Главная / Библиотека / Правда и мифы о спецназе /
/ Глава 9 Ихтиандры на службе Родине

Глав: 17 | Статей: 17
Оглавление
Известный телеведущий Игорь Прокопенко в своей новой книге приоткрывает завесу таинственности, которой окутаны подразделения специального назначения вооруженных сил разных стран мира — тот самый спецназ, о фантастических возможностях которого ходит столько легенд. В книге разрушаются мифы и стереотипы, связанные с засекреченными способами ведения войны, и рассматривается история спецназа начиная с древнейших времен — Античности — и до наших дней, включая спецоперации в Чечне, Беслане и Сирии.

Как вывести из строя пусковую установку стратегической ядерной ракеты? Как удалось в считаные минуты захватить резиденцию афганского лидера Хафизуллы Амина на неприступной горе Тадж-Бек? Может ли боевой дельфин, прошедший подготовку в центре спецназа, уничтожить атомную подводную лодку? Чему служат люди, способные предотвратить и развязать глобальную войну?

Многие истории, приведенные в этой книге, удивят вас и шокируют. Эта информация позволит понять, каким образом люди превращаются в существ, обладающих невероятными возможностями!

Глава 9 Ихтиандры на службе Родине

Глава 9

Ихтиандры на службе Родине

О специальной морской разведке ходит много легенд, но доподлинно мало что известно.

Правда ли, что подводные шпионы-диверсанты невидимы и неуловимы, как легендарные японские лазутчики ниндзя? Правда ли, что это воины-смертники, начинающие воевать еще до начала войны, универсальные солдаты без нервов, готовые любой ценой выполнить задание? И кто противостоит морскому спецназу в тайной войне под водой?

Только случайные прохожие могли стать свидетелями этого необычного зрелища, напоминающего патрулирование или дозор, но не на земле и не в воздухе, а в водной стихии. Столица еще спит накануне праздника Победы, но морская служба Министерства внутренних дел уже работает по акватории праздничных мероприятий. Война с терроризмом требует от силовых структур адекватного ответа. Политики, решающие судьбы мира, любят встречаться на фоне морских пейзажей. Кто обеспечит их безопасность, прикроет от внезапного нападения из-под воды? Идет проверка маршрута прогулки высоких гостей по Москве-реке. Безопасность стратегических объектов государственной важности, правительственных зданий и президентских резиденций требует от бойцов антитеррористических подразделений тщательной проверки всех прилегающих территорий. Угроза теракта может исходить и от безобидного на вид гражданского судна, и от подозрительного ящика, который обнаружен водолазами под опорой моста. Диверсионная война под водой началась многие годы назад.

Перед нами диковинный персонаж, напоминающий чудовище из ночного кошмара. Вид призрака ему придает то, что он одет в громоздкий капюшон Беллони, сложную конструкцию, устроенную по принципу водолазного колокола. Именно в таких странных дыхательных аппаратах отправлялись на задание всадники управляемых торпед начиная с 30-х годов ХХ века. Уникальный скафандр хранится в запасниках Военно-морского музея в Питере. Первое снаряжение боевых водолазов было далеко от совершенства. Дыхательный мешок на груди по гофрированной трубке подавал кислород в маску и поглощал углекислый газ, но надо было внимательно следить за подачей кислорода, чтобы не потерять сознание от отравления. Личное оружие долгое время ограничивалось обычным водолазным ножом. Дополнительное оборудование составляли водолазный компас и планшет для записей и схем под водой. Акваланг заменил кислородные дыхательные аппараты, но для подводного диверсанта требовался особый аппарат, не выбрасывающий демаскирующих пузырьков воздуха. Так называемые ИДА — индивидуальные дыхательные аппараты — появились у нас только в 1950-х годах, когда были вновь созданы подразделения подводных водолазов-разведчиков. Дыхательный аппарат — это жабры боевого пловца. Но как перемещаться под водой на большие расстояния? В КБ подводной техники был сконструирован «Протей», первый отечественный буксировщик для спецназа. Все работы, само собой, велись в режиме повышенной секретности.

Буксировщик решает задачу скрытного проникновения к объекту противника. Подводные носители позволяют действовать группой, доставлять в герметичном контейнере все необходимое для выполнения боевой задачи — оружие, взрывотехнику, радиопередатчик.

Пожилой человек со спортивной походкой — Виктор Иванович Хохлов. Соседи по спальному району Марьино и не догадываются, какую громкую диверсионную операцию удалось практически в одиночку провернуть неприметному нынче ветерану войны. Добровольцем Виктор попал в бригаду особого назначения Наркомата внутренних дел. Тогда из спортсменов формировали, говоря современным языком, диверсионно-разведывательные отряды для работы в немецком тылу. Вскоре Хохлов был заброшен в партизанский отряд на Украину. Шел 1943 год, немцы готовились к летнему стратегическому наступлению и перебрасывали через Днепр военную технику, в том числе новейшие тяжелые танки «Тигры» и «Пантеры». Вскоре под Курском начнется операция «Цитадель». Последний мост через Днепр прикрывали немецкие дзоты, партизаны никак не могли его подорвать. И тогда Виктор Хохлов предложил свой план: «Я водолаз, я пловец. Надеваю аппарат, иду к мосту, закладываю взрывчатку, возвращаюсь обратно, и мы взрываем мост».



Буксировщик водолаза, нагрудный, «Протей-1».

Действовать под водой ему пришлось практически в одиночку. Первым делом он протянул к опоре моста полевой провод по дну реки. По этой путеводной нити, борясь с течением, водолаз перетаскал под мост несколько ящиков тола. Невероятный план подводной диверсии близился к завершению, он и его товарищи ждали, когда на мост выйдет очередной эшелон с техникой. Сердце у разведчика стучало громче колес поезда: а вдруг детонаторы не сработают?

Хохлов вспоминает, как в решающий момент вся группа как по команде гаркнула — «Давай!» — и он с таким отчаянием крутанул ручку взрывного устройства, что она чуть не отлетела.

Озадаченные немцы так и остались в неведении, решив, что мост взорвали с воздуха. Сколько танков недосчитались немцы под Курской дугой? Родина скромно оценила медалью «За отвагу» разработчика и исполнителя этой диверсионной операции. После войны Виктор Иванович готовил чемпионов Союза по плаванию, но время от времени он исчезал в неизвестном направлении. Сейчас уже не скрывает, что его призывали на секретные сборы — передавать опыт молодым диверсантам-разведчикам, чтобы в нужный момент они тоже смогли выполнить задачу, которая не под силу целому батальону.

На одном из островов Дальнего Востока размещен отдельный морской разведывательно-диверсионный пункт специальной разведки. Наши разведчики изучают стратегические объекты на побережье США. Американские водолазы-шпионы, в свою очередь, изучают районы высадки на наших берегах. Всего в СССР было пять таких разведпунктов, на каждом флоте свой.

Подготовка морского диверсанта-разведчика со стороны смотрится как фантастический фильм. Вот имитируется скрытый выход из подводной лодки. Новобранец должен в полном снаряжении пролезть через узкий шкуродер торпедного аппарата и выйти под водой. Занятие не для слабонервных.

А тут еще надо протолкнуть буксировщик, ведь на ластах в море далеко не уйдешь. Тем же жутким даже для военного человека способом новобранец должен вернуться на борт шпионской субмарины.

Черноморская база морского спецназа находилась на острове Первомайском, прикрывая южные рубежи страны. Коллеги так и называли морских разведчиков 17-й отдельной бригады — «майчане». В зоне их действия были не только Черное и Средиземное моря, но также Африка и даже Южная Атлантика. Они ходили морем на боевые дежурства.

Североатлантическими странами занимались балтийские разведчики в Парусном, их окрестили «парусниками». За Восток отвечали на Каспии бакинцы. Но какая спецтехника обеспечивает решение таких масштабных задач? Как аллигатор, рассекает морскую поверхность транспортировщик «Сирена». Дальность полета этой двухместной торпеды 16 миль, около 30 километров. Гидроакустическая система видит подводные препятствия, навигационные приборы держат курс. Боевая насадка — заряд весом почти 500 килограммов — в носовой части.

Во время репетиции реальной разведоперации «Сирену» загружают в торпедный аппарат, экипаж выходит следом и седлает торпеду. Торпедный аппарат можно без труда скрыть в двойном трюме какого-нибудь геодезического судна или рыбацкого траулера. Оно будет до поры до времени лениво дрейфовать в нейтральных водах, но в нужный момент носитель «Сирена» выйдет к территориальным водам противника.

В одном из частных музеев хранятся экспонаты, связанные с боевыми подвигами первого морского спецназа России. Это фрагменты двигателя итальянского диверсионного катера из состава 10-й флотилии МАС и его обшивка. На катере стоял мощнейший двигатель, позволявший идти со скоростью 80 километров в час и везти при этом 3 тонны взрывчатки. Чтобы дойти до Ленинграда, ему потребовалось бы 4 с половиной минуты. Опасность была огромной.

Здесь надо отметить, что «крестным отцом» диверсионной войны под водой стал именно создатель 10-й флотилии МАС, итальянский князь Валерио Боргезе, получивший прозвище Черный князь. Под его началом служили добровольцы и кадровые офицеры — убежденные фашисты, многие из которых, как и командующий, были дворянских кровей. На эмблеме 10-й флотилии был изображен боевой водолаз на торпеде. Человекоуправляемые торпеды, которые итальянцы прозвали «майяле» — «поросята», — взорвали в годы Второй мировой войны десятки кораблей антигитлеровской коалиции, в том числе два советских. На их боевом счету — самая известная диверсионная подводная операция на британской военно-морской базе в Александрии. Там были взорваны и затоплены мощнейшие корабли королевского флота — линкоры «Вэлиант» и «Куин Элизабет». Парламенту Великобритании об этом сообщили только спустя два месяца, поскольку диверсия стала колоссальным потрясением для моряков и политиков.

Вот какой противник был у советских подводных бойцов в годы войны под Ленинградом! Был создан отряд подводных диверсантов-разведчиков, рота особого назначения. В РОН набирали только водолазов и спортсменов-пловцов. Первых бойцов роты особого назначения называли подводной пехотой, ведь даже ластов у них не было — они либо плыли, либо шли по дну. Тем не менее на их счету несколько дерзких диверсий. Они поднимали секретные документы и шифры для радиоперехватов с затонувших немецких подлодок, проскользнув под водой, взорвали немецкий склад боеприпасов на берегу Петергофа, спасли город от новых разрушений, раскрыв место дислокации наводящей станции для снарядов «Фау». На месте Стрельнинской дамбы во время войны располагалась скрытая база итальянских штурмовых катеров. И только боевые водолазы смогли ее уничтожить.

К дамбе подошли четыре наши диверсионные группы — на катере и шлюпках, потом нырнули и двигались под водой. Одна группа направилась уничтожать спасательную станцию, другая — блокировать немцев, которые находились в этом здании, третья группа отправилась взрывать, а четвертая залегла у часовни как группа отсечки. И в ночь с 4 на 5 октября 1943 года были уничтожены все итальянские катера 10-й флотилии МАС. Немцы сначала думали, что их с Кронштадта накрыли снарядами, настолько неожиданно прогремели эти взрывы. Они так осветили ракетами территорию базы, что этим даже помогли нашим уйти. Но все же четверо наших диверсантов погибли.

Часовня Николая Чудотворца поставлена в память о героях роты особого назначения. Приходить сюда перед выходом в море стало доброй приметой для всех капитанов Стрельны. После войны роту морского спецназа расформировали, и только загадочная история взрыва линкора «Новороссийск» в 1955 году заставила в срочном порядке воссоздать морской спецназ. Что стало причиной взрыва в Севастополе, старая мина или диверсия? «Новороссийск» — это бывший флагман итальянского королевского флота «Джулио Чезаре», который достался Советскому Союзу по репарации. По достоверным данным известно, что итальянцы поклялись: «Цезарь» не будет плавать под красным флагом.

До сих пор еще никто не знает, почему погиб линкор «Новороссийск» и кто его потопил — или это мина, которая осталась со времен войны, или это был итальянский боевой пловец, который пришел туда и заминировал корабль. Если судить по ранее закрытым источникам информации, причина для диверсии менее романтична — это крупнокалиберные пушки линкора, способные нести ядерные снаряды. Других таких у Москвы на флоте тогда не было. Значит, причастность иностранных спецслужб исключать нельзя. Как бы то ни было, но вскоре команда боевых пловцов во главе с князем Валерио Боргезе получила высшие боевые награды. И это в мирное время.

Появление подразделений подводных диверсантов заставило задуматься о силах самообороны. Это специальные противодиверсионные силы — ПДСС. В спецархивах хранится съемка захвата теплохода в одном из северных портов России. Капитан и старпом взяты в заложники, террористы выдвигают свои требования. Будь это атомный ледокол, угроза взрыва реактора могла бы стать очень весомым аргументом для шантажа.

Террорист требует убрать снайперов и отвести войска, угрожая тем, что через 10 минут заложников уничтожат.

Преступники настороже и контролируют пристань, внезапность десантирования с воздуха также исключена. И тут в дело вступает морской спецназ. Проникновение на судно из-под воды создает тот самый фактор внезапности, который обеспечивает успех совместного штурма с земли и воздуха. Несмотря на достоверность происходящего, это только учения, но они максимально приближены к реальным предполагаемым событиям. Угроза «Аль-Каиды» атаковать побережье США силами боевых пловцов уже была озвучена. В начале ХХI века главная угроза исходит от международного терроризма, а не потенциального военного противника. Один из тщательно охраняемых объектов — Ленинградская АЭС на берегу Финского залива.

Александр Ватагин, советский и российский военный инженер, офицер Военно-морского флота, объясняет причины такой бдительности: «Даже взрыв плотины может привести к тому, что будут смыты целые города с промышленными предприятиями и миллионами жителей. А уж взрыв ядерного объекта способен привести к подлинной катастрофе. Все атомные электростанции имеют отношение к воде, технологически потребляют ее в огромных количествах. И проникнуть на АЭС удобнее всего через воду».

Когда подводный диверсант будет обнаружен противодиверсионной службой, его ждет неприятный сюрприз. Охотники за ним будут вооружены семиствольным морским гранатометом МРГ, созданным специально для уничтожения подводных диверсантов. Выпускаемая им хитрая мина взрывается уже под водой. Плотность воды делает взрывную волну тяжелее, радиус поражения расширяется за счет акустического удара, рвущего барабанные перепонки невидимого лазутчика. Не позавидуешь тому, кто оказался под прицелом семиствольного МРГ.

Это оружие практически безотказное и обладает хорошим поражающим действием. Дальность его действия — до 500 метров. В радиусе 120 на 180 метров поражается все живое, практически все — что рыба, что водолазы.

Для захвата нарушителей закрытой акватории секретного или стратегического объекта высаживается десант в подводном снаряжении, вооруженный подводными автоматами. Маскироваться легким водолазам ПДСС особой нужды нет, можно работать на обычных аквалангах. Главное — обнаружить лазутчика. Бойцам ПДСС противостоят боевые пловцы морской разведки, они бойцы нападения.



Александр Иванович Ватагин — советский и российский военный инженер, офицер Военно-морского флота, Герой Советского Союза (1991), капитан 1-го ранга запаса.

Задача охотников за диверсантами может заключаться и в том, чтобы предотвратить нападение, уничтожив склады ядерных боеприпасов противника, его ракеты дальнего радиуса действия и атомные подводные лодки.

Неожиданность и внезапность, а не огневая сила — вот главное оружие подводного спецназа. Десантируясь с самолета или высаживаясь с подводной лодки, группы специальной морской разведки пробираются во вражескую бухту или проникают в порт. Невидимые тени уже скользят прочь, когда внезапный взрыв подбросит в воздух корабль или выведет из строя подводную лодку. Что же сильнее, щит или меч подводных ниндзя? Морские разведчики самоуверенно провозглашают себя победителями этой схватки под водой. Они утверждают, что всегда побеждали тех, кто охраняет, и проникали на самые тщательно охраняемые объекты. Под водой наступать разведчикам легче, поскольку это не прямая лобовая атака, где соотношение наступающих должно в разы превышать количество обороняющихся. Здесь все по-другому.

Диверсант должен как «Отче наш» знать взрывное дело и владеть всеми видами оружия. А навыки рукопашного боя нужны не только на суше. Наработаны и правила подводного поединка, хотя на практике его вероятность минимальна. Есть в арсенале боевых пловцов и противодиверсионных сил свое секретное оружие — это АПС, автомат для подводной стрельбы, и специальный подводный пистолет, СПП. Еще вчера о таком чудо-оружии знали только сами боевые пловцы, но держали язык за зубами, оно было строго засекречено. Теперь о нем можно говорить, поскольку есть уже более совершенное. На пятиметровой глубине дальность поражения до 30 метров. Магазин АПС рассчитан на 26 патронов. Скорострельность такая же, как и у «калашникова», то есть в минуту он может выстрелить порядка 30 патронов. Стреляет как под водой, так и на поверхности.

Подводный полигон — необычное зрелище. Как будто из американских фильмов про сверхсекретных агентов. На Байкале, в учебном центре морских частей МВД, проходят специальную подготовку водолазы наших силовых структур. Трудно подтвердить это документально, но, по рассказам разведчиков, трое бойцов противодиверсионных сил из таких вот автоматов АПС на подступах к секретному объекту на Дальнем Востоке положили целую группу подводных шпионов одной из азиатских держав. Наверняка немало было желающих сорвать исторические встречи Горбачева и Рейгана на Мальте и в Рейкьявике, ведь они изменили наш мир, а потому меры безопасности этих встреч на море были беспрецедентны. Впервые вражеские легионы под водой работали вместе. Им поставили задачу: любую цель ближе 200 метров — уничтожать. Они свою задачу выполнили. Президенты благополучно отработали свое, а морские спецназовцы — свое.

Невидимые и беспощадные, как шпионы средневековой Японии, современные подводные ниндзя действуют тихо и незаметно. Узнать о визите «морских дьяволов» возможно, лишь когда серия взрывов выведет из строя радары ракетной обороны или базу военно-морского флота.

Морские разведчики должны выполнить свою секретную миссию в тылу противника еще до начала открытых боевых действий. «Жизнь подводного диверсанта не принадлежит ни ему, ни его семье, она принадлежит Родине». Эти шокирующие слова присяги морских разведчиков — «парусников» в известной степени созвучны с лозунгом японских шпионов-невидимок: «Почитай императора и уничтожай варваров». Император сиречь Родина, варвары — враги твоей страны. В мирное время неэтично говорить о целях, подлежащих уничтожению на чужой территории, равно как и о стране — потенциальном военном противнике. Но во времена холодной войны все было ясно и боевые дежурства у чужих берегов велись регулярно.

Командиры групп не были посвящены в задачи. У каждого из них был пакет секретных документов — запечатанный, который сдавали в секретную службу после возвращения с дежурства. Вскрыть его можно было лишь по команде из Москвы.

Даже товарищи по оружию не знают, куда внезапно исчезает отряд боевых пловцов, где и какую миссию им приказано выполнить. В скромной чучельной мастерской трудится над чучелом головы оленя охотник Александр Сидельников. Во время службы на Черноморском флоте ему пришлось использовать охотничьи навыки в боевой обстановке.

Он вспоминает свою командировку на другую сторону планеты: «Нашу группу противодиверсионных сил вызвали из-под Севастополя и направили в одну из латиноамериканских стран. Наши задачи были такими — разминировать трудные участки в акватории портов, куда не могли подойти тральщики, и уничтожать перевалочные базы противника. Нас доставляли подводной лодкой или катером, за полторы-две мили от берега мы уходили под воду, а выйдя на берег, разбивались на две волны. Обозначенные квадраты полностью зачищались шквальным огнем».

За выполнение интернационального долга обещали к тому же хорошо заплатить. Решение заслать в Никарагуа противодиверсионные силы приняли после того, как американские диверсанты взорвали в порту Манагуа два советских транспортных судна с военным грузом для сандинистов.

Зачистка базы не предполагала оставлять кого-то в живых. Покупать машину или квартиру на эти деньги невольный наемник Саша Сидельников не стал и без сожаления пустил деньги на ветер. И спустя годы после выхода в отставку, уже по истечении подписки о неразглашении секретной информации, ветераны неохотно рассказывают о своей службе в специальной морской разведке. Помалкивать есть о чем. «Щит и меч» подводных ниндзя — это секретное оружие, сверхмалые подводные лодки, ядерные мини-фугасы и ныряющие катера. А темная вода моря всегда служит надежным прикрытием. Ветераны спецназа говорят, что о некоторых операциях уже известно американцам, а у нас они до сих пор считаются секретными.

Названия этих спецподразделений понятны только посвященным — «Косатки», «Боевые дельфины», «Морские тюлени», «Аллигаторы», «Драконы» и другие устрашающие звери. Морские разведчики ассоциируют себя с агрессивными представителями клана подводных хищников, и такие аналогии не кажутся преувеличением.

Быть диверсантами или бороться с ними могут не только люди. В середине ХХ века военным ученым пришло в голову вербовать бойцов морского спецназа из морских млекопитающих. Идея не нова: знаменитый дрессировщик Владимир Дуров еще во время Первой мировой войны предлагал использовать морских львов и тюленей для диверсий против кораблей германского флота. Могут ли морские млекопитающие стать симбиозом человека-диверсанта и управляемой торпеды?

Владимир Петрушин много лет занимался секретным проектом в дельфинарии Казачьей бухты под Севастополем. Главная задача — защита военно-морских баз и военных кораблей, но они работали и как саперы, искали подводные мины и метили их, и как минеры, сбрасывая ранец с магнитной миной под днище корабля. Он считает, что умные дельфины справлялись с боевыми заданиями не хуже людей: «Задачи были очень разнообразные. Одна из основных — охрана водных рубежей, начнем с этого. Например, дельфины могли патрулировать вход в бухту и не позволять боевым пловцам проникнуть в эту бухту, обезвреживать их на определенном этапе. Это первая задача. Вторая задача — поиск и обезвреживание, ну, допустим, мин подводных, которые стоят. Дельфин обнаруживал мину, подходил к ней и забуйковывал ее, и уже затем приходила бригада специалистов и обезвреживала эту мину».

Какая военная техника может соперничать с этим подводным оружием, живой торпедой? Что сможет сделать подводный диверсант против этого животного, с легкостью выбрасывающего человека из воды в воздух? Центнер мускулов, филигранная маневренность, идеальные приборы гидролокации, заключенные в этой симпатичной голове. Белых китов Камчатки — белух — дрессировали только у нас, в засекреченных дельфинариях Тихоокеанского флота. В ряды боевых пловцов рекрутируют также сивучей и тюленей. США пробовали готовить наемников из родственников белух, косаток, но самыми сообразительными оказались дельфины. Подготовка такого «курсанта» отнимает кучу денег и массу времени. Что же делает их универсальными подводными солдатами и гениальными ищейками?

Прежде всего, это эхолокатор или сонар, которым обладают дельфины и белухи. Он позволяет, находясь в воде, обнаруживать предметы и вообще прозванивать все окружающее пространство на довольно значительное расстояние, до полутора километров. Это позволяет дельфинам обнаруживать боевых пловцов на расстояниях до километра.

По некоторым данным, боевые дельфины, прошедшие специальную подготовку в США, уничтожили до полусотни подводных диверсантов на подступах к военно-морской базе во Вьетнаме. Среди них были и боевые пловцы из Страны Советов, которые помогали вьетнамцам подрывать вражеские суда. В Советском Союзе даже пытались вживлять электроды управления в мозг дельфинов, а в США — имплантировать бомбы в желудок животных. Теперь с этими экспериментами покончено, а с человеком-диверсантом эти биоторпеды и так легко разберутся.

Сверхмалые подлодки занимают первое место в иерархии морских диверсионных средств. В Советском Союзе разработали сначала двухместный транспортировщик «Тритон». Последние «Тритоны» и «Грейпы», уже класса мини-субмарин, доставляются подлодкой-носителем, могут высаживать команды диверсантов, патрулировать акваторию своих портов против диверсий, минировать и атаковать вражеские морские базы. Аналогично действуют морские разведчики ВМФ США на своих транспортировщиках MiniSub. Об этом не принято говорить в мирное время, но известно, что мини-субмарина может вполне нести на борту даже оружие массового уничтожения. Особый интерес у иностранных разведок вызывал советский проект мини-подлодки «Пиранья». Несколько раз наши северные морские соседи заявляли протест против присутствия шпионской «Пираньи» у своих берегов.

Эта подлодка суперопасна для любого вероятного противника, поскольку ее практически невозможно обнаружить, она способна доставить в непосредственную близость к вражеским объектам группу разведчиков и разрушающее оружие. Более современного средства для ведения подводной диверсионной войны не придумано.

Сегодня эту уникальную диверсионно-разведывательную лодку можно увидеть вживую разве что в фильме «Особенности национальной рыбалки». По недомыслию обе «Пираньи» пошли под нож во время сокращения вооружений.

Сегодня ни одна война не обходится без диверсантов. Американские «морские котики» команды Team Six воевали и в Югославии, и в Ираке, свергали с трона диктатора и наркобарона Мануэля Норьегу, освобождали от повстанцев Гренаду. Любопытно, кто же все-таки готовил группу водолазов-киллеров для покушения на Фиделя Кастро, страстного любителя подводных прогулок? Для этого была даже изготовлена мина в виде морской раковины. Французские фрогмены, «люди-лягушки» подразделения Hubert, работали на Ближнем Востоке, итальянские разведчики были призваны найти и освободить высокопоставленного заложника Альдо Моро. Израильские подводные диверсанты во время арабских войн минировали корабли и Суэцкий канал. Английские боевые пловцы эскадрона «Комаччо» штурмовали Фолклендские острова в борьбе с Аргентиной. «Морские дьяволы» Страны Советов тоже работали в странах третьего мира, где холодная война переходила в вооруженные конфликты на морских берегах, хотя до прямого столкновения дело доходило редко. Во время операции по подъему «Курска» в ГРУ Северного флота пришла информация: иностранная разведка засылает на русскую субмарину подводных разведчиков. На корабли охранения тут же прибыли усиленные команды специальных противодиверсионных сил. Вторжение было предотвращено.



Мануэль Антонио Норьега Морено — панамский военный и государственный деятель.

«Морские дьяволы», разведчики-диверсанты, способные в одиночку влиять на ход военных действий, сегодня в запасе. Но по первому призыву они прибудут к месту сбора и выйдут в район своей секретной операции. Стратегические цели на берегах потенциального противника давно расписаны в деталях. Незримые и беспощадные к врагу, воины третьей мировой войны готовятся к новым сражениям, надеясь, что их никогда не будет.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.139. Запросов К БД/Cache: 0 / 0