Главная / Библиотека / Немецкий спецназ в боях за Крым, Севастополь и Северный Кавказ в 1941-1942 годах /
/ Часть 4. Евпаторийский десант 5–6 января 1942 года — битва спецназов

Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Одной, из самых до сих пор еще практически неизученных тем в истории Второй героической обороны Севастополя 1941–1942 годов, являются боевые действия немецких частей специального назначения приданных для захвата Крыма и Севастополя. В связи с этим, задачей данной работы является, путем тщательного проведенного изучения всех имеющихся источников сведений по данной теме и их анализа выяснить подробности боевых действий частей и подразделений немецкого спецназа против советских войск.

Часть 4. Евпаторийский десант 5–6 января 1942 года — битва спецназов

Часть 4. Евпаторийский десант 5–6 января 1942 года — битва спецназов

Следующий выявленный эпизод боевого применения немецкого спецназа в Крыму относится к событиям знаменитого Евпаторийского десанта морской пехоты Черноморского флота.

Рано утром 5 января 1942, 2-й батальон 1-го Севастопольского полка морской пехоты (бывший Дунайский батальон морской пехоты), под командованием капитан — лейтенанта К. В. Бузина, который одновременно командовал и всеми остальными силами десанта, а так же отдельный разведывательный отряд разведывательного отдела Штаба Черноморского флота, (60 человек), специальный отряд из личного состава отдельной роты Особого отдела Черноморского флота (46 человек), а так же ряд других более мелких подразделений и групп вооруженных лиц, общей численностью, которая на момент высадки в Евпатории составляла 740 человек, образуя вместе основное боевое ядро десантной группы, которая предназначалась для первоначального захвата Евпатории, высадились в евпаторийском порту.

Вскоре, эта десантная группа черноморского флота, разгромив преимущественно румынский гарнизон Евпатории овладела большей частью города.

В ходе взятия Евпатории были освобождены, находившиеся в евпаторийском лагере от двухсот до трёхсот советских военнопленных, которых десантники вооружили трофейным румынским стрелковым оружием и сформировав из них сводный отряд под названием «Вперед на Гитлера», так же направили бой.

Однако, как минимум преступная халатность командования Черноморского флота, которое по непонятным до сих пор причинам сорвало отправку в Евпаторию под предлогом шторма, которого на самом деле в эти дни не было, ранее запланированных подкреплений из Севастополя привело к тому, что командование 11-й немецкой армии быстро оправилось от первоначальной растерянности связанной с внезапностью для него евпаторийского десанта и начала спешно перебрасывать в Евпаторию различные отдельные части, сохранившие к этому времени боеспособность.

Среди этих перебрасываемых в Евпаторию немецких частей была и уже упоминавшиеся здесь 6 — я рота 2-го батальона полка «Бранденбург-800» под командованием обер — лейтенанта Зигфрида Граберта, и диверсионное подразделение, из состава грузинской разведывательно — диверсионной группы «Тамара».

Об активном участии немецких спецназовцев и грузинских диверсантов в ожесточенных боях с евпаторийским десантом свидетельствует в частности и тот факт, что, несмотря на малочисленность задействовано в этих боях грузинского спецподразделения (не более двух десятков человек) в ходе сражения за Евпаторию был зафиксирован факт гибели как минимум одного из грузинских эмигрантов — диверсантов, бывшего гражданина Франции, доктора каких — то там наук Георгия Чачиашвили.

Переброшенные командованием 11-й немецкой армии в Евпаторию дополнительные силы немецких и румынских войск, включая и подразделения спецназа, многократно превосходящие десантников в силах, позволили ему к исходу 6 января 1942 вновь овладеть Евпаторией.

Остатки евпаторийского десанта небольшими группами начали пробиваться из города. 6 января 1942, одна из таких групп в составе 17 морских пехотинцев во главе с командиром 2-го (бывшего Дунайского) батальона капитан — лейтенантом К. В. Бузиным была обнаружена немцами в 6 километрах северо-западнее Евпатории, в районе деревни Ораз (ныне Колоски).

Заняв, после обнаружения противником оборону на вершине одного из древних курганов близ этой деревни, морские пехотинцы героически погибли в неравном бою. Вполне возможно, что эта группа советских морских пехотинцев была обнаружена, а затем и уничтожена в ходе боевого столкновения, одним из подразделений действовавшего в Евпатории немецкого спецназа.

Следующим эпизодом боевых столкновений советского и немецкого спецназов уже вскоре после завершения Евпаторийского десанта, можно считать героическую гибель остатков разведывательного отряда Черноморского флота в окрестностях Евпатории 14 января 1942 года.

Это событие произошло, тогда, когда командование ЧФ, с целью выяснения судьбы Евпаторийского десанта и общей обстановки в Евпатории, направило из Севастополя в окрестности этого города, на подводной лодке остатки своего разведывательного отряда в виде группы разведчиков в количестве 13 человек под командованием военного комиссара отряда — батальонного комиссара Ульяна Латышева.

Ранним утром 8 января 1942 подводная лодка М-33, которой командовал капитан — лейтенант Д. Суров, высадила флотских разведчиков на окраине Евпатории. На следующий день 9 января 1942, Латышев доложил в Севастополь, что евпаторийский десант полностью уничтожен противником.

По утверждению послевоенной советской официальной историографии, которое до сих пор никак документально не подтверждено, якобы из-за сильного шторма сторожевой катер и подводная лодка М-33 не смогли снять с берега группу Латышева и затем доставить ее в Севастополь.

Крайняя сомнительность подобного довода заключается в том, что, если бы по объективным причинам не имелось бы возможности эвакуировать группу Латышева, то командование должно было по логике событий отдать приказ этой группе либо добираться к своим самостоятельно, по суше, либо если прорыв в Севастополь окажется невозможен, то попытаться уйти в горы к партизанам.

В результате группа действовала на окраине Евпатории до 14 января 1942, когда она была обнаружена противником и приняла последний для себя бой, длившийся 12 часов. Затем, от Латышева поступила последняя радиограмма: «Мы подрываемся на своих гранатах. Прощайте!».

В результате из всей группы Латышева в живых остался только один разведчик — краснофлотец Василюк, который бросился в зимнее море и проплыв от места боя несколько километров, затем выбрался на сушу, после чего через несколько суток добрался до Севастополя.

Оглавление книги

Оглавление статьи/книги
Реклама

Генерация: 0.032. Запросов К БД/Cache: 0 / 0