Глав: 17 | Статей: 33
Оглавление
Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

История службы. "ЛЕЙПЦИГ".

История службы. "ЛЕЙПЦИГ".

Заказанный военно-морской верфи в Вильгельмсхафене, "крейсер Е" был заложен в апреле 1928 г. По традиции на церемонии присутствовал обер-бургомистр Лейпцига Роте. Корабль был четвертым в немецком флоте, носившим это имя, и третьим из крейсеров, хотя его непосредственный предшественник, "Лейпциг II", так и не был закончен до поражения Германии в 1918 г. Постройка протекала довольно гладко, хотя небольшие задержки имели место в основном из-за завершения отделочных работ на строившемся на той же верфи "Кельне". 8 октября 1931 г "Лейпциг" занял свое место стоянки АЗ на ВМБ в Вильгельмсхафене, и для него началась реальная служба. 26-28 октября крейсер принимал боезапас и снабжение, а 29-го было проведено пробное кренование. Командование кораблем принял капитан цур зее Штробвассер.

31 октября новую единицу посетил командующий флотом, вице-адмирал Гладиш, а на следующий день "Лейпциг" вышел на ходовые испытания в Северном море. Испытания продолжились в начале следующего месяца; последний пробег состоялся 16 ноября. 24 числа крейсер совершил свой первый переход на Балтику, проследовав в Киль через Датские проливы. 30 ноября на борт поднялся командующий Разведывательными силами контр-адмирал Альбрехт, и "Лейпциг" совершил кратковременный выход в море для упражнений. В начале декабря уже втянувшийся в боевую службу корабль вернулся в Северное море (на этот раз проследовав Кильским каналом), а 17-18 декабря состоялись первые стрельбы.

По сложившимся традициям начало года германские корабли проводили в порту базирования. Хотя только что вступившему в строй "Лейпцигу" не требовалось ни ремонта, ни очистки днища в доке, у команды и персонала базы хватало работ, связанных с дооборудованием новой боевой единицы. Только 12 февраля 1932 г крейсер вновь вышел из порта, проследовав Кильским каналом на Балтику. 14-го он бросил якорь на рейде Пиллау. В ходе упражнений небольшое судно "Штурм" повредило один из винтов "Лейпцига", которому 27 февраля пришлось встать в док N 4 в Киле. Работы завершились 1 марта, а 3 марта корабль занял место у буя А12, ставшее постоянным "местом прописки" в Киле. В первую неделю марта в районе Свинемюнде прошли ходовые пробы, засвидетельствовавшие наличие ряда дефектов механизмов. Дооборудование корабля продолжилось: 8 марта он вновь отправился в Вильгельмсхафен, где простоял у стенки до 21 числа, когда его поставили на 10 дней в док. Начало апреля заняли новые испытания, затем - снова док (с 13 апреля по 2 мая), опять работы наплаву и 9 мая - новые пробные пробеги. На следующий день опробовали работу дизелей, которые функционировали удовлетворительно. Поочередные испытания и постановки в док продолжились весь май и половину июня; затем пробы продолжились уже в Балтийском море. В начале июля никак не желавший стать полноценной боевой единицей крейсер еще раз посетил док, на сей раз на заводе "Дойче Верке" в Киле. После возвращения в Вильгельмсхафен доделочная карусель продолжалась там. Испытательные пробеги продолжались и во второй половине июля, и в августе. 24 августа на борт "Лейпцига" поднялся вице-адмирал фон-Тротта и его штаб, и корабль приступил к калибровочным артиллерийским стрельбам. В начале сентября крейсер вновь утвердился на Северном море, где продолжился уже известный цикл: док, достроечная стенка, испытания. С 4 по 6 сентября на борту гостил бургомистр Лейпцига д-р Герделер (казненный в 1944 г после неудавшегося заговора против Гитлера). С 6 сентября корабль участвовал в ежегодных осенних маневрах флота, завершившихся в конце месяца. Крейсер уже втянулся в обычную службу, но даже в середине ноября продолжались пробы машин. Наконец- таки признанный завершенным, корабль предпринял серию небольших походов вдоль побережья Германии в конце ноября-декабре, проявив неожиданную для зимнего времени активность. Походы сопровождались учебными и калибровочными стрельбами главной и зенитной артиллерии. Многократно посещавшему док "Лейпцигу" потребовалось лишь короткое, трехдневное зимнее докование в самом конце года, а в первые дни 1933 г он отправился на Балтику. В течение января состоялись торпедные стрельбы, а в феврале крейсер прибыл в Киль, где стал готовиться к походу в Атлантику.

Поход занял почти месяц, продлившись с 21 февраля по 15 марта. "Лейпциг" посетил португальские владения с единственным заходом в Фуншал. За походом последовала стоянка в Вильгельмсхафене, а затем - недельное докование на верфи ВМФ. В начале апреля состоялся выход для пробы дизелей. Весь май крейсер занимался переходами из Северного моря в Балтийское и обратно, в основном с представительскими заданиями (например, сопровождая пришедший с визитом шведский броненосный крейсер "Фильгия"). 22 мая с борта стоящего в Киле корабля прозвучал салют из 19 залпов; на его борт поднялись все верховное руководство Германии: канцлер Гитлер, вице-канцлер фон-Папен, минситр-президент Пруссии Геринг, высшие чины флота. Высоким гостям продемонстрировали ночные учения с артстрельбой. 24 мая крейсер в очередной раз ушел в Вильгельмсхафен, где его вновь посетил адмирал Редер со своим штабом.

Летом "Лейпциг" совершил небольшой поход в Финляндию, где посетил ВМБ в Ханко. На обратном пути он обошел побережье Восточной Пруссии и зашел в датский порт Орхус, где простоял почти неделю. 7 июля порт посетил датский король Христиан, которому был дан салют в 21 залп. После зенитных стрельб в море крейсер вернулся в Киль.

Во второй половине месяца он вновь перешел в Балтийское море, где встретился с крейсером "Кейро" и многочисленными эсминцами и подводными лодками, входившими в состав английской эскадры, пришедшей на Балтику. Британский и немецкий крейсера обменялись салютами из 17 залпов. За представительством не забывалась боевая служба: в тот же день 'Лейпциг" провел очередные калибровочные стрельбы.

После короткого захода в Киль "Лейпциг" прибыл в Вильгельмсхафен, но в начале августа вновь отправился в Балтийское море, где вместе с флотом провел торпедные и артиллерийские стрельбы и совместные учения с подводными лодками. Остаток года крейсер провел в основном там, проводя учения и периодически совершая непродолжительные заходы в Северное море, в Вильгельмсхафен. Завершился "сезон" постановкой в док N 5 на верфи ВМФ 26 ноября 1933 г. Выйдя из него 15 декабря, крейсер два месяца провел на стоянке у буя В-8. Затем его вновь отправили в док, и лишь 16 февраля состоялся поход в Балтийское море.

Апрель и май прошли в переходах из Северного моря в Балтийское и обратно. Во время одного из них крейсер посетил норвежский порт Кристиансанн. Со второй половины мая его основным местом пребывания стала Гельголандская бухта, где проходили летние маневры и парады. В июне "Лейпциг" совершил заход в еще один норвежский порт, Ставангер, а после докования в Вильгельмсхафене в начале июня был послан в британский Портсмут. Пробыв там 5 дней, германский корабль вернулся в Вильгельмсхафен.

Большую часть второй половины 1934 г крейсер провел на Балтике, занимаясь учебной службой, которая была весьма разнообразной: от собственных артиллерийских стрельб до использования в качестве цели при отстреле торпед карманным линкором "Дойчланд" и торпедными катерами. Учения продолжались до средины декабря; с 14 по 17 декабря на "Лейпциге" установили в Киле при помощи плавучего крана катапульту. После коротких испытаний крейсер перешел в Вильгельмсхафен, где встал на зимний ремонт.

Пребывание на верфи закончилось 18 февраля 1935 г, и спустя 2 дня "Лейпциг" вышел на пробы в устье реки Яде. Март был посвящен калибровочным и учебным стрельбам на Балтике, за которым последовал трехнедельный отдых в Киле. В средине апреля крейсер совершил кратковременный заход на Северное море, после чего вернулся на Восток, где продолжились упражнения с участием корабля-цели - бывшего броненосца "Церинген". С мая учения переместились в Гельголандскую бухту, где "Лейпциг" участвовал в совместных маневрах с "Дойчландом", своим "двоюродным братом" "Кельном" и старым линкором "Шлеэиен". В середине июня состоялся заход в Киль, где проходила "неделя флота" - своеобразный пропагандистский праздник, способствовавший, по мнению его организаторов, повышению популярности "великого германского флота". (В подобных "неделях" в разные годы участвовали практически все новые легкие крейсера.) Вслед за праздником начались большие маневры в Мекленбургской бухте, за которыми наблюдал Гитлер, затем - упражнения Разведывательных сил на Балтике. С 18 по 29 августа и с 16 по 19 сентября на корабле держал свой флаг командующий этими силами, контр-адмирал Бем.

1935 г оказался особо богатым на маневры: в начале сентября прошли общие флотские упражнения, начавшиеся в весьма плохую погоду. "Лейпцигу" пришлось несколько раз возвращаться на стоянку в Вильгельмсхафене, а в конце октября он встал там у причала на зимний период. Корабль находился на профилактике у стенки, когда 2 октября на нем приспустили флаг: умер фельдмаршал Гинденбург. Через месяц траурную церемонию повторили в связи с гибелью рыболовного парохода "Вюрстен" со всей командой. Еще раз флаги приспустили 25 ноября, на сей раз по поводу смерти британского адмирала Джеллико, в прошлом "главного могильщика" флота кайзера Вильгельма I. Чествование бывшего противника связано с тем, что в это время в отношениях между Англией и Германией царило взаимопонимание - по крайней мере, внешнее.

Хотя активность действий флота поздней осенью обычно падала почти до нуля, "Лейпциг" совершил несколько небольших переходов между портами германского побережья Северного моря. Учения продолжились и после нового года, вначале вместе с "Кельном", а затем - со всеми Разведывательными силами. Только 15 февраля крейсер вернулся в Вильгельмсхафен и встал в док N 4 для запоздавшего ежегодного ремонта.

Работы были закончены спустя 2 месяца, 14 апреля. На это время учебные занятия с командой перенесли на плавучую казарму "Медуза". По завершению ремонта крейсер стали готовить к выходу в Атлантику. В этот раз в поход собрались три крейсера из состава Разведывательных сил: флагман "Нюрнберг", "Лейпциг" и "Кельн". Миновав Ла-Манш и Бискайский залив, отряд прибыл к острову Мадейра, где "Лейпциг" стал учебной целью для торпед "Нюрнберга". Посетив с 23 по 26 апреля Лас-Пальмас, он вновь вышел в Атлантику для совместных стрельб и ходовых учений с двумя другими крейсерами. Простояв на якоре в бухтеЛагос с 29 апреля до 3 мая, отряд взял курс на родину. После краткого захода в Вильгельмсхафен "Лейпциг" отправился в Балтийское море, где упражнялся до конца мая. 29 мая в Киле состоялся парад флота, прошедшего с большой помпой. Появившегося на нем фюрера приветствовали салютом из 21 залпа.

В начале и середине июля "Лейпциг" "работал" на Северном море вместе с большей частью Разведывательных сил, а затем пошел на Балтику, посетив Данциг и Любек. В Любекской бухте состоялись интересные учения, в ходе которых крейсер служил учебной целью для торпедных катеров и самолетов-торпедоносцев, сам приобретая опыт в уклонении от атак легких сил. С 20 по 22 июля на его борту находился командующий Разведывательными силами, а 23 июля "Лейпциг" стал у причала в Вильгельмсхафене, Началась подготовка к походу в Испанию.

Как уже отмечалось, Германия в ходе гражданской войны в Испании задействовала в водах Бискайи и Средиземного моря крупные силы флота. В блокаде участвовали практически все крупные корабли, быстро меняя друг друга. Очередь "Лейпцига", сменившего "Кельн", наступила 20 августа. С 23 по 31 августа он находился на рейде Португалет или обследовал северное побережье Испании. За следующую неделю он дважды посетил Сан-Себастьян, Хихон и Ла-Корунью. Активная служба в североиспанских водах продолжалась весь сентябрь и начало октября. За это время на борт "Лейпцига" несколько раз поднимались высшие чины франкистских ВМФ. 26 сентября он повстречался вблизи Сантандера с основными силами республиканского флота в составе линкора "Хайме I", крейсеров "Либертад" и "Мигель де Сервантес" и 4 эсминцев. Немецкий корабль и "красный флот" разошлись на большой дистанции, не приветствуя друг друга.

8 октября "Лейпциг" отправился на родину, его вновь сменил "Кельн". По возвращению в Вильгельмсхафен (10 октября) его ждал большой ремонт и частичное переоборудование, начавшиеся 14 октября и завершившиеся 3 февраля. По странному совпадению, как и в прошлом году, за зиму на крейсере пришлось несколько раз приспускать флаг в знак траура: в связи с гибелью вспомогательного судна "Эльба", подводной лодки "U-18", смертью адмирала Бенке, и потери опытового судна "Велле".

После кратких послеремонтных испытаний "Лейпциг" вновь отправился в Испанию, чтобы в очередной раз сменить "Кельн". Выйдя в Северное море 9 марта, он 13- го прибыл на стоянку в Порт-Ферроль, где пробыл 5 суток. Крейсер с визитом посетили начальник базы, военный губернатор, бургомистр, а с 14 по 17 мая на его борту находилась группа испанских адмиралов. Вслед за представительством началась реальная служба. До 24 мая "Лейпциг" находился в водах северной Испании, а затем перешел в район Гибралтарского пролива, посетив Альхесирас и Сеуту. Следующей зоной действий (с начала апреля) стало Средиземное море, где германские корабли осуществляли досмотр судов, следующих в испанские порты. 15 мая поступил приказ на возвращение, и 19-го крейсер уже проходил Кильским каналом в Киль.

Пребывание на родине было непродолжительным. 2 июня крейсер уже вновь находился в испанских водах. Он осуществлял контроль в южных испанских водах, от Кадиса до о.Ивиса. 6 июня произошла встреча с редким гостем - японским тяжелым крейсером "Асигара", сопровождавшаяся взаимным салютом. На рейде Танжера командир крейсера обменялся визитами со своим британским коллегой - командиром линейного крейсера "Худ". В гавани этого международного порта собрались корабли всех стран - членов "Комитета по невмешательству": помимо "Худа", там находились итальянский ЭМ "Пессано", французский крейсер "Дюкен". 20 июня в Кадисе визитами обменялись командиры "Лейпцига" и испанского тяжелого крейсера "Балеарес", наиболее сильного корабля франкистов. Германский крейсер посетил также испанский адмирал Морено. "Лейпциг" пребывал в районе Гибралтара до 24 июня, когда он вновь отправился в северо-испанские воды. Пребывание его там продолжалось всего несколько дней, и 28 июня он возвратился в Германию. На следующий день "Лейпциг" был поставлен в док N 6 фирмы "Дойче Верке" в Киле.

После завершения ремонта 4 августа 1937 г и до начала осенних маневров 6 сентября крейсер занимался послеремонтными испытаниями, калибровочными стрельбами и индивидуальной боевой подготовкой. С окончанием маневров флота в середине сентября "Лейпциг" прибыл на Балтику, где состоялись новые маневры, в ходе которых он, под флагом нового командующего Разведывательными силами контр- адмирала Денша, играл роль флагмана "синих". Остаток года "Лейпциг" провел также на Балтийском море, однако активность его была невысока: в основном экипаж занимался боевой подготовкой на якоре, с небольшими выходами для учебных стрельб. Только в середине декабря состоялись совместные торпедные стрельбы (включая ночные) с "Нюрнбергом", "Кельном" и "Карлсруэ". Подготовка крейсерского отряда Разведывательных сил вступила в новую фазу.

Начало 1938 г также было посвящено различным маневрам и упражнениям в Кильской бухте. В середине марта состоялись новые учения Разведывательных сил, а в последний день месяца крейсер отправился на профилактику на завод "Дойче Верке" в Киле. После полуторамесячного ремонта боевая подготовка возобновилась с новой силой. Германия интенсивно готовилась к возможным военным действиям, с 7 июня "Лейпциг" непрерывно в деле, совершив до начала октября 8 переходов между Балтикой и Северным морем.

В 1938 г интенсивно использовавшемуся крейсеру пришлось побывать на заводе трижды. С конца октября до 20 ноября на нем проводились работы все на том же заводе "Дойче Верке". Находившийся на ремонте корабль 5 ноября посетил новый командующий флотом, адмирал Бем. За следующий месяц "Лейпциг" успел поучаствовать в маневрах в Кильской бухте и флотских торпедных стрельбах в Мекленбургской бухте, а 17 декабря он в третий раз за год встал на ремонт на верфь "Дойче Верке".

Покинув заводской причал 15 марта 1939 г, "Лейпциг" вновь включился в маневры и упражнения Разведывательных сил. До войны оставалось совсем немного времени, но крейсер успел совершить еще один короткий зарубежный поход - последний. Пройдя 17 апреля Кильским каналом, он посетил знакомый рейд Танжера, где его командир и командующий Разведывательными силами обменялись визитами вежливости с будущими противниками, французским контр-адмиралом, находившимся на борту новейшего лидера "Могадор", и командиром британского эсминца "Графтон". 18 мая "Лейпциг" возвратился в Киль. 24 мая командующий Разведывательными силами перенес свой флаг на "Нюрнберг".

Короткий "представительский" поход сменился напряженными учениями. За июнь-июль крейсер провел все возможные стрельбы, а также совместные радио- и ходовые упражнения с "Нюрнбергом" и "Кельном". Эти три корабля составляли костяк Разведывательных сил, и предпринимались значительные усилия, чтобы отряд был сплаванным. В промежутках "Лейпциг" служил учебной целью для самых различных кораблей германского флота, от подводных лодок до линкора "Гнейзенау".

В начале войны "Лейпциг", командиром которого в это время был капитан цур зее Нордманн, базировался на Киль. Зоной его действий была Балтика, однако крейсер не принимал участия в боевых действиях против Польши, поскольку в октябре его поставили на двухнедельный ремонт механической установки. После обязательных ремонтных испытаний и учебных торпедных стрельб обновленный корабль перешел Кильским каналом на Северное море, где провел остаток месяца на буе стоянки Брунсбюттель. Не имевшее конкретных целей командование Кригмарине вновь перевело корабль на Балтику, и 1 ноября он прибыл в Свинемюнде, где должен был принять участие в маневрах вместе с "Нюрнбергом", "Кельном" и "Кенигсбергом". В дождливую и темную ночь 7 ноября он столкнулся вблизи Киля с учебноартиллерийским судном "Бремзе", получив повреждения обшивки правого борта. Последовал недельный ремонт в Киле, после которого был получен приказ войти в состав действующего на Северном море отряда контр-адмирала Лютьенса.

Основной задачей отряда, состоявшего из "Нюрнберга", "Кельна" и "Лейпцига", являлось прикрытие минных постановок у восточного побережья Британии, выполнявшихся германскими эсминцами. Первый выход на задание состоялся 12 ноября; в начале декабря последовали еще три - все без потерь и происшествий. 8 декабря последовало распоряжение на очередное задание: прикрытие минной постановки в районе Ньюкасла. Этот выход, названный операцией "Напни- Софи", обещал быть опасным, поскольку разведка доносила о возможности встречи со 2-й крейсерской эскадрой англичан (мощные "города": "Эдинбург", "Саутгемптон" и "Глазго"), периодически базировавшейся на Фирт-оф-Форт. Крейсерам предписывалось занять позицию к северо-востоку от Доггер-банки к моменту возвращения в эту точку эсминцев. Операция несколько раз откладывалась, и только вечером 12 декабря отряд покинул стоянку Шиллинг.

На несчастье немцев, в этот раз у них совершенно отсутствовали силы прикрытия для крейсеров. Все 5 готовых к действиям эсминцев принимали участие в постановке, а сопровождавшие отряд Льютенса во всех предыдущих выходах миноносцы были небоеспособны или находились на Балтике. Между тем, отряду прикрытия приходилось идти в район, где не раз отмечались дозорные английские лодки.

Погода оставалась ясной, и на утро следующего дня Льютенс принял решение использовать в качестзе противолодочного патруля свои гидросамолеты. Около 8 часов отряд прибыл в точку ожидания и приготовился к выпуску гидроавиации. "Арадо" имели только "Лейпциг" и "Нюрнберг"; на "Кельне" же катапульту демонтировали еще весной 1938 г. В течение нескольких часов крейсера (в строе треугольника) и их самолеты утюжили на большой скорости заданный район, ожидая появления своих эскадренных миноносцев с задания. Предполагалось отослать "арадо" на берег, получив взамен прикрытие из летающих лодок с базы гидроавиации. Однако смена не прибыла, и в последующий критический час отряд остался без противолодочного прикрытия.

В 10:40 на горизонте появился датский пароход "Шарков", и "Лейпциг" получил приказ досмотреть его. Два других крейсера образовали противолодочный патруль вокруг застопорившего машины "Лейпцига". После досмотра отряд восстановил строй и дал ход 24 узла. Казалось, наиболее опасный момент миновал, но тут в небе появился самолет - явно не германский. Напряженность сохранялась в течение получаса, когда около 11:20 наконец прибыли долгожданные два "Не-115" прикрытия. Корабли и самолеты еще обменивались опознавательными сигналами, когда головной "хейнкель" начал радировать сигнал: "UUU". К неудаче немцев, позывной дня был именно "U". Пока удивленные офицеры крейсера пытались понять смысл сигнала, британская подводная лодка "Сэмон" успела дать залп и уйти на глубину. В 11:22 с "Лейпцига" заметили в 700 м от корабля следы торпед. Нордман дал команду "Лево на борт", но уклониться от торпед, выпущенных с 30 каб. "Сэмоном", уже не удалось.

Англичане ошиблись с объектом атаки. Командир лодки, капитан-лейтенант Э.Бикфорд, сумел опознать только ближайший к нему "Лейпциг", приняв остальные 2 корабля за "Блюхер" и "Хилпер". В попытке "зацепить" более привлекательный тяжелый крейсер, он приказал выпустить торпеды широким, веером. Возможно, это спасло германский крейсер от верной гибели, поскольку хотя он находился в отличной позиции для подводной атаки, попала только одна торпеда.

Тем не менее, эффект вначале показался сокрушительным. Попадание пришлось в середину корпуса, вблизи переборки между 1-м и 2-м котельными отделениями, на глубине 3-4 метра под ватерлинией. Пробоина имела в длину около 13 м, простираясь от 83-го до 96-го шпангоута. Броневая палуба над местом взрыва вспучилась, а килевая балка деформировалась. Котлы левого борта оказались уничтоженными взрывом, а правого - сброшенными с оснований. Оба отсека почти мгновенно наполнились водой; из них не спасся ни один человек. От толчка обе турбины остановились; правда, правую удалось спустя 15 минут ввести в дело, однако и она постепенно сбрасывала обороты по мере того, как "садился" пар в котельном отделении N3 правого борта, где в питательную воду для котлов попала нефть. Все питательные трубопроводы, паровые магистрали и кабели связи с левого борта оказались разорванными. Сила удара вывела из строя оба гирокомпаса и рулевое управление. Через несколько минут "Лейпциг" накренился на 8° на левый борт. Несмотря на значительный объем затопленных помещений (крейсер принял свыше 1700 т воды), корабль не опрокинулся, поскольку вода заполнила симметрично расположенные отсеки.

Спустя 2 минуты торпеду получил и флагманский "Нюрнберг". Его повреждения оказались менее существенными, а вот "Лейпциг" действительно находился в тяжелом состоянии. Единственным средством передвижения оставались его дизели, которые, к счастью, не пострадали. Крейсер медленно дал ход и покинул поле битвы на скорости 10 узлов. "Зависший" над отрядом британский самолет отогнали огнем, а спустя 2 часа на горизонте показались долгожданные эсминцы. Теперь прикрываемым пришлось самим заняться прикрытием. "Байтцен" и "Хайнеманн" взяли под опеку "Лейпциг", отставший от ушедшего вперед флагмана. "Кельн" остался с тяжело поврежден-ным "сослуживцем"; только ранним утром следующего дня он ушел на базу большим ходом. К эскорту присое-динился эсминец "Шеманн" и сторожевые корабли "F-7" и "F-9", группа тральщиков и морских охотников ("раумботов"). Суда эскорта образовали плотное кольцо вокруг крейсера. И не напрасно.

Находившаяся на боевой позиции в Гельголандской бухте английская ПЛ "Урсула" около полудня заметила, но не смогла из-за неудачной позиции атаковать шедшую на большой скорости группу "Кельна". Однако спустя полтора часа в перископе появилась вторая группа, состоящая из крейсера в эскорте, как показалось капитан- лейтенанту Филипсу, 6 эсминцев. Британский командир переоценил скорость "хромого" "Лейпцига" и только последняя торпеда из четырехторпедного залпа, выпущенного с расстояния 7 каб., прошла в 50 м перед его форштевнем. Тем не менее, Нордманну пришлось отвернуть сначала влево, застопорить дизели, а затем дать полный ход (10 узлов!) и повернуть вправо, чтобы избежать попадания. Однако одна, а возможно и две, торпеды попали в сторожевик "F-9", принятый Филипсом за эсминец. Небольшой корабль взрывом буквально разорвало на части, а "Лейпциг" вновь уцелел. Впоследствии Нордманн подвергся критике за ордер своего отряда. Специалисты флота считали, что завеса должна была быть открытой спереди, чтобы мощные гидрофоны крейсера смогли обнаружить шумы ПЛ. Однако именно это построение спасло практически беспомощный "Лейпциг". Только к полуночи ему удалось благополучно достичь устья Эльбы.

После временного ремонта на заводе "Блом унд Фосс" в Гамбурге крейсер перевели на верфь "Дойче Верке" в Киле, куда он прибыл 27 февраля 1940 г. Ремонт оказался длительным и трудоемким. Пришлось извлечь все котлы, насосы и трубопроводы из отделений 1 и 2, заменить магистрали левого борта, заделать пробоину в борту и вновь установить оборудование. Работы завершились только к концу года, и 1 декабря 1940 г крейсер вновь приняла комиссия флота. Однако "Лейпциг" был уже не тот: 4 котла так и не заняли своих мест; вместо них в бывшем котельном отделении разместились помещения для кадетов. Бывший легкий крейсер стал учебным кораблем; теперь он мог развить не более 24 узлов.

Период ремонта пришелся на самые горячие для германского флота дни: вторжение в Норвегию, в котором участвовали все боеспособные корабли флота, обошлось без "Лейпцига". С 5 по 13 декабря 1940 г он принимал боезапас и снабжение, затем, с 21 декабря по 6 января, состоялись испытания оружия. 8 января корабль вновь оказался в доке "Дойче Верке", на сей раз совсем ненадолго. Конец января и начало февраля заняли испытания механизмов и вооружения. Поскольку наиболее существенным достоинством крейсера стали теперь обширные кубрики, способные служить помещениями для . жизни и учебы большого числа моряков, 15 февраля 1941 г командование Кригсмарине включило его (вместе с остальными уцелевшими легкими крейсерами) в состав учебной эскадры на Балтике. (Задачи и действия этой эскадры подробнее описаны ранее, в истории деятельности "Кельна".) Начало 1941 г прошло в небольших учебных походах, а в июне "Лейпциг" вместе с "Эмденом" и карманным линкором "Лютцов" посетил с кратким визитом захваченную Норвегию, зайдя в Хортен и Осло. В начале июля на борту "Лейпцига" появился начальник штаба флота, контр-адмирал Тиле, наблюдавший за маневрами, проходившими уже в условиях начавшейся войны с Советским Союзом. Первоначально корабль не предназначался для боевых действий: в августе он спокойно посетил Копенгаген, и только в сентябре его включили в состав так называемого "Балтийского флота" - отряда, предназначенного для действий против СССР.

Первой значительной операцией "Лейпцига" на Балтике стал выход германского флота для блокирования Финского залива в конце сентября 1941 г. В то время, как "Кельн" и "Нюрнберг" в составе северной группы прикрывали линкор "Тирпиц", менее ценные в боевом отношении "Эмден" и "Лейпциг", входившие в состав южной группы, вступили в бой. Им выпало поддержать огнем своих 150-миллиметровок действия немцев на о.Эзель. Советские войска продолжали удерживать полуостров Сворбе - ключ к Рижскому заливу.

23 сентября оба крейсера вышли из Свинемюнде, заправились в Пиллау и направились в захваченную германскими войсками Лиепаю, куда прибыли вечером следующего дня, потратив несколько часов на преодоление полосы густого тумана. Операция по обстрелу Сворбе ("Вестштурм") была назначена на раннее угро 26 сентября. Кораблям соединения, в которое кроме крейсеров входили 4 миноносца, предписывалось обстрелять объекты и коммуникации в тылу советских войск (район Каунисто-Карги), не перенося огонь к линии фронта. Вечером 25-го отряд покинул Либаву и пошел к входу в Рижский залив. "Лейпциг" вновь принял на борт свой гидросамолет, который предполагалось использовать для разведки и корректировки. Рано утром он был выпущен, но отряд подошел к заданной точки слишком рано: самолету пришлось ждать в воздухе, а кораблям - временно повернуть на обратный курс, поскольку видимость не позволяла разглядеть цели на берегу. В 6:00 корабли открыли огонь, который с перерывами велся в течение 5 часов. "Лейпциг" израсходовал 327 снарядов главного калибра. Самолет оказался малополезным, и во втором вылете использовался для противолодочного патрулирования.

Операцию предполагалось повторить на следующие сутки. Германские корабли отошли с тем, чтобы рано утром вновь оказаться у Сворбе. Вновь "Лейпциг" выпустил гидросамолет и спустя 5 минут открыл огонь. На этот раз с берега ответила тяжелая батарея, накрыв крейсер, которому пришлось отойти. На сей раз "Арадо" сослужил свою службу, донеся о наличии советских торпедных катеров. Дело перестало быть легким, поскольку 180-мм снаряды вновь стали разрываться поблизости от немецких кораблей, а атака быстроходных катеров на маневрирующие на малом ходу крейсера могла оказаться опасной.

В 9:17 4 советских торпедных катера (ТКА-72, 82, 92 и 102) под командованием капитан-лейтенанта Гуманенко были замечены наблюдателями с "Эмдена". Оба крейсера немедленно прервали бомбардировку и увеличив ход, отвернули в море, возложив отбитие атаки на эскорт. Спустя 2 минуты после обнаружения "Эмден" открыл огонь из носовых орудий с дистанции 60 каб., а через несколько минут, когда дистанция сократилась до 35 каб., к нему присоединился "Лейпциг". Первый катер скрылся в дымзавесе, а немецкий крейсер перенес огонь на второй, который по донесениям "получил попадание и взорвался". К 10:00 атака закончилась; "Лейпциг" израсходовал при стрельбе по торпедным катерам 153 150-мм снаряда (несколько больше выпустил "Эмден"). Немцы считали, что потопили 2 катера,, wo на деле погиб только ТКА-82. Атаку катеров удалось сорвать: немцы видели только один торпедный след, от которого даже не пришлось уклоняться. Этот бой, несправедливо обойденный военными историками обоих сторон, заслуживает несомненного внимания. Лихая атака столь незначительного числа торпедных катеров на сильный отряд, в который кроме двух крейсеров входил десяток легких кораблей, несомненно принадлежит к славным страницам советского флота. При таком соотношении сил можно было рассчитывать только на внезапность; после обнаружения катеров на большой дистанции шансов на успех у них практически не оставалось. Все же задачу- минимум отряд Гуманенко выполнил, заставив германские крейсера сменить позицию и на время прекратить обстрел. Обращает на себя внимание большой расход боезапаса германских кораблей (свыше 300 только 150- мм снарядов) при единственном попадании. После того, как советские катера отошли под защиту береговых батарей, открывших точный огонь по преследовавшим их миноносцам, крейсера вернулись на позицию и продолжили обстрел берега. За 5 артналетов "Лейпциг" выпустил еще 320 снарядов, расстреляв за 2 дня около 700.

После полудня отряд вновь отошел, взяв курс на Лиепаю для дозаправки и пополнения боезапаса. В 14:27, когда корабли находились в в 20 милях к западу от Виндавы (Венспилс), наблюдатели с "Лейпцига" заметили следы торпед с правого борта. Крейсер резко отвернул влево и пропустил торпеды по носу, в го время как миноносец эскорта Т-7 атаковал глубинными бомбами советскую ПЛ "Щ-317". Обе стороны разошлись "вничью", не пострадав. Вечером отряд без дальнейших происшествий достиг Лиепаи. Для "Лейпцига" боевая деятельность закончилась: 28 сентября оба крейсера вышли в море в сопровождении двух миноносцев, а на следующий день "Лейпциг" в эскорте "Т-11* прибыл в Киль, где ему предстояло пройти профилактический ремонт и чистку днища.

Крейсер оставался в доке до 20 октября, а по выходе вновь приступил к тренировочной службе. Из-за "ущербной" скорости его активное использование для боевых целей не предусматривалось.

Фронт ушел далеко на Восток, и "Лейпциг", остававшийся в восточной части Балтийского моря, не имел противников. Рутинная, без сколь-нибудь ярких эпизодов, служба продолжалась. С 11 апреля 1942 г на крейсере поднял флаг начальник учебных сил флота, контр-адмирал Лейтцман. В конце 1942 - начале 1943 г корабль находился на очередном профилактическом ремонте на заводе "Дойче Верке" в Киле, а 4 марта 1943 г его перевели в Либаву (Лиепаю), где "Лейпциг" был выведен в резерв.

После 5-месячного бездействия в медленно протекавшем ремонте, корабль вновь вошел в строй 1 -го августа, теперь - под командованием капитана цур зее Хюльземанна. Весь август и сентябрь крейсер проходил послеремонтные испытания механизмов и оружия. Фактически к регулярной службе "Лейпциг" приступил только в октябре. Затем вновь потянулись будни учебы и подготовки специалистов. В январе 1944 г последовал очередной ремонт на заводе "Дойче Верке" в Готенхафене, в ходе которого особо тщательному осмотру подверглась артиллерия главного калибра, стволы которой уже однажды были сменены (в апреле-мае 1942 г). За ремонтом прошли обычные испытания, и только в марте "Лейпциг" вновь стал полноправным членом "учебной команды". К концу года крейсер находился все в той же роли, только сменив командира (им с 26 августа 1944 г стал капитан цур зее Шпорель).

Мощное наступление Советской Армии, заставило зашевелиться все мало-мальски боеспособные корабли. Но вновь в числе участников обстрела побережья "Лейпцига" не оказалось. Для него нашлась, казалось бы, более спокойная задача: усилить минные заграждения в Датских проливах, поскольку Верховное командование ожидало высадки союзников на Ютландском полуострове. Для окончательной "доводки" пришлось поставить крейсер в док, и он был готов к действиям только 14 октября. На следующий день он вышел из Готенхафена и взял курс на Свинемюнде, где следовало принять мины и следовать затем в Скагеррак, подальше от Восточного фронта.

Все же "Лейпциг" пал жертвой советского наступления, пусть даже и косвенной. В это же время к Готенхафену подходил тяжелый крейсер "Принц Ойген", возвращавшийся с четырехдневного обстрела позиций в районе Риги. В районе господствовал густой туман, а осенний вечер делал видимость практически нулевой. В 20:01 легкий крейсер внезапно оказался прямо под форштевнем "Ойгена". Попытка 18-тысячетонной махины дать задний ход и отвернуть оказалась бесполезной. "Лейпциг" получил удар почти под углом 35 градусов в середину корпуса между мостиком и трубой. Если массивный и прочно построенный "Принц Ойген" отделался погнутым форштевнем, то положение его "младшего брата" оказалось просто трагическим. Легкий крейсер спасло странное обстоятельство: нос "Принца" настолько плотно вошел в сделанную им пробоину, что корабли оказались как бы "слепленными" друг с другом, и поступление воды через огромную "рану" на какое-то время оставалось ограниченным. (Аналогичным образом кинжал, застрявший в ране, иногда спасает человека от смерти в результате потери крови,) Тем не менее, оба передних котельных отделения (N2 и N3) заполнились водой, которая постепенно стала распространяться в нос и в корму. Крейсер принял свыше 1600 т, а вся его энергетика полностью вышла из строя. Повреждения удивительно напоминали полученные от торпеды "Сэмона" 5 годами ранее, только на этот раз более искореженной выглядела верхняя палуба. 11 человек погибло при столкновении, еще 6 пропало без вести, а 31 получили ранения.

Теперь следовало расцепить корабли. В район происшествия, находившийся всего в 2,5 милях от полуострова Хела, быстро прибыли мощные буксиры, которые, однако, долго не могли выполнить свою задачу. Первоначально предлагалось даже, чтобы тяжелый крейсер толкал перед собой "жертву", выбросив ее таким образом на отмель полуострова! В конце концов "Ойген" все же выручил: пока все буксиры и спасательные суда удерживали "Лейпциг", он дал полный задний ход и освободил свой нос Эти "хирургические упражнения" окончились только в 14:30 следующего дня.

Несчастный "Лейпциг" все это время не мог дать ход, поскольку с 1939 г имел только два котельных отделения, теперь оба затопленные, а дизели запустить не удалось. Правда, его плавучести ничего не угрожало, и изуродованный крейсер в эскорте спасательных судов был отбуксирован в Готенхафен. Обычно двухчасовое путешествие заняло теперь полтора дня и закончилось только поздно вечером 17-го октября.

Судьба крейсера по сути дела была решена. Прибывшая в Готенхафен комиссия и вице-адмирал Мендсен-Болькен однозначно определили, что полный ремонт малоценной боевой единицы в тяжелых условиях Восточной Пруссии не имеет смысла. Пробоину, имевшую размер 10x10 м, заделали, а вдоль корпуса по ватерлинии наварили мощные полые металлические брусья, чтобы легко построенный "Лейпциг" не развалился на стоянке. 16 ноября 1944 г его вывели из состава действующего флота и низвели до уровня плавучей казармы. В декабре корабль оказался в огромном 70000-тонном плавучем доке. Его команду растащили по кораблям и фронтам. Бывший крейсер все же предполагали вновь ввести в строй где-то в августе 1945 г, но война диктовала свои условия. Кое-какие работы в доке велись; удалось даже завезти 4 новых котла (все котлы "Лейпцига" полностью вышли из строя при столкновении), однако казалось, что увести корпус из-под ударов Советской Армии просто нереально. Было решено использовать его в качестве стационарной батареи. На борт вновь приняли боезапас, и приступили к укреплению дна гавани (командование порта опасалось, что крейсер может перевернуться при попадании авиабомб). Тем не менее, уцелевший после стольких неприятностей "Лейпциг" вновь продемонстрировал свою "волю к жизни". Добросовестно отстреляв по подходившим к городу войскам с 16 по 28 февраля, он вышел-таки из порта 28-го буквально под носом советских танков, едва двигаясь под дизелями. Путь крейсера лежал в небольшой датский залив Абенраа к северу от Фленсбурга. Там его и застала капитуляция Германии.

Наполовину разрушенный корабль не интересовал союзников в качестве возможного трофея, и в том же году его отбуксировали сначала в Киль, а затем в Вильгельмсхафен. Там он благополучно ржавел до лета 1946 г, когда в соответствии со статьей 7 Потсдамского соглашения его полагалось либо разобрать, либо затопить в открытом море до 15 августа. 6 июля бывший крейсер отправился в свое последнее путешествие - на буксире. Его медленно протащили вдоль всего побережья Дании и только 11-го в 11:00 подрывные заряды отправили многострадальный "Лейпциг" на дно в точке к юго-западу от Фарзунда (южная Норвегия).

ИСТОРИЯ СЛУЖБЫ. "НЮРНБЕРГ.

"Крейсер F" был заказан фирме "Дойче Верке" в Киле 16 марта 1933 г. Его закладка состоялась через 8 месяцев, в ноябре. Новый "Нюрнберг" оказался третьим крейсером германского флота, имевшим такое название. Оба его предшественники стали жертвами первой мировой войны: первый погиб в сражении у Фальклендских островов в 1914 г, а второй был затоплен командой в Скапа-Флоу в 1918 г. Постройка третьего

"Нюрнберга" заняла ровно два года - очень неплохой срок, показывающий, что германское военное кораблестроение вышло на высокий уровень готовности.

Вошедший в строй 2 ноября 1935 г под командой капитана цур зее Шмундта новейший легкий крейсер ждала быстрая карьера. С 9 апреля следующего года только что завершивший испытания корабль стал флагманом Разведывательных сил - на нем поднял свой флаг контр-адмирал Бем. Тут же начался его первый зарубежный поход: отряд в составе "Нюрнберга", "Лейпцига" и "Кельна" с 14 апреля по 8 мая совершил путешествие в Атлантику, посетив Санта-Крус-де- Тенерифе и Лиссабон. Сразу же после похода на крейсере устранили мелкие недоделки на заводе "Дойче Верке" и "Нюрнберг" принял участие в параде флота в конце мая. В июне состоялись первые "рабочие" маневры новой единицы с Разведывательными силами и флотилией тральщиков. Столь "резво стартовавший" корабль, однако, имел немало "детских болезней", и в июле снова отправился на верфь, однако ненадолго.

19 августа в Испанию отправился отряд, состоявший из карманного линкора "Адмирал Граф Шпее", легких крейсеров "Лейпциг" и "Нюрнберг" и 4 миноносцев. Вначале кораблями руководил с "Нюрнберга" контр- адмирал Бем, которого 25 августа сменил назначенный командующим силами в испанских водах контр-адмирал Карле. "Шпее" и "Нюрнберг" сменили находившихся ранее в Испании "Дойчланд" и "Кельн". "Новичок" пробыл там почти до конца года; только 16 декабря крейсер вернулся домой вместе с "Графом Шпее".


"НЮРНБЕРГ" окраска левого борта в 1941 г.


‘НЮРНБЕРГ" окраска правого борта в 1941-42 гг.


"НЮРНБЕРГ" окраска левого борта в 1941-42 гг.

Начало 1937 г "Нюрнберг" провел в профилактическом ремонте, после завершения которого, в марте, провел окончательные испытания. А 24 апреля началась "вторая серия" испанского похода, куда крейсер вновь пошел под флагом контр-адмирала Бема. Все еще не полностью боеготовый корабль по сути дела служил временным флагманом. После очередной передачи командования силами в Испании контр-адмиралу Фишелю, "Нюрнберг" вернулся в Киль 19 мая.

В Германии корабль ждали многочисленные маневры и упражнения. Он поочередно участвовал в учениях совместно с подводными лодками, торпедными и противолодочными катерами, тральщиками и большими боевыми кораблями - "Шпее" и своими "систершипами", а также флотилиями миноносцев. 17 июня он вместе со "Шпее" и 4-й флотилией миноносцев снова направился в Испанию, но уже в августе все эти корабли вернулись домой. С 16 по 20 августа "Нюрнберг" принял участие в грандиозных торпедных стрельбах, проведенных почти всеми крейсерами и большим количеством миноносцев, торпедных катеров и подводных лодок. За ними последовали артиллерийские стрельбы, проводившиеся на обоих морях (Северном и Балтийском), а завершился сезон большим парадом флота 27 сентября. На следующий день ставшего вице-адмиралом Бема сменил в роли командующего Разведывательными силами контр- адмирал Денш, поднявший свой флаг на "Нюрнберге". Еще через день крейсер встал на ремонт на заводе "Дойче Верке" в Киле.

Работы завершились 20 ноября, после чего прошли послеремонтные ходовые испытания, учебные торпедные стрельбы и испытания новой радиоаппаратуры. Год завершился еще одним кратковременным пребыванием на верфи.

Последний предвоенный год начался для "Нюрнберга", как и для других легких крейсеров, напряженными маневрами и учениями. Зимой и весной они протекали главным образом на Балтике, а летом переместились на Северное море. За это время крейсер провел все виды артиллерийских и торпедных стрельб, в том числе общие торпедные стрельбы флота в Любекской бухте с 19 по 27 июля, в которых, помимо других кораблей, участвовали все три карманных линкора. 22 августа состоялся парад, к которому приурочили спуск на воду тяжелого крейсера "Принц Ойген". С 14 по 17 сентября "Нюрнберг" принял участие в осенних маневрах в составе отряда, включавшего линкор "Гнейзенау", "Шеер", "Лейпциг", "Кельн" и флотилии эсминцев и миноносцев. Завершился год пробегами в Кильской бухте и калибровочными стрельбами. Крейсер не становился на зимний ремонт, и с начала января продолжил торпедные стрельбы и короткие походы по западной Балтике и вблизи германского побережья Северного моря.

В марте "Нюрнберг" вошел в состав мощного оперативного соединения, включавшего 3 карманных линкора, ядро Разведывательных сил (''Нюрнберг", "Лейпциг" и "Кельн"), 8 эсминцев и 9 миноносцев, сформированного в связи с возможностью военных действий. Предполагалось, что подобная организация сохранится на продолжительное время, однако уже в конце того же месяца эскадра была распущена, и ее корабли продолжили индивидуальные упражнения ("Нюрнберг" занимался этим на Балтийском море). В июле, уже перед самой войной, крейсер принял участие в групповых стрельбах, сначала в составе отряда, включавшего также "Лейпциг" и "Кельн", а затем - с участием карманных линкоров, двух флотилий эсминцев и большого числа легких кораблей. В августе прошли также флотские торпедные упражнения, последние перед началом военных действий.

Одно из первых боевых заданий едва не стало для "Нюрнберга" последним. В самом начале ноября он находился на маневрах на Балтике вместе с "Лейпцигом", "Кельном" и "Кенигсбергом", однако отряд контр- адмирала Льютенса, командующего разведывательными силами, предназначался для действий на Северном море. Германские эсминцы развили высокую активность, ставя мины у побережья Англии. Их выходы становились все более рискованными, и командование Кригсмарине посчитало необходимым иметь в море крейсера на случай необходимости прикрытия отхода. С 12 ноября по 7 декабря состоялось 4 похода отряда Льютенса, державшего свой флаг на самом новом и сильном из своих крейсеров, "Нюрнберге" (в отряд теперь входили также "Лейпциг" и "Кельн"). Эти выходы прошли без каких-либо заметных событий. Пятый, названный операцией "Нанни-Софи", начавшийся 12 декабря, оказался роковым для германских крейсерских сил.


"НЮРНБЕРГ" окраска правого борта в 1943 г.


"НЮРНБЕРГ" окраска левого борта в 1943 г.

Подробности операции и подробное описание атаки британской подводной лодки "Сэмон" утром 13 декабря приведены в описании истории "Лейпцига". Британский торпедный залп, выпущенный с широким растворением, поразил не только этот крейсер, но и шедший головным "Нюрнберг". Как только прозвучал взрыв попадания в "Лейпциг", на флагмане заметили следы двух торпед, направляющихся прямо в борт. Корабль резко отвернул вправо и лег на курс, параллельный торпедам. Пытаясь увернуться от ближайшей из них, "Нюрнберг" вновь резко повернул, на этот раз влево, однако маневрирующий на большой скорости корабль еще не вышел из предыдущего поворота, и практически не отозвался на перекладку руля. В 11:27 торпеда поразила его в носовую оконечность. Нижняя часть корпуса под ватерлинией оказалась начисто оторванной, и два носовых отсека мгновенно заполнились водой. От взрыва пострадало 16 членов экипажа. Машины остались в действии, но лохмотья бывшей носовой оконечности несколько затрудняло маневрирование и снижала скорость, которую пришлось сократить до 18 узлов из соображений безопасности передних водонепроницаемых перегородок, принимавших теперь на себя весь напор воды. От удара вышло из строя оборудование управления огнем. Хотя крейсер сохранил способность передвигаться, его боевая ценность была близка к нулю. Спустя всего минуту после попадания Льютенс уже сообщил командованию группы "Запад" о происшествии с "Лейпцигом" и "Нюрнбергом", и запросил поддержки. К полудню аварийные партии локализовали затопления, и, убедившись в надежности передних переборок, командир флагмана капитан цур зее Отто Клюбер получил возможность управлять своим кораблем - весьма своевременно. Примерно в 12:14 спереди по курсу показались 2 британских бомбардировщика, которые несмотря на зенитный огонь довольно точно сбросили 4 бомбы, упавшие всего в 15-20 м от резко повернувшего влево "Нюрнберга". Ударом сильно тряхнуло кормовую часть; в корпус начала поступать вода. К счастью, повреждения оказались незначительными и на состоянии корабля практически не сказались.

В 14:30 подошли вернувшиеся с постановки эсминцы. Не будучи уверенным в безопасности своих поврежденных кораблей, Льютенс приказал "Нюрнбергу" отходить на восток максимально возможным ходом, оставив с тяжело поврежденным "Лейпцигом" целый "Кельн" и 2 эсминца, рассчитывая, что в случае появления британских крейсеров "Кельн" и эскадренный миноносцы смогут быстро уйти, чего не удастся сделать, если в составе группы останется "Нюрнберг". Флагманский корабль в это время развил обороты, соответствующие в обычных условиях 18-узловому ходу, но реально давал не больше 15-16 уз. из-за мешающей движению свернутой носовой части. Флагманский крейсер эскортировал эсминец "Кюнне". Удача сопутствовала немцам: оба корабля прибыли в устье Эльбы утром 14-го декабря, благополучно избежав атак британских подводных лодок.

Хотя в отличие от практически переставшего быть полноценным крейсером "Лейпцига" "Нюрнберг" удалось довольно быстро отремонтировать (крейсер вновь вошел в строй в конце весны 1940 г), его дальнейшая боевая карьера тоже практически подошла к концу.

В операции "Нанни-Софи" впервые проявились очевидные слабости германского управления действиями кораблей в море, приведшие в дальнейшем к многочисленным ошибкам в ходе неудавшегося рейдерства "Бисмарка" и "Принца Ойгена", и практически во всех боевых выходах на Севере. Оперативное руководство тремя крейсерами осуществлял штаб группы "Запад" под командованием адм. Заавахтера, а тактически ими управлял командующий флотом адмирал Маршалль, находившийся однако на борту линкора "Гнейзенау", спокойно стоявшего в порту! Общая идея использовать крейсера для прикрытия операций эсминцев принадлежала именно Маршаллю, который не хотел упреков в бездеятельности, если британцам удалось бы перехватить отходящие после минной постановки силы. Однако состав сил прикрытия был явно недостаточным для боя с британскими кораблями этого класса. Маршалль подверг критике решение Льютенса остановиться для досмотра датского парохода, тогда как руководство группы "Запад" не возражало против ведения крейсерской войны в ожидании возвращения эсминцев с задания. Высшее начальство не распорядилось о выделении авиации для противолодочного патрулирования и прикрытия, а Льютенс совершил свою ошибку, отослав первую пару гидросамолетов на базу и не выпустив второй (он боялся останавливаться для приема "арадо" на борт, хотя приказал "Лейпцигу" досмотреть датский "Шарков" всего через полчаса!).

Так или иначе, но разведывательный отряд остался с двумя крейсерами - явно недостаточное количество для прикрытия, в связи с чем выходы кораблей этого класса в Северное море прекратились. "Нюрнберг" не смог принять участие в захвате Дании и Норвегии, а после "Учений на Везере" активность понесшего тяжелые потери германского флота упала почти до нуля. В распоряжение командования Кригсмарине оставалось всего 4 легких крейсера: "Нюрнберг", "Лейпциг", "Кельн" и "Эмден", из которых неполноценный "Лейпциг" и устаревший "Эмден" имели малое боевое значение. Именно это предопределило судьбу вполне боеспособного "Нюрнберга". Непригодный к крейсерским операциям, он оказался не слишком нужным ни в Норвегии, ни в Северном море. Правда, короткое время с июня по июль он базировался в норвежских водах, но активных выходов не совершал. Только в декабре 1940 г наметилась операция по минированию входа в пролив Скагеррак (практически рядом со своими базами!), которую должны были предпринять "Нюрнберг" и "Кельн", однако и она не состоялась. Хотя оба крейсера приняли мины и вышли в море 4 декабря, командование группы "Север" вскоре отозвало их из-за плохой погоды. Для легких крейсеров оставался единственный путь - на Балтику, в состав учебной эскадры.

С началом войны против СССР действия сосредоточенных в Балтийском море значительных сил, включавших линкор "Тирпиц", активизировались. В сентябре они пытались блокировать Финский залив от казавшегося возможным выхода советских надводных сил, причем "Нюрнберг" вместе с "Кельном" входили в состав северной группы, предназначенной непосредственно для боя с силами прорыва. Однако в отличие от "Лейпцига" и "Кельна", участвовавших в обстрелах берега, "Нюрнбергу" так и не удалось "понюхать пороха".

В конце осени 1941 г ОКМ, убедившееся в пассивности заблокированных крупных кораблей советских ВМС, сочло, что легкие крейсера все же следует попытаться задействовать более активно вместе с остальным флотом. (История этого вопроса подробно описана в истории "Кельна).

В начале 1942 г предполагалось поставить "Нюрнберг", как и "Кельн", на 6-недельную модернизацию (с 15 января по 28 февраля). Однако в конце концов модернизация приняла более значительные масштабы, и должна была занять не менее трех месяцев.

Крейсер отправился на завод "Дойче Верке" в Киле, где помимо других работ, на нем заменили турбины. Как и следовало ожидать, намечавшийся срок ввода в строй (июль 1942 г) выдержать не удалось, и только 11 ноября 1942 г "Нюрнберг" отправился в Норвегию. 2 декабря он прибыл в Нарвик - очень не вовремя. Вскоре произошел злосчастный "новогодний бой", после которого немецкий надводный флот окончательно стал угрозой только потенциальной. Самый современный из легких крейсеров Германии ни разу не вышел в боевой поход в течение полугода. Вынужденное безделье в маленьких северных портах сильно сказалось на боевом духе команды, и возвращение в Киль 3 мая 1943 г было воспринято как избавление. Не сделавший ни одного выстрела по противнику, "Нюрнберг" тем не менее требовал профилактического ремонта, который был осуществлен на верфи ВМФ в Вильгельмсхафене. К концу года крейсер вновь приступил к учебной службе на Балтике. Там же он провел практически весь следующий, 1944 г, не участвуя ни в чем, кроме небольших тренировочных выходов вдоль побережья. Несомненно, его судьба оказалась бы подобной судьбе оставшихся на Балтийском море германских кораблей, если бы не последовавший в конце декабря приказ сменить "Эмден" в качестве минного заградителя для обороны Датских проливов. 3 января 1945 г "Нюрнберг" покинул Свинемюнде и через 4 дня прибыл в Осло. Здесь его наконец-таки ждала активная служба. На крейсере поднял флаг контр-адмирал Крейш, и корабль совершил несколько выходов для постановки мин. Однако быстро выяснилось, что его боеспособность осталась исключительно низкой, поскольку основу экипажа составляли постоянно меняющиеся ученики морских школ. Поступил приказ как можно скорее довести крейсер "до кондиции" и вновь направить в Балтийское море. 27 января он прибыл в столицу Дании. Однако к непрекращающейся нехватке личного состава прибавился недостаток топлива, и "Нюрнберг" простоял до конца войны в Копенгагене, практически не выходя из порта.

Это спасло новейший легкий крейсер Германии: столица Дании не подвергалась ожесточенным воздушным налетам, погубившим крупные боевые корабли, оставшиеся в германских портах. Теперь его ждал плен.

После общей капитуляции к борту "Нюрнберга" отшвартовался английский крейсер ПВО "Дидо", офицеры которого изъяли большинство технической и служебной документации. 22 мая командование британских ВМФ в Копенгагене приказало поднять флаг, свидетельствующий о сдаче, хотя немецкая команда осталась на борту. Опасаясь, что немецкие корабли могут повторить удавшийся в первую мировую войну в Скапа-Флоу "трюк" с самозатоплением, англичане решили увести лучшие из них под более сильную охрану в Германию. 24 мая "Нюрнберг" и тяжелый крейсер "Принц Ойген" под конвоем британского тяжелого крейсера "Девоншир", крейсера ПВО "Дидо" и двух эсминцев отправились в Вильгельмсхафен. Там и решилась окончательная судьба "Нюрнберга". В соответствии с разделом остатков германского флота наиболее крупный из находившихся наплаву боевых кораблей противника, которые было разрешено оставить на службе, достался Советскому Союзу. Англичане решили "от греха подальше" поставить его в сухой док, опасаясь актов саботажа.

Процедура распределения трофеев была обставлена как настоящая боевая операция. Поскольку практически все германские порты находились в зоне оккупации Британии, ответственность за передачу немецких кораблей союзникам, названную операцией "Сильвер", несли англичане, подошедшие к ней крайне серьезно. В сентябре был составлен план технической подготовки судов к переходу, а 4 декабря последовал приказ под грифом "Строго секретно", регламентирующий процедуру перехода "русской" части германского флота под контроль советских моряков. Хотя на "Нюрнберге" по- прежнему оставалось свыше 200 немецких моряков, там уже находились британские караулы, которым был отдано указание в случае необходимости открывать огонь, причем в приказе адмирала Бэрроу говорилось, что "если начнете стрелять, то стреляйте на поражение!". Появление советского экипажа англичане провели хитрым образом. За 4 дня до Рождества 1945 г немецкую команду посадили на грузовики и на двое суток вывезли из Вильгельмсхафена. По завершении "прогулки" на трапе их уже встретили советские моряки. Последний германский командир, капитан цур зее Гисслер, получил две письменные гарантии - от британцев и от советского командования, о том, что после доставки крейсера в СССР все люди будут возвращены в Германию "если будет установлено, что не совершено ни единого акта диверсии", 1 января 1946 г состоялась передача крейсера, а 2 января "Нюрнберг", на котором поднял флаг вице-адмирал Ралль, в сопровождении радиоуправляемого корабля-цели "Гессен", его миноносца управления "Блиц", эсминца "Z-15" и миноносцев "Т-33" и "Т-107", взял курс на Лиепаю. Отряд сопровождали британские эскортные корабли "Хэмблдон" и "Холдернесс", а на борту "Нюрнберга" продолжал оставаться английский караул.

5 января отряд подошел к Либаве. По воспоминаниям немецких участников перехода, Ралль отдал приказ бросить якорь на внешнем рейде, несмотря на сильное волнение. Якорная цепь оборвалась, и крейсер оказался рядом с непротраленным минным заграждением в наступающих сумерках. Немецкий историк К. Беккер утверждает, что Гисслер и германская команда чуть ли не спасли "Нюрнберг", всю ночь управляясь по радару, показаниям которого не доверяли советсие моряки. Наутро подошел буксир, но из-за продолжавшегося волнения буксирные концы вс время рвались. Тогда якобы Гисслер самостоятельно провел крейсер через узкий проход, удостоившись от адмирала комплимента: "С этим маневром не справился бы ни один русский офицер". Советские источники этой истории не подтверждают. Во всяком случае, никаких претензий к германской команде не имелось, и она вскоре отправилась на родину на плавбазе "Отто Вюнше".

Так закончилась служба последнего германского легкого крейсера в немецком ВМФ. По прибытии в Советский Союз относительно новый корабль, находившийся в неплохом техническом состоянии, был введен в состав действующих сил. 13 февраля 1946 г он получил название "Адмирал Макаров" и с 15 февраля был включен в состав Северо-Балтийского (8-го) флота. Некоторое время бывший германец даже нес флаг командующего этим флотом, вице-адмирала В.Ф.Зозули. 7 ноября 1947 г он вместе с другими морскими трофеями принял участие в традиционном параде на Неве.

Стратегия использования германских флотских трофеев в советском флоте предусматривала минимальные работы и полноценное применение кораблей до исчерпания ресурсов энергетической установки, после чего предполагалось ставить их на прикол или сдавать на слом. В 1948-1950 гг была осуществлена соответствующая модернизация "Нюрнберга", в ходе которой вся легкую зенитную артиллерию и торпедные аппараты заменили на советские образцы. Замене подверглось также радиолокационное оборудование; чтобы разместить антенны вновь устанавливаемых РЛС, пришлось усилить заднюю мачту, замененную треногой. Модернизированный крейсер совершил еще несколько учебных походов, но вместе с выработкой срока службы котлов и турбин подходила к концу и его активная служба. Выведенный из состава боевого флота и переклассифицированный в учебное судно 21 февраля 1957 г, он пробыл в этом качестве еще 2 года, после чего в феврале 1959 г был окончательно исключен из состава ВМФ и списан для разборки. 13 марта 1957 г с "Макарова" сняли экипаж, а позже вместо разборочных работ перевели в Кронштадт в качестве плавучей казармы. С бывшего "Нюрнберга" начали постепенно снимать вооружение и оборудование. Процесс этот затянулся на несколько лет, и только весной 1960 г он был сдан на слом. Место окончательного "успокоения" последнего крейсера Кригсмарине не вполне ясно: наиболее достоверной представляется версия о том, что его "ободранный" в Ленинграде корпус перевели в Калининград, где окончательно разобрали в 1967-1968 гг.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.462. Запросов К БД/Cache: 3 / 1