Главная / Библиотека / Немецкий спецназ в боях за Крым, Севастополь и Северный Кавказ в 1941-1942 годах /
/ Часть 10. Гибель подразделения «Тамара» в результате его десантирования на территорию Грузинской ССР в сентябре 1942 года

Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Одной, из самых до сих пор еще практически неизученных тем в истории Второй героической обороны Севастополя 1941–1942 годов, являются боевые действия немецких частей специального назначения приданных для захвата Крыма и Севастополя. В связи с этим, задачей данной работы является, путем тщательного проведенного изучения всех имеющихся источников сведений по данной теме и их анализа выяснить подробности боевых действий частей и подразделений немецкого спецназа против советских войск.

Часть 10. Гибель подразделения «Тамара» в результате его десантирования на территорию Грузинской ССР в сентябре 1942 года

Часть 10. Гибель подразделения «Тамара» в результате его десантирования на территорию Грузинской ССР в сентябре 1942 года

И, наконец, в завершение темы о грузинском спецназе вермахта в Крыму. В начале августа 1942, для выполнения поставленных перед ними боевых задач, добровольцы из организации «Тамара» осуществляли вербовку грузин — красноармейцев, в лагере военнопленных под Феодосией. Завербованные 120 человек были отправлены в Германию в учебные центры «Бранденбурга».

Примерно с 1 по 15 августа 1942, по мере приближения времени заброски взвода в Грузию, специально выделенный для этого дела инструктор приступил к обучению добровольцев парашютному делу.

К концу августа 1942, когда линия фронта непосредственно подошла к Главному Кавказскому хребту, руководством Абвера было принято решение о введении грузинского спецназа в действие.

С этой целью личный состав спецподразделения выехал в Симферополь, а оттуда, — на аэродром города Саки.

С учетом сложившегося оперативного положения, непосредственное решение об отправке «Тамары» в тыл советских войск было принято начальником дислоцированной в городе Сталино (Донецк) Абверкоманды-201, - майором Г. Арнольдтом, — ведавшим заброской парашютистов — диверсантов на территорию Северного Кавказа и Закавказья.

Справедливо опасаясь, что из-за дальности полета из Крыма в Грузию, пилотами Люфтваффе могут быть допущены ошибки при определении местности и времени десантирования парашютистов, первоначально Э. Германн предпочитал, что бы личный состав «Тамары-I» был сброшен в местах их приземления с самолетов базирующихся на Северном Кавказе. Однако затем, под нажимом майора Г. Арнольдта, был вынужден согласиться на вылет из Крыма..

Решение руководства Абвера по заброске «Тамары» в Грузию именно в это время определялось следующими основным причинам: 1) К началу сентября 1942. германские войска, захватив отдельные перевалы Главного Кавказского хребта и были готовы для решающего броска в Грузию 2) При проведении упомянутой спецоперации, внутриполитическая обстановка в республике вполне позволяла надеяться на поддержку со стороны местного населения 3) Необходимо было предотвратить уничтожение стратегических объектов, имеющих первостепенное значение как для военных нужд вермахта

Принимая во внимание специфику районов действий «Тамары-I», командованием Абвера была тщательно разработана структура подразделений, подготавливаемых к заброске в Грузию.

К началу сентября 1942 «Тамара» была разделена на четыре группы. В состав каждой из них, насчитывающей по 7 человек, были включены командиры-немцы, в звании унтер-офицеров вермахта, являвшиеся опытными бойцами полка «Бранденбург-800». Немцами же являлись радисты и подрывники групп. В функции первых из них входило поддерживать радиосвязь как друг с другом, так и с радиостанцией Абвера в Симферополе. Задачей саперов-подрывников, являлось проведение диверсий, включая подрыв железнодорожных мостов, шоссейных дорог, складов с вооружением и продовольствием, телефонных столбов и трансформаторных будок. Из числа грузин, в состав каждой из групп было включено около по два — три грузина — эмигрантов и один — два грузина из числа бывших военнопленных.

Основной задачей эмигрантов, являлось ведение среди местного населения пропагандистской работы. Разъяснение, что после свержения советов, колхозы будут распущены, а крестьянам, — вновь возвращена земля и право на частную собственность.

В сферу компетенции эмигрантов входила так же установка контактов с подпольным сопротивлением, ряды которого, по данным германской разведки, в значительной степени пополнились грузинами, дезертировавшими из Красной армии. Значительная часть дезертиров скрывалась к этому времени в прилегающих к Главному Кавказскому хребту горных районах Грузии, куда в большинстве своем и планировалось забросить группы «Тамары».

Основным критерием при отборе для участия в данной спецоперации бывших советских военнопленных — грузин, служило хорошее знание ими районов, в которых, после высадки, предстояло действовать группам, поскольку в большинстве своем они были уроженцами этих мест.

Сохранились полные списки грузинских спецназовцев из «Тамары», десантированых в начале сентября 1942 на территорию Грузинской ССР.

В частности первая группа, включала в себя: 1) Командир группы — фельдфебель Эдуарда Германна. 2) Заместитель командира группы, подрывник — ефрейтор Вальтер Фойерабенд 3) радист, ефрейтора Альфонса Грюнайс 4) ефрейтор, эмигрант Матэ Кереселидзе (псевдоним «Керес») 5) ефрейтор, эмигранта Давид Харисчирашвили. (псевдоним «Каленберг») 6) проводник, уроженца Ванского района Грузии, бывший красноармеец, ефрейтор вермахта Симон Лилуашвили7) проводник, уроженца Онийского района Грузии, бывший красноармеец, рядовой вермахта Рубен Майсурадзе.

Во вторую группу входили: 1) Командир, унтер-офицер Фриц Бухгольц 2) Заместитель командира группы, радист, ефрейтор вермахта Эрнст Губер, награжденный Железным Крестом 1-го класса 3) подрывник, ефрейтор Георг Пеньковский 4) рядовой вермахта, эмигрант Георгий Иванидзе. (псевдоним «Идо») 5) ефрейтор вермахта, эмигрант Валерьян (Хуза) Кочакидзе (псевдоним «Кохет») 6) проводник, уроженец Цагерского района Грузии, бывший красноармеец и рядовой вермахта Гедевана Ахвледиани 7) проводник, уроженец Онийского района Грузии, бывший красноармеец и рядовой вермахта Вано Хидашели. (согласно другим источникам, — Хидишели или Хидишвили).

Личный состав третьей группы: 1) Командир, унтер-офицера Фридрих Гельмрайх.

2) радист, рядового вермахта Франца Бранднер 3) подрывник, ефрейтор Генрих Ципфа

4) ефрейтора вермахта, эмигранта Зураб Абашидзе (псевдоним «Абах»)5) ефрейтор вермахта, эмигрант Дмитрий Бартишвили. (псевдоним «Барт») 6) рядового вермахта, эмигрант Михаил Бурдзглы (псевдоним «Бек») 7) ефрейтор вермахта, эмигрант Арчил (Кукури) Кочакидзе (псевдоним «Кох»)

В состав четвертой группы входили: 1) Командир, унтер-офицер Франц Егер

2) Заместитель командир группы, радист, унтер-офицер Эрнст Комианки 3) подрывник, рядовой вермахта Эрвин Циммерманн 4) ефрейтор вермахта, эмигрант Александр Канкава. (псевдоним «Клеберг») 5) ефрейтор вермахта, эмигрант Шалва Маглакелидзе (псевдоним «Карл») 6) рядовой вермахта, эмигрант Григорий Миротадзе (псевдоним «Миро») 7) рядовой вермахта, эмигрант Георгий Тухарели (псевдоним «Туха»).

Возлагая на эту операцию большие надежды, руководство Абвера основательно позаботилось о снаряжении и вооружении добровольцев. За десять дней до вылета на территорию Грузии, каждый из членов взвода особого назначения «Тамара-I» был снабжен следующим набором оружия и боеприпасов: 1) пистолет — пулемет германского образца и 500 патронов к нему 2) пистолет системы «Парабеллум», с четырьмя обоймами патронов 3) семь ручных гранат 4) запас взрывчатки (до 2-х килограммов) 5) кинжал 6) электрический сигнальный фонарь 7) обычный электрический фонарь 8) компас и карты района высадки и дальнейших действий 9) портативная пила для подрезки телеграфных столбов 10) комплект красноармейского обмундирования 12) фальшивые советские документами13) немецкие пропагандистские листовки (200 штук) 14) продовольствие из расчета на 10 дней 15) советские деньги (5 тысяч рублей).

Кроме этого, в каждой группе имелся один ручной пулемет, три винтовки, глушители для бесшумной стрельбы из них, бинокли и оптические подзорные трубы, а так же по одному радиопередатчику и фотоаппарату.

Командование Абвера поставило перед своим грузинским спецназом следующие цели: установив связь с национально настроенными лицами среди местного населения, создать на их основе повстанческие организации, способные оказать помощь вермахту во время вступления немцев в Грузию. При осуществлении данного задания, особое внимание следовало уделить налаживанию связей с бежавшими из частей Красной армии военнослужащими грузинской национальности, обладавшими вооружением. Развернуть на данной основе массовое партизанское движение против советских войск и местных органов власти и в конечном итоге организовать при приближении передовых частей вермахта к районам действий повстанцев, массовое национальное восстание.

Для выполнения поставленных целей, личный состав забрасываемых в Грузию групп был снабжен пронумерованными с обратной стороны эмблемами в виде кавказского кинжала. Точно такими же, которые, как уже отмечалось, носили на левой стороне своих кепи горных егерей военнослужащие задействованного к этому времени на Северном Кавказе соединения особого назначения «Бергман», так же находившегося в подчинении Абвера. Данные эмблемы должны были выдаваться членам создаваемых десантниками местных повстанческих организаций, служа отличительным знаком их причастности к повстанческому движению.

В случае отступления советских частей из Грузии, в задачу парашютистов входило предотвращение вывода из строя заминированных ими стратегических объектов.

При необходимости планировалось проведение диверсионных акций, с целью дезорганизации тыла советских войск в Грузии.

Установив в районах своих действий местонахождение лагерей для германских военнопленных, парашютисты должны были осуществлять на них вооруженные налеты, с целью освобождения находившихся в них немцев и присоединения их к повстанческому движению.

Все добытые сведения разведывательного характера, добровольцы должны сообщать радистам групп для немедленной передачи их соответствующим службам Абвера.

С целью оказания психологического воздействия на местное население и создания у него представления о близости фронта, было сочтено целесообразным десантировать грузинский спецназ в униформе военнослужащих Вермахта.

Для того чтобы облегчить парашютистам поиск друг друга после приземления, непосредственно перед вылетом для каждой из групп был выработан свой пароль. В случае утери десантниками связи между собой, они должны были либо, скрываясь дожидаться прихода германских войск, либо двигаться в северном направлении, пробиваясь к боевым порядкам вермахта на Кавказе.

После встречи на земле, добровольцы должны были, закопав парашюты, как можно быстрее и дальше удалиться от места приземления. Разбив лагерь, радистам всех групп следовало, прежде всего связаться с командиром первой группы фельдфебелем Германом, для получения от него дальнейших указаний.

При остановке на привалах, категорически запрещалось оставлять за собой мусор или какие-либо другие следы. Передвигаться добровольцы могли только ночью, после тщательного изучения местности и маршрутов передвижения по карте. Днем следовало посменно спать и набираться сил. Стоянки, — менять как можно чаще. Предлагалось не брать с собой ботинок германских горных егерей, оставляющих на земле специфические следы. Для бесшумного хождения по скалам и камням, диверсанты имели особые суконные или резиновые чехлы для своей обуви.

Раненных диверсантов следовало либо взять с собой, либо, — если это невозможно, — оставить и спрятать у кого-либо из местных жителей, близких эмигрантам.

Сразу же после встречи с германскими войсками, парашютисты должны были явиться в разведывательный отдел Главного командования первой танковой армии, о чем сделана была соответствующая отметка в выданных им удостоверениях личности.

Районом действий первых трех групп, являлись горные районы Сванетии и Рачи, примыкающие к Главному Кавказскому хребту. Объектом пропагандистского воздействия добровольцев должно было так же стать население Цагерского, Амбролаурского и Онийского районов, привлеченное как к самой обороне перевалов, так и к несению вспомогательной тыловой службы по снабжению задействованных там советских воинских частей и подразделений.

После приземления на территории Цхалтубского, Чиатурского и Ткибульского районов, где имелись подходящие природные условия для высадки десанта, три первые группы должны были подняться в горы. Местом встречи первой и второй групп являлась одна из горных вершин высотой в 2600 метров, вблизи Цагерского района. Далее спецназовцы должны были координировать операции с третьей группой, непосредственно предназначенной для действий в Цагерском районе.

До начала германского прорыва на территорию Грузии, добровольцы в основном должны были ограничиться ведением пропаганды среди местного населения, сбором информации, фиксацией и изучением потенциальных объектов диверсий.

Активные повстанческие и диверсионные действия планировалось приурочить к моменту наступления Вермахта. В это время военнослужащим спецподразделения предписывалось проводить диверсии на шоссейных дорогах ведущих к перевалам Главного Кавказского хребта, с целью нарушить переброску подкреплений и доставку снабжения для задействованных там советских войск. По некоторым данным, основные диверсионные операции должны были быть развернуты на Военно-грузинской дороге.

Непосредственными объектами диверсий должны были стать мосты, трансформаторные будки, телефонные столбы и. т. д. После проведения диверсии, добровольцы должны были рассредоточившись вернуться в лагерь с разных направлений. При приближении фронта, всем четырем группам «Тамары» надо было объединиться, и, действуя как самостоятельный взвод, принять участие в боевых действиях, с целью предотвращения взрывов стратегических объектов.

Одной из наиболее важных задач, являлось проведение особых пропагандистских акций, целью которых было оказание морального воздействия на красноармейцев — грузин, в большом количестве находящихся в составе советских соединений и частей, задействованных при обороне перевалов.

4 сентября 1942, в 19 часов, первая группа «Тамары» в полном составе вылетела в Грузию с аэродрома Саки. После трехчасового полета, добровольцы в униформе Вермахта стали высаживаться в Цхалтубском районе. По свидетельству членов группы, ее командир Э. Германн был уверен, что на территории Грузии добровольцам придется действовать от одной до трех недель. По расчетам немецкого командования, именно столько времени требовалось соединениям германской армии для прорыва через перевалы Главного Кавказского хребта на грузинскую территорию. Затем, в течении 5–6 сентября 1942, в Грузию с сакского аэродрома была отправлены остальные парашютные группы «Тамары».

Вследствие ошибки пилотов, выброска групп была проведена неточно, в результате чего парашютисты были разбросаны на большом радиусе расстояния друг от друга. Возможно, что отрицательную роль сыграл так же тот факт, что грузинские спецназовцы, судя по всему, прошли недостаточную, всего лишь недельную подготовку по парашютному делу.

Практически сразу же после высадки, грузинский спецназ стал нести ощутимые потери. Так 8 сентября 1942, был обнаружен и убит в бою недалеко от села Цхункури Цхалтубского района — командир первой группы фельдфебель Германн. На следующий день 9 сентября, такая же участь постигла радиста этой же группы Грюнайса, в задачи которого входило поддерживать связь не только с радиостанцией Абвера в Симферополе, но и с радистами всех остальных десантных групп.

Гибель Германна, ответственного за координацию действий всех четырех групп «Тамары», нанесла тяжелейший удар по всей операции. Лишившись своего командира, вскоре после высадки члены первой группы были вынуждены, рассеявшись уходить от преследователей. 15 сентября 1942 был арестован последний член германского персонала первой группы, — подрывник-сапер Фойерабенд, в функции которого входило так же быть связником между группами, в случае выхода из строя или утери рации. Впоследствии, находясь на допросе у следователя НКВД, сам Фойерабенд откровенно отмечал, что причиной невыполнения им поставленного перед ним задания являлась утеря контакта с остальными членами группы, а так же грузового контенера, содержавшего в себе взрывчатку.

В результате систематических прочесов местности и активной оперативно — розыскной работы местных органов НКВД, все четыре группы грузинского спецназа к концу сентября 1942 прекратили организованное существование на территории Грузинской ССР. Отдельные их бойцы пытавшиеся скрываться у родственников были за исключением двух, чья судьба осталась неизвестной, были убиты или арестованы до конца декабря 1942 года.

Написано в марте 2011 года

----

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.126. Запросов К БД/Cache: 0 / 0