Первые пищали

Ко времени, когда Андрей Чохов пришел на Пушечный двор, русская артиллерия существовала уже не менее 170 лет.

Еще в 1382 г., рассказывая об осаде Москвы Тохтамышем, летописец сообщал, как москвичи оборонялись от татар: «…стрелами стреляху…каменьем шибаху на ня, друзии же тюфяки пущающе на них, а иные самострелы… пущаху и пороки пущаху, а иные великие пушки пущаху»[38].

Запись эту специалисты трактуют по-разному. Не исключено, что «пушки», о которых идет речь, были казнозарядными орудиями с укрепленным на массивной деревянной колоде стволом, собранным из отдельных сваренных между собой колец. Такие пушки бытовали в Западной Европе и в нашей стране в XIV — первой половине XV в. Древнейшие казнозарядные орудия можно видеть сегодня в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Ленинграде[39].

Меткость и дальность стрельбы артиллерии значительно повысились с появлением литых орудий, обслуживание которых было более удобным и безопасным. «В течение XV столетия, — пишет Фридрих Энгельс, — как в конструкции, так и в применении артиллерии были сделаны значительные усовершенствования. Орудия стали отливать из чугуна, меди или бронзы. Съемная казенная часть стала выходить из употребления, теперь всю пушку отливали как одно целое»[40].

Литые орудия собственного производства появились в Москве в 70-х годах XV в. Изготовлялись они в Пушечной избе, сооруженной знаменитым итальянским архитектором, инженером и артиллеристом Фиораванти, которого, как рассказывает летопись, «хитрости ради его Аристотелем зваху»[41]. Тогда же в Москве появился и первый русский орудийный мастер — Яков[42]. Древнейшая из известных нам русских пушек упомянута в цитированной нами «Описи Смоленску» 1670 г. Пушка эта, отлитая Яковом в 1483 г., не сохранилась. В Ленинграде, в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи можно видеть другую пищаль работы Якова, мастер изготовил ее в 1492 г.[43] Эта старейшая из дошедших до наших дней русских литых пушек стреляла двухфунтовыми ядрами. Отлита она просто, без особых украшений, без цапф и «дельфинов», но с орнаментальными фризами на дуле и на тарели. Вес пушки — около 75 кг, длина — 137 см.

В годы царствования Ивана III, когда на Москве было налажено регулярное производство литых артиллерийских орудий, кроме Якова лили пушки его ученики «Ваня да Васюк», «Федько пушечник». Работал на Пушечном дворе и иностранец Павлин Деббосис Фрязин, изготовивший в 1488 г. «пушку велику», которую нередко именовали «Царь-пушкой» (как и колоссальную мортиру Андрея Чохова, о которой речь пойдет ниже).

В начале XVI столетия Московское государство одержало ряд крупных воинских побед, чему не в малой степени способствовало применение артиллерии. Огнестрельные орудия с успехом использовались в 1502 г. под Псковом, в 1505 г. под Казанью, в 1507 г. под Оршей. Летом 1514 г. великий князь Василий III осадил Смоленск «с многими силами и с великим нарядом пушечным и пищальным». Артиллерией руководил московский пушкарь Стефан. «Пушки и пищали большие у города уставиши, повеле град бити со всех сторон и приступы велики чинити без отдыха, и огневыми пушками в град бити», — рассказывает летописец. На врага при этом «страх великий нападе»[44].

Ко времени вступления на престол Ивана Васильевича Грозного русская артиллерия по силе и мощи своей не уступала артиллерии западноевропейских стран, а кое в чем и превосходила ее. Иностранцы, побывавшие в те годы в Русском государстве, восторженно отзываются об огнестрельных орудиях московитов.

Посол императора Максимилиана II Иоганн Кобенцель писал в 1576 г. своему государю, что в Москве «в двух только местах» хранится 2 тысячи орудий. «Некоторые из этих орудий так велики, широки и глубоки, — писал он, — что рослый человек, в полном вооружении, стоя на дне орудия, не может достать его верхней части»[45]. Далее Кобенцель передавал рассказ какого-то немца, присутствовавшего в 1563 г. при осаде Полоцка, когда троекратный залп русской артиллерии разрушил стены крепости. «Гром от орудий, — вспоминал очевидец, — был столь ужасен, что небо и земля, казалось, готовы были обрушиться».

Венецианский посол Марко Фоскарини, посетивший Москву в середине XVI столетия, писал, что русская артиллерия «в достаточном количестве снабжена бомбардирами, превосходно устроена, обучена и постоянно упражняется… Она снабжена всевозможными боевыми снарядами, какие имеются в настоящее время и у других государей»[46]. Аналогично мнение и английского посла Джильса Флетчера, побывавшего в Москве позднее — в 1588–1589 гг.: «…ни один из христианских государей не имеет такого хорошего запаса военных снарядов, как русский царь»[47].

Иван Грозный широко применял артиллерию во всех своих войнах и походах. В осаде Казани в 1552 г. участвовало 150 огнестрельных орудий. Летописи сохранили нам названия некоторых из них: «…имя одной „Кольцо", а другой имя „Ушатая", и огненные пушки и пищали, тако же и „Змей Свертной" и „Змей Летячей"»[48].

В Ливонской войне 1558–1583 гг. также активно использовалась артиллерия — в том числе много орудий, отлитых Андреем Чоховым. Иван IV, писал Карл Маркс, «был настойчив в своих попытках против Ливонии; их сознательной целью было дать России выход к Балтийскому морю и открыть пути сообщения с Европой»[49]. Война эта окончилась неудачно для Московского государства, чему способствовала неблагоприятно сложившаяся международная обстановка, серьезные внутриполитические трудности. Однако победоносные сражения, проведенные русскими войсками, навсегда останутся в памяти потомства. Ливонский поход 1558 г., взятие Полоцка в 1563 г., героическая оборона Пскова 1581–1582 гг. — во всех этих битвах участвовала артиллерия, на вооружении которой находилось несколько десятков типов и калибров огнестрельных орудий.

Основными типами огнестрельных орудий во времена Андрея Чохова были:

1) орудия небольшого калибра, предназначенные для прицельной стрельбы с ложа из-за ограды-«тына», потому и получившие название затинных пищалей;

2) пушки, которые в источниках того времени именуются пищалями; в отличие от затинных пищалей они устанавливались на колесный лафет, имели значительно больший калибр и предназначались для поражения удаленных на большое расстояние целей; калибр изменялся в широких пределах — от 100 г. до нескольких пудов;

3) мортиры и гаубицы, которые в России называли верховыми, или верхними, пушками, а также просто пушками, — это были короткоствольные, заряжавшиеся с дула орудия, предназначенные для ведения навесного огня; калибр их велик: от одного до нескольких десятков пудов;

4) орудия для стрельбы картечью — «дробом», предназначенные для прицельного огня по живым целям на близких расстояниях, в Московском государстве эти орудия называли тюфяками; из тюфяков можно было стрелять и каменными ядрами, в этом случае они превращались в мортиры;

5) казнозарядные орудия небольшого калибра — кованые или сварные, они назывались скорострельными пищалями;

6) многоствольные орудия — сороковые пищали, или органки, калибр которых доходил до 3 гривенок (=1200 г).

Тело артиллерийского орудия во времена Андрея Чохова, как и позднее, делилось на три части: дульную, вертлюжную и казенную. На дульной части отливали орнаментальные фризы-«пояса»; между ними находилась литая или чеканная надпись, сообщавшая сведения о времени изготовления пушки и о ее мастере. В средней части орудия размещены цапфы-«вертлюги», с помощью которых пушку устанавливали на лафете-«станке». Здесь же — две гладкие или фигурные скобы — «дельфины» или «уши»; с их помощью можно было поднимать и перемещать орудие. Задний срез казенной части орудия назывался «тарелью», а прилив в центре тарели — «винградом». Как тарели, так и винграду нередко придавали фигурную форму.

Артиллерия Московского государства рано выделилась в самостоятельную войсковую единицу[50]. Уже в 1538 г. в разрядных книгах упоминаются воеводы «у наряда». Во времена Андрея Чохова бытовало уже несколько форм организации артиллерии, отличавшихся по назначению, а также по размерам и количеству орудий.

Отдельным войсковым подразделениям-полкам придавались артиллерийские орудия небольшого калибра — с ядрами от 100 до 800 г. «Полковой наряд» непосредственно участвовал в сражениях в строю общевойсковых подразделений. Он сопровождал войско в походе. Для этого полковые пищали устанавливали на лафеты-«станки», снабженные двух- или четырехколесными повозками.

Другая задача ставилась перед крепостным нарядом. Так назывались артиллерийские подразделения, призванные защищать города от вражеских нашествий. Основу крепостного наряда составляли орудия среднего и малого калибра — «полуторные пищали».

В особенно важных для интересов страны походах принимал участие «большой государев наряд», состоявший из крупнокалиберных орудий. Изготовлением таких орудий и прославил свое имя Андрей Чохов.

В 70-х годах XVI в., готовясь к новому походу в Ливонию, Иван Грозный решил значительно повысить мощь осадной артиллерии. В осаде Полоцка в 1563 г. участвовало лишь четыре стенобитных орудия. Между тем эффект от их применения был колоссальным. Тогда-то московский Пушечный двор, только-только отстроенный после опустошительного набега крымского хана Девлет-Гирея на Москву в 1571 г., получил задание изготовить несколько тяжелых стенобитных орудий. Работами руководил Андрей Чохов, который к тому времени сумел занять ведущее положение среди московских литцов.

Первая из известных нам осадных пищалей Андрея Чохова — «Лисица» — была отлита мастером в 1575 г. Орудие это не сохранилось. В конце XVII столетия оно стояло на Лучинской башне смоленского кремля, сведения о нем и попали в опись смоленского наряда, которую мы неоднократно цитировали. Вот что записано в ней: «На Лучинской башне в верхнем бою: пищаль медная русского литья, прозвание ей „Лисица", в станку на колесах, ядром 12 гривенов (=4800 г), длина 5 аршин без дву вершков (=346 см), старого смоленского наряду. На ней вылит орел двоеглавой, на верху три травы, на ней же две личины звериные. У казны и подле личин и у дула травы. У дула ж вылита лисица, ниже уха подпись русским письмом: «Делана сия пищаль „Лисица" в лето семь тысяч восемьдесят третьего, делал Андрей Чохов». Позади за казною вылито шесть репьев. Весу ей не написано. К ней 100 ядер»[51].

В том же 1575 г. Андрей Чохов изготовил еще одно стенобитное орудие, размерами поменьше. Ядро у него было в 10 гривенок (= 4000 г). Называлось орудие «Собака». В XVII в. оно стояло в Белгороде — упоминания о нем можно встретить в нескольких переписных книгах городского наряда[52].

В конце 1576 — начале 1577 г. Андрей Чохов отлил большую пушку, получившую название «Волк». Длина этого орудия 498 см. Диаметр ствола постепенно увеличивается от 48 см у дула до 60 см у казенной части. О весе ядер, которыми «Волк» стрелял, сведений у нас нет, но его калибр в абсолютных размерах составляет 18 см[53].

Ствол пушки богато орнаментирован. Дульная и казенная части покрыты причудливо переплетающимися травами. Дуло пушки как бы выходит из широко раскрытой пасти волка, уши которого небольшими рожками торчат в разные стороны. Другая волчья голова с оскаленной зубастой пастью прилита к тарели вместо винграда. Художественное убранство пушки удачно довершают два дельфина, словно только что выскочившие из воды. Позади дельфинов четким уставным кирилловским письмом отчеканена надпись: «Божиею милостию Иван, царь и великий князь, государь всея Русии. Пищаль Волк. Делан в лето 7085. Делал Ондрей Чохов».

Зимой 1577 г. Андрей Чохов изготовил колоссальную пищаль «Инрог», которая в свое время была самой большой пушкой русской осадной артиллерии. Ее длина 516 см, калибр — 21,6 см. Орудие стреляло ядрами весом 27,2 кг. Весит «Инрог» 7434 кг[54].

Известны и более крупные артиллерийские орудия — «Кашпирова пушка», «Павлин» Степана Петрова, «Царь-пушка» Андрея Чохова. Но все это — мортиры, «верховые пушки». «Инрог» же — пушка в полном смысле этого слова. Отношение длины ее к калибру составляет 24,5.

Орнаментирован «Инрог» скромнее, чем «Волк»: лишь самый конец дульной части снабжен несколькими фризами, да два-три пояса отделяют дульную часть от вертлюжной.

Название орудие получило по литому изображению единорога на круто срезанной тарели. В азбуковниках XVII в. единорога, фантастическое животное, описывали так: «…зверь, подобен есть коню, страшен и неподобен, промеж ушию имать рог велик, тело его медяно, в роге имать всю силу, живет 532 лета»[55]. Рог единорога, которого в этом случае смешивали с носорогом, весьма ценился в Московском государстве. Так, в 1623 г. царскую невесту Марию Хлопову, когда она занемогла перед свадьбой, «поили святой водой с мощей и давали кость инрога с камнем безуем».

Почти все осадные пищали Андрея Чохова принимали участие в Ливонском походе 1577 г. Русское войско выступило из Пскова 13 июля. Сопровождал его «государев наряд», состоявший из 36 осадных орудий и 21 мортиры. Самой большой пищалью наряда был чоховский «Инрог».

Разрядные книги сообщают о наряде в следующих словах: «Да в тот же поход пометил государь наряду: пищаль Орел, ядро пол 3 пуда; пищаль Инрог, ядро 70 гривенок (=28 кг); пищаль Медведь, ядро пуд; пищаль Волк, ядро пуд; пищаль Соловей Московский, ядро пуд; пищаль Аспид, ядро 30 гривенок (= 12 кг); 2 пищали Девки, ядро 20 гривенок (=8 кг); 2 пищали Чеглик и Ястребец, ядро 15 гривенок (=6 кг); 2 пищали Конец да Дерблик, ядро 12 гривенок (=4,8 кг); две пищали Собака да Лисица, ядро 10 гривенок (=4 кг); 19 пищалей полуторных, ядро по 6 гривенок (=2,4 кг); 2 пищали скорострельные с медены ядры по гривенке (=400 г); пушка Павлин, ядро 13 пуд (=208 кг); пушка Кольчатая, ядро 7 пуд; пушка Ушатая, которой целое ядро в 6 пуд; пушка Кольчатая новая меньшая, ядро 6 пуд; пушка Кольчатая другая ядро 6 пуд; пушки верхние: верхних 4 пушки Якобовых, ядро по 6 пуд; пушка Вильянская, ядро 4 пуда; 8 пушек Александровских, ядро по пуду с четью (=20 кг). А всех 36 пищалей да 21 пушка»[56].

Далеко не о всех орудиях мы можем сказать, кто их делал. Не исключено, что «пушки Якобовые» можно связать с именем старейшего московского пушечного мастера Якова, работавшего в конце XV в. Орудия его по сей день хранятся в наших музеях.

Мортира «Павлин», как мы уже говорили, отлита в 1555 г. Степаном Петровым. Небольшая разница в «весовом калибре» (ранее шла речь о ядре весом не 13, но 15 пудов) не должна смущать нас, ибо данные описей и разрядных книг не всегда были точными.

В Ливонском походе 1577 г. участвовало по крайней мере четыре орудия Андрея Чохова — «Инрог», «Волк», «Собака» и «Лисица». Вполне возможно, что некоторые из упомянутых разрядной книгой пищалей и мортир отлиты знаменитым мастером, хотя сказать об этом с определенностью мы не можем.

Среди мортир, участвовавших в Ливонском походе, выделялись своими размерами «Павлин» Степана Петрова, а также «верховые пушки» «Кольчатая» (ядро весом 7 пудов —112 кг), «Ушатая» (96 кг), «Кольчатая старая» (96 кг)[57].

Артиллерия способствовала успеху похода. Был захвачен Венден — в прошлом резиденция магистра Ливонского ордена, русским войскам сдались Влех, Лужа, Резекне, Даугавпилс.

В дальнейшем несколько крупных орудий и среди них чоховский «Волк» отделили от «большого государева наряда» и придали отряду, оставшемуся в Ливонии. 21 октября 1578 г. они приняли участие в кровопролитном сражении под Венденом (Цесисом) — в прошлом резиденцией магистра Ливонского ордена. Обстрел крепости продолжался пять дней. Павел Одерборн, описывая осаду Вендена, отмечал: «Московиты имеют пушку огромной величины и силы, называемую „Волком". Она установлена впереди их лагеря и выбрасывает дротики (ядра? — Е. Н.) шестифутовой толщины (?)»[58].

В анонимной брошюре, посвященной осаде Вендена, которая была издана в Нюрнберге в 1579 г., рассказывается, что «русский царь до такой крайности довел этот город своими огромными пушками, что разрушил и сравнял с землею каменную стену, начиная от Массавской башни до бастиона, и если бы не приспела помощь, то (по словам пленных и граждан, как сознавались они в этом после…) городу никак бы не уцелеть»[59].

На выручку осажденным ливонцам подошло большое соединенное польско-шведское войско. Судьба не благоприятствовала русской армии — татарская конница переметнулась на сторону врага, несколько воевод бежало с поля боя. «А иные воеводы, — повествует разрядная книга 1578–1579 гг., — тогда с дела побежали, а товарищев своих бояр и воевод выдали, и наряд покинули; а побежали боярин князь Иван Голицын, да окольничей Федор Шереметев, да князь Андрей Палецкой, да дьяк Андрей Щелкалов»[60]. В руки врага попало 24 орудия. Среди них — чоховский «Волк», три большие мортиры, крупнокалиберные пищали «Ястреб» и «Сокол», три казнозарядных «скорострельных пищали».

Русские пушкари показали в Венденском бою пример преданности Отчизне. «Когда из поставленных при орудиях пушкарей, — рассказывает немецко-польский хронист Рейнхольд Гейденштейн (1556–1620), — большая часть была перебита… то остальные… потеряв надежду на спасение орудий, и вместе с этим любовь к жизни, добровольно повесились на веревках, которые… спускались сверху жерл»[61]. Впрочем, другие современники рассказывают, что уцелевшие пушкари были повешены на орудиях поляками и шведами, которых рассердило их героическое сопротивление. Со славой пал на поле боя и начальник отряда окольничий Василий Федорович Воронцов.

Как свидетельствует польский историк Матвей Стрыйковский, «шесть больших великолепных стенобитных орудий и, на первом месте, отличающаяся своим изяществом и величиной пушка с изображением волка», были отосланы в Вильну[62]. Здесь половину трофейного наряда передали шведам.

Потеряв орудия, Иван Грозный повелел в кратчайший срок отлить такие же. Царь «считал нужным показать — говорит Гейденштейн, — что судьба не может взять у него ничего такого, что бы он при своих средствах не мог в короткое время восполнить еще со знатным прибавлением»[63]. Новые орудия назвали так же, как те, которые попали в руки врага.

Так появился второй чоховский «Волк». Мастер отлил его в конце 1578 — начале 1579 г. Орудие это — точная копия первого «Волка». Однако размерами своими оно несколько превосходит первое: его длина — 5 м 48 см. Но калибр прежний — 18 см.

Новому «Волку» также не повезло. В 1581 г. орудие попало в руки шведского полководца Якоба Понтуса Делагарди при взятии Ивангорода, поставленного в 1472 г. по берегу Финского залива на р. Нарве. В 1585 г. на переговорах со Швецией о перемирии русским послам было наказано потребовать возвращения всех захваченных шведами орудий: «… и послам говорити о наряде, чтоб те города государь их король отдал с нарядом с тем, с которым нарядом те города взяты; а что было в тех городах наряду, и тому послам даны списки». Шведские «ослы обещали, «что наряду из городов не вывезут», и попросили наказать «великого государя людям в то время, как начнут из тех городов свейских людей выводите, насильства никакого не учините, и наряду, которой прибыльной наряд из тех городов повезут, у них не отнята»[64]. Послы утверждали, что шведы «наряду в те городы и своего прибавили, а вашего де наряду в городах было немного».

Условия перемирия шведы не выполнили. За 12 дней до передачи Новгорода русским войскам они погрузили на подводы чоховские пушки, а также семь новгородских колоколов, снятых с церквей, прикрыли их сеном и ночью тайно вывезли из города. Пушки и колокола морем переправили в Швецию.

Вопрос о возвращении орудий поднимался и впоследствии, в 1617–1618 гг., при ратификации Столбовского мира.

Граф Делагарди, который вел переговоры со шведской стороны, поклялся русским послам «сам своею душою, чтоб деи мне душа своя в ад послать»[65] что ни пушки, ни колокола шведы из Московского государства не вывозили. Но оба «Волка» Андрея Чохова и сегодня находятся в Швеции. Они стоят во дворе старого Грипсгольмского замка, километрах в 70 от Стокгольма. В путеводителях орудия почему-то именуются «Боровом» и «Свиньей». Пушки установлены на деревянных лафетах, сделанных в более позднее время, но представляющих собой точную копию русских «станков» XVI в. Шведские надписи на лафетах гласят, что обе пушки захвачены Понтусом Делагарди в 1581 г.[66]. Это ошибочное утверждение перешло ко всем когда-либо писавшим об этих пищалях.

Иначе сложилась судьба стенобитного орудия «Инрог». Пищаль эта принимала участие в Ливонском походе 1577 г. В начале XVII в. «Инрог» стрелял по польско-шведским интервентам. В 1617–1618 гг. орудие способствовало победам московского ополчения в боях против польского королевича Владислава — претендента на русский престол.

В 1632–1633 гг. «Инрог» вместе с другими 158 орудиями участвовал в походе воеводы Михаила Борисовича Шеина под Смоленск. О составе наряда рассказывает «разрядная роспись»: «… да с боярином же и воеводою с Михаилом Борисовичем Шеиным, да с окольничим с Ортемьем Васильевичем Измайловым послано под Смоленск наряду и зелья и свинцу и всяких пушечных запасов на сборных подводах…» Мы не будем приводить здесь всю роспись. Процитируем лишь строки, относящиеся к орудию Андрея Чохова: «Пищаль Инрог, ядро пуд 30 гривенок, на волоку, весу в теле 450 пуд, в волоку весу 210 пуд. Под нею 64 подводы. Да к той же пищали Инрогу стан с колесы, в нем весу 200 пуд, под ним 10 подвод»[67].

Орудие, таким образом, перемещали на специальных полозьях. По прибытии же к месту сражения его устанавливали на специальном лафете.

Кроме «Инрога» разрядная книга Смоленского похода называет пищали «Пасынок», «Волк», «Кречет», «Грановитая», «Стрела», «Коваль», «Вепрь», «Ахиллес» (об этом орудии разговор пойдет ниже). Помянута и «пищаль гладкая Кашпирова литья, ядро 12 гривенок, весу в ней 150 пуд. Да к ней стан с колесы, весу в нем 80 пуд». Так на поле брани встретились орудия, изготовленные учителем и учеником, встретились в ту пору, когда ни того, ни другого уже не было в живых.

Упомянуто в описи и великое множество безымянных орудий. Смоленский поход, однако, был подготовлен плохо. Подкупленные поляками крымские татары вторглись в пределы южных «украин» Русского государства и отвлекли на себя часть сил, предназначенных для главного удара. Подоспевший на выручку Смоленску Владислав окружил московское войско и принудил М. Б. Шеина сдаться. Большой государев наряд попал в руки врага.

Из-под Смоленска «Инрог» был доставлен в город Эльбинг и здесь, семьдесят лет спустя, сделался добычей шведского короля Карла XII. Об этом свидетельствует горделивая надпись, вычеканенная под дельфинами в средней части ствола: «Med guds hielp of. kon. Carl D. XII tagit med staden Elbing D. 3 decemb. 1703» («С божьею помощью взята королем Карлом XII с городом Эльбингом 3 декабря 1703 г.») В 1723 г. орудие, которое перевезли в Швецию, приобрел стокгольмский купец Яган Прим. Рассчитывая получить вознаграждение, он доставил «Инрог» в Россию. Рассказывают, что при перевозке пищаль попала в болото и, чтобы вытащить ее, пришлось перепилить ствол на три части. Сенатским указом было велено уплатить Приму за «ростертую пушку» по 7 рублей за пуд, а само орудие, «приняв в артиллерию на Пушечный двор, спаять как надлежит». Спаял ствол — и очень искусно — мастер Семен Леонтьев[68].

В мае 1706 г. Петр I указал для охраны Петропавловской крепости с севера соорудить земляную крепость — Кронверк. Со временем крепость потеряла военное значение. Впоследствии на Кронверке решили разместить артиллерийское снаряжение, для чего соорудили большое трехэтажное здание, которое строили десять лет — с 1851 по 1861 г. Здесь сейчас помещается Военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи (до 1963 г. Артиллерийский исторический музей)[69]. В его коллекциях — выдающиеся памятники многовековой истории материальной части артиллерии. Среди них и стенобитное орудие «Инрог» Андрея Чохова. До революции орудие стояло на Литейном проспекте у здания Главного артиллерийского управления. Ныне оно выставлено у входа в музей.

«Инрог» был отлит Андреем Чоховым в 1577 г. Год спустя, как уже знают читатели, мастер изготовил второго «Волка». С этого времени источники молчат о Чохове в течение восьми лет. Что делал мастер в эти годы? Одно можно сказать определенно: это были годы напряженного труда и вдохновенных исканий. В 1586 г. гений Чохова подарил миру подлинное чудо артиллерийской техники и литейного искусства — колоссальное орудие Царь-пушку.

Похожие книги из библиотеки

Провал блицкрига

«Почему мы проигрываем войну?» — самые проницательные и дальновидные из немецких генералов начали задаваться этим вопросом уже поздней осенью 1941 года. Почему, несмотря на внезапность нападения и чудовищные потери Красной Армии, Вермахту так и не удалось сломить сопротивление советских солдат? Почему сокрушительная машина блицкрига, завоевавшая для Гитлера пол-Европы, впервые дала сбой и была остановлена у ворот Москвы?

Авторы этой книги, входившие в военную элиту Рейха, активно участвовали в подготовке войны против СССР и во всех крупных сражениях на Восточном фронте, разрабатывали и проводили операции на суше, на море и в воздухе. Поскольку данное издание изначально не предназначалось для открытой печати, немецкие генералы могли высказываться откровенно, без оглядки на цензуру и пропагандистские штампы. Это — своего рода «работа над ошибками», одна из первых попыток разобраться, почему успешно начатая война завершилась разгромом Вермахта и капитуляцией Германии.

Все укрепрайоны и оборонительные линии Второй Мировой

НОВАЯ книга от автора бестселлера «Линия Сталина» в бою». Подлинная история всех укрепрайонов и оборонительных полос Второй Мировой войны и боевых действий при их прорыве.

Линия Маннергейма и линия Мажино, линия Молотова и Восточный вал, линия Сталина и линия Зигфрида, советские и японские укрепрайоны на Дальнем Востоке и т. д. и т. п. — в этой книге вы найдете исчерпывающую информацию обо всех «китайских стенах XX века» и профессиональный анализ их эффективности.

Почему в 1939–1945 гг. не повторился «позиционный тупик» Первой Мировой? Возможно ли в принципе создать «непреодолимую» линию обороны? Оправданны ли колоссальные затраты на строительство укрепрайонов? И как именно штурмовым группам удавалось прорывать мощнейшие оборонительные системы?

Supermarine Spitfire. Часть 1

Осенью 1931 года Министерство авиации выдало техническое задание F.7/30 на новый истребитель, предназначенный на замену устаревшего истребителя «Бристоль Бульдог». Многостраничный документ сыграл заметную роль в истории «Спитфайра». В первом из четырнадцати параграфов определялись характеристики, которыми будущий самолет должен был обладать:

Максимальная скороподъемность;

Максимальная скорость на высоте более 15000 футов (4600 м);

Хороший обзор из кабины;

Маневренность;

Технологичность, позволяющая простое и массовое производство;

Простота технического обслуживания.

Вооружение состояло из четырех пулеметов и бомбодержателей для четырех 20-фунтовых (9-кг) бомб.

Разрешалось использовать на самолете любой двигатель английского производства.

Прим. OCR: К сожалению не найден оригинал издания. В имеющемся первоисточнике все иллюстрации собраны после текста.