Глав: 11 | Статей: 12
Оглавление
Продолжение выпуска № 27
С. Ивановi

Bell XFL-1 Airabonita

Bell XFL-1 Airabonita

Говоря о модификациях «Аэрокобр» нельзя не упомянуть о самолетах XFL-1, созданных по заказу ВМФ США. «Airabonita», такое название получила Модель № 5, представляла собой сильно переделанный истребитель Р-39. Начало работ над «Аэробонитой» было положено в ноябре 1937 года, когда ВМФ США сформулировало техническое задание на самолет, оснащенный двигателем V-1710. В это время в Бюро аэронавтики, филиале ВМФ, занимающийся морской авиацией, решили оценить пригодность рядных двигателей для использования на морских самолетах. До тех пор повсеместно царило убеждение, впрочем, подтвержденное официальным документом от 1927 года, что в морской авиации применимы только звездообразные двигатели. Однако во второй половине 30-х годов рядные двигатели уже настолько обогнали звездообразные, что пришлось пересмотреть взгляды десятилетней давности. Преимущество рядных двигателей заключалось прежде всего в возможности устанавливать на них турбонаддув, который, хоть и не отличался большой надежностью, давал скачкообразный рост характеристик двигателя.

Идея оснастить морские самолеты двигателями жидкостного охлаждения также имела под собой измерение логистики. Дело в том, что двигатели жидкостного охлаждения требуют для своей работы легковоспламеняющийся этиленгликоль, который пришлось бы хранить на кораблях. Имелись и другие соображения. Например, предполагалось использовать истребители для сброса бомб с контактным взрывателем на бомбардировщики противника, летящие ниже. Идея, надо признать, была весьма сомнительной. Так или иначе, в феврале 1938 года был объявлен конкурс на новый самолет. Конкурс проводился в категориях одно- и двухмоторных истребителей. Проекты представили фирмы Vought, Grumman, Curtiss, Brewster и Bell. Всего оценивалось десять проектов. Bell представил свое предложение 11 апреля 1938 года. Проект носил обозначение XFL-1 и занял шестое место. По мнению оценочной комиссии, лучшими одно- и двухмоторными машинами оказались Vought XF4U-1 и Grumman XF5F-1, соответственно.




Единственный прототип XFL-1«Airabonita», созданный по заказу ВМФ CHIA. Самолет предназначался на роль палубного истребители. Виден крюк аэрофинишера. Самолет несет окраску и обозначения прототипов ВМФ, обычных для того времени. Фюзеляж и больший часть крыльев осталась в цвете дюраля. Верхняя поверхность крыльев выкрашена в желтый цвет (Chrome Yellow), который заходит на переднюю кромку крыла. На руле направления видны три верти- кальные полосы: темно-синяя, белая и красная. Трехлопастный винт выкрашен в черный цвет, концы лопастей трехцветные (сине-желто-красный). Когда пинт вращался, полосы сливались в круги, обозначавшие опасную зону. На цветных полосах на руле направления надпись сделана методом выворотки. Литера, расположенная на границе цветов, сделана так: на темно-синем фоне буква белого цвети, на белом фоне — черная.

В середине года с обоими победителями был подписан контракт. Одновременно, фирма Bell получила уведомление о том, что военные моряки хотят испытать представленную фирмой машину, поскольку это был единственный предложенный самолет, оснащенный рядным двигателем. 3 ноября 1938 года заключили контракт суммой 125000 долларов на постройку одного прототипа. Представить машину следовало в августе 1939 года. Массу пустого самолета определили в 2130 кг (4695 фунтов). Это было на 7 % больше, чем указывалось в первоначальном техзадании. Работами руководил Роберт Вудс. На машину решили установить двигатель V-1710-6(E1) без турбонаддува мощностью 1150 л.с. на высоте 3000 м (10000 футов). В контракте имелся раздел, где оговаривались санкции за срыв условий контракта. За отклонение от указанных параметров фирма или получала премию или выплачивала штраф. Например, за каждую недобранную милю в час до максимальной скорости в 335 миль/ч фирма Bell наказывалась штрафом в 1500 долларов. Та же по сумме премия выплачивалась за каждую лишнюю милю в час, превышающую скорость 343 миль/ч. Аналогичная система предусматривалась и в отношении массы самолета. За каждый лишний фунт фирма лишалась 50 долларов, а если лишних фунтов было больше 100, то штраф увеличивался до 80 долларов. Проект, созданный на базе Р-39, отвечал требованиям ВМФ. Главными требованиями были: трехточечное шасси с хвостовым колесом и крюком аэрофинишера, посадочная скорость не более 113 км/ч (70 миль/ ч), хорошая видимость из кабины, способность сбрасывать небольшие бомбы, хорошая защита кабины пилота, наличие поплавков. Чтобы выполнить первое из требований, пришлось серьезно переработать фюзеляж Р-39. После того, как в крыльях разместили шасси, бензобаки и поплавки, выяснилось, что там не остается места для масляного и водяного радиаторов. Чтобы обеспечить требуемую скорость посадки, пришлось до предела увеличить площадь и размах закрылков. Поэтому радиаторы пришлось разместить под крыльями у точки подвешивания закрылков. Воздухозаборник находился на верхней поверхности крыла, как у ХР-39. Площадь крыла увеличили на 3 % до 20,45 м? (220 кв. футов). Из-за небольшого размаха — всего 10,67 м (35 футов) — крылья не складывались.

В хвосте самолета установили крюк аэрофинишера массой 34 кг (75 фунтов). Это. а также отсутствие передней стойки шасси массой 54 кг (120 фунтов), привело к опасному смещению центра тяжести самолета. Проблему усугубляло требование ВМФ к вооружению самолета. Вместо тяжелой 37-мм пушки моряки требовали установить пушку калибра 23 мм. Позднее и это требование уменьшили, ограничив вооружение самолета одним 12,7-мм и двумя 7,62-мм пулеметами. Это еще больше смещало центр тяжести к хвосту. По требованиям ВМФ США, центр тяжести самолета должен был приходиться на 26 % средней аэродинамической хорды профиля крыла. У самолета фирмы Bell этот параметр составил 30 %. Такое смещение грозило серьезным нарушением устойчивости в полете. Однако Роберт Вудс не решился на радикальное изменение конструкции, хотя существовал план на три дюйма сместить крылья самолета назад. Вудс же утверждал, что ему удастся решить проблему на этапе окончательной проработки конструкции. Это мнение Вудса оказалось роковым для проекта, так как в дальнейшем ситуация только усугублялась. Неудовлетворительная продольная устойчивость сопровождались недостаточной устойчивостью поперечной.



Одним из требований моряков было наличие на самолете поплавков, позволявших удерживать самолет на поверхности воды в случае аварийной посадки. Снимок сделан в ходе испытания поплавков 25 апреля 1940 года.



Снимки кабины XFL-1. Виден кожух ведущего вала, проходящего между ногами пилота.


XFL-1 в окончательном варианте вид слева. Обратите внимание на увеличенный киль и заметный воздухозаборник карбюратора, I октября /940 года.


XFL-1 Airabonita


XFL-1 Airabonita первоначальный вариант


XFL-1 Airabonita окончательный вариант


XFL-1 Airabonita окончательный вариант

Белл старался выполнить все требования моряков, поэтому самолет был оборудован десятью внутренними бомбоотсеками, по пять в каждом крыле. В результате самолет смог нести 40 бомб массой 2,35 кг (5,2 фунта) каждая. Чтобы пилот мог сбрасывать бомбы прицельно, в полу кабины сделали дополнительное окно. Высота кабины была заметно выше, чем у серийных Р-39. Кресло пилота также было выше. Другим был и воздухозаборник карбюратора. В крыльях разместили два надувающихся поплавка. К заводским испытаниям самолет был готов весной 1940 года. Первый полет провели 13 мая. Его ход оказался весьма драматичным. За штурвалом самолета сидел Брайан Спаркс. В этот день он должен был провести быструю рулежку. В ходе подобных испытаний часто наблюдается отрыв самолета от земли. Так случилось и на этот раз. Резкий порыв ветра поднял самолет в воздух. Поскольку самолет успел подняться на значительную высоту, Спаркс решил продолжить полет. Сделав круг над аэродромом, самолет внезапно начал трястись. Выяснилось, что воздушный поток сорвал крышки с поплавочных отсеков, а сами поплавки начали наполняться воздухом. Пилот дал полный газ, чтобы не потерять управление машиной. Тряска продолжалась около 20 секунд, после чего правый, а затем и левый поплавки сорвало. Самолет выровнялся и Спаркс посадил машину. Второй полет, проведенный 20 мая, также прошел с приключениями. Самолет едва успел оторваться от земли, как заглох двигатель. Самолет уже находился у конца ВПП, поэтому прототип остановился лишь во рву, проходившем в нескольких десятках метров за концом полосы. И на этот раз

Спаркс отделался легким испугом. Вскоре счастье отвернулось от Спаркса. Во время одного из полетов на «Аэрокуде» ему пришлось аварийно покинуть машину. Пилот избежал попадания в плоскость винтов, но ударился о киль, серьезно повредив себе ноги. Травма оказалась очень глубокой и до конца жизни Спарксу пришлось ходить с палкой, что поставило крест на его карьере пилота. Дальнейшие испытания проводил Роберт Стенли. Полученный опыт заставил внести в конструкцию самолета множество изменений. Прежде всего, самолет получил хвостовое оперение большей площади, новый воздухозаборник карбюратора (такой же как на стандартных Р-39), а также новые радиаторы под крыльями, воздухозаборники которых находились под крылом. Испытания проводились на самолете без вооружения. Вместо пулеметов в носовой части фюзеляжа закрепили балласт, чтобы центр тяжести находился в разумных пределах. Переделки затронули и выхлопной коллектор. Вместо прежнего, объединявшего цилиндры по три (с каждого борта было по два выхлопных патрубка), выхлопные патрубки установили для каждого цилиндра.

Самолет передали для официальных испытаний 27 февраля 1941 года. Испытания начались на авиационной базе ВМФ в Анакостии, а продолжились на авиационном заводе ВМФ в Филадельфии. Длились испытания с марта по сентябрь 1941 года. Выяснилось, что максимальная скорость самолета 536 км/ч (333 мили/ч), скорость сваливания 122 км/ч при выпущенных закрылках, а разбег при встречном ветре скоростью 40 км/ч 62 метра. Таким образом, самолет мог взлетать с авианосца как самостоятельно, так и с помощью катапульты. Однако из-за плохой устойчивости при заходе на посадку самолет не годился на роль палубного истребителя. Другим недостатком стала слишком большая масса машины, которая составила 2427 кг (5352 фунта), что было на 23 % больше предела. Но последним гвоздем в крышку гроба стала нерешенная проблема сдвинутого к хвосту центра тяжести, из-за которой в носу самолета пришлось поместить балласт.

Так решилась судьба «Аэробониты». Самолет списали в феврале 1942 года и использовали в качестве цели при испытании зенитных пушек в опытном центре Патаксент-Ривер. Единственный построенный прототип имел бортовой номер 1588.



Сборочная линия на заводе Bell в Уитфилде. Виден параллельный монтаж Р-39 и Р-63. На правых двух линиях идет сборка P-39Q-30, на трех следующих — Р- 63A, на двух следующих — P-39Q-30, на последней Р-63А.

Оглавление книги


Генерация: 0.125. Запросов К БД/Cache: 0 / 0