Под Красными звездами

Летчики МиГ-17 и МиГ-21 проходили обучение в Краснодарском высшем военном авиационном училище летчиков министерства обороны СССР, которое специализировалось на подготовке кадров для ВВС третьих стран. Училище располагало четырьмя аэродромами: Батайск, Приморско-Ахтарск, Кущеовская и Краснодар. В Краснодаре проходили обучение курсанты Вьетнама, Венгрии, Кубы, Афганистана, Ирака, Лаоса, Камбоджи, Монголии, Сирии, ряда других экзотических и не очень стран. Особенно много было курсантов из Венгрии, Вьетнама и Кубы, их свели в отдельные «национальные» эскадрильи.

Вьетнамцы стремились форсировать события, в то время как русские считали, что физические кондиции худосочных азиатов не позволяют последним управлять реактивным истребителем надлежащим образом. Иначе говоря, вьетнамцы первым делом проходили курс лечения усиленным питанием. Отбор в летчики был достаточно жестким, из 100 человек в небо поднималось 20, остальным предстояло стать «пингвинами» — птицами, которые не летают, то есть — овладевать техническими авиационными специальностями. 20 из 100 — это показатель вьетнамцев, лучшие результаты показали венгры (35 из 38).

Высокие достижения товарищей мадьяр вполне обоснованы, почти все курсанты уже прошли летную подготовку на родине в авиационно-спортивных клубах, в то время большинство вьетнамцев впервые в жизни увидели самолет и совершенно не понимали зачем стальной птице крылья, которые не машут в полете. Не удивительно, что советские наставники общению с азиатами предпочитали обучение венгров. На уровне подготовки вьетнамцев отразились и сроки — их пришлось сжимать, так как в 60-е годы боевые действия во Вьетнаме принимала все большие масштабы.

После изучения основ русского языка осенью 1960 г. курсанты приступили к изучению теоретических дисциплин, всего порядка 20 предметов: устройство самолета, устройство двигателя, прочность, теория полета, основы радиоэлектроники, авиационная метеорология, тактика боевого применения истребительной авиации, воздушная навигация и т. д. Осень и зиму отвели под теорию и наземную подготовку, весна и лето идеально подходили для обучения технике пилотирования.

В апреле 1961 г. вьетнамцы приступили к полетам с инструктором на самолете Як-18 на полевом аэродроме Батайск, а в сентябре они летали на МиГ-15УТИ и МиГ-17 с аэродрома Кущевская. До конца года курсанты налетали на Як-18А в среднем по 150 ч, на реактивной технике — по 100 ч. Взлет с аэродрома Кущевская производился с бетонной полосы, посадка — на грунт, для увеличения срока службы пневматиков реактивных самолетов. Полеты, как правило, начинались в 6 ч утра и завершались к полудню, когда обычно завершалось формирование мощной кучевой облачности.

Курсанты летали только в дневные часы и только в простых метеоусловиях. Вьетнамцы имели преимущества перед курсантами других национальностей — им требовалось в среднем в два раза больше вывозных перед первым самостоятельным вылетом. Большой проблемой стал переход с поршневого Як-18 на реактивный МиГ-15УТИ.

В ходе обучения часто случались ошибки, особенно — на посадке, для вьетнамцев чересчур часто полоса оказывалась слишком «короткой» из-за позднего касания колесами земли. Если подобную ошибку совершал кубинец или венгр, то его на несколько дней отстраняли от полетов, у вьетнамцев перерыва в полетах не было, им требовалось как можно скорее вернуться на родину, чтобы принять участие в боях.

Летная подготовка включала выполнение простых фигур пилотажа, полеты по маршруту, упрощенные воздушные бои, имитацию атак воздушных и наземных целей — все днем и в простых метеоусловиях. Практические стрельбы выполнялись один-два раза в год на самолетах МиГ-15УТИ или МиГ-17, для стрельб на каждого курсанта выделялось по 30 снарядов на ствол.

Помимо полетов курсанты дважды в год прыгали с парашютом с самолета Ан-2 и один раз «выстреливались» из катапульты ослабленным пороховым зарядом на имитаторе, кроме того инструктор по парашютно-десантной подготовке наглядно демонстрировал над аэродромом реальное катапультирование из специально модернизированного самолета МиГ-15.

Ежедневно в Краснодаре все курсанты, назначенные в этот день в полеты, проходили медицинское освидетельствование. Для вьетнамцев медики не представляли особой угрозы. Верные «хошиминцы» вели здоровый образ жизни: ни сигарет, пива, водки с салом и уж тем более — никаких казачек в свободной от учебы время! Некоторую конфронтацию с русскими вызвала установка вьетнамских политработников, надзиравших за своими подопечными, на всемерное и всестороннее изучение трудов Мао, с Китаем Союз в те времена находился в больших «контрах». Вьетнамцы всегда питали к Китаю больший пиетет, чем к Советскому Союзу, так подготовка высшего командного состава вооруженных сил ДРВ в большинстве своем велась не в Москве, а в китайских военных академиях.

В начале 70-х годов вьетнамский курсант не справился с управлением «Дельфина» и протаранил при заходе на посадку жилой дом в городе Приморско-Ахтарск, летчик погиб в своем первом и последнем самостоятельном полете.

В начале 70-х годов вьетнамский курсант не справился с управлением «Дельфина» и протаранил при заходе на посадку жилой дом в городе Приморско-Ахтарск, летчик погиб в своем первом и последнем самостоятельном полете.

Советский Союз предоставил Северному Вьетнаму несколько реактивных учебно-тренировочных самолетов L-29 «Дельфин». Снимок сделан во Вьетнаме в 1971 г.

Советский Союз предоставил Северному Вьетнаму несколько реактивных учебно-тренировочных самолетов L-29 «Дельфин». Снимок сделан во Вьетнаме в 1971 г.

Курсанты набора 1962 г. изучали теорию в Батайске, а осваивали Як-18 в Приморско-Ахтарске, затем учились летать на реактивных МиГ-15УТИ и МиГ-17 в Кущевской.

Об этом периоде по сей день ходит много историй, связанных с вьетнамскими курсантами. Вот одна из них. Русский инструктор ушел в полет вместе с вьетнамцем. Предварительно все детали полета обсудили на земле и отработали на моделях методом «пеший по летному». Сразу после взлета МиГ-15УТИ курсант набрал высоту 1500 м, хотя полетное задание предусматривало эшелон в 500 м. Инструктор приказал проверить высоту. «Есть, товарищ капитан!»- бодро прозвучал ответ. Самолет продолжал лететь на высоте 1500 м. «Товарищ капитан» взял управление на себя и сбросил лишний километр высоты, после чего приказал вьетнамцу считать показания прибора: «Как и было — 500 метров, товарищ капитан». Альтиметр на МиГ-15УТИ имел две шкалы, большую, отградуированную в диапазоне от нуля до тысячи метров и малую, которая отсчитывало только километры. Вьетнамец смотрел только на большую шкалу, на которой стрелка действительно будет показывать 500 метров хоть на 500 м, хоть на 10 500 м. Можно, конечно, посмеяться над тупым азиатом, однако неслабые претензии в данном случае можно предъявить продвинутому выпускнику кафедры авиационного приборостроения МАИ, которые спроектировал сей прибор, совершенно не думая об особенностях психологии летчика.

Удачные, смешные и печальные примеры из практики вьетнамских курсантов советские инструкторы широко использовались при обучении новичков всех национальностей.

В первые шесть месяцев 1962 г. в Краснодар прибыло несколько вьетнамцев для обучения полетов на самом современном тогда советском истребителе МиГ-21. Сверхзвуковой МиГ-21 предъявлял к летчику куда более жесткие требования, чем дозвуковой МиГ-17. Идеальным пилотом считался физически крепкий летчик в возрасте 18–20 лет, скорее высокого, чем среднего роста. Средний вьетнамец представлял собой полную противоположность — низкорослый по европейским меркам, с малым весом и недостаточно накаченный. Нередко вес кандидата в пилоты был меньше минимальной массы летчика, необходимой для нормального срабатывания катапульты. Недостаток физической силы затруднял управление самолетом. В ходе освоения МиГ-21 перед вьетнамцами встал ряд объективно трудноразрешимых проблем, которые в отдельных случаях стали фатальными. Голова летчика оказывалась намного ниже линии прицеливания, а ноги не доставали до педалей. При перегрузках в 5-7G курсанты полностью теряли способность управлять истребителем, их ошибки приходилось исправлять сидящему во второй кабине спарки МиГ-21 инструктору. МиГ-21 проектировался как чистый перехватчик, однако в ходе подготовки вьетнамцев упор сделали на поражение наземных целей. Большое внимание уделялось практическим пускам 57-мм неуправляемых ракет по наземным мишеням из подвешенных на пилонах блоков НАРУБ-16-57.

В 1966 г. в программе обучения произошли существенные изменения: на смену поршневым Як-18 пришли реактивные самолеты L-29 «Дельфин» чешского производства. Курсантам требовалось налетать на них 80 ч, прежде чем начать освоение МиГ-15УТИ и МИГ-17. Программа предусматривала 40-часовой налет на МиГах-15/17. Завершался курс обучения на аэродроме Краснодар, где курсанты налетывали еще 40 часов на спарке МиГ-21УС и боевом МиГ-21 ПФМ. Первая вьетнамская группа курсантов завершила такой курс в 1968 г., эта же группа первой практиковала полеты ночью — 10 часов на L-29, Ю-12 на МиГ-15/17 и 8-10 на МиГ-21.

Некоторые вьетнамцы из числа тех, что прибыли научиться летать на МиГ-21, уже освоили в Китае МиГ-17. Им не требовалось изучать «Дельфины» или МиГи-15/17. Этих летчиков сразу сажали в кабину МиГ-21. Из прибывших 40 курсантов к концу обучения осталось 20. Всего через шесть месяцев восемь человек из этих 20 сложат головы в небе своей родины.

Истребители МиГ-17 из числа 36 самолетов первой партии, переданных ВВС ДРВ Советским Союзом. На снимке — самолеты 921-го истребительного авиационного полка, они перелетели из Китая на аэродром Нойбай 6 августа 1964 г.

Истребители МиГ-17 из числа 36 самолетов первой партии, переданных ВВС ДРВ Советским Союзом. На снимке — самолеты 921-го истребительного авиационного полка, они перелетели из Китая на аэродром Нойбай 6 августа 1964 г.

На карте показаны аэродромы, которые использовали самолеты ВВС ДРВ в ходе войны с США, кроме того, отмечены также приграничные авиабазы Китая и Лаоса.

На карте показаны аэродромы, которые использовали самолеты ВВС ДРВ в ходе войны с США, кроме того, отмечены также приграничные авиабазы Китая и Лаоса.

Программа первоначального обучения на «Дельфинах» была более сложной и насыщенной, по сравнению с программой обучения на Як-18 и включала элементы высшего пилотажа, пролеты на минимальной эволютивной скорости и штопор. Неудивительно, что с эти самолетом связано несколько инцидентов. Случались посадки с неработающим двигателем, пожары двигателя в полете, посадки с горящим двигателем. Один вьетнамский курсант в первом самостоятельном вылете на L-29 не справился с управлением и врезался в жилой дом Приморско-Ахтарска. Курсант погиб.

Когда в 1972 г. резко возросла интенсивность воздушной войны в небе Вьетнама всех курсантов-вьетнамцев отозвали на Родину еще до завершения полного курса обучения на L-29/МиГ-15УТИ/МиГ-21УС/ Миг-21ПФМ. Следующая группа из Ханоя прибыла в Краснодар уже после заключения в 1974 г. Парижских соглашений по Индокитаю.

Радиолокатор раннего обнаружения воздушных целей П-15 «Song Ма». РЛС могла засекать воздушные цели на удалении до 250 км, при условии, что они летели выше 300 м. Радар монтировался на шасси грузового автомобиля повышенной проходимости ЗиЛ- 157 К. На вооружении Народной армии Вьетнама имелось 40 РЛС П-15.

Радиолокатор раннего обнаружения воздушных целей П-15 «Song Ма». РЛС могла засекать воздушные цели на удалении до 250 км, при условии, что они летели выше 300 м. Радар монтировался на шасси грузового автомобиля повышенной проходимости ЗиЛ- 157 К. На вооружении Народной армии Вьетнама имелось 40 РЛС П-15.

Пусковая установка зенитно-ракетного комплекса С-75 «Двина». Данный ЗРК эффективно поражал маломаневренные воздушные цели на средних и больших высотах, такие как бомбардировщики.

Пусковая установка зенитно-ракетного комплекса С-75 «Двина». Данный ЗРК эффективно поражал маломаневренные воздушные цели на средних и больших высотах, такие как бомбардировщики.

Огневая позиция дивизиона ЗРК С-125 «Нева». Данные комплексы прикрывали вьетнамские аэродромы, начиная с 1972 г.

Огневая позиция дивизиона ЗРК С-125 «Нева». Данные комплексы прикрывали вьетнамские аэродромы, начиная с 1972 г.

Похожие книги из библиотеки

Наставление по стрелковому делу 7,62-мм ручной пулемет Дегтярева (РПД)

7,62-мм ручной пулемет Дегтярева (рис. 1), является наиболее мощным автоматическим оружием стрелкового отделения. Он предназначен для уничтожения живой силы и поражения огневых средств противника.

ПЗРК «Стрела-2»

ПРИКАЗ

ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО СУХОПУТНЫМИ ВОЙСКАМИ

№ 02

7 января 1969 г.            г. Москва

Ввести в действие Наставление войскам ПВО Сухопутных войск — Переносный зенитный ракетный комплекс «Стрела-2».

Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал армии И. ПАВЛОВСКИЙ

В Наставлении излагаются назначение, устройство и действие переносного зенитного ракетного комплекса «Стрела-2», содержание и порядок проведения регламентных работ и технического обслуживания, приемы и правила стрельбы по воздушным целям, а также вопросы боевого применения комплекса.

Содержащиеся в Наставлении указания необходимо применять творчески, сообразуясь с обстановкой, конкретной модификацией комплекса и принятой организационно-штатной структурой.

При эксплуатации переносного зенитного ракетного комплекса необходимо выполнять требования Инструкции по эксплуатации.

[Наставление содержит таблицы.]

Атомная энергия для военных целей

Официальный отчёт о разработке атомной бомбы под наблюдением правительства США.

The Official Report on the Development of the Atomic Bomb Under the Auspices of the United States Government.

Автопрактикум. Часть 2. Трансмиссия большегрузных автомобилей

Учебное пособие содержит теоретические основы конструкции трансмиссии большегрузных автомобилей, конструкцию деталей, узлов и агрегатов трансмиссии большегрузных автомобилей различных марок. Пособие составлено в соответствии с СТО 02069024.110-2008 ФГБОУ ОГУ и предназначено для выполнения лабораторных работ по учебной дисциплине «Автопрактикум».