Появление LVT (AMTRAC)

Появление LVT (AMTRAC)

Плавающий транспортер LVT-4 с десантниками направляется к берегу. Высадка на о. Окинава, 1 апреля 1945 года. На втором плане: линейный корабль ВВ-43 «Теннесси» ведет огонь по противнику

За годы Второй мировой войны вооруженные силы США провели на различных театрах военных действий 20 оперативных и более 300 тактических морских десантных операций. И армия, и Корпус морской пехоты применяли в этих действиях плавающие гусеничные десантные машины LVT. За годы войны было выпущено более 18,5 тысячи машин этого семейства. Кроме высадки с кораблей и снабжения морских десантов, они использовались при форсировании различных водных преград, для разведки, огневой поддержки десанта, эвакуации раненых. Их роль высоко оценивалась рядом американских командиров и военных историков. «Без этих машин наши десантные операции на острова Тихого океана были бы невозможны», — так категорично отозвался о семействе LVT американский генерал Холланд Смит, один из создателей «амфибийной доктрины» Корпуса морской пехоты США.

Основой для семейства десантных машин LVT, включившего небронированные, бронированные и частично бронированные машины с различным вооружением и оборудованием, послужила машина вполне мирного назначения.

В сентябре 1935 года Флориду опустошил один из самых мощных ураганов, вошедший в историю как «ураган Дня труда». Под впечатлением масштабов жертв — а погибло около 600 человек — и разрушений американский инженер Дональд Роблинг занялся разработкой спасательной машины-амфибии. Потомственный инженер (его дед Вашингтон Роблинг был строителем Бруклинского моста в Нью-Йорке), имевший приличное состояние, он мог позволить себе самостоятельно вести работы над собственными, порой эксцентричными изобретениями. Однако машина его разработки, предназначенная для эвакуации людей или доставки необходимых грузов снабжения при чрезвычайных ситуациях, а также спасения экипажей морской авиации на сей раз выглядела довольно практично. Ее плавучесть обеспечивалась за счет водоизмещения корпуса, грузоподъемность была сравнима со спасательной лодкой, ходовая часть рассчитывалась на движение по слабым грунтам. К концу года проект машины Роблинга, не без юмора названной «Аллигатор» (ведь болота Флориды кишат аллигаторами), был готов. Машина имела массу 7 т, длину 7,2 м (24 фута) и оснащалась двигателем «Крайслер» мощностью 92 л.с. Корытообразный корпус для уменьшения массы сваривался из дюралюминия. Движителем на суше и на воде служила гусеница — Роблинг просто укрепил с внешней стороны каждого трака поперечное ребро-лопатку. Стоит напомнить, что гребные лопатки, правда иной конструкции, — на гусеницах, охватывающих корпус, англичане испытывали еще в 1918 году на плавающем варианте опытного танка Mk IX. За счет кормового расположения двигателя машина Роблинга имела небольшой дифферент на корму, что облегчало выход из воды на берег. Несмотря на жесткую подвеску гусеничного хода, амфибия якобы могла развивать на суше скорость до 40,2 км/ч. На плаву скорость не превышала 3,2 км/ч. Недовольный этой характеристикой Роблинг весной 1936 года создал ее новый вариант: двигатель «Крайслер» был заменен на «Форд» мощностью 85 л.с., общая масса уменьшена более чем на тонну, а лопатки-гребки укреплены на траки по диагонали. Хотя скорость хода по суше стала на 11,3 км/ч меньше, скорость на плаву возросла до 8,8 км/ч, улучшилась и маневренность. Но и этот вариант не удовлетворил конструктора, и он перекомпоновал машину, уменьшив общую длину на 1,2 м и увеличив ширину корпуса, дабы повысить остойчивость на плаву. Собственная масса амфибии была уменьшена примерно до 4 т. Роблинг увеличил высоту гусеничного обвода, тем самым подняв верхнюю ветвь гусеницы над ватерлинией и исключив ее отрицательную тягу при движении на плаву. Кроме того, лопатки на траках гусеницы стали изогнутыми. В результате, по опубликованным Роблингом данным, скорость хода на плаву возросла до 14 км/ч, скорость хода на суше достигла 32 км/ч. Гусеница обкатывалась на роликах по стальным полозьям, идущим по обводу понтона и прерывавшимся только возле ведущего и направляющего колес, имевших небольшой диаметр. Подъем направляющего колеса увеличивал высоту зацепа гусеницы.

Появление LVT (AMTRAC)

Первый прототип «Аллигатора» Роблинга. Эта машина создавалась для спасательных работ в болотах Флориды

Появление LVT (AMTRAC)

Второй прототип машины Роблинга во время испытаний

Роблинг, естественно, пытался рекламировать свое детище, чтобы заинтересовать потенциальных заказчиков. Журнал «Лайф» 4 октября 1937 года поместил на своих страницах статью «Аллигатор» Роблинга для спасательных работ во Флориде», получившую определенный резонанс. К тому времени плавающие машины не были новостью и для американских военных. Еще в 1920-е годы ВМФ США проявил интерес к опытным образцам плавающих колесно-гусеничных самоходных 75-мм пушек М1921 и М1923 конструкции У.Кристи. Но они, как и плавающие бронеавтомобили, являлись лишь средством ускорить форсирование водных преград, а после неудачных опытов с этими машинами интерес к ним со стороны флота иссяк. Тем не менее и моряки, и морская пехота уже давно интересовались способами сокращения времени высадки морского десанта за счет быстрой доставки личного состава, техники и предметов снабжения с кораблей, стоящих на открытом рейде, непосредственно на берег. Ускорение высадки способствовало бы успешному захвату и удержанию плацдарма. Например, в 1938 году Министерство ВМФ испытывало глиссер, способный высаживать солдат и бронемашины у самого уреза воды. Так что машина-амфибия большой вместимости не могла не привлечь внимания военных. Как гласит легенда, во время ужина, устроенного после конференции по проблемам десантных операций, адмирал Э.Калбфус показал генералу Луису Риттлу, командовавшему десантными силами флота, журнал «Лайф» с упомянутой статьей и фотографией «Аллигатора». Вскоре публикация попала к коменданту Корпуса морской пехоты, который, в свою очередь, переслал ее в Комиссию по вооружению Корпуса с распоряжением изучить возможности машины. В марте 1938 года майор морской пехоты Дж.Калуф посетил Роблинга на его заводе в Клиэрвотере (штат Флорида), лично опробовал машину и заснял ее в действии. Вернувшись в учебный центр Морской пехоты в Квантико, Калуф написал положительный отзыв об «Аллигаторе», который отослали коменданту Корпуса. Поскольку за закупку десантных средств отвечал флот, командованию ВМФ в мае 1938 года направили запрос о приобретении одной машины для испытаний в ходе учений по высадке десанта. Но флот, ссылаясь на нехватку средств, закупку не произвел. Однако руководство Корпуса морской пехоты не упускало машину Роблинга из виду — в течение 1939 года ряд старших офицеров посетил Клиэрвотер для ознакомления с ее работой. Наконец, генерал Мозес, также участвовавший в упомянутой конференции и заинтересовавшийся «Аллигатором», заказал Роблингу разработку модификации, которая отвечала бы требованиям военных.

В мае 1940 года Роблинг представил новую машину, названную «Крокодайл». По размерам и основным характеристикам она была аналогична «Аллигатору», но оснащалась 95-сильным двигателем «Меркьюри». Морская пехота сочла этот прототип вполне пригодным для дальнейшей проработки и снова запросила у ВМФ денег. К тому моменту ситуация изменилась — разгоралась война в Европе, и средства на создание новой военной техники отпускались щедрее. Роблинг получил официальный заказ флота на проектирование второго прототипа с более мощным двигателем «Линкольн-Зефир» в 120 л.с. В августе того же года еще незаконченную машину осмотрели офицеры морской пехоты и сочли конструкцию удачной. Постройка нового образца завершилась в середине октября, а в начале ноября машину отправили в Квантико, где задействовали во флотских учениях по высадке десантов, проходивших в январе и феврале 1941 года. По результатам испытаний специалисты ВМФ составили перечень замечаний и требований по доработке машины.

Появление LVT (AMTRAC)

Окончательный вариант амфибии. Именно этой машине была посвящена статья в журнале «Лайф»

Появление LVT (AMTRAC)

Первая серийная машина LVT, изготовленная летом 1941 года на заводе в г.Лейкленд (штат Флорида).

Появление LVT (AMTRAC)

Один из первых серийных транспортеров LVT-1 во дворе завода

Наибольшее беспокойство вызывал дюралюминиевый корпус, который, по мнению руководства ВМФ и Морской пехоты, был недостаточно прочен для боевых условий. Кроме того, алюминиевые сплавы были сравнительно новым и дефицитным материалом, требовавшим для массового производства новых технологий, да и авиационная промышленность нуждалась в них гораздо больше. Выдвинули также требование увеличить живучесть гусениц — ведь им предстояло работать в сложных, агрессивных условиях: в соленой морской воде, на песчаных и каменистых грунтах.

Роблинг получил от ВМФ заказ на 100 машин при условии внесения требуемых изменений и перехода на полностью стальную конструкцию. Первоначально опытная машина получила «армейскую» классификацию — «плавающий трактор» или «плавающий грузовик» и обозначение ТЗЗ, соответствующее опытной модели. С принятием машины на вооружение от такой классификации отказались, и новый тип машин получил официальное обозначение по стандарту ВМФ США — LVT (Landing Vehicle Tracked —десантная вездеходная машина). Но и название AMTRAC (AMphibious TRACtor — плавающий грузовик) осталось и используется в популярной литературе даже чаще, чем LVT. LVT стали новым типом десантновысадочных средств — сочетанием десантного катера или самоходной баржи с вездеходным наземным транспортером. Хотя LVT непосредственно применялись армией и Корпусом морской пехоты, за их заказ и поставки по-прежнему отвечал Флот. Поскольку в распоряжении Роблинга имелась, по сути, только мастерская, он обратился с предложением о сотрудничестве к компании «Фуд Мэшинери энд Кемикл Корпорэйшн» (FMC), которая занималась в основном оборудованием для изготовления фруктовых соков, но по заказам Роблинга уже изготавливала ряд узлов для его опытных машин. Вместе с главным инженером FMC Дж. Хойтом Роблинг разработал полностью стальную машину клепаной конструкции. Завод FMC в Риверсайд (штат Калифорния) построил два прототипа. Результаты их испытаний вполне устроили военных заказчиков. Стоимость первых машин не превысила 4000 долларов — это было даже меньше того, на что рассчитывало руководство флота. В ноябре 1940 года ВМФ заключил контракт еще на 200 машин — уже с FMC — с поставкой первых серийных машин в течение июля 1941 года. Машина получила обозначение LVT-1, но от своего прародителя унаследовала и неофициальное имя «Аллигатор». FMC начала его серийное производство на заводе в Риверсайде.

Похожие книги из библиотеки

Пехотный танк «Черчилль»

История тяжелого пехотного танка «Черчилль» началась в сентябре 1939 года, когда в генеральном штабе британской армии разработали техническое задание на танк А.20, которым собирались заменить уже находившийся в серийном производстве и поступавший в войска тяжелый пехотный танк Mk II «Матильда» (А. 12). Потребность в новой, еще более мощной боевой машине была вполне объяснима. Разгоралась Вторая мировая война, британские войска вновь отправились на континент и на их пути вновь вставали ощетинившиеся стволами орудий укрепления «Линии Зигфрида». Достаточно ознакомиться с техзаданием на А.20, чтобы понять, что страх перед позиционной войной с Германией был у английского военного руководства уже генетическим.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Средний танк Т-34-85

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

По иронии судьбы, одна из величайших побед Красной Армии в Великой Отечественной войне —под Курском была одержана в тот момент, когда советские бронетанковые и механизированные войска в качественном отношении уступали немецким (см. «Бронеколлекцию» № 3, 1999 г.). К лету 1943 года, когда наиболее болезненные конструктивные недостатки Т-34 были устранены, у немцев появились новые танки «Тигр» и «Пантера», заметно превосходившие наши по мощи вооружения и толщине брони. Поэтому в ходе Курской битвы советским танковым частям, как и прежде, приходилось полагаться на свое численное превосходство над противником. Лишь в отдельных случаях, когда «тридцатьчетверкам» удавалось приблизиться к немецким танкам почти вплотную, огонь их пушек становился эффективным. На повестку дня остро встал вопрос о кардинальной модернизации танка Т-34.

Легкий танк Т-26

Советская закупочная комиссия, возглавляемая И.А.Халепским — начальником недавно созданного Управления механизации и моторизации РККА, 28 мая 1930 года заключила контракт с английской фирмой «Виккерс» на производство для СССР 15 двухбашенных танков «Виккерс» 6-тонный. Первый танк был отгружен заказчику 22 октября 1930 года, а последний — 4 июля 1931-го. В сборке этих танков принимали участие и советские специалисты. В частности, в июле 1930 года на заводе «Виккерс» работал инженер Н.Шитиков. Каждая изготовленная в Англии боевая машина обошлась Советскому Союзу в 42 тыс.руб. (в ценах 1931 года). Для сравнения скажем, что сделанный в августе того же года «основной танк сопровождения» Т-19 стоил свыше 96 тыс.руб. Кроме того, танк В-26 (такое обозначение получили в СССР английские машины) был проще в изготовлении и эксплуатации, а также обладал лучшей подвижностью. Все эти обстоятельства и предопределили выбор УММ РККА. Работы по Т-19 были свернуты, а все силы брошены на освоение серийного производства В-26.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Самоходные установки на базе танка Т-34

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Состоявшийся 15 апреля того же года пленум Артиллерийского комитета ГАУ с участием представителей от промышленности и войск, а также Народного комиссариата вооружения признал желательным создание как самоходно-артиллерийских установок поддержки пехоты с 76-мм пушкой ЗИС-З и 122-мм гаубицей М-30, так и самоходных истребителей дотов со 152-мм пушкой-гаубицей МЛ-20. Для борьбы с воздушными целями предлагалось сконструировать 37-мм зенитную автоматическую самоходную пушку. В основном решение пленума сводилось к созданию такой системы артиллерийского вооружения, которая обеспечила бы поддержку и сопровождение наступающей пехоты и танков огнем орудий, способных в любых условиях боя и на всех его этапах следовать в боевых порядках войск и непрерывно вести эффективный огонь. Решение пленума было одобрено Государственным Комитетом Обороны.