После Второй мировой войны

Вскоре после капитуляции Японии в США начали серьезную переориентацию своих вооруженных сил на новое военное противостояние с СССР Значение десантно-высадочных машин в этой программе выглядело второстепенным. Армия США пустила свои LVT в основном на слом, Корпус морской пехоты отправил их на хранение, а осенью 1945 года начал расформировывать подразделения амфибий. Но уже скоро этот шаг расценили как слишком поспешный. Уже в мае 1946-го в составе морской пехоты вновь сформировали 1-й батальон плавающих транспортеров. Основной послевоенной транспортно-десантной машиной морской пехоты стал LVT-3, LVT-4 использовали, как правило, для снабжения, а в качестве машин огневой поддержки оставили плавающие танки LVT(A)-4 и LVT(A)-5. Разработка новой техники для морской пехоты задерживалась недостатком средств и неопределенностью требований к их очередному поколению.

После войны LVT применялись в разных регионах. Так, LVT-3(C) несли службу на Аляске. Здесь встречались машины, на которых бронированную башню заменили самолетным пулеметным блистером с плексигласовым колпаком — при худшей защищенности такая установка обеспечивала лучший обзор и защиту от водяных брызг на плаву. Любопытны проведенные в районе Тихого океана учения, в ходе которых LVT-3 забирали предметы снабжения для десанта с борта подводной лодки. Хотя в целом возможность снабжения десанта таким способом подтвердилась, в реальных условиях к нему не прибегали.

Новое боевое применение плавающих машин LVT последовало в начале Корейской войны (июнь 1950 — июль 1953 г). В середине 1950 года наступление войск Корейской Народной Армии (КНА) заставило американские войска вместе с войсками режима отойти в южную часть Корейского полуострова и занять там район, известный как «Периметр Пусан», или «Пусанский плацдарм».

15 сентября 1950 года в районе Инчхон на восточном побережье полуострова, в тылу войск КНА американцы высадили 10-й корпус. В передовом эшелоне десанта, захватывавшем непосредственно порт, действовала 1-я дивизия морской пехоты с 1-м батальоном плавающих транспортеров. Здесь нашли применение LVT-3, LVT-3(C) и LVT-4, танки LVT(A)-4 и LVT(A)-5. Противодесантная оборона была слабой, заграждения отсутствовали, и 16 сентября город был взят. LVT-3 и LVT-3(C) активно использовались на этапе высадки, а затем служили наземными вездеходными транспортными машинами в ходе марша от Инчхона на столицу Южной Кореи Сеул. Во взаимодействии с LVT(A)-5 они форсировали реку Ханган перед взятием Сеула 28 сентября. Позднее силы морской пехоты перебросили на западное побережье для проведения 17 октября 1950 года десанта в порт Хыннам. Порт был захвачен, но сопротивление северокорейских войск заставило десант отойти. Потом морские пехотинцы ждали, что будут расчищены проходы в минных полях на подступах к порту. В конце концов, южнокорейские войска очистили порт, и силы десанта высадились, не встретив сопротивления.

После Второй мировой войны

Транспортер LVT-3 и плавающий танк LVT(A)-4 в ходе переправы через р.Ханган. Корея, 20 сентября 1950 года

После Второй мировой войны

Транспортер LVT-3 5-го полка морской пехоты ведет бой на правом берегу р.Ханган на подступах к Сеулу

После вступления в войну Китая в октябре того же пода американо-южнокорейские войска, понеся большие потери, с боями отошли с территории КНДР за 38-ю параллель. Фронт стабилизировался, последовали около двух лет войны на одной линии. В основном 1-я дивизия морской пехоты использовалась в это время как обычная пехотная на позициях вдоль 38-й параллели, a LVT-3 — как обычные бронетранспортеры для подвоза личного состава и предметов снабжения, плавающие танки LVT(A)-5 и LVT(A)-5 «модифицированные» — как самоходная артиллерия. Последние обычно устанавливали на окопанные замаскированные позиции, а для защиты тонкобронных машин от контрбатарейного огня противника их обкладывали мешками с песком. Порой американскую и британскую морскую пехоту вместе с подразделениями боевых пловцов и «коммандос» привлекали для совершения диверсионных и «отвлекающих» рейдов вдоль побережья КНДР В некоторых из них задействовали и транспортеры LVT — например, в рейде британских «коммандос» и американских боевых пловцов на восточное побережье КНДР в апреле 1951 года для разрушения мостов и тоннелей в прибрежной зоне.

Когда война закончилась подписанием соглашения о прекращении огня 27 июля 1953 года, оставшиеся в строю LVT были уже сильно изношены. Хотя боеготовность отдельных машин могла быть восстановлена, официально приняли решение, что первое поколение плавающих транспортеров и танков LVT (т.е. машин AMTRAC и AMTANK) себя исчерпало. С августа 1953-го по март 1955 года эти машины еще использовали в обороне по линии 38-й параллели, но срок их службы подходил к закономерному концу.

После Второй мировой войны

Загрузка боеприпасов в плавающий танк LVT(A)-5. Боевые машины находились на огневых позициях вдоль 38-й параллели и поддерживали огнем части 2-й дивизии морской пехоты. Корея, лето 1952 года

После Второй мировой войны

Вьетнамское подразделение в строю перед транспортером LVT-4. Экипаж боевой машины — смешанный, франко-вьетнамский. Индокитай, 1952 год

Похожие книги из библиотеки

Средний танк Т-55 (объект 155)

Работы по усовершенствованию танков Т-54 велись в ОКБ Уральского машиностроительного завода в Нижнем Тагиле, где, кстати, был спроектирован и сам Т-54. Наиболее удачным результатом этих доработок считается Т-54Б; он был оснащен стабилизатором пушки в двух плоскостях СТП-2 «Циклон».

Экипаж снабдили активными приборами ночного видения: командира — ТКНИ, механика-водителя — ТВН-2, наводчика — инфракрасным ночным прицелом ТПН-1-21-11, для обеспечения их работы установили ИК- прожекторы, а также заменили дневной прибор наблюдения командира ТПК-1 на более совершенный ТПКУБ. Кроме того, танку придали оборудование для подводного вождения ОПВТ.

Новая машина, созданная на базе Т-54Б, получила обозначение Т-55 («объект 155») и поступила в 1958 году, согласно приказу министра обороны от 24 мая того же года, на вооружение Советской Армии.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Бронетранспортеры вермахта

«Задача пехоты состоит в том, чтобы немедленно использовать эффект танковой атаки для быстрого продвижения вперед и развития успеха до тех пор, пока местность не будет полностью захвачена и очищена от противника»—это положение, выдвинутое германским танковым теоретиком генералом Г.Гудерианом еще в 1936 году, показывает, какая роль отводится пехоте при взаимодействии ее с танками. Гудериан правильно предвидел, что в условиях все возраставшей эффективности противотанкового оружия потери атакующих танков, не имевших прикрытия пехоты, будут слишком большими. Да и сам захват и удержание местности одними танками без пехоты были невозможны.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Легкий танк «Ха-го»

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

От «Першинга» до «Паттона»

Полномасштабное производство танков Т25 и Т26 могло начаться фактически с весны 1944 года, если бы этот процесс не тормозился искусственно. Дело в том, что с начала Второй мировой войны в американской армии, кроме бронетанковых, имелся отдельный род войск — самоходные истребители танков. По замыслу американских военных, бороться с танками должны были именно истребители — легко бронированные, но мощно вооруженные. Летом 1944 года такая машина — М36, вооруженная 90-мм пушкой, была поставлена в серийное производство.

Однако высадка в Нормандии в июне 1944 года быстро подтвердила, что отсутствие в составе армии сильнобронированных танков — серьезный просчет командования. Нормандия — не Тунис, и хорошо замаскированные среди живых изгородей немецкие танки быстро расправлялись с М4.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»