Часть 9. Провал последней операции немецкого морского спецназа на Чёрном море

В конце августа 1942 года, используя свое превосходство, немецкие войска на Северном Кавказе предприняли наступление с целью овладения Новороссийском. В результате тяжелых и кровопролитных боев которые начались 26 августа 1942, немецко — румынским частям 17-й немецкой армии удалось 10–11 сентября 1942, занять большую часть города Новороссийск и все западное побережье Цемесской бухты.

В дальнейшем командование данной немецкой армии планировало с ходу овладеть и восточным побережьем Цемесской бухты, завершив тем самым захват Новороссийска, а затем по прибрежному шоссе начать наступление на Туапсе.

В рамках этой операции в разгар боев за Новороссийск в ночь на 10 сентября 1942, немцы попытались провести операцию с участием двух взводов роты морского спецназа.

Согласно замыслу операции морскому спецназу предстояло высадиться в 30 километрах южнее Новороссийска и захватив участок шоссе Новороссийск — Туапсе перерезать пути снабжения новороссийской группировки советских войск, содействуя тем самым армейским частям в полном взятии Новороссийска.

В ночь на 10 сентября 1942, в тыл оборонявшим Новороссийск советским войскам, с моря с устремилась флотилия штурмовых катеров, на борту которых находились два взвода немецкого морского спецназа. За катерами на буксире шли надувные лодки, груженные оружием, боеприпасами и специальным снаряжением.

Примерно в 23 часа 9 сентября группа диверсантов, которую возглавлял командир «Морской роты» гауптман Хорльбек, достигла точки поворота на маршруте и приготовилась направиться к месту высадки. Наблюдатель с головного катера доложил: «Тени по правому борту!». Гауптман поднес к глазам бинокль и увидел советский торпедный катер. Прямо за ним показался еще и низкий силуэт сторожевого катера.

Операция оказалась на грани срыва. «Пулеметчики — огонь!» — скомандовал командир «Морской роты». Как только головной катер поравнялся с противником, оба пулемета одновременно ударили по советскому катеру. Со сторожевого катера открыли ответный огонь из носовой 45 —мм пушки. Снаряд упал рядом с кормой головного немецкого катера, после чего гауптман Хорльбек принял решение немедленно поворачивать на запад. Первый взвод вышел из-под огня.

Тем временем, немецкие катера, имевшие на борту второй взвод попали под огонь крупнокалиберных пулемётов советского торпедного катера. Первая очередь прошила одну из шедших на буксире надувных лодок, в результате чего, последовал мощный взрыв, разметавший лодку и ее содержимое. В результате этого обстрела один немецкий морской спецназовец был убит и еще четверо получили ранения.

В сложившихся условиях командир роты пришёл к выводу, что фактор внезапности утрачен, в результате чего по его мнению операция сорвана. После этого он принял решение выйти из боя. Для ускорения отхода, а фактически бегства, были обрезаны канаты соединявшие надувные лодки с катерами, которые с запасами находившегося на них имущества, в результате стали трофеями советского флота.

В результате провала данной операции не только не была выполнена поставленная задача, но потеряна значительная часть вооружения, боеприпасов и минно — взрывных средств.

Похожие книги из библиотеки

Р-51 «Мустанг»

История истребителя Р-51 «Мустанг» началась в 1940 году. Британская закупочная комиссия (Britsh Purchasing Commision – ВРС) вела переговоры с фирмой Норт Америкэн Авиэйшен (NAA) о лицензионном производстве истребителей Р-40 для ВВС Великобритании (RAF). Но представители NAA предложили ВРС создать новый истребитель по собственному проекту фирмы. До этого Норт Америкэн строила только учебные самолёты, и ВРС с большой неохотой согласились рассмотреть их предложение. В январе 1940 года «Датч» Киндельбергер и Ли Этвуд, президент и вице-президент Норт Америкэн, предложили построить для RAF 320 истребителей, получивших фирменное обозначение NA-73. Самолёт должен был быть оснащён мотором фирмы Аллисон, стоить не более 40 000 долларов за штуку и иметь вооружение в соответствии с требованиями британцев. Это предложение было принято ВРС 10 апреля 1940 года – дата, которую принято считать началом истории «Мустанга».

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, собранные схемы на разворотах, подписи к иллюстрациям текстом.

Легкий танк «Шеридан»

Запрос проектов «бронированной разведывательной/воздушно-десантной штурмовой машины» (Armored Reconnaissance/Airborne Assault Vehicle, AR/AAV) был разослан всем американским фирмам, связанным с производством бронетехники. Лучшим из представленных оказался проект танка ХМ551 фирмы «Дженерал Моторс».

Конструкторы зашли в тупик. Для борьбы с Т-54 требовалось орудие калибра не менее 90 мм, но установка такой пушки влекла за собой увеличение массы до неприемлемого для воздушно-десантной машины значения. Выход из создавшейся ситуации появился с началом испытаний революционного на тот момент оружия — комбинированной пушки/пусковой установки, способной стрелять как обычными снарядами, так и ПТУР «Шиллела». С новой системой связывались далеко идущие планы — ею предполагалось вооружить танки М60А2 и МВТ70. Так почему бы не попробовать установить пушку/пусковую установку и на легкий танк?

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Gloster Gladiator

Создатель «Гладиатора» Г.П. Фолленд в годы Первой Мировой войны работал в Королевском авиационном бюро и участвовал в создании таких самолетов как RE 9, SE 4, SE 5 и FE 2. В 1917 году он стал сотрудником «Бритиш Ньюпорт энд Дженерал Эйркрафт Ко, лтд». Руководство фирмы дало возможность Фолленду проявить конструкторскую инициативу. Его первым самолетом стал «Найтхоук BN 1» и Лондон «Триплейн». Кроме того, Фолленд участвовал в создании спортивных самолетов «Беймел», а также Глостер I, И, III, IV и IV.

Су-25 «Грач»

Пока дискуссии о штурмовой авиации шли в высших кругах ВВС и минавиапрома, инженеры ОКБ Сухого начали прикидки будущего Су-25 в сугубо инициативном порядке, даже без ведома П.О. Сухого. «Закоперщиком» работ являлся бывший командир танка Т-34, один из самых блестящих авиаконструкторов XX века, Олег Сергеевич Самойлович. Другим «генератором идей» стал преподаватель Военно-инженерной авиационной академии им. Н.Е. Жуковского полковник И. Савченко. Аванпроект разрабатывался зачастую в домашних условиях инженерами КБ Ю.В. Ивашечкиным, Д.Н. Горбачевым, В.М Лебедевым, А. Монаховым.