Цирк Вахмистрова и Звено

Пожалуй, самым экзотическим примером использования истребителей И-16 стал «Цирк Вахмистрова» – подвеска к бомбардировщику ТБ-3. Идею бомбардировщика-матки, способного транспортировать несколько истребителей инженер Владимир Вахмистров вынашивал с конца 20-х годов.

В 1931 г. концепция воздушного авианосца перешла в стадию практической реализации. Предполагалось, что истребители-паразиты в случае появления противника будут отцепляться от матки и защищать бомбардировщики. В первых экспериментах принимали участие два истребителя И- 4 и бомбардировщик ТБ-1, истребители крепились к верхней плоскости крыла матки. Система, получившая наименование «Звено-1» успешно прошла испытания в 1931 г. За ней последовали более амбициозные комбинации от «Звена-2» до «Звена-5», в носителя выступал четырехмоторный бомбардировщик ТБ-3. На матку подвешивались истребители И-5 и И-Z. В 1934 г. появилось «Звено-6» – бомбардировщик ТБ-3 и два истребителя И-16. Истребители подвешивались под плоскостью крыла носителя. Каждый истребитель крепился к плоскости матки в трех точках. «Звено-6» испытывалось в течение двух лет. Результаты испытаний оказались блестящими, они оправдали самые радужные надежды создателей. В 1935 г. Вахмистров предложил систему из носителя ТБ-3 и пяти самолетов- паразитов: двух И-16. двух И-5 и одного И-Z. Последний подсоединялся к бомбардировщику уже после взлета. Инженер не остановился – Вахмистров работал над «Авиаматкой», способной нести восемь истребителей И-16! Два «ишачка» подвешивались непосредственно под крылом, а шесть, сгруппированных в группы по три машины, подсоединялись в воздухе к специальным рамам. Шесть истребителей должны бели лететь на привязи к ТБ-3, подпитывая свои работающие моторы горючим из топливных баков авиаматки. Расчетное время патрулирования авиаматки с восьмью истребителями составляло 6.5 часа. На практике, однако, ТБ-3 никогда не летал более чем с двумя И-16 под крылом, а опыты по перекачке топлива в полете ограничились несколькими успешными испытаниями.

Солдат люфтваффе несет караул г трофейного истребителя И-16 тип 5.

Солдат люфтваффе несет караул г трофейного истребителя И-16 тип 5.

Брошенный на аэродроме истребитель И-16 тип 5, август 1941 г.

Брошенный на аэродроме истребитель И-16 тип 5, август 1941 г.

Этот И-16 тип 24 не успели отремонтировать прежде, чем аэродром захватили немецкие войска.

Этот И-16 тип 24 не успели отремонтировать прежде, чем аэродром захватили немецкие войска.

Устройство подсоединения И-16 в полете представляло собой убираемую трапецию с вильчатым ухватом посредине. Контакт самолета и матки проходил на скорости 150-170 км/ч, экипаж бомбардировщика должен был вручную подвести вилку с замком к узлу крепления истребителя. Несколько успешных контактов истребителя и бомбардировщика произвели в 1938 г. летчики-испытатели НИИ ВВС Степан Супрун и Петр Стефановский. Правильность концепции получила экспериментальное подтверждение, но дальнейшая разработка «Звена» из восьми самолетов-паразитов была прекращена.

Цирк Вахмистрова и Звено
Хвостовая часть истребителя И-16, захваченного на аэродроме венграми, рули высоты демонтированы.

Хвостовая часть истребителя И-16, захваченного на аэродроме венграми, рули высоты демонтированы.

Командир ВВС РККА проверяет истребитель И-16 после ремонта. На заднем плане штурмовик P-Z.

Командир ВВС РККА проверяет истребитель И-16 после ремонта. На заднем плане штурмовик P-Z.

В 1938 г. Вахмистров сконцентрировал свои усилия на системе, состоящей из носителя ТБ-3 и двух И-16, выступавших в роли пикирующих бомбардировщиков. Каждый «ишачок» нес по две 250-кг бомбы. Использование авиаматки увеличивало радиус действия И-16 на 80%. Бомбардировщик с двумя истребителями под крылом покрывал расстояние в 2500 км. В районе цели командир ТБ-3 давал команду летчикам истребителей на переход к самостоятельному полету. Летчикам И-16 требовалось слегка отдать ручки от себя. При достижении отрицательного угла атаки 3°. 30 мин. замки, удерживавшие истребители под крылом бомбардировщика, размыкались автоматически. Истребители дальше летели к цели и возвращались на базу самостоятельно. С двумя подвешенными авиабомбами массой по 250 кг истребитель И-16 тип 5 разгонялся на высоте 2500 м до скорости 410 км/ч. а его потолок составлял 6800 м. максимальная скорость пикирования – 650 км/ч. После сброса бомб И-16 мог вести воздушный бой, как обычный истребитель. Необычная концепция могла продлить жизнь в боевых частях абсолютно устаревшим тяжелым бомбардировщикам ТБ-3. «Звено СПБ» успешно прошло испытания в 1938 г., после чего нарком обороны маршал Ворошилов и нарком ВМФ Фриновский одобрили принятие «Звена СПБ» на вооружение ВВС и морской авиации. В октябре приказ Комитета обороны подписал Молотов:

1. Принять на вооружение ВВС и ВМФ «Звено-СП Б».

2. Народному комиссариату оборонной промышленности обеспечить поставку оборудования для модернизации в «Звено-СП Б» к 1 февраля 1940 г.:

20 бомбардировщиков ТБ-З/АМ- 4ПМ для ВВС РККА 20 бомбардировщиков ТБ-З/АМ- 34ПМ для авиации ВМФ 40 истребителей И-16 для ВВС 40 истребителей И-16 для авиации ВМФ

«Звено-7» представляло собой комбинацию авиаматки бомбардировщики ТБ-3 и двух истребителей И-16СГ1Б, в данном случае – И-16 тип 5, в 1941 г. применялись И-16 тип 24.

«Звено-7» представляло собой комбинацию авиаматки бомбардировщики ТБ-3 и двух истребителей И-16СГ1Б, в данном случае – И-16 тип 5, в 1941 г. применялись И-16 тип 24.

И-16 подведен под плоскость крыла авиаматки. Рядом с истребителем И-16СПБ – две готовые к подвеске 250-кг авиабомбы.

И-16 подведен под плоскость крыла авиаматки. Рядом с истребителем И-16СПБ – две готовые к подвеске 250-кг авиабомбы.

Вахмистрову было предложено исследовать возможность использования в качестве авиаматки самолеты ТБ-7, ГСТ и МТБ-2, рассмотреть возможность подвески на И-16 в варианте пикирующего бомбардировщика 500-кг бомбы. За всплеском энтузиазма в отношении «Звена-СПБ» в 1939 г. последовало охлаждение. Количество заказанных истребителей сначала уменьшили с 40 до 12, а затем «Звено-СП Б» вообще исключили из производственного плана на 1940 г. Среди высшего командования ВВС и руководства НКАП распространились скептические настроения в отношении эффективности «летающего авианосца». Морская авиация также отказалась от «Звена».

На снимке – самый экзотический вариант «Звена» – авиаматка ПВО. Бомбардировщик ТБ-3 несет пять истребителей: два И-5, два И-16 и один И-Z.

На снимке – самый экзотический вариант «Звена» – авиаматка ПВО. Бомбардировщик ТБ-3 несет пять истребителей: два И-5, два И-16 и один И-Z.

И-16СГ1Б под плоскостью крыла авиаматки ТБ-3. Тренировочный полет.

И-16СГ1Б под плоскостью крыла авиаматки ТБ-3. Тренировочный полет.

В свободном полете И-16СПБ с двумя 250-кг бомбами.

В свободном полете И-16СПБ с двумя 250-кг бомбами.

«Звено-СПБ» – два истребителя И-16СПБ под крылом бомбардировщика ТБ-3 с двигателями М-34.

«Звено-СПБ» – два истребителя И-16СПБ под крылом бомбардировщика ТБ-3 с двигателями М-34.

Для пикирующих бомбардировщиков люфтваффе 1940 г. стал годом триумфа. В Советском Союзе самолета, подобного Ju-87 не существовало. Спешные модификации в пикировщики «нормальных» горизонтальных бомбардировщиков СБ-2 и ДБ-3 могли считаться в лучшем случае паллиативным решением без надежды на успешное боевое применение. В этих условиях вспомнили о «Звене-СПБ». В июне 1940 г. начались испытания первого Серийного «Звена», выпущенного заводом № 207. Пикирующими бомбардировщиками в данном варианте «Звена» являлись истребители И-16 тип 24 с двигателями М-63. В общей сложности было изготовлено шесть экземпляров «Звена-СПБ»; все они поступили на вооружение базировавшейся в Евпатории 2-й особой эскадрильи 32-го ИАП 62-й авиационной бригады ВВС Черноморского флота. Летчики эскадрильи интенсивно осваивали новую систему и отрабатывали пикирующие удары по боевым кораблям. В январе 1941 г. командующий ВМФ, считавший эскадрилью всего лишь «цирком Шубикова» (по имени командира эскадрильи), приказал демонтировать с самолетов все специальное оборудование. К счастью до лета 1941 г. приказ выполнить не успели, а летом началась война.

И-16 тип 5 закреплен под плоскостью крыла авиаматки ТБ-3. Обратите внимание – шасси «ишачка» выпущено, но не касается земли.

И-16 тип 5 закреплен под плоскостью крыла авиаматки ТБ-3. Обратите внимание – шасси «ишачка» выпущено, но не касается земли.

Вид сбоку на подвешенный под плоскость авиаматки ТБ-3 истребитель И-16 тип 5.

Вид сбоку на подвешенный под плоскость авиаматки ТБ-3 истребитель И-16 тип 5.

Истребитель И-16 с у злом подвески под авиаматку ТБ-3.

Истребитель И-16 с у злом подвески под авиаматку ТБ-3.

В первые недели войны авиация Черноморского флота часто наносила удары по территории Румынии. Наиболее приоритетной целью являлся Черноводский мост через Дунай, расположенный в 60 км западнее Констанцы. Мост представлял собой капитальное сооружение длиной 1660 м. максимальная высота мостовых конструкций над водой составляла 75 м. По мосту проходила нитка нефтепровода Плоешти-Констанца. Разрушение моста приводило к парализации сообщения между промышленным районом Бухареста и основным румынским морским портом Констанца, что серьезно бы отразилось на снабжении группировки румынских войск, действовавших на южном участке Восточного фронта. Бомбардировщики СБ-2 и ДБ- 3 из 63-й бомбардировочной бригады ВВС Черноморского фронта неоднократно и безуспешно пытались разрушить Черноводский мост. Выполнить ответственную задачу поручили эскадрилье, вооруженной «Звеньями-СПБ».

Авиабомба ФАИ-250 под крылом И-16СПБ.

Авиабомба ФАИ-250 под крылом И-16СПБ.

Командир подразделения И-16СПБ капитан Шубиков (слева) и командир 96-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи ВВС Черноморского флота капитан Коробыстин.

Командир подразделения И-16СПБ капитан Шубиков (слева) и командир 96-й отдельной истребительной авиационной эскадрильи ВВС Черноморского флота капитан Коробыстин.

Капитан Шубиков вручает награду лейтенанту Борису Литвинчуку, 13 августа 1941 г. Литвинчук был награжден за первый боевой рейд «Звена-СПБ».

Капитан Шубиков вручает награду лейтенанту Борису Литвинчуку, 13 августа 1941 г. Литвинчук был награжден за первый боевой рейд «Звена-СПБ».

Сначала решили опробовать необычную систему по более простой цели. Два ТБ-3 с истребителями под крылом днем 26 июля 1941 г. подошла к Констанце. В 40 км от объекта налета истребители отцепились от маток. Ведомая капитаном Шубиковым четверка И-16 поразила бомбами нефтехранилище. Гигантский столб черного дыма свидетельствовал о прямом попадании. «Ишачки» без проблем вернулись домой в Евпаторию.

Для удара по Черноводскому мосту было выделено три «Звена», истребители И-16 оснастили дополнительными подфюзеляжными топливными баками емкостью 95 л, увеличивавшими продолжительность полета на 35 минут. Три авиаматки с истребителями взлетели в 3 ч утра 10 августа. С половины маршрута одному носителю пришлось вернуться из-за технических неполадок. В 5 ч 10 минут самолеты находились на удалении 15 км от румынского берега. Истребители отцепились от маток. Через четверть часа четверка И-16 находилась уже над мостом. Зенитная артиллерия открыла интенсивный заградительный огонь, но самолеты спикировали с высоты 1800 м и сбросили бомбы. В 6 ч 40 минут все «ишачки» приземлились в Одессе.

И-16СПБ тип 5 под крылом авиаматки ТБ-3. На «ишачок» подвешены две бомбы ФАБ-250.

И-16СПБ тип 5 под крылом авиаматки ТБ-3. На «ишачок» подвешены две бомбы ФАБ-250.

А аэрофотоснимок порта Констанца, сделанный с самолета-разведчика ВВС Черноморского флота. Цифрами отмечены объекта удара И-16СПБ, /- нефтебаза, 2- сухой док.

А аэрофотоснимок порта Констанца, сделанный с самолета-разведчика ВВС Черноморского флота. Цифрами отмечены объекта удара И-16СПБ, /- нефтебаза, 2- сухой док.

Лейтенант Борис Филимонов в кабине И-16СПБ, снимок сделан после налета на Черноводский мост. На борту истребителя популярная у летчиков надпись «За Сталина».

Лейтенант Борис Филимонов в кабине И-16СПБ, снимок сделан после налета на Черноводский мост. На борту истребителя популярная у летчиков надпись «За Сталина».

Повторную операцию назначили на 13 августа. В тот день отказов на носителях не произошло, поэтому в ударе по мосту приняло участие шесть И- 16. В 5 ч 50 минут утра истребители добились пяти прямых попаданий бомб в Черноводский мост. Один пролет моста был полностью разрушен. На обратном пути самолеты еще проштурмовали позиции румынской пехоты в районе Сулины, а в 7 ч 05 мин все И-16 приземлились на одесском аэродроме. После заправки топливом они перелетели домой, в Евпаторию. Успешный рейд возобновил интерес к «Звену- СПБ» со стороны командования ВМФ. Результатом стал ввод в строй еще двух «звеньев». Общее количество боеспособных систем возросло до пяти. Рост численности ограничивала нехватка самолетов ТБ-3, оснащенных двигателями М- 34РН. серийные тяжелые бомбардировщики комплектовались моторами М-17, мощности которых не хватало для взлета с истребителями.

В общей сложности авиация ВМФ получила 12 самолетов ТБ-3, пять из них поступили на вооружение эскадрильи СПБ. остальные использовались в качестве транспортных. 16 августа нарком ВМФ адмирал Кузнецов обратился к Сталину с просьбой о передачи из ВВС дополнительного количества самолетов ТБ-3 с двигателями М-34РН. Учитывая высокие потери ВВС в первые военные месяцы, в удовлетворении просьбы было отказано. Имевшиеся на вооружении морской авиации звенья продолжали воевать. 17 августа шесть И-16 уничтожили сухой док в Констанце. В конце месяца маленькие пикирующие бомбардировщики переключились на нанесение ударов по переправам через Днепр.28 августа две авиаматки взлетели с евпаторийского аэродрома и взяли курс на Запорожье. В 30 км от города от носителей отцепились пикировщики. Самолеты нанесли внезапный удар и уничтожили переправу через Днепр в районе Бернслава. Один И-16 был сбит. Налет повторили на следующий день.

После бомбежки четверка И-16 вступила в воздушный бой с мессершмиттами. сбив два Bf. 109. Дальнейшее использование «Звеньев» прекратили из- за повышенного риска таких рейдов в условиях полного господства в воздухе авиации противника. В конце сентября немецкие войска вырвались на просторы Северного Крыма. Все имевшиеся в наличии самолеты авиации Черноморского флота были перенацелены на нанесение ударов по наступающим механизированным колоннам противника.

Арсений Шубиков погиб в воздушном бою 1 октября 1941 г. «Звенья-СПБ» использовались в своей оригинальной конфигурации с подвешенными И-16СПБ все реже и реже. Последние боевые вылеты состоялись, видимо. в 1942 г. «Звенья» совершили в общей сложности не менее 30 боевых вылетов. причем результативность оказалась исключительно высокой, даже не сравнимой с результативностью действий обычной бомбардировочной авиации ВВС РККА.

В ВВС Финляндии самолет УТИ-4 изначально имел идентификационный код «УН-22», измененный 28 ноября 1941 г. на «Ь'Т-1».

В ВВС Финляндии самолет УТИ-4 изначально имел идентификационный код «УН-22», измененный 28 ноября 1941 г. на «Ь'Т-1».

Этот истребитель И-16 был захвачен финнами после вынужденной посадки в период Зимней войны 1939-1940 г.г. Самолет поступил на вооружение LLV-24 ВВС Финляндии.

Этот истребитель И-16 был захвачен финнами после вынужденной посадки в период Зимней войны 1939-1940 г.г. Самолет поступил на вооружение LLV-24 ВВС Финляндии.

Похожие книги из библиотеки

Истребитель И-15бис

Перед Второй мировой войной практически все самолеты-истребители, состоящие на вооружении советских ВВС, были созданы в конструкторском бюро Н.Н.Поликарпва. В период с 1934 по 1942 годы авиазаводы произвели более 16 тысяч истребителей И—16, И—15, И—15бис и И—153. Значительная часть этой крылатой армады принимала участие в воздушных сражениях с 1936 по 1945 годы.

Полутороплан И—15бис в ряду других поликарповских истребителей смотрится середнячком. Особыми достоинствами не блистал, более того, не успев появиться, устарел практически безнадежно по всем своим характеристикам.

Тем не менее, оказывается, что этот ладный и гармоничный с виду самолетик успел «отметиться» практически везде: в Испании, Китае, на Халхин-Голе, в зимней войне с Финляндией, прошел всю Великую Отечественную войну вплоть до японской кампании.

Советские спецслужбы и Красная армия

Впервые, с использованием ряда неизвестных ранее документов, проведено комплексное исследование становления и развития советской военной разведки и военной контрразведки в годы Гражданской войны; впервые проанализированы организация и деятельность первого советского органа военной разведки, контрразведки и цензуры — Оперативного отдела Наркомвоена; история Курсов разведки и военного контроля, ставших первым органом по подготовке сотрудников спецслужб в России; «дело о шпионстве» одного из отцов-основателей ГРУ Георгия Теодори. На страницах книги рассматриваются: зарождение советских спецслужб и подготовка новой генерации их сотрудников, становление и развитие советских органов военной разведки и военной контрразведки. Основное внимание уделено эволюции организационной структуры и кадрового состава спецслужб.

Линейные корабли типов «Лайон» и «Вэнгард»

Главным препятствием, сорвавшим постройку «лайонов», являлись большие сроки разработки и внедрения в производство новых артиллерийских орудий и их установок. В 1939 году положение с 356-мм башнями для типа «Кинг Джордж V» оставалось близким к критическому, не говоря уже о том, что 14-дюймовки не удовлетворяли английских адмиралов по мощи. Новое 406-мм орудие имелось только в чертежах. Между тем предполагаемый баланс сил с главными потенциальными противниками в будущем еще до начала мировой войны выглядел для Англии не слишком перспективным. Адмиралтейство находилось почти в полном неведении относительно нового японского строительства, не имея достоверных данных о суперлинкорах типа «Ямато». Но даже искаженная отсутствием разведданных картина выглядела неутешительно.

Прим. OCR: Издание выпущено в формате серии «Боевые корабли мира»/«Корабли и сражения»,  но другим издательством. Год издания не указан.