ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ «РЕНО» FT 

Если для своих средних танков французы приняли «артиллерийскую» организацию (батарея — дивизион или группа), что вполне соответствовало их роли, то для «Рено» FT была сразу выбрана «пехотная» схема: взвод — рота — батальон.

Тактической единицей являлся взвод из трех пушечных (танк командира взвода и командиров «полувзводов») и двух пулеметных машин — видимо, под влиянием британского опыта организации взводов из пушечных танков-«самцов» и пулеметных «самок». Рота включала три боевых взвода, резервный эшелон из пяти запасных танков, взвод снабжения и ремонта (два пушечных, один пулеметный танк), ротную мастерскую, транспортный отряд. Танковые роты имели свою нумерацию — трехзначный номер, начинавшийся с «300» дополнялся аббревиатурой AS («специальная артиллерия»). Батальон состоял из трех рот плюс три танка командования батальона, всего — 30 пушечных, 41 пулеметный и 4 «радиотанка». Последние предназначались для командиров батальона и рот, но поскольку первые «радиотанки» стали поступать лишь в июле 1918 года, роль командирских машин выполняли пушечные. В декабре 1917 года планировалось сформировать 30 таких батальонов. Позже запасные танки были выведены из рот, а батальонный резерв установлен в 25 танков.

В ходе боя из них могли составляться дополнительные боевые роты. Задержки с поставками и большие боевые потери приводили к тому, что такая организация поддерживалась чисто условно.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ «РЕНО» FT 

«Рено» NC-27 во время прохождения испытаний в Польше. 1927 год. Танк погружен в кузов грузовика «Рено» (ЯМ).

Хотя первая рота легких танков официально существовала с 1 января 1918 года, боевых танков к тому моменту она еще не имела. Контингент добровольцев для укомплектования рот легких танков с января по март составил: 1000 бойцов танковых частей, 500 из автомобильных, 2300 из артиллерийских депо тыла и 500 рабочих, призванных с заводов. Прием танков, первоначальная подготовка экипажей проходили в лагере автомобильной службы Серкотте. Совместное обучение и тактическую подготовку экипажей и рот вели в Шамплие под руководством командного состава 508-го танкового полка.

18 февраля был официально сформирован, но еще не укомплектован, первый батальон легких танков (Battalion des chars legers, сокращенно — BCL) из рот AS 301, 302 и 303. Три первых батальона легких танков «Рено» были укомплектованы к концу марта, в мае сформировали еще 4 батальона, в июне — 3, в июле — 4, в августе — 5, в сентябре — 3, в октябре — 3 и в первую неделю ноября — 1. Всего к 11 ноября 1918 года (дате перемирия) имелось 26 батальонов, 27-й батальон заканчивал обучение в Серкотте, еще три проходили курс подготовки. После германского весеннего наступления, в связи с опасностью потери Шамплие, лагерь перевели в Буррон, а экипажи для «радиотанков» стали готовить в Мальи. 15 августа в Грез-сюр-Луен сформировали учебный танковый батальон из четырех учебных рот общей численностью 1000 человек.

Средним и капитальным ремонтом танков «Рено» с августа 1918 года занимался резервный парк в Бурроне — здесь специально построили несколько больших мастерских и ангар с оборудованными тупиками.

Еще в мае военный министр утвердил проект укрупнения организации танковых полков (RAS — «полк специальной артиллерии», позднее танковый полк RCC — полк боевых танков), смешанного состава — батальон средних танков и два батальона легких. Однако первый полк «штурмовой артиллерии» (501-й) сформировали 12 мая из 1, 2 и 3-го батальонов легких танков (всего около 200 машин). Последний (509-й) — в начале ноября. Для переброски машин полкам, имевшем в своем составе «Рено» штатно придавали отряды по 25 грузовиков. Чтобы организационно оформить танковые силы, придаваемые армиям, полки с июля начали сводить в танковые бригады переменного состава -несколько полков плюс двухэшелонный ремонтно-восстановительный парк.

К концу войны французы установили среднюю норму усиления пехоты танками — атакующей пехотной дивизии придавался батальон «Рено». По мере убыли средних танков «Шнейдер» и «Сен-Шамон» их личный состав переводился в подразделения легких танков, либо переформировывали в роты легких танков (правда, 3-й батальон «Шнейдер» начали перевооружать тяжелыми английскими Мк V*). Несколько танков «Шнейдер» даже переделывали в бронированные транспортеры для «Рено» FT.

В достаточном количестве «Рено» были поставлены в войска к августу 1918 года — свыше 2000 машин. Еше два полка легких танков сформировали в июне, и по одному в июле и августе. К сентябрю имело около 20 французских и два американских батальона «Рено» FT.

Тут стоит сказать и об американских танковых формированиях. 23 сентября 1917 года заокеанские союзники приняли решение о создании собственного танкового корпуса, выбрав для его оснащения два класса танков: легкий типа «Рено» FT-17 и тяжелый английский Mk VI (затем Mk VIII). Планы строительства танков в США составлялись с обычным американским размахом — 4000 «Рено»! По первоначальному проекту танковый корпус должен был включать 20 легких и 5 тяжелых танковых батальонов. Командиром корпуса назначили полковника Рокенбаха, начальником учебного танкового центра в США — подполковника Д. Эйзенхауэра. В мае 1918 года штат увеличили и утвердили в составе 15 бригад, каждая по 2 легких и 1 тяжелому батальону.

Как уже упоминалось, США собирались поставлять «Рено» FT как для своей, так и для французской армии. На деле же ни одной американской машины не было изготовлено к началу формирования американских танковых батальонов, а набранных добровольцев пришлось отправить в Европу без машин. Французы согласились укомплектовать матчастью три американских танковых батальона. 5 июля союзный комитет постановил оснастить американские подразделения английскими и французскими танками (равным образом союзникам пришлось обеспечивать американскую экспедиционную армию артиллерией и пулеметами).

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ «РЕНО» FT 

Экспортный вариант«Рено» NC-2 (М26/27) во время испытаний в Польше. 1931 год. Хорошо видно, что конструкция подвески несколько отличается от М24/25 (ЯМ).

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ «РЕНО» FT 

Японские танкисты у танка NC-1 (NC-27) «Оцу». 1-й танковый отряд, предположительно 1933 год. На борту видна укладка троса (АСКМ).

Подготовка 301-го тяжелого танкового батальона велась в Англии, легких батальонов — во Франции (Бурже). В числе переданных американцам «Рено» FT были танки первых серий с литыми не «универсальными» башнями и литой лобовой частью корпуса.

Всего армия США получила в ходе войны 514 французских «Рено». К моменту вступления в бой американские танкисты успели пройти почти четырехмесячное обучение и были неплохо подготовлены.

Времени и средств на подготовку экипажей и командиров французских танковых сил выделялось мало. Например, для обучения первых подразделений танков «Рено» весной — летом 1918 года выделялось всего две — три недели. Первый батальон танков «Рено» спешно двинули на фронт в мае 1918 года, не успев провести не только учения в составе подразделений, но даже практических стрельб — их танкисты прошли уже в районе сосредоточения перед тем, как пойти в бой. Обучение «в бою» было наиболее типичным. Стоит отметить энтузиазм, упорство и мужество первых французских танкистов, которые в этих условиях сумели превратить «штурмовую артиллерию» действительно в «особые» части и проявить себя наилучшим образом.

15 августа 1918 года в Гре-сюр-Лен организовали учебный танковый батальон, но постоянная необходимость срочного пополнения боевых подразделений не позволяла и в нем провести методической подготовки. Здесь же обосновалась и школа радиосвязи, где готовились экипажи радиотанков.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ «РЕНО» FT 

Первый вариант «Рено» NC-2 (М24/25) во дворе завода фирмы «Рено». Франция, 1925 год. На этой фотографии хорошо видна конструкция подвески (ЯМ).

Существенным, хотя и запоздалым, шагом было создание в августе 1918 года в Рекло близ Бурлон информационного центра, где читался специальный курс о соевом применении танков (с показом практического учения) для командиров пехотных дивизий и бригад французской, британской, итальянской и бельгийской армий.

За процессом создания и применением танков внимательно следили и русские специалисты. На межсоюзнической конференции весной 1917 года Россией была заявлена потребность в 390 танках. Первоначально планировалось закупить средние СА-1 «Шнейдер», но в сентябре, когда Рено были выпушены только первые предсерийные машины «Рено» FT русскому военному агенту в Париже поручили сообщить результаты испытаний этих танков. Особое внимание русских офицеров привлекла проходимость танка, имевшая «огромное для русских условий значение». Законным путем танки в Россию так и не попали из-за начавшейся революции, да и сами союзники не слишком стремились делиться с Россией новым средством борьбы. Зато в 1918-м «Рено» отправили на Восток уже для противодействия Красной Армии.

ОРГАНИЗАЦИЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ «РЕНО» FT 

Первый вариант «Рено» NC-2 (М24/25) во дворе завода фирмы «Рено». Франция, 1925 год. Перед гусеницами смонтированы барабаны для облегчения преодоления препятствий, установлен люк механика-водителя увеличенной толщины (ЯМ).

Похожие книги из библиотеки

Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне

Символом отечественной военной мощи в XX веке принято считать танковые войска. Но так было не всегда. В годы Первой мировой войны, еще до массового появления на фронтах танков, Россия уже состоялась как великая «броневая держава».

Неудачи русской армии принято списывать на «техническую отсталость» и «косность чиновников», однако что касается бронетехники — в этой области мы всегда были на лидирующих позициях.

Во время Великой войны русские бронеавтомобили не уступали по качеству лучшим английским образцам, а бронепоезда вообще не имели себе равных. Технические решения, применявшиеся при их изготовлении, надолго обогнали свое время.

Бронечасти русской армии комплектовались самыми грамотными солдатами. Многие из них были добровольцами. Именно поэтому команды бронепоездов и бронеавтомобилей практически не поддавались разложению и революционной агитации и до самого конца войны оставались наиболее боеспособными подразделениями русской армии.

Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники Максима Коломийца посвящена истории, вооружению, организации и боевому применению отечественных бронечастей в годы Первой мировой войны.

Бронеавтомобиль «Остин». Предтеча бронетанковых войск России

История бронетанковых войск нашей страны начиналась не с танков — у ее истоков стояли бронированные автомобили. Они появились в составе русской армии в годы Первой мировой войны — уже в октябре 1914 года на фронт убыла первая в мире броневая часть.

Для обеспечения армии этим новым видом боевой техники русское военное ведомство приступило как к изготовлению бронемашин на отечественных предприятиях, так и к их закупке за рубежом. Наиболее удачными для русского фронта оказались бронированные автомобили английской фирмы «Остин» — в 1914–1917 годах в Россию поставили 168 машин такого типа, и еще 50 было забронировано на Путиловском заводе в Петрограде в 1919–1920 годах.

«Остины» стали основным и наиболее массовым типом бронеавтомобиля в России не только в годы Первой мировой, но и в ходе Гражданской войны, причем использовались они всеми воюющими сторонами, а трофейные машины впоследствии служили в армиях Польши, Германии, Румынии, Эстонии, Латвии и Австрии. В Красной армии «остины» использовались до 1931 года. Эти машины воевали в Европе в составе британского королевского танкового корпуса, а также использовались английскими частями в Месопотамии и Индии.

Данная книга представляет собой полную историю производства, службы и боевого применения бронированных автомобилей этого типа. В ней также рассказывается о судьбе «ленинского» броневика — единственного сохранившегося до наших дней образца бронеавтомобиля «Остин».

В оформлении переплета использована иллюстрация художника В. Петелина.

Т-26. Тяжёлая судьба лёгкого танка

Советский легкий танк Т-26, созданный как дальнейшее развитие английского «Виккерса 6-тонного», являлся уникальной боевой машиной. Во-первых, это был самый массовый советский танк 1930-х годов (изготовлено более 11000 штук), на базе которого создали рекордное количество опытных образцов (несколько десятков). Во-вторых, этот танк являлся настоящей рабочей лошадкой Красной Армии — у озера Хасан и реки Халхин-Гол, в Испании и Китае, советско-финляндской войне и польском походе 1939 года, в Великой Отечественной и войне с Японией. Т-26 поставлялся в Испанию, Китай и Турцию, а трофейные образцы состояли на вооружении вермахта, Румынии, Финляндии и Венгрии.

И несмотря на то, что конструкция Т-26 не получила дальнейшего развития после 1940 года, этот танк вошел в историю как надежная и неприхотливая боевая машина, которая своей стальной грудью вставала на защиту нашей страны в самые тяжелые моменты.

Сухопутные линкоры Сталина

Их величали «сухопутными линкорами Сталина». В 1930-х годах они были главными символами советской танковой мощи, «визитной карточкой» Красной Армии, украшением всех военных парадов, патриотических плакатов и газетных передовиц. Именно пятибашенный Т-35 изображен на самой почетной советской медали – «За отвагу».

И никто, кроме военных профессионалов, не осознавал, что к началу Второй мировой не только неповоротливые монстры Т-35, но и гораздо более совершенные Т-28 уже безнадежно устарели и абсолютно не соответствовали требованиям современной войны, будучи практически непригодны для модернизации. Почти все много-башенные танки были потеряны в первые месяцы Великой Отечественной, не оказав сколько-нибудь заметного влияния на ход боевых действий. К лету 1944 года чудом уцелели несколько Т-28 и всего один Т-35…

Эта фундаментальная работа – лучшее на сегодняшний день, самое полное, подробное и достоверное исследование истории создания и боевого применения советских многобашенных танков, грозных на вид, но обреченных на быстрое «вымирание» и не оправдавших надежд, которые возлагало на них советское командование.