Подготовка заговора в Белграде

В марте 1914 года газета «Сробран», издававшаяся в Загребе, напечатала сообщение, что летом в Боснии будут происходить маневры и что командовать ими будет эрцгерцог Франц-Фердинанд. Эта новость чрезвычайно взбудоражила маленькую революционную группу сараевского «кружка», потому что всем было известно, что эрцгерцог благоволит к католикам-хорватам; его считали сторонником триализма и опасались, что это посещение усилит позицию хорватской буржуазии и тех политических лидеров, которые были готовы принять политические уступки из рук Габсбургов. Этим мог быть нанесен удар стремлению югославян к национальному объединению и независимости. Присутствие эрцгерцога и маневры армии могли быть восприняты как демонстрация мощи Габсбургов, и это ослабило бы влияние православных сербов и того ирредентистского движения, которое было направлено на создание Великой Сербии.

Но тревога членов «кружка» продолжалась недолго. Они быстро поняли, что тем самым представляется наиболее удобный случай для политического убийства, вроде того, какое недавно проповедовал Гачинович. Однако ввиду временного отсутствия Илича они не решились организовать убийство самостоятельно. Вместо этого они вспомнили о более решительных и фанатических боснийских эмигрантах, находившихся в Белграде, и об их друзьях, сербских комитаджах, и решили сообщить им о предстоящем прибытии эрцгерцога. Один из членов кружка, Пушара, вырезал сообщение из газеты, наклеил его на бумагу и, ничего не приписав, кроме слова «привет», отправил Габриновичу в адрес кафе, которое он посещал в Белграде, причем адрес был написан на пишущей машинке. Для того чтобы отвести от себя всякое подозрение в случае, если бы письмо было вскрыто, Пушара отвез письмо в Зенику и отправил его оттуда.

Когда Габринович получил эту газетную вырезку, он показал ее Принципу в кафе, где они обыкновенно встречались. Вечером они отправились на прогулку в парк, чтобы обсудить это дело, и Принцип предложил Габриновичу помочь ему убить эрцгерцога. Габринович показывал потом на суде, что до этого времени он не думал о покушении на Франца-Фердинанда: он предпочел бы убить генерала Потиорека как человека, воплощавшего собою систему австрийского гнета. Но теперь он согласился на предложение Принципа.

Однако Принцип утверждал, что мысль об убийстве Франца-Фердинанда была у него еще до того, как Габринович получил газетную вырезку. «Я уже решил это, когда в последний раз был в Сараеве». На очной ставке на суде оба претендовали на приоритет и между ними завязалась курьезная борьба. Грабец тоже утверждал, что он уже пришел к этой мысли независимо от других во время непродолжительного пребывания у себя дома в Пале, в пасхальные дни 1914 года, когда он прочитал в «Истине», что Франц-Фердинанд собирается прибыть в Боснию. Вернувшись в Белград, он показал газетную вырезку Принципу, и последний сообщил ему, что и он, и Габринович уже приготовились к совершению этого дела. «И я тоже», – ответил Грабец. С этого времени трое молодых людей стали обсуждать пути и средства к осуществлению их проекта.

Среди сербских комитаджей, посещавших кофейни, где бывали боснийские эмигранты, обращал на себя внимание Милан Циганович – босниец, прибывший в Белград на несколько лет раньше. Он прошел военную выучку у майора Танкосича в качестве комитаджа и сражался под его начальством во время Балканской войны; потом он примкнул к организации «Черная рука», числясь за номером 412. В 1914 году он занимал скромную должность железнодорожного служащего на казенных железных дорогах. Он часто беседовал с Принципом об угнетении Боснии, вполне одобрял идею убить Франца-Фердинанда и предлагал добыть для этого оружие и все необходимое. Несколько позже он пригласил Грабеца к себе в комнату и показал ему ящик, наполненный бомбами – или взятыми из сербского арсенала, или сохраненными еще от Балканской войны. Но так как бомбы были не совсем надежны и взрывались только по истечении нескольких секунд, то было решено снабдить убийц также и револьверами. Поэтому Циганович обратился к своему другу из организации «Черная рука» майору Танкосичу, и тот получил от Дмитриевича деньги на покупку оружия[37].

Циганович рассказал также молодым людям о «туннеле», посредством которого сербские власти помогут им перебраться через границу и сведут их с доверенными лицами на боснийской стороне. По предложению Танкосича, который хотел быть уверенным, что не будет никакой осечки, Циганович обучал студентов также стрельбе из револьвера на стрельбище недалеко от Белграда.

Во время этих приготовлений студенты поддерживали связь главным образом с Цигановичем, но последний, очевидно, действовал по инструкциям майора Танкосича и полковника Димитриевича, которые являлись руководителями Верховного центрального комитета «Черной руки». В беседе со студентами Циганович несколько раз упоминал о Танкосиче. Незадолго до того, как студенты покинули Белград, Циганович пригласил одного из них, Грабеца, на квартиру к Танкосичу, который сам хотел убедиться, что молодые люди исполнены решимости и умеют пользоваться оружием. Но сам Танкосич – насколько это можно судить по показаниям, сделанным на суде, – старался держаться в тени. Грабец заявил: «Циганович действовал по соглашению с майором Танкосичем, но тот оставался в стороне». Главным виновником, если вообще можно говорить о виновности, является Циганович. Студенты утверждали, что они не знают, был ли Танкосич членом организации «Черная рука», но вместе с тем показывали, что он находился в конфликте с «Народной Одбраной» и был в плохих отношениях с сербскими гражданскими властями[38].

Димитриевич еще в большей степени старался держаться в стороне. Студенты показали, что Циганович таинственно говорил о каком-то человеке, с которым ему нужно посоветоваться относительно получения оружия, и, очевидно, он получал свои инструкции – как относительно времени их отъезда, так и по другим вопросам, – только переговорив с каким-то важным лицом. Мы не можем сказать, действительно ли студенты, сидевшие на скамье подсудимых, не знали ничего о Танкосиче, Димитриевиче и «Черной руке» или же они только притворялись и тщательно скрывали от австрийских властей действительное участие в заговоре этих сербских офицеров, занимавших высокие посты. В первом случае надо изумляться той конспиративности, с которой действовали руководители «Черной руки», во втором случае – той ловкости, с которой студенты сумели сбить с правильного следа австрийские власти.

Чтобы устранить подозрение и избежать ареста, убийцы отправились из Белграда в Сараево еще за три недели до прибытия эрцгерцога в Боснию. Перед их отъездом Циганович снабдил их шестью бомбами, лежавшими у него в комнате, четырьмя браунингами с патронами и дал им 150 динаров наличными и некоторое количество цианистого калия для того, чтобы они покончили с собой немедленно после того, как будет убит эрцгерцог. Это предполагалось сделать во избежание каких-либо признаний или показаний, могущих бросить тень на сербских офицеров, находившихся в Белграде и помогавших организации заговора[39]. Молодых людей снабдили также картой Боснии; на ней были показаны дороги, по которым им следовало идти, и австрийские жандармские посты, которые они должны были тщательно обходить.

Тем временем в Сараеве Данило Илич, находившийся в переписке с Принципом, быстро подобрал несколько человек из местных жителей, предполагая снабдить их оружием, которое должны были доставить трое убийц из Белграда.

Похожие книги из библиотеки

Истребитель-бомбардировщик МиГ-27

Данный специальный выпуск познакомит вас с истребителями-бомбардировщиками, созданными на базе МиГ-23 (МиГ-23Б, МиГ-23БН и МиГ-27), их созданием, модификациями, эксплуатацией и боевым применением.

Речные броненосцы северян. 1861-1865

Не было в период Гражданской войны между Севером и Югом кораблей более странных, а потому интригующих, чем броненосцы. А самыми необычными в этой группе стали броненосцы, построенные северянами для действий на Миссисипи и ее притоках. Используя приемы и опыт строительства коммерческих речных пароходов, северяне сумели отработать тип броненосца, идеально подходившего для действий на великой реке Северо- Американского континента. Такой корабль представлял собой комбинацию корпуса и машинерии речного парохода с защищенностью и могучим вооружением броненосца. Все знают о знаменитом сражении между «Монитором» и «Вирджинией» в марте 1862 г., однако тот не стал боевым крещением броненосцев как таковых. К этому времени Западная флотилия канонерских лодок северян уже вовсю хозяйничала в водах Миссисипи, атаковала форты Генри и Донельсен на реках Теннеси и Кумберленд в феврале 1862 г.

Плавающий танк ПТ-76. От Невы до Ганга и Суэцкого канала

Этот великолепный плавающий танк был создан для форсирования любых водных преград в ходе будущей Большой войны в Европе и рывка Советской Армии к Ла-Маншу. Однако воевать ему пришлось совсем на других берегах.

ПТ-76 отличились в дельте Ганга, где индийские плавающие танки умудрялись даже топить пакистанские канонерки (!), дрались против американской бронетехники во Вьетнаме, сражались в Анголе, Никарагуа, Индонезии. Но «звездным часом» для ПТ-76 стала Война Судного дня, когда трофейные плавающие танки, модернизированные израильтянами, переправились через Суэцкий канал, создав стратегический плацдарм, что стало переломным моментом боевых действий.

А в родной армии «поплавкам» (так прозвали ПТ-76 в войсках) довелось участвовать в подавлении Венгерского мятежа, вводе войск в Чехословакию, Афганской и обеих Чеченских войнах.

В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о полувековой службе и боевом применении лучшего плавающего танка. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Немецкие бронетанковые войска. Развитие военной техники и история боевых операций. 1916–1945

Генерал танковых войск, участник Первой и Второй мировых войн представляет историю создания и развития германских бронетанковых войск в обход решений Версальского договора. Автор прослеживает путь совер шенствования танка, от первых неповоротливых образцов до мощных боевых машин 1945 г., анализирует их возможности и эффективность применения в сражениях. Наряду с историей бронетанковых войск, в том числе создания танковых школ для обучения личного состава, Неринг уделяет большое внимание наиболее значительным по масштабам действий этого рода войск во время Второй мировой войны в кампаниях во Франции, на Балканах, в Северной Африке, Польше и Советском Союзе.