Плавающий транспортер LVT-1 «Аллигатор»

Плавающий транспортер LVT-1 «Аллигатор»

Плавающий транспортер LVT-1 поздних выпусков. 1943 год

Машина имела корытообразный корпус, ширина которого равнялась почти половине длины. Корпус делился на три отделения. Отделение управления имело вид рубки, максимально смещенной вперед, возвышавшейся над водой и снабженной крышей. В ней размещались командир машины, механик-водитель и помощник механика-водителя. В лобовом листе рубки имелись три смотровых окна, еще по одному окну (лючку) — в вертикальных бортах, что в целом давало экипажу неплохой обзор. На машинах первых серий лобовые окна были разнесены, позже их выполняли ближе друг к другу. Непосредственно за отделением управления располагалось открытое сверху десантное отделение (оно же — грузовое), вмещавшее 20 солдат в полной экипировке или около 2 т груза. В кормовой части находилось закрытое моторно-трансмиссионное отделение, где устанавливался 6-цилиндровый карбюраторный двигатель «Геркулес» WXLC-3 мощностью 146 л.с. По бокам от двигателя стояли топливные баки общей вместимостью 303 л, что обеспечивало запас хода до 121 км по суше или до 80,5 км по воде.

К бортам корпуса крепились пустотелые сварные понтоны, повышавшие плавучесть и остойчивость машины. Каждый понтон разделялся внутри на пять секций, и при пробитии одной из них машина сохраняла запас плавучести и остойчивость. Понтоны служили каркасом для монтажа деталей и агрегатов ходовой части.

Ведущее колесо монтировалось на корпусе вблизи кормы, а направляющее колесо — в переднем верхнем углу понтона. Узел крепления направляющего колеса имел гидравлический механизм регулировки натяжения гусеницы. Ширина трака гусеницы — 260 мм. На траки наклонно крепились высокие штампованные грунтозацепы, служившие на плаву лопатками-гребками. Поворот, как на плаву, так и на суше, осуществлялся торможением гусеницы одного борта.

Сварной корпус собирался из листов мягкой (неброневой) стали разной толщины, поскольку LVT-1 рассматривался не как боевая («штурмовая») машина морского десанта, а только как транспортер, позволяющий быстро доставить солдат или грузы с корабля непосредственно на берег. Однако для подавления возможного огня противника и самообороны от ближней атаки машину решили вооружить одним 12,7-мм пулеметом М2НВ и одним 7,62-мм М1919 либо двумя пулеметами М1919. Пулеметы монтировались на установках, двигавшихся по рельсовой направляющей по периметру десантного отделения — такие установки широко использовались на американских машинах. Позднее выяснилось, что этого вооружения недостаточно, и по требованию экипажей амфибий на них монтировали дополнительные пулеметы.

Плавающий транспортер LVT-1 «Аллигатор»

LVT-1 во время испытаний во Флориде. 1943 год

К серийному выпуску LVT-1 фирма FMC приступила летом 1941-го, вскоре началась их поставка в войска, и уже в августе в составе морской пехоты стали формировать специальные подразделения плавающих транспортеров. К тому моменту ВМФ и Корпус морской пехоты сочли контракт на 200 LVT-1 уже недостаточным. Количество заказываемых «аллигаторов» постоянно увеличивалось, а до прекращения производства в 1943 году их изготовили 1 225 единиц. Из них 540 поставили Корпусу морской пехоты, 485 — армии, остальные — союзникам США. Занятно, что первый LVT-1, доставленный летом 1941 года в Лейкленд (штат Флорида), нес на борту броский плакат с надписью «ROEBLING AMPHIBIAN TANK» — «плавающий танк Роблинга», хотя на самом деле был небронированным плавающим гусеничным транспортером. Несмотря на то, что военные приняли машину и ожидали от нее многого, уже на ранней стадии эксплуатации выявился ряд проблем. Гусеница такой конструкции быстро выходила из строя на грунте, морская вода и прибрежный песок ускоряли ее коррозию — особенно в шарнирах. Недостаточно прочным и живучим оказался и двигатель. Поэтому еще до окончания поставок первых партий LVT-1 была заказана разработка новой машины для его последующей замены.

Похожие книги из библиотеки

Легкий танк Т-26

Советская закупочная комиссия, возглавляемая И.А.Халепским — начальником недавно созданного Управления механизации и моторизации РККА, 28 мая 1930 года заключила контракт с английской фирмой «Виккерс» на производство для СССР 15 двухбашенных танков «Виккерс» 6-тонный. Первый танк был отгружен заказчику 22 октября 1930 года, а последний — 4 июля 1931-го. В сборке этих танков принимали участие и советские специалисты. В частности, в июле 1930 года на заводе «Виккерс» работал инженер Н.Шитиков. Каждая изготовленная в Англии боевая машина обошлась Советскому Союзу в 42 тыс.руб. (в ценах 1931 года). Для сравнения скажем, что сделанный в августе того же года «основной танк сопровождения» Т-19 стоил свыше 96 тыс.руб. Кроме того, танк В-26 (такое обозначение получили в СССР английские машины) был проще в изготовлении и эксплуатации, а также обладал лучшей подвижностью. Все эти обстоятельства и предопределили выбор УММ РККА. Работы по Т-19 были свернуты, а все силы брошены на освоение серийного производства В-26.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

«Сухопутные корабли» (английские тяжелые танки Первой мировой войны)

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

15 сентября 1916 года в бою у реки Соммы приняли участие первые 32 английских танка. "Танк движется по главной улице деревни Флер, и английские солдаты идут вслед за ним в хорошем настроении" — это сообщение британского пилота широко растиражировала пресса. Новому виду вооружения суждено было вместе с авиацией и автоматическим оружием в корне изменить характер боевых действий, систему вооружения и организации армий. Военный корреспондент "Таймс" писал в статье "Сухопутный флот": "Возможно, что прежде, чем окончится война, и мы, и германцы, и наши союзники будут строить новые чудовища, громаднее и страшнее этих; возможно, что мы увидим сражения целых флотов сухопутных дредноутов и мониторов; но несомненно, что в этом деле мы первые. Теперь эта дьявольская машина принадлежит нам и только нам". Впрочем, очень скоро на авторство в создании танка начали претендовать и другие страны, а в 1919 году вопросом о приоритете уже занималась специально утвержденная королем комиссия британского парламента. Она установила, что создателями танка все-таки являлись англичане.

Отечественные колесные бронетранспортеры БТР-60, БТР-70, БТР-80

В середине 1950-х годов стало ясно, что классическое трехосное шасси с неразрезными мостами и рессорно-балансирной подвеской задней тележки как основа для бронетранспортера исчерпало свои возможности. После освоения шин больших сечений с регулируемым давлением все остальные мероприятия, кроме разве что работы над самоблокирующимися межколесными дифференциалами, мало что давали. Новые, очень высокие требования к бронетранспортерам второго послевоенного поколения можно было реализовать только в принципиально иных, гораздо более сложных, но и более эффективных схемах, решениях и конкретных агрегатах. К ним относились: расширенная «танковая» колея; равномерное или близкое к нему расположение шести или восьми колес по базе при управляемых четырех колесах; резко возросшие суммарные мощности силовых агрегатов с целью получения удельной мощности машины не менее 18 — 20 л.с./т; многоступенчатые трансмиссии с большими силовыми диапазонами; самоблокирующиеся межколесные дифференциалы; колесные редукторы, увеличивающие клиренс до 450 — 500 мм; независимые подвески всех колес с большими ходами; гидроусиление рулевого управления; герметичные тормоза; закрытые корпуса с гладкими днищами, способные держать машину на плаву; водоходные движители; башенная установка легких и тяжелых пулеметов с возможностью вести зенитный огонь; бронекорпуса с большим наклоном утолщенных (до 15 — 20 мм) лобовых и бортовых листов; противоатомная защита экипажа и десанта; возможность авиатранспортировки.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Тяжелый танк «Королевский тигр»

В августе 1942 года Управление вооружений сухопутных войск (Heereswaffenamt) вермахта разработало тактико-техническое задание на тяжелый танк, призванный в перспективе заменить недавно запущенный в производство «Тигр» — Pz.VI Ausf.E. На новой машине предполагалось использовать сконструированную в 1941 году фирмой Krupp 88-мм пушку с длиной ствола в 71 калибр. Осенью 1942 года к проектированию танка приступили фирма Henschel и конструкторское бюро Фердинанда Порше, вновь вступившего в соревнование с Эрвином Адерсом.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»