Переезд убийц из Белграда в Сараево

От Белграда до Шабаца убийцы проехали на лодке по реке Саве. Они имели при себе записку от Цигановича к командиру пограничной стражи в Шабаце, майору Поповичу, и должны были сказать ему, что их отправил майор Танкосич. Но им было строго запрещено попадаться на глаза гражданским властям, так как те могли бы арестовать их и отослать обратно[40]. По прибытии в Шабац они без труда разыскали майора Поповича в кофейне и сказали ему, что намерены тайным образом перебраться в Боснию.

По-видимому, тот уже был посвящен в их миссию; по всей вероятности, он был осведомлен Танкосичем при посещении Белграда за несколько дней до этого. Попович отвел студентов в караульное помещение и там получил для них ордер на покупку железнодорожных билетов со скидкой в 50 % до следующей за Шабацем станции Лозницы, где они должны были перейти границу. Он снабдил их также запиской, гласившей, что пограничным властям «предлагается оказывать содействие предъявителям сего». Потом он выдал им фальшивые паспорта, по которым они оказались сербскими таможенными чиновниками.

С билетами, полученными по льготной цене, они доехали на поезде до Лозницы и там предъявили капитану пограничной стражи записку майора Поповича. Тот немедленно позвонил на пограничный пост, но не мог получить соединение. Поэтому он предложил молодым людям прийти к нему утром. На следующий день было решено, что Габринович возьмет фальшивый паспорт и отправится в Зворник, где ему сербский таможенный стражник поможет перейти через границу, и тогда он двинется по Боснии по направлению к Тузле. Тем временем Принцип и Грабец с бомбами и револьверами должны были отойти на несколько миль назад, к пограничному посту у Лешника.

Уже заранее было условлено, что их встретит там другой сербский таможенный чиновник. Последний и переправил их по Боснийским островам через Дрину. Здесь он их передал крестьянину, в хижине которого они заночевали. На следующий день их проводили к другому крестьянину, и тот по тропинкам Боснии благополучно доставил их в Прибой, где их встретил Велико Кубрилович.

Велико Кубрилович, православный серб, был учителем в Прибое и доверенным лицом «Народной Одбраны» для этого района. Он наезжал в Сербию, стал там членом «Народной Одбраны», а потом председателем общества «Сокол» в Прибое. Внешне это была одна из тех безобидных культурно-просветительных организаций, которые служили здесь проводниками активной сербской пропаганды. Кубринович поддерживал связь с руководителями «Народной Одбраны» в Сербии и другими доверенными лицами в Боснии, а также с местными крестьянами, которые, видимо, привыкли контрабандным путем перевозить письма и разные сведения через границу.

Кубрилович привел Принципа и Грабеца в дом другого крестьянина, Якова Керовича, и условился, что его сын доставит обоих заговорщиков и их оружие в Тузлу, где их должен был встретить другой «доверенный» – директор кинематографа Мишко Иованович. В ту же ночь Принцип и Грабец двинулись в путь на крестьянской телеге. Подъехав к Лопаре, где был австрийский жандармский пост, они отправили крестьянина вместе с хорошо припрятанным оружием вперед, а сами пешком пошли в обход и снова сели в телегу уже по ту сторону деревни. Рано утром они прибыли в Тузлу и направились к директору кинематографа Мишко Иовановичу, где их уже ожидали[41].

Ввиду того, что Принцип и Грабец только что прибыли из Сербии и не имели паспортов для путешествия по Боснии, они опасались, что их могут задержать и обыскать, если они приедут в Сараево в такое время, когда полиция, по всей вероятности, будет особенно следить за подозрительными лицами ввиду ожидаемого прибытия эрцгерцога. Они считали поэтому, что им не следует иметь при себе бомбы и револьверы, и попросили Иовановича спрятать оружие у себя дома, пока кто-нибудь из более благонадежных лиц не явится за ним из Сараева. Иованович согласился и спрятал все у себя на чердаке. Было условлено, что лицо, которое явится за оружием, должно в качестве удостоверения предъявить полуоткрытую пачку папирос «Стефания».

После этого трое молодых людей благополучно проехали на поезде из Тузлы в Сараево. Принцип немедленно разыскал Илича, поселился у него и рассказал ему, что оружие находится в Тузле. Грабец отправился к себе на родину, в Пале. Все трое вели спокойный образ жизни и старались по возможности не обращать на себя внимания, пока не наступит нужный момент. Таким образом, «туннель», о котором неоднократно говорил Циганович и который был давно уже подготовлен сербскими властями, действовал безукоризненно.

Несколько дней спустя Илич отправился в Тузлу и предъявил Иовановичу в качестве условного знака пачку папирос. Но, опасаясь, что его могут арестовать, когда он появится с большим багажом в Тузле, где его не знали, он попросил Иовановича доставить оружие в Добой, находящийся по дороге в Сараево, и там уже передать ему. В конце концов так и договорились. Иованович спрятал бомбы и револьверы в ящик из-под сахара и в таком виде свез их в Добой.

Так как он не сразу нашел Илича, то оставил взрывчатые материалы под своим дождевым пальто в комнате для пассажиров на вокзале, а потом снес их в лавку одного приятеля и оставил их на попечение маленького мальчика. И тут и там бомбы легко могли открыть. В конце концов Илич появился, забрал свой ценный багаж и благополучно доставил его поездом в Сараево, где положил под кушетку у себя в комнате. За несколько дней до совершения убийства он передал часть оружия двум участникам, завербованным им самим в Сараеве, и отправился с ними за город, чтобы показать, как следует стрелять.

Рано утром в день, на который было назначено официальное посещение Сараева Францем-Фердинандом и его женой, Принцип и Габринович встретились с Иличем у заднего входа лавки в Логиниче и получили от него часть оружия, которое они доставили из Белграда. Принцип взял браунинг, а Габринович бомбу. Грабец же револьвер и бомбу. После этого они разошлись и заняли намеченные заранее позиции в разных местах на пути, по которому должен был проехать эрцгерцог.

Похожие книги из библиотеки

Гудериан

Военные историки считают генерал-полковника вермахта Г. Гудериана создателем знаменитой стратегии «блицкрига». Именно ему принадлежит выдающаяся роль в деле создания бронетанковых войск – основной ударной силы нацистской Германии. Предлагаемая вниманию читателей биография известного немецкого военачальника освещает ряд малоизвестных страниц его жизни и содержит множество фактов из истории военных компаний, в которых Гудериан принимал участие.

Первые броненосцы Германии

В своём очерке автор постарается осветить строительство германского броненосного флота после объединения страны в 1870-1871 гг. и до начала осуществления программы Тирпица по строительству Флота Открытого моря, развернувшейся в конце XIX века.

И хотя созданный на германских и зарубежных верфях в 1 870-1 880-х гг. броненосный флот ещё не мог тягаться не то что с британским или французским флотами, но и с флотами второстепенных стран, Германии удалось решить главную задачу: обезопасить морские границы на Балтике и создать прочную оборону побережья Северного моря. Главное, что было сделано в те годы, – заложена основа производственной базы военного судостроения, подготовлены офицерские кадры, создан достаточный резерв прошедших военно-морскую службу подданных германской империи.

И основная нагрузка по подготовке флотских “кадров” легла именно на первые броненосцы Германии.

Голландские крейсера Второй Мировой войны

Сделать вывод о том, каков же он, голландский вариант легкого крейсера, предоставляю читателю. Возможно, название «колониальный крейсер» у многих ассоциируется с чем-то экзотическим вроде вооруженной гарпунами прогулочной яхты или, максимум, со сторожевиком с мелкокалиберной артиллерией. На деле же, колониальные крейсера Нидерландов мало в чем уступали аналогам своего класса из состава флотов ведущих морских держав. Однако в процессе работы не раз приходилось слышать, что у голландцев, мол, «небоевые корабли», которые ничем себя не проявили. Хочется возразить этим непререкаемым «авторитетам», с томным придыханием вспоминающим о потопленном в первом же боевом походе линкоре Bismarck и пугалом проторчавшем всю войну в норвежских шхерах Tirpitz, что так можно договориться до признания «небоевым» всего советского надводного флота, не имевшего ни одного боевого соприкосновения на уровне выше эсминцев противника и исполнявшего почти исключительно задачи огневой поддержки войск и транспортно-снабженческие функции. Кстати сказать, утомило изобилие выпускаемой литературы по немецкой технике (не только морской), вновь и вновь подающей многократно жеванную, переваренную и «отброшенную» информацию. Помилуйте, господа-германофилы, немцы уже «обсосаны» до пуговиц на мундирах, но не у них же одних были танки, корабли и самолеты!

Мотоцикл в армии

Книга предназначена для широких кругов командного и начальствующего состава кадра и запаса РККА, а также для актива Осоавиахима и автосекций ВСФК. Книга содержит краткую характеристику современных мотоциклов и освещает некоторые основные вопросы их боевого применения, главным образом, по взглядам германской армии, а также по личным взглядам автора (в тех случаях, когда вопрос в печати и нашей и зарубежной еще не освещен).