Глава 2

Крадущаяся смерть

Сквозь толщу столетий до нашего времени дошло уникальное боевое искусство Ниндзюцу. Согласно преданиям, им в совершенстве владели ниндзя — супервоины Древнего мира. В средневековой Японии об этих людях-загадках ходило множество легенд. Их считали оборотнями или тенями умерших, настолько неестественной казалась их сила. Для ниндзя не было невыполнимых задач. Шпионаж в глубоком тылу врага, убийства особо важных и охраняемых персон, диверсии самого крупного масштаба — любое поручение они выполняли быстро и четко, внезапно возникая из темноты и так же молниеносно исчезая. Эти наемники карабкались по скалам и деревьям, виртуозно владели любым оружием, обладали способностью гипнотизировать и врачевать, видели во мраке, издалека улавливали любые запахи, могли долго находиться под водой, дыша через соломинку. Всех их умений не перечислить.

Ниндзя, другое название синоби, — разведчик-диверсант, шпион, лазутчик и наемный убийца в средневековой Японии.

Ниндзя, другое название синоби, — разведчик-диверсант, шпион, лазутчик и наемный убийца в средневековой Японии.

Принято считать, что ниндзя появились на Японских островах в Х веке и затем в течение столетий оттачивали свое мастерство во время бесчисленных междоусобных войн феодалов и в борьбе за власть сменявших друг друга военных правителей страны — сёгунов. В тайных кланах подготовка бойцов начиналась с самого раннего детства. Малышей учили боевым искусствам, маскировке, выживанию в самых экстремальных условиях. И в 15 лет юноша уже мог получить свое первое задание, которое для непосвященных было заведомо невыполнимым.

Особым мастерством среди ниндзя считалось умение обезвредить противника с закрытыми глазами. В этом не было никакой мистики. Весь секрет заключался в многолетних упорных тренировках, в результате которых боец получал способность в буквальном смысле слова кожей чувствовать все, что его окружает.

Следующий этап подготовки бойцов ниндзя — оттачивание реакции. Настоящий ниндзя способен буквально за доли секунды уйти от удара. Особенным искусством считается умение уклониться от сюрикенов, метательных железных орудий ниндзя в виде звезды с заостренными краями. Между прочим, скорость этого смертоносного оружия достигает 200 километров в час. Это в 1,5 раза быстрее, чем удар рукой.

Еще одно смертоносное оружие из арсенала ниндзя — кусаригама. Оно состоит из серпа, к которому с помощью цепи крепится ударный груз. Цепь, как хлыст, могла обмотаться вокруг шеи противника и душить его. При надобности можно было нанести смертельный удар отточенным лезвием.

Школы ниндзя были не только в древности, они существуют и сейчас. Одному из самых известных современных мастеров ниндзя в Японии — Масааки Хатсуми — более 80 лет, и он долгие годы был учеником воинов, хранивших древние традиции. Затем он сам стал сенсеем и по сей день дает мастер-классы по восточным единоборствам. Изредка удается увидеть его мастерство на кадрах видеосъемки, сделанной во время занятий. Хатсуми с легкостью справляется с вооруженным противником и за считаные секунды обезвреживает его.

В тех немногих интервью, что мастер ниндзюцу Масааки Хатсуми дает журналистам, он говорит: «Я знаю все болевые точки на теле человека и лишь одним прикосновением могу обезвредить противника. Для того чтобы отобрать меч, не нужно много силы. Еще немного, и враг окончательно повержен».

Наследники искусства «крадущихся», как называли себя диверсанты японского средневековья, есть и в нашей стране. Основатель российской школы ниндзя Сергей Трофимов на одной из тренировок, стоя спиной к противнику, полностью контролировал его действия: «Пока не знаю, чем буду атакован. Ага, рука (только после этого его противник начинает движение). Могу показать, но не знаю, как это объяснить словами. Чувствую его всем телом и духом — сформулировать невозможно».

Действительно, мастерство ниндзя плохо поддается описанию — с ним надо сжиться.

Может быть, поэтому сейчас это наследие стало именно искусством, пришедшим из древности. В современном мире нет боевых отрядов ниндзя, способных выполнить спецоперацию. Но элементы подготовки ниндзя широко используются в тренировках бойцов спецназа многих стран.

Похожие книги из библиотеки

Покрышкин

Кадры решают все. А в переломное время, в экстремальных ситуациях, герои решают все, — считает автор книги о маршале авиации А. И. Покрышкине.

Именно Покрышкин стал ярчайшим выразителем тех перемен, которые сделали нашу армию 1941 года армией 1945 года. Он был первым из когорты тех, кто сломил боевой дух люфтваффе. По свидетельству известного ученого Ю. Н. Мажорова, который в годы войны служил в 1-й отдельной радиобригаде Ставки ВГК, лишь в трех случаях немцы переходили с цифровых радиосообщений на передачу открытым текстом: «Ахтунг, партизанен!» (внезапное нападение партизан); «Ахтунг, панцер!» (прорыв советских танков) и — «Ахтунг, Покрышкин!».

Знаменитый летчик никогда не был баловнем судьбы. Да и не могла быть легкой жизнь у человека, который, как говорит о нем один из его учеников, генерал-полковник авиации Н. И. Москвителев, «ни разу нигде не покривил душой, не сказал неправду». О многих перипетиях жизни летчика и военачальника впервые рассказано в этой книге.

Редчайшее сочетание различных дарований — летчика-аса, аналитика, командира, наставника — делает личность Покрышкина единственной в своем роде. Второй наш трижды Герой И. Н. Кожедуб всегда говорил, что учился у него воевать и жить, быть человеком…

Книга издается к 100-летнему юбилею Александра Ивановича Покрышкина.

Советские танки в бою. От Т-26 до ИС-2

Танк давно стал символом советской военной мощи. Сотни наших танков, поднятых на пьедестал, стоят по всей стране и половине Европы в качестве памятников Великой Победе.

Но вот парадокс — за 60 лет не было опубликовано ни единого серьезного исследования по боевому применению советских танков в годы Великой Отечественной войны. То есть об истории их создания, устройстве, ТТХ достойных работ предостаточно, но о советских танках в бою — не было ни одной.

ЭТА КНИГА — ПЕРВАЯ.

Ее автор, известный исследователь, признанный специалист по истории бронетехники, подробно рассказывает о боевом пути всех типов советских танков — легких, средних и тяжелых — накануне и во время Отечественной войны, об их боевых возможностях и особенностях боевого применения, о слабых и сильных сторонах, успехах и ошибках, поражениях и победах.

Grumman Avenger. Часть 1

В 1939 году флот Соединенных Штатов (US Navy) начал амбициозную программу, по модернизации старых и постройке целого ряда новых авианосцев. На новых авианосцах должны были базироваться истребительные (VF — «fighter») и разведывательно-бомбардировочные (VSB — «scout-bomber») эскадрильи, которые вооружались уже находящимися в производстве самолетами F4F Уайлдкет и SBD Донтлесс соответственно. Кроме того, предусматривалось, что вскоре эти самолеты будут заменены более совершенными машинами, прототипы которых уже проходили на тот момент испытания (F4U Корсар, F6F Хеллкет и SB2C Хеллдайвер). Однако торпедные эскадрильи (VT- «torpedo-bomber») по своему оснащению существенно отставали от истребительных и разведывательно-бомбардировочных, до сих пор имея на своем вооружении самолеты Douglas TBD-1 Девастайтор, которые были приняты на вооружение еще в 1937 году. Флот США сознавал, что устаревший Девастайтор не может быть модернизирован таким образом, чтобы устранить два его основных недостатка, недостаточную скорость и малый радиус действия. Был необходим совершенно новый самолет. Начало немецкой агрессии в Европе и японской в Китае еще раз подчеркнуло безотлагательность замены Девастайторов новым торпедоносцем-бомбардировщиком с лучшими боевыми характеристиками.