24 января, когда корабль зашел в Кадис на четырехдневную стоянку. 26 января туда же подошел "Адмирал Граф Шпее". 29 января "Кельн" перешел в район Танжер-Алхесирас, где простоял на рейде и в порту до 3 февраля. На следующий день состоялось возвращение в Кадис и новая встреча с "карманным линкором" - на сей раз с "Дойчландом". После недолгой стоянки "Кельн" возвратился в зону Гибралтаского пролива, где с краткими заходами в Малагу и Кадис прокрейсировал до 19 февраля. 21 числа того же месяца он двинулся на север и прибыл для пополнения запасов в Эль-Ферроль. Последующее крейсерство в Бискайском заливе продлилось до 9 марта, когда "Кельн" вновь на несколько дней оказался в Ферроле перед возвращением в Германию. Крейсер без остановки проследовал в Киль, где 15 марта встал на двухмесячный ремонт на заводе "Дойче Верке".

Вышедший с завода 12 мая "Кельн" в течение недели занимался приемом боеприпаса, сданного на берег перед началом работ. Ему предстоял новый поход в Испанию. Пройдя 7 июня Кильским каналом, крейсер 10-го прибыл в Эль-Ферроль, ставший фактически главной базой германских ВМФ в испанских водах. 12 июня в бухте Лагос собрались , помимо "Кельна", карманный линкор "Дойчланд" и несколько германских миноносцев.

Активность немецкого флота в Испании летом 1937 г достигла своего пика. Зоной его действий стал в основном район Гибралтарского пролива, где "Кельн" действовал весь июнь совместно с "Шеером", "Дойчландом", своими "систершипами" "Карлсруэ" и "Нюрнбергом", а также практически всеми миноносцами послевоенной постройки. Там крейсер провел весь июнь, наконец бросив якорь 30-го июня в Кильской бухте. В июле последовал ремонт на заводе "Дойче Верке", кратковременные испытания в Северном море (27-30 июля) и новый поход в Испанию.

3 августа 1937 г "Кельн" опять бросил якорь в Лагосской бухте, где уже стояли "Шпее", "Нюрнберг" и 2 миноносца. С 11 по 14 августа он обследовал западную часть Средиземного моря до Италии. 14-го состоялся заход в Ливорно, где крейсер простоял трое суток, за которым последовало возвращение в бухту Лагос (21 августа), в которой на сей раз обосновался другой "карманный линкор", "Адмирал Шеер", 3 миноносца и 3 подводные лодки. Там "Кельн" простоял до 28 августа, изменив затем место стоянки на рейд Танжера. Следующий выход в море состоялся 1 сентября; он продлился всего 2 дня, после чего крейсер вновь "отстаивался" в Ла-Корунье, бухте Лагос, Танжере и Кадисе. В конце сентября "Кельн" посетил Лиссабон (30 сентября - 4 октября) и пошел в Эль-Ферроль (5 октября). Посещение этой базы служило признаком быстрого возвращения на родину. Действительно, 20 октября крейсер прибыл в Киль, где незамедлительно встал на неделю в док N 6.

Остаток 1937 года "Кельн" провел в учениях на Балтике, а в конце января следующего года снова встал на двухнедельный ремонт все в тот же док N 6 фирмы "Дойче Верке" в Киле. В марте последовали маневры в Северном море и короткий поход в норвежский порт Кристиансанн. Далее "Кельн" ждал более продолжительный ремонт - сначала в Киле (13-16 марта), а затем в доке N 4 в Вильгельмсхафене (по 30 апреля). После возвращения в Киль в начале мая состоялись пробные артиллерийские стрельбы, продолжившиеся 17-19 мая уже в Северном море. Затем вновь Балтика, короткий визит в Ригу, стоянка в Киле и опять переход в Северное море. За лето 1938 г крейсер совершил 5 переходов между обоими морями, активно участвуя в маневрах и выполнив несколько стрельб боевыми зарядами. 19-22 августа он присутствовал на грандиозном морском параде, завершившимся спуском на воду в присутствии Гитлера и венгерского регента адмирала Хорти нового тяжелого крейсера "Адмирал Хиппер". В сентябре и октябре продолжились учения в обоих морях, сопровождавшиеся стрельбами главным и зенитным калибрами. Высокая ходовая активность требовала тщательного технического обслуживания, и 31 октября "Кельн" встал на традиционный зимний ремонт на заводе "Дойче Верке" в Киле.

Работы в доке закончились в начале января, однако доделки наплаву продолжались еще месяц, и лишь 2 февраля обновленный "Кельн" вышел в море. Первый поход 1939 г оказался очень коротким: через Кильский канал в Гамбург и обратно. В марте и первой половине апреля последовали учения на Балтике, продолжившиеся с 17 апреля в Северном море. В мае крейсер участвовал в больших атлантических маневрах набиравшего силу германского флота, в ходе которых он посетил Лиссабон. 17 мая "Кельн" вновь прибыл на Балтику, где и находился до конца лета (за исключением непродолжительного появления на Северном море в июне).

Начало второй мировой войны "Кельн" встретил в Балтийском море. Еще до ее начала он занял позицию между о.Борнхольм и Данцигской бухтой в надежде перехватить польские суда, уходящие на Запад. Однако удача ему не сопутствовала: к этому времени все боевые корабли Польши либо уже миновали заслон, либо не могли двинуться в путь. С 1 сентября вместе с "Лейпцигом", "Нюрнбергом" и "Кенигсбергом" "Кельн" находился в Северном море. 3-8 сентября крейсера участвовали в постановке минного заграждения ("Западного вала"), а 8-10 октября приняли участие в выходе германского флота в северную часть Северного моря, предпринятом в духе действий Флота Открытого моря в первую мировую войну. 10 октября "Кельн" вместе с "Гнейзенау" и 9 эсминцами вернулся в Киль. В ноябре он вместе с карманным линкором "Дойчланд", "Лейпцигом" и 6-й флотилией миноносцев участвовал в больших маневрах в Балтийском море, руководство которыми осуществлял командующий разведывательными силами контр-адмирал Льютенс.

12 декабря последовал роковой для германских легких крейсеров выход к Доггер-Банке, известный как операция "Нанни-Софи" (эта операция подробно описана в истории "Лейпцига". "Кельн" оказался единственным из участвовавших в ней крейсеров, не пострадавшим от атаки британской ПЛ "Сэмон", и после того как "Нюрнберг" отправился на ремонт, стал флагманским кораблем разведывательных сил, выполняя эту почетную задачу до мая 1940 г (на нем держали свой флаг сначала контр-адмирал Льютенс, а затем сменивший его контр- адмирал Шмундт). Впрочем, активность немецкого флота в этот период упала практически до нуля, и "Кельн" выполнял свои функции чисто представительски. Всю зиму 1939/40 гг он простоял в Кильской бухте, перейдя в конце марта в Вильгельмсхафен для участия в предстоящих "Учениях на Везере".

Подготовка и ход операции по захвату норвежского порта Берген, в которой "Кельн" являлся флагманским кораблем, подробно описана ранее, в истории "Кенигсберга". Следует еще раз отметить, что в ней "Кельну" посчастливилось дважды: во-первых, он не получил ни одного попадания с береговых батарей, а во- вторых, успел уйти из порта вечером 9 апреля до атаки британских пикирующих бомбардировщиков. "Кенигсберг" принял на себя всю порцию бомб, предназначавшуюся и ему, и его удачливому "систершипу", который благополучно прибыл в Гельголандскую бухту рано утром 11 апреля.

Однако тяжелые потери, понесенные германским флотом в норвежской операции, в ходе которой погибли оба однотипных с "Кельном" крейсера, сказались и на нем самом. Активность ВМФ Германии упала почти до нуля; в частности, Разведывательные силы практически перестали существовать. "Кельн" простоял 2 недели в Вильгельмсхафене, затем был переведен на Балтику, в Свинемюнде, где и оставался до начала мая.

11 мая последовал приказ перейти в Вильгельмсхафен, где крейсер поступил в распоряжение группы "Запад". Ему предписывалось выполнить минную постановку в Северном море, у банки Фишер. 14-го мины были приняты на борт, но ухудшившаяся погода заставила перенести операцию на 16 мая, когда отряд в составе "Кельна", учебного корабля Трилле" (также имевшего мины) эсминцев "Байтцен, "Шеманн" и миноносцев "Кондор" и "Грайф" вышел в море. Постановка прошла успешно, и 18 мая корабли благополучно вернулись на базу, не замеченные противником. Тут же последовал второй выход, в том же составе и с теми же целями, аналогичным образом прошедший без неприятных событий. После прихода домой "Кельн" и "Грилле" получили новый приказ - перейти в Балтийское море.

По прибытии на Балтику "Кельн" на короткое время был приписан к школе морской артиллерии в Засснице, а 26 июня он отправился на верфь фирмы "Дойче Верке" в Киле для профилактического ремонта. 10 августа он покинул завод, чтобы перейти в Готенхафен. 16 августа произошло небольшое столкновение с подводной лодкой "11-70", не имевшее никаких последствий для корпуса крейсера. Следующие 3 месяца он провел в учениях и упражнениях в южной части Балтийского моря, вблизи германского побережья.

В начале декабря "Кельн" вернулся в Киль и принял мины с плавбазы "Лаутинг". Ему вместе с "Нюрнбергом" предстояла постановка заграждения у входа в Скагеррак. 4 декабря оба крейсера вышли в море в прикрытии миноносцев 1 -й и 2-й флотилий, однако ураганный ветер и сильное волнение заставило командование прервать операцию. "Кельн" вернулся в Свинемюнде, где сдал на берег свой опасный груз. На сей раз крейсеру предстояло надолго остаться на Балтике.

Остатки крейсерских сил Германии - устаревший "Эмден", "калека" "Лейпциг", отремонтированный после торпедного попадания "Нюрнберг" и "Кельн", единственный из новых кораблей, не имевший "боевых шрамов", предназначались теперь для чисто учебных целей. В число основных задач входили: базовое обучение новобранцев, включая тренировки с боевым вооружением, обучение старших офицеров командованию крупным боевым кораблем, курсы для младших офицеров по руководству боевыми подразделениями и службами, и, наконец, столь знакомые по предвоенной службе учебные походы с использованием крейсеров в качестве целей для подводных лодок и надводных кораблей. Предполагалось также применять учебные корабли для различных экспериментов.

В одном из таких экспериментов принял участие и "Кельн". Давнишние опыты с первыми образцами вертолетов, начатые в 30-е гг с участием "систершипа" "Карлсруэ", продолжились в начале 1941 г. Аппарат Флеттнера "FI-282" "Колибри", развивавший скорость 150 км/час, потенциально весьма полезный в качестве корабельного средства, совершил несколько удачных полетов; теперь требовалось испытать его на корабле. С 28 марта "Кельн" переоборудовали, установив на крыше возвышенной кормовой башни деревянную платформу площадью 15 кв.м, предназначенной для взлета и посадки вертолета. Хотя испытания в апреле 1941 г прошли в общем успешно, дело не пошло дальше нескольких предсерийных образцов. Массовый заказ (1000 штук), дебатировавшийся в 1944 г, запоздал во всех отношениях. По завершении испытаний деревянный помост с башни сняли, и "Кельн" вернулся к учебной ’службе, принявшей к этому времени весьма стройные очертания.

Каждый цикл обучения занимал 3 месяца, причем на этот срок обучаемые офицеры и матросы составляли большую часть экипажа (несменяемыми оставались лишь немногие ключевые специалисты и руководители). В результате крейсера перестали быть боевыми кораблями в полном смысле этого слова, поскольку наиболее сложные и важные их системы (приборы управления огнем, зенитная артиллерия, средства борьбы за живучесть) не могли использоваться в полном объеме. Техническое обслуживание, включая докование, проводилось лишь в минимально необходимом для поддержания наплаву объеме. Неудивительно, что в таких условиях учебная служба продолжалась год за годом, и отвлечение от нее столь неподготовленных кораблей предпринималось только в экстренных случаях.

Первым из таких случаев стало нападение на СССР. Опасения в отношении номинально мощного советского флота на Балтике привели Гитлера и ОКМ к решению создать в сентябре 1941 г германский "Балтийский флот"

- временное соединение без постоянной организации" являвшееся фактически оперативной группой. В его состав вошли практически все находящиеся "под рукой" крупные надводные корабли, число которых, впрочем, оказалось весьма незначительным: наиболее мощный линкор Германии "Тирпиц", карманный линкор "Адмирал Шеер" и все 4 учебных легких крейсера. Разделенный на 2 группы, северную и южную, этот флот вышел на позиции у устья Финского залива.

"Кельн" (которым с мая командовал капитан цур зее Хуфмайер) вместе с "Нюрнбергогм", как технически наиболее боеспособные легкие крейсера, вошли в состав северной группы, основу которой составляли "Тирпиц" и "Шеер" (кроме них, группа включала 4 эсминца и 5 миноносцев). 23 сентября отряд прибыл в р-н Аландских островов, но предполагавшийся выход советского флота так и не состоялся, и 29-го немецкие корабли отправились домой.

Следующее задание "Кельна" на Восточном фронте было связано с захватом немцами островов Даго и Моон, Эти острова командовали над северным входом в Рижский залив, и обладание ими позволяло советскому флоту вести борьбу на немецких коммуникациях в заливе даже тогда, когда все материковое побережье оказалось в руках противника. Поэтому германское командование настаивало на немедленном овладении островами Моонзундского архипелага. Основная роль в операции отводилась армии; флот предназначался для отвлекающего маневра - демонстрации десанта на западном побережье Даго. Для этой цели был выделен "Кельн" в сопровождении четырех миноносцев и тральщики 1-й и 4-1 флотилий. Задачей крейсера в операции, названной "Остпройссен" - "Восточная Пруссия", являлся обстрел батарей на мысе Ристна.

"Кельн" покинул Готенхафен 11 октября, соединился со своими миноносцами и направился на свою позицию. Недостаток разведданных относительно положения батарей делал задачу неясной. Прибыв около 8:00 на место, крейсер выбрал в качестве ориентира при стрельбе маяк, ясно выделявшийся на фоне моря и низкого песчаного мыса, которым заканчивался полуостров. Стояла отличная погода при видимости 25-30 км. Однако результаты стрельбы оказались незначительными: при первом галсе "Кельн" выпустил 124 снаряда, на которые батарея ответила тремя залпами. На втором галсе ему пришлось ограничиться всего 35 выстрелами, поскольку наблюдение за стрельбой было затруднительным. Напротив, советская батарея дала 17 залпов, некоторые из которых легли у самого борта. Впрочем, "Кельну" удалось отделаться только осколочным попаданием в районе кормовой башни. Германским легким кораблям пришлось даже поставить дымзавесу, которая заставила окончательно прекратить огонь. На третьем галсе к обстрелу присоединились тральщики и миноносцы. Крейсер выпустил еще 126 снарядов, все с тем же неопределенным результатом. Батарея, правда, временно прекратила огонь, но вскоре возобновила его. На следующий день все продолжалось аналогичным образом. На трех последовательных галсах "Кельн" дал 256 выстрелов; в обстреле вновь участвовали легкие корабли. Ответа с берега не было, и крейсер взял курс на Готенхафен. По советским данным, его в этот день к северу от Даго атаковала подводная лодка "Щ-323", однако немцы утверждают, что даже не заметили следов торпед. "Кельн" благополучно вернулся на базу и приступил к учебно-тренеровочной службе. Так закончилось его участие в операции "Барбаросса".

Нельзя сказать, что немцы не хотели более активно использовать оставшиеся в строю легкие крейсера.

Осенью 1941 г ОКМ приняло решение подготовить "Кельн" и "Нюрнберг" для действий с флотом, что привело к своеобразному конфликту с командованием группы "Север", для которой они предназначались. Флотское руководство группы "Север" мягко, но решительно отказалось от такого подкрепления, полагая что от "Нюрнберга" и "Кельна" будет больше хлопот, чем пользы.


"КЁЛЬН"

камуфляжная окраска 1941-42 гг.


"КЁЛЬН" камуфляжная окраска 1943 г.

Первоначально предполагалось поставить "Кельн" на 6-недельную модернизацию (с 1 марта по 15 апреля 1942 г). Однако по оценкам инженерных служб флота выходило, что для минимального оборудования крейсера для "настоящей" боевой службы, отличной от тренировочной, требуется не менее трех месяцев. Реально корабли могли вступить в состав действующего флота не ранее конца апреля 1942 г, но и этот срок можно рассматривать как слишком оптимистический (он мог быть выдержан только в случае полного соответствия намеченному графику работ, чем германская кораблестроительная промышленность в годы второй мировой войны далеко не всегда могла похвастаться). Дополнительным препятствием являлся недостаток обученной для службы на больших надводных кораблях команды, которая могла бы восполнить некомплект. Кроме того, вывод из учебного отряда двух боевых единиц ("Нюрнберга" и "Кельна") привел бы к уменьшению на 3 тыс. человек в год числа подготовленных моряков (включая не менее 1000 технических специалистов). Но главным соображением против модернизации оставалось все то же недоверие к мореходным качествам легких крейсеров, которые было рискованно выпускать в Атлантику или в воды северной Норвегии.

В результате Верховное командование флота (ОКМ) решило, что игра не стоит свеч. Но теперь свое мнение изменило командование группы "Север", которое полагало, война продлится еще достаточно долго, и что из 4 имевшихся легких крейсеров один желательно иметь в полностью боеготовом состоянии и с полным экипажем, и еще один - модернизированным и в технической готовности к действиям с флотом, чтобы его можно было доукомплектоваить и использовать в любой момент. Свои недостатки имели все оставшиеся корабли: "Нюрнберг" — наихудшую из всех мореходность, "Лейпциг" - низкую скорость, "Кельн" и "Эмден" - недостаточную зенитную артиллерию (последний к тому же не обладал достаточным торпедным вооружением). В конце концов после долгих согласований в феврале 1942 г вполне резонно для дооборудования выбрали все те же "Кельн" и "Нюрнберг".

Объем работ, предусмотренных для "Кельна", включал замену трубок котлов, модернизацию форсунок, переборку турбин, а также изменение оборудования и вооружения, включавшее установку радаров и снятие задних торпедных аппаратов. В отличие от "Нюрнберга", который застрял на заводе в Киле до ноября, верфь ВМФ в Вильгельмсхафене справилась со своими задачами к 23 мая 1942 г. Спешно подготовленный корабль под командованием капитана цур зее Бальцера тут же отправили в Норвегию. 9 июля он вышел из Свинемюнде, по пути поставил минное заграждение в Скагерраке, и 13 июля прибыл в Осло. Через два дня крейсер перешел в Тронхейм., но его окончательным пунктом назначения был Нарвик.

Переход туда, совершавшийся на скорости 25 узлов и завершившийся 6 августа, обнаружил немало проблем, связанных прежде всего с расходом топлива. Выяснилось, что обновленные котлы пожирают на четверть больше мазута, чем следует по табелю. В результате дальность крейсера при 25-узловой скорости оценивалась всего в 1350 миль, т.е. немногим более двух суток. Выяснилось также, что для нахождения в трехчасовой готовности к выходу необходимо поднять пар в одном из основном котлов, поскольку мощности малых вспомогательных котлов явно недоставало. Итак, "Кельн" грозил стать самым настоящим "пожирателем топлива", которого на севере Норвегии итак было немного. В довершении неприятностей морской поход в сложных условиях еще раз продемонстрировал недостаточные мореходные качества легкого крейсера, и ОКМ сочло за лучшее не выпускать его в намеченные операции. А они представляются интересными: запланированный на август "Распутин" предполагал минную постановку в проливе Маточкин Шар между островами Новой Земли, для которой "Кельн" должен был принять 160 мин (столько же принимали еще 2 эсминца). Воспрепятствовала малая дальность. В сентябре планировалась операция "Майзенбальц" - выход вместе с "Хиллером", "Шеером" и 8-й флотилией эсминцев против конвоя "QP-14". На этот раз корабли даже вышли в море. 10 сентября отряд вице- адмирала Кюммеца покинул залив Боген (3 эсминца в охранении во главе отряда, затем большие корабли в строю фронта). На выходе из Галве-фиорда отряд был замечен английской ПЛ "Тайгрис". Лодка находилась в отличной позиции для атаки крайнего в строю "Кельна": дистанция составляла всего 500 м, однако "Тайгрис" начала маневрировать, намереваясь выпустить торпеды по "Шееру", который британский командир принял за "Тирпиц". В итоге "Кельну" повезло еще раз - торпеды прошли мимо обоих немецких кораблей и взорвались, ударившись о скалы. Лодка так и не была замечена и атакована, но операцию пришлось все же отменить в связи с отсутствием разведданых от авиации о маршруте конвоя. 11 сентября отряд благополучно прибыл в Альта- фиорд.

Вместо отмененного "Распутина" состоялась операция "Царин" ("Царица"), однако участие в ней "Кельна" ограничилось 5-ю членами призовой команды. "Хиппер" и 4 эсминца вышли в поход без легкого крейсера (интересно, что командование считало даже далеко не идеальные в этом отношении эсминцы типа "Z" более мореходными, чем "Кельн"!). Некоторым утешением ему должна была стать операция "Блиц" - удар по метеостанциям противника на острове Медвежий. Предполагалось, что его нанесет "Кельн" и 4 эсминца, которые высадит десант в 100 человек. Выход планировался на конец октября - начало декабря. "Люфтваффе" осуществило "вступление" в операцию, выбросив небольшой парашютный десант на Медвежьем 19 октября, однако из-за недостаточной подготовки десантной партии корабли так и не вышли. По данным разведки метеостанций союзников на Медвежьем не было обнаружено, и по этой причине, а также в связи с постоянной плохой погодой операцию окончательно похоронили.

Следующим несостоявшимся выходом "Кельна" стал "новогодний бой" - операция "Регенбоген" против союзного конвоя "JW-51" в последние дни декабря 1942 г. Участие в нем легкого крейсера и "Лютцова" стало предметом обширных дискуссий между командованием группы "Север" и ОКМ. В итоге "карманный линкор" вышел в море, а "Кельн" вновь остался на стоянке. Но это не изменило судьбы корабля: в феврале он вместе со спешно залатанным "Хиппером" отправился на родину, где их ждал вывод в резерв.

Весь 1943 год "Кельн" простоял у стенки, причем с июня - в качестве плавучей казармы. Столь же печально начался и следующий, 1944 г. Только ухудшение положения на Восточном фронте заставило командование заняться судьбой опального крейсера. буксиры перетащили его из Киля в Пиллау, затем в Кенигсберг, где 17 февраля начался восстановительный ремонт. Работы продолжились до середины июня, за ними последовали послеремонтные испытания, и только осенью корабль вновь приступил к учебной службе. И все же "Кельну" удалось еще раз поучаствовать в активных действиях. Задание, поставленное в начале октября 1944 г, заключалось в обновлении минных заграждений в проливе Скагеррак. 11 октября крейсер принял в Свинемюнде 90 мин и выполнил задачу, после чего в сопровождении эсминцев "Байтцен" и "Инн" отправился в Осло-фиорд, в бывшую базу норвежских ВМФ Хортен, ставшую относительно безопасным местом сосредоточения для немецких кораблей, которые стали целью союзных бомбардировщиков во всех портах Германии. Тем не менее, авиация настигла крейсер и здесь: 13 декабря 1944 г бомбардировщики-торпедоносцы "Бофайтер" 5-й группы Бомбардировочного Командования ВВС Великобритании совершили налет, продолжавшийся 20 минут. Хотя "Кельн" и не получил прямых попаданий, близкие разрывы повредили валы, и он не мог развивать более 15 узлов. Необходимость ремонта была очевидна, и 12 января 1945 г корабль вернулся в Киль, затем перешел по Кильскому каналу в Вильгельмсхафен и 14-го встал в док. Авианалеты мешали проведению работ, и до конца марта мало что удалось сделать. А 30 марта бомбы американских самолетов разрушили док, в котором находился "Кельн". Крейсер сел на дно дока на ровном киле; его надстройки пострадали незначительно, а зенитная артиллерия могла действовать, но как боевой корабль он перестал существовать. После капитуляции Германии начались неспешные работы по разборке конструкций дока и находившегося в нем крейсера. Полностью их завершили только в 1956 г.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.209. Запросов К БД/Cache: 3 / 1