Часть 6. Участие немецкого спецназа в третьем штурме Севастополя 7 июня — 4 июля 1942

Отдельным вопросом остории боев третьего штурма Севастополя немецкими войсками в июне — начале июля 1942 года является широкое использование против защитников Севастополя в последние дни его обороны, примерно с 29 июня 1942 частей специального назначения в лице уже упоминавшейся в описании боев второго штурма и евпаторийского десанта 6-й роты 2-го батальона полка «Бранденбург-800», которой в период третьего штурма Севастополя команандовал обер-лейтенант Ганс — Герхард Банзен.

Практически во всех воспоминаниях защитников Севастополя посвященных боям второго штурма сообщения о действиях вражеского спецназа или как их тогда называли — диверсантов отмечается в последнею неделю боев за город, а точнее с момента переправы главных сил немецких войск через Северную бухту и их высадке на плацдармах Корабельной стороны.

Об этом, в частности, в своих мемуарах «Севастопольский бронепоезд» писал бывший старшина группы пулеметчиков бронепоезда «Железняков» Николай Александров. Описывая бои экипажа бронепоезда в районе Троицкого тоннеля на Корабельной стороне 29–30 июня 1942 он упоминал об уничтожении там, в эти дни нескольких групп немецких солдат переодетых в красноармейскую форму.

Но особенно часто о подобных эпизодах сообщается в мемуарах защитников города посвященных последним дням его обороны на мысе Херсонес в первой декаде июля 1942 года. По их словам, начиная с 30 июня 1942, противник резко усилил заброску в тылы войск Севастопольского оборонительного района различных групп диверсантов.

Пользуясь тем, что в этот период исчезла сплошная линия фронта, вражеские разведгруппы на мотоциклах, а также пешие группы диверсанты просачивались в тыл, вступали в стычки с тыловыми подразделениями и отдельными группами бойцов, повреждали линии связи, вели разведку, захватывали «языков».

Как свидетельствуют участники последних боев, переодеваясь в красноармейскую или краснофлотскую форму, немецкие диверсанты, и входившие в состав их подразделений предатели старались стрельбой посеять панику в ночное время в районе 35-й береговой батареи и побережья Херсонесского полуострова при приходе катеров для эвакуации, пользуясь тем, что там были во множестве неорганизованные воины. Имелись случаи, когда немецкие лазутчики в нашей форме разносили отравленную воду. По большей части их вскоре разоблачали и уничтожали.

Вот, что например, по этому поводу, в дальнейшем писал командир 161-го стрелкового полка полковник Л. А. Гапеев: «Полк занимал оборону от Молочной фермы до Черного моря. В тылу 1-го батальона у Горбатого моста, проникшая в ночь на 1 июля диверсионная группа фашистов расстреляла поодиночке спавших в кабинах шоферов, стоявшей у моста колонны автомашин. Находившийся в концевой автомашине командир застрелил одного диверсанта, остальные двое скрылись».

Один из бойцов — парашютистов из «Группы особого назначения ЧФ» Н. Монастырский, позднее отмечал, что 1 и 2 июля 1942, на Херсонесском аэродроме они вылавливали немецких диверсантов в форме матросов, которые подбивали одиночных бойцов стрелять по нашим самолетам, жечь боезапас, когда каждый патрон был на счету.

Другой боец этой группы старший сержант В.Гурин в своих послевоенных воспоминаниях написал, что после подрыва в ночь с 1 на 2 июля 1942, 35-й береговой батареи группы немцев на шлюпках и катерах высадились на мысе с целью пленить командный состав. Немцы были переодеты в красноармейскую форму и сумели просочиться в район 35-й батареи, при этом внесли панику среди находящихся там бойцов. Всю ночь шел бой парашютистов из «Группы особого назначения» со своими немецкими «коллегами» и последующее вылавливание вражеских диверсантов, а утром после рассвета они стали хорошо заметны по своим выхоленным, гладко выбритым и сытым лицам и наглым уверенным взглядам, в результате чего их быстро обнаруживали и вскоре полностью ликвидированы. Их шлюпки и катера захватили счастливчики из числа бойцов, находившихся поблизости на берегу, которые затем их использовали для попытки самостоятельной эвакуации морем.

Об активных действиях немецкого спецназа в боях за Севастополь в последние дни его обороны свидетельствует и тот факт, что 9 июля 1942, обер-лейтенант Ганс-Герхард Банзен, командир 6-й роты 2-го батальона полка особого назначения «Бранденбург-800», являвшийся к тому времени кавалером Рыцарских Крестов 1 и 2 — гоI классов, был награжден высшей военной наградой нацисткой Германии — Золотым Германским Крестом и стал одним из семи солдат и офицеров полка «Бранденбург», удостоенных этой награды за весь период Второй Мировой войны.

Похожие книги из библиотеки

Русская артиллерия [От Московской Руси до наших дней]

Артиллерию называют «богом войны». Она создана и поныне существует на перекрестке многих наук. Издавна повелось, что высокое звание «артиллерист» подразумевает осведомленность в точных науках, умение быстро и безошибочно принимать решения. В книге прослеживается путь развития мировой и русской артиллерии, рассказывается о выдающихся достижениях русских конструкторов, создававших грозную боевую технику.

Большие морские охотники проекта 122

“Большой охотник", как разновидность малого противолодочного корабля (концепцию сформулировали еще в 20-х гг. — “искатель подводных лодок”), в нашей стране создали буквально накануне Великой Отечественной войны. В те годы, учитывая возрастающую роль подводных сил в вооруженной борьбе на море и необходимость усиления и совершенствования сил и средств противолодочной обороны, руководством Военно-Морского флота СССР было принято решение о создании нового подкласса боевых кораблей — больших охотников за подводными лодками.

Основы военной службы: учебное пособие

Пособие разработано в соответствии с требованиями Федеральных законов Российской Федерации «О воинской обязанности и военной службе», «Об обороне», «О статусе военнослужащих».

Материал, изложенный в книге, дополняет содержание раздела «Основы военной службы» курса «Основы безопасности жизнедеятельности». Его могут успешно использовать школьники старших классов, учащиеся колледжей, техникумов, профессионально-технических училищ, студенты педагогических вузов, а также юноши, обучающиеся в учебных пунктах организаций.