Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 12. ДЕЙСТВИЯ ФЛОТА АНТАНТЫ ПРОТИВ ТУРЦИИ В 1918?1922 гг

Глава 12. ДЕЙСТВИЯ ФЛОТА АНТАНТЫ ПРОТИВ ТУРЦИИ В 1918?1922 гг

30 октября 1918 года на палубе британского линкора «Agamemnon», стоявшего на якоре в порту Мудрос (остров Лемнос), представители Турции подписали с представителями Антанты соглашение о прекращении огня. Это соглашение ознаменовало начало демонтажа турецкой империи, поскольку страны-победительницы намеревались отобрать у нее все территории с арабским населением, а саму Турцию превратить в марионеточное государство, зависимое в политическом, хозяйственном и финансовом отношении[30].

Согласно этому документу, Турция должна была демобилизовать армию, сохранив лишь незначительные силы для охраны границ и поддержания внутреннего порядка. вывести свои войска с территории Персии (Ирана), Закавказья и Киликии, ликвидировать все гарнизоны на Аравийском полуострове, передать союзникам укрепления Босфора и Дарданелл, открыть эти проливы для свободного движения кораблей союзников.

Победители оговорили себе право оккупировать любой стратегически важный пункт на территории Турции, в турецкой части Армении, а также грузинский порт Батум, занятый тогда турками. Кроме того, они взяли под свой контроль все железные дороги, порты, средства связи и министерство снабжения. Турция должна была также передать им все военные корабли.

Это последнее условие, казалось бы, навсегда подвело черту под историей существования флота оттоманской империи. Прогрессирующий распад султанского государства и так уже самым пагубным образом отразился на материальном и моральном состоянии флота. Теперь же Турцию вообще лишали флота и оттесняли от проливов, что представляло собой угрозу самому существованию Турции как государства.

Это было тем более очевидно потому, что с самого начала все понимали: навязанные Турции условия капитуляции своей суровостью явно не соответствовали степени ее «вины». Причина была проста: Великобритания хотела навсегда устранить претендента на доминирование в восточной части Средиземного моря.

Франция, Италия и Соединенные Штаты «с пониманием» отнеслись к устремлениям англичан и всячески им содействовали. Штаты, правда, отвергали «колониальные» методы европейских держав во имя принципов «экономического равенства» и политики «открытых дверей», благодаря которым американские фирмы могли бы установить контроль над турецкой экономикой.

Была создана так называемая Союзная эскадра Эгейского моря, в состав которой вошли: британская группа (2 линкора, 7 крейсеров, 7 мониторов, 6 эсминцев и 2 канонерки), французская (6 линкоров, 4 крейсера, 6 эсминцев и 2 канонерки), итальянская (4 линкора, 2 крейсера, 3 эсминца) и греческая (2 линкора, 1 крейсер, 2 эсминца), не считая вспомогательных судов.

10 ноября 1918 г. в стамбульский порт вошел французский эсминец «Mangini», с которого высадился десант численностью около 100 человек; десант занял несколько немецких кораблей, стоявших в порту. Сама эскадра пришла в Стамбул 15 ноября, после того, как высаженные ею десанты захватили береговые укрепления в Босфоре и Дарданеллах. 23 ноября в город вошли части союзных войск под командованием французского генерала Франш д'Эспрейя (Franche d'Esperey), начав тем самым официальную оккупацию турецких земель.

Уже через несколько дней после подписания соглашения о прекращения огня, Великобритания заняла богатый нефтью район Мосула в Иракском Курдистане, порт в Александрете (ныне Исксндерун), взяла под свой контроль железную дорогу Стамбул — Багдад, некоторые города Киликии (Урфу, Аинтап и Маре). В январе 1919 года британские корабли высадили десант морской пехоты в Трапезунде (ныне Трабзон) и в Зонгулдаке, а 9 марта в Самсуне.



Границы демилитаризованной зоны черноморских проливов по Севрскому договору 1920 г.

С англичанами соперничали французы. 17 декабря их десант занял порт Мерсин, а в декабре — январе они заняли часть Киликии (округ Адани) и восточной Тракии.

Итальянцы тоже не отставали. 22 марта их линкор «Regina Elena» и эсминец вошли в порт Анталия, высадив 27 марта десант, который оккупировал город. 3 апреля этот десант был усилен батальоном пехоты, доставленным транспортом «Liguria». Два других итальянских корабля (эсминец и канонерка) пошли в порты Макри и Будрум, а 29 апреля итальянская эскадра под командованием капитана 1 ранга Мальяно (Мagliano) в составе линкора, 2 легких крейсеров и 3 эсминцев пришла в Смирну (ныне Измир).

Этот порт стал яблоком раздора между итальянцами и греками. 30 января 1919 года правительство Греции обратилось к заседавшей в Париже конференции послов стран Антанты с меморандумом. В нем утверждалось, что проживающие в Анатолии греки (свыше 2,5 миллионов человек) хотели бы, чтобы Анатолия вошла в состав греческого королевства, либо послужила основой для возрождения под протекторатом Греции государства Понт, существовавшего древности.

13 мая Совет Трех признал за Грецией право на оккупацию Смирны, о чем по его поручению британский адмирал Р. Уэбб (R. Webb) специальной нотой уведомил султанское правительство. Командующий морскими силами Антанты вице-адмирал Дж. Гоу-Калторп (G. Calthorpe) (флагман линкор «lron Duke») прибыл 14 мая в Смирну, где вручил текст ноты губернатору округа и командующему расположенных здесь турецких войск.

Султанское правительство не выразило протеста по поводу оккупации города, более того, запретило оказывать сопротивление оккупантам. Однако турецкая часть населения Смирны решила самостоятельно защищаться. Впрочем, они мало что смогли предпринять, поскольку уже на рассвете 15 мая началась высадка греческой 1-й пехотной дивизии на полуострове Чесме (район Кара Бурун) и в самом порту. Десант высаживался под прикрытием кораблей Антанты: линкоров «Iron Duke» (британский), «Arizona» (американский), «Caio Duilio» (итальянский), крейсеров «Averoff» (греческий), «Liguria» и «Piemonte» (итальянские) и 4 эсминцев.

Одновременно был высажен небольшой совместный англо-франко-американо-итальянский десант (800 человек) для того, чтобы принять от турок береговые укрепления смирнинской цитадели.

Во время высадки греков произошли столкновения с местными жителями, во время которых более 400 турок были убиты либо ранены (греки потеряли двух человек убитыми и двух ранеными). К концу мая они заняли весь смирнинский вилайет.

Действия греков вызвали недовольство итальянцев, которым по договору 1916 года, подписанному в Сен-Жан де Морьен (St. Jean de Maurienne), должны были отойти Смирна и юго-западная Анатолия. Ввиду фиаско их надежд, итальянцы в конце апреля приступили к самовольному захвату важнейших портов этого региона.

Уже 4 мая в Скаланова (ныне Кушадасы) под прикрытием 2 линкоров, крейсера, 4 эсминцев, 3 канонерок и 6 торпедных катеров высадился итальянский экспедиционный корпус, а 11?14 мая его части высадились также в портах Будрум, Мармарис, Фетхие и Макри, а на островах Родос и Лерос. В течение мая — июня итальянские войска оккупировали Айдын, Конью, Алкшехир и Афион-Карахисар.

Наконец 29 июля, под сильным давлением Великобритании, итальянцы и греки подписали соглашение о разделе сфер влияния в Анатолии и на Балканах. Согласно ему, итальянцы должны были эвакуировать некоторые районы в пользу греков.

Еще раньше, 22 мая, было подписано британско-французское соглашение о сферах влияния, по которому Палестина и Мосул переходили под контроль Великобритании, а Франция взамен получала Сирию, Киликию, богатый углем район Зонгулдака (на черноморском побережье Турции) и согласие на оккупацию Пандермие (Бандырма).

В октябре 1919 года французские войска начали занимать Киликию. Британский флот предоставил французам 4 транспортных судна, которые доставили в Мерсин более 20 тысяч солдат из африканских и греческих гарнизонов. Они оккупировали всю Киликию.

К концу 1919 года союзные гарнизоны на территории Турции и Ирака насчитывали уже 150 тысяч солдат, из которых 60 тысяч находились в Стамбуле и его окрестностях. Кроме этих войск, в турецких водах пребывали эскадры союзников: британская (4 линкора, 12 эсминцев, 15 кораблей специального назначения и вспомогательных судов); итальянская (1 линкор, 2 легких крейсера, 4 эсминца, 5 канонерок, несколько вспомогательных судов); французская (1 линкор, 20 крейсеров, эсминцев и канонерок); американская (1 линкор, 1 легкий крейсер, 8 эсминцев), а также почти весь греческий флот.

***

Однако бесцеремонные действия интервентов вызвали противодействие национально-освободительного движения, ведущей и направляющей силой которого являлась национальная буржуазия. Руководителем этого движения стал генерал Мустафа Кемаль (Ататюрк; 1881?1938). Он возглавил так называемый Комитет Представителей со штаб-квартирой в Анкаре, который потребовал от султанского правительства созвать в январе 1920 года парламента, распущенный в конце 1918 года.

Султанское правительство полагало, что парламент осудит национально-освободительное движение и выразило согласие, но его ждала неприятная неожиданность. Большинство членов Депутатского Собрания открыто поддержали кемалистов и 28 января приняли «Декларацию национального пакта», провозгласившую независимость Турции от диктата стран Антанты. В ответ на это Великобритания начала подготовку к вооруженной интервенции.

Вскоре началась морская блокада анатолийских портов. 19 февраля командующий силами союзников в Турции, генерал Дж. Милни (G. Milne), потребовал от командования турецкой армии, чтобы оно отвело свои войска на 3 километра от греко-турецкой демаркационной линии. Одновременно 18?20 февраля английские и греческие корабли перевезли из Тракии в Анатолию воинское подкрепление. 23 февраля в Стамбул вошли 6 линкоров и другие корабли британского Средиземноморского флота.

Султанское правительство не могло выполнить требование генерала Милни, так как части, контролировавшие демаркационную линию с турецкой стороны, являлись партизанскими отрядами, не признававшими правительства в Стамбуле. Опасаясь негативных последствий для себя, оно подало в отставку. Однако, вопреки ожиданиям англичан, премьером нового правительства стал не Дамад Ферид-паша, находившийся под чужеземным влиянием, а Салих (Salich), сторонник кемалистов.

В связи с этим англичане произвели 10 марта аресты ряда депутатов парламента, а в ночь с 15 на 16 марта атаковали Стамбул. Под прикрытием орудий союзной эскадры (к английским кораблям присоединились французские и итальянские корабли), стоявшей на якорях в Босфоре, в порту и в городе высадились отряды морской пехоты и моряков (свыше 4000 человек). Они заняли правительственные учреждения, казармы, почту, телеграф и портовые склады. При этом произошло несколько небольших столкновений с солдатами расквартированной в Стамбуле турецкой 10-й пехотной дивизии, оказавших некое подобие сопротивления.

Власть в Стамбуле взяло в свои руки британское командование во главе с генералом Уилсоном (Wilson). Оно заявило, что целью этой временной оккупации является «укрепление власти султана и выполнение условий мирного договора», а также «борьба с бессмысленной политикой турецких националистов».

Получив известие об оккупации Стамбула, роспуске парламента и низложении правительства, кемалисты 25 апреля 1920 года созвали в Анкаре новый парламент (Великое Народное Собрание), который единогласно избрал правительство во главе с Мустафой Кемалем.

Таким образом, Анатолия (азиатская часть Турции) перестала признавать султанскую власть и начала открытую вооруженную борьбу с интервентами. Правительство Кемаля создало Армию национальной обороны, в состав которой вошли партизанские отряды и те части бывшей турецкой армии, которые отказались подчиняться султану.

Британцы обязали султана ликвидировать кемалистское движение. В апреле 1920 года его приближенные начали создавать так называемую Армию халифата в составе трех дивизий, куда рекрутировались религиозные фанатики. Одновременно агенты султана, пытаясь развязать религиозную войну, спровоцировали восстания против кемалистов в разных районах страны. Британский флот оказывал султану всестороннюю поддержку, перебрасывая на своих кораблях султанские войска к различным участкам анатолийского побережья.

Однако эти усилия пропали даром. Уже в начале июня все восстания были подавлены, а разбитая под Гейве Армия халифата отступила к Стамбулу. Преследовавшие ее войска кемалистов 16 июня атаковали британские укрепления на полуострове Коджаэли (район Исмидие) Только огонь британских линкоров, вошедших в Измитский залив, вынудил их отступить.

Французская армия тоже попала в переплет. Освобождение партизанами Мараша в конце января 1920 года вызвало общенародное восстание в Киликии (февраль?июнь).

Только итальянцы смогли избежать военных столкновений с кемалистами. Уже в конце 1919 года они вывели свои войска из Коньи, обусловив уход из остальной части Адалии заключением экономического соглашения о предоставлении им права на эксплуатацию месторождений железа и цветных металлов в юго-западной Анатолии (такое соглашение действительно было подписано в Лондоне 13 марта 1921 г.).

***

Поскольку внутренняя контрреволюция не удалась, пришлось прибегнуть к интервенции извне. Этим занялась Греция, давняя противница Турции, заручившаяся обещанием англичан помочь в создании Великой Греции за счет турецких земель. Перед началом июньского наступления греческая армия в западной Анатолии насчитывала более 50.000 солдат (5 дивизий), еще до 70.000 находились в болгарской Фракии (Тракии) или же, в качестве резерва, на территории Греции.

Греческий флот представлял собой довольно внушительную силу. К началу 1920 года в его состав входили 2 линкора-додредноута американской постройки («Kilkis» и «Lemnos»), 2 крейсера («Georgios Averoff» и «Неllе»), 3 старых броненосца береговой охраны типа «Spetsai», 24 эсминца и миноносца, 2 подводные лодки и 14 вспомогательных судов, общим водоизмещением 75.000 тонн. Кроме того, после раздела австро-венгерского флота Греция получила в середине 1920 года еще 7 миноносцев (1900 тонн).

Главной базой флота являлся порт Пирей возле Афин, вспомогательными — Салоники, Патрас, Ираклион и Волос. Кроме них, в турецких водах греческий флот мог использовать в качестве оперативных баз Стамбул, Смирну и Мудрос. Действия флота должны была поддерживать немногочисленная морская авиация (на бумаге — 4 эскадрильи, но фактически всего несколько гидросамолетов).

22 июня 1920 года греческие войска начали наступление из района Смирны. Поддерживая греков, англичане высадили десант в Мудание (25 июня) и в Пандермие (2 июля). Англичане двигались навстречу грекам, которые 8 июля заняли Бурсу.

Действия греческих войск в прибрежных районах Мраморного моря поддерживали своим огнем британские корабли. До 11 июля англичане очистили от партизан полуостров Коджаэли; таким образом весь район проливов оказался в руках интервентов. После 3-х месяцев боев фронт стабилизировался по линии Исмидие — Эшкишехир — Думлупинар — Назилли.



Английский авиатранспорт «Canning» в Салониках (1920 г.)

Одновременно в середине июля греки начали военные операции в восточной Тракии. 20 июля в Родосто (ныне Текирдаг) высадилась их пехотная дивизия, которая двинулась на Андрианополь (ныне Эдирне), а другая дивизия, форсировав Марицу, атаковала город с востока и заняла его 25 июля. До конца месяца вся восточная Тракия была захвачена греками. Однако, невзирая на эти успехи, национально-освободительное движение в Анатолии не было подавлено.

Используя успех греческого наступления, страны Антанты навязали султану мирный договор, официально закреплявший раздел оттоманской империи. Турецкая делегация подписала его 10 августа 1920 года в Севре под Парижем.

Однако этот договор не признало правительство Мустафы Кемаля, в чьих руках находилась реальная власть в стране. Более того, он обострил противоречия между интервентами. Их не смогла преодолеть конференция, специально созванная в Лондоне (21 февраля — 12 марта 1921 года).

Большим успехом национального правительства в Анкаре стало подписание 16 марта 1921 года в Москве советско-турецкого договора о дружбе и добрососедстве. Это произошло вопреки ожиданиям западных государств, которые полагали, что недавняя армяно-турецкая война приведет к конфликту России с кемалистами[31].

Согласно условиям договора, РСФСР оказала Турции значительную военную и финансовую помощь (10 млн. рублей золотом, стрелковое оружие, артиллерия, боеприпасы), совсем не лишнюю для дальнейшей войны с греками.

Греческие войска (40 тысяч солдат, 144 орудия) 23 марта начали наступление на анкарском и конийском направлениях, но 26 марта — 1 апреля были разбиты Исмет-пашой во втором сражении под Инёню.

Тогда греки начали подготовку к новому наступлению. В частности, они произвели мобилизацию не только в метрополии, но и среди греков, проживавших в Тракии и Анатолии. Англичане предоставили им оружие, боеприпасы и снаряжение.

Для дезорганизации тылов турецкой армии, греческое командование ввело 8 июля (с согласия союзников) свои корабли в Черное море (2 линкора, 2 крейсера, 13 эсминцев), а также организовало восстание греков, проживавших в северо-восточной части Анатолии. Греческие корабли обстреливали турецкие города и поселки, поддерживая своих повстанцев.

Уже 9 июля греки начали новое наступление на Анкару. Их армия насчитывала более 97 тысяч человек при 345 орудиях. После 15 дней непрерывных боев им удалось отбросить турок за реку Сакария, от которой до Анкары всего 75 километров.

Для защиты столицы кемалисты мобилизовали всех, кто был способен носить оружие. Кроме того, они сумели использовать в своих интересах разлад англичан с итальянцами и французами. В августе французские корабли совершили 20 рейсов из Стамбула к черноморским берегам Анатолии, доставляя войскам Кемаля оружие и военное снаряжение. Со стороны Средиземного моря такую же помощь оказали итальянцы.

Греки пытались мешать, они даже задержали два транспорта (один французский, один итальянский) с оружием для кемалистов, но это им не помогло. Греки форсировали Сакарию 23 августа, после чего до 13 сентября происходила ожесточенная битва на плацдарме за рекой. В ходе его греческое наступление захлебнулось. Силы обеих сторон были настолько истощены, что в течение почти целого года после сражения они не предпринимали активных действий.

Успешное сопротивление турецких националистов привело к тому, что из лагеря интервентов вышли Италия и Франция. Их войска были эвакуированы из Анталии и Киликии, а 20 октября 1921 года в Анкаре был подписан франко-турецкий договор, аннулировавший Севрский договор. В обмен на выгодные для себя экономические привилегии, французы оказали кемалистам значительную финансовую и военную помощь. Войска, высвободившиеся в Киликии, правительство Анкары могло теперь направить на греческий фронт. Кроме того, открылась возможность использования в военных целях порта в Мерсине и значительной части багдадской железной дороги.

Перерыв в боях Мустафа Кемаль использовал для усиления армии. К 1 августа 1922 года она насчитывала уже около 110 тысяч бойцов, 323 орудия и 20 самолетов. Моральный дух солдат был очень высок, а их борьба пользовалась поддержкой мусульманского населения на всем Ближнем Востоке.

Греческая армия генерала Хаджи-Анестиса (130 тысяч бойцов, 348 орудий, 30 самолетов) занимала 600-километровый фронт от Кандиры (берег Черного моря) через Ильгин и Эгридир до устья реки Мендерес (берег Эгейского моря). Моральный дух в греческих войсках находился на низком уровне, война им надоела, имели место многочисленные бунты и факты дезертирства. Ограничившись исключительно обороной своих позиций, греческое командование отдало стратегическую инициативу противнику.

На рассвете 26 августа 1922 года, после артподготовки, турецкие войска перешли в наступление в районе Думлупинар. За неделю боев они разбили центральную и южную группы греков, взяв при этом в плен 12,5 тысяч солдат и захватив около 200 орудий. Попытка остановить турецкое наступление на линии Алашехир — Салихли закончилась новым поражением греков. Еще 14 тысяч их солдат оказались в плену.

Остатки греческой армии, бросая оружие и снаряжение, в панике устремились к портам Мраморного моря (Пандермие и Мудание) и Эгейского моря (Смирна и Дикили). Греческий флот получил приказ об эвакуации всех уцелевших солдат.



Схема эвакуации греческих войск из Смирны и с полуострова Чесме

Эвакуация началась 6 сентября в Смирне. Здесь находились около 10 тысяч военнослужащих, а также свыше 60 тысяч греческих и армянских беженцев. Сюда же направлялся ряд частей из состава центральной и южной групп греческой армии.

В порт вошли 3 линкора союзников (Iron Duke, King George V, Jean Bart), 2 французских крейсера (Edgar Quinet, Latouche-Treville) и 8 эсминцев. Греки не стали защищать город. Вместо этого они создали оборонительную позицию на перешейке полуострова Чесме. В связи с этим 20 греческих пароходов взяли на борт 15 тысяч солдат и добровольцев (из числа гражданских лиц) и доставили их в залив Бурла, прямо к перешейку.

В это же время турецкие отряды самообороны пытались защитить турецкое население Смирны от грабежей и погромов. В ответ греки подожгли много зданий. Греческая подводная лодка потопила на внешнем рейде Смирны старый пароход, в трюмах которого находились турецкие военнопленные.

Когда 9 сентября в город вошли турецкие войска, греческое население в страхе перед возмездием за убийства и грабежи начало на лодках и плавсредствах буквально штурмовать корабли союзников (к которым на следующий день прибавились итальянский линкор «Vittorio Emanuele» и британский крейсер «Cardiff»).

Турецкое командование, чтобы избежать столкновений с интервентами, пыталось остановить расправы над греками и армянами, но безуспешно. Греческие и армянские кварталы охватили пожары. Взяв на борт всех беженцев, которые смогли добраться до их кораблей, союзники 14 сентября вышли в море.

Тем временем погрузка греческих войск на транспорты в районе полуострова Чесме происходила без всяких помех до 16 сентября. Лишь в этот день турки атаковали оборонительный рубеж греков, но вскоре отступили под огнем орудий линкора «Kilkis» и крейсера «Неllе», стоявших в заливе Бурла. Последние греческие солдаты покинули Чесме 17 сентября.

***

Северная группа греческих войск отступала на Бурсу. Этот город они оставили 9 сентября, причем главные силы ушли в Панлермие, а одна дивизия (11-я) в Мудание. Однако турки не дали ей прорваться в этот порт и 10 сентября она сдалась туркам (6,5 тысяч солдат). Две другие дивизии (3-я и 10-я), при поддержке артиллерии линкора «Lemnos», крейсера «Averoff» и эсминцев попытались оборонять Пандермие на укрепленных позициях в окрестностях города. Но после четырех дней ожесточенных боев (10?13 сентября) турки прорвали оборону и к исходу дня 17 сентября полностью взяли Пандермие.

Остатки греческих войск отступили на полуостров Артаки, откуда 18 сентября они погрузились на свои корабли. Самыми последними эвакуировались два полка 15-й дивизии из порта Дикили.

Итак, к полудню 19 сентября вся Анатолия была свободна от интервентов. За три недели боев греки потеряли 35 тысяч солдат убитыми и 40 тысяч пленными, 284 орудия, 15 самолетов и большую часть снаряжения. Потери турок составили 12 тысяч убитыми и ранеными. Военное поражение вызвало государственный переворот в Греции: там был свергнут король Константин и провозглашена республика.

Победоносная армия националистов устремилась к Стамбулу. Но тут вмешались англичане. Желая сохранить свой престиж, они пригрозили Кемалю, что их флот начнет боевые действия в проливах и в Мраморном море. Правительству Анкары пришлось вступить в переговоры с союзниками.

Лишь 11 октября 1922 года, после долгих споров и предъявления множества взаимных претензий, в Мудание было подписано греко-турецкое соглашение о прекращении огня. Согласно ему, греки в течение 15 дней эвакуировали восточную Тракию, тогда как войска Антанты (без греческих частей) оставались в зоне проливов (до 15 км вглубь азиатского берега), а также в Стамбуле и на полуострове Галлиполи.

Условия мирного договора между Антантой и Турцией были выработаны на конференции, проходившей в Лозанне с 20 ноября 1922 года по 24 июля 1923 года. Между тем, еще 1 ноября султан Мехмет VI отрекся от трона и вся полнота власти перешла в руки правительства Анкары.

Поначалу представители Антанты пытались навязать кемалистам несколько измененный вариант Севрского договора, но те в ответ просто покинули конференцию. Пришлось союзникам пойти на серьезное смягчение своих позиций.

По новому договору, за Турцией остались восточная Тракия (до реки Марица), острова Имброс и Тенедос и вся Анатолия. Она утратила Додеканезские острова, остров Кипр, острова у западных берегов Анатолии (Лесбос, Хиос, Самос, Никария), а также все права на Ирак, Сирию, Ливан, Палестину, Трансиорданию, все привилегии в Египте, Судане и Ливии. Принадлежность района Мосула должна была решить Лига Наций (естественно, она решила ее в пользу Англии). Порт Александретта (Искендерун) перешел под контроль Франции, туркам удалось его вернуть только в апреле 1939 года.

Финансовые долги османской империи были разделены между всеми странами, входившими в нее.

***

Что касается проливов, то их режим регулировала специальная конвенция. Ее параграф 2 гласил, что коммерческие суда, военные корабли и самолеты всех стран, не находящихся в состоянии войны, могут свободно двигаться через Босфор и Дарданеллы в обе стороны.

В случае военных действий между какими-либо государствами, Турция имеет право закрыть проливы для военных кораблей и коммерческих судов этих стран, а также контролировать движение кораблей и судов государств, не участвующих в военном конфликте.

Ни одна страна не имеет права вводить в Черное море эскадру, численный состав которой превышает наиболее крупные военно-морские силы на этом ТВД (реально — турецкий флот, либо Черноморский флот CCCP). За один раз через проливы могут проходить не более 3-х иностранных военных кораблей водоизмещением до 10 тысяч тонн каждый. Подводные лодки должны идти через проливы только в надводном положении.

Оба берега проливов и Мраморного моря должны представлять собой демилитаризованную зону на 15 километров от кромки воды. На островах в Мраморном море, а также в Эгейском (Имброс, Лимнос, Самотракия, Тавшан Адалари, Тенедос) не должно быть никаких укреплений или береговых батарей. В Стамбуле могут находиться турецкий гарнизон численностью не более 12 тысяч человек, а также военно-морская база.

Общий контроль за ситуаций в проливах должна осуществлять Международная комиссия, состоящая из делегатов девяти стран: Болгарии, Великобритании, Италии, Румынии, СССР, Турции, Франции, Югославии, Японии.

***

Вывод войск союзников с турецкой территории завершился 2 октября 1923 года. А 29 октября была официально провозглашена республика Турция, которую вскоре признали все бывшие ее противники.

За 5 лет интервенции флот Антанты потерял в турецких водах 9 кораблей, но почти все они погибли по навигационным причинам. Это были британские эсминцы «Speedy», «Stonehenge», «Tobago», «Typhon» и тральщик «Kinross», французский эсминец «Carabinier» и канонерка «Bar-le-Duc», итальянские эсминцы «Centauro» и «Saffo», а также несколько вспомогательных судов.

Победоносное завершение борьбы с интервентами способствовало возрождению не только турецкого государства, но и его флота — как военного, так и коммерческого. Договор, подписанный в Лозанне, в отличие от Севрского договора, не содержал никаких количественных либо качественных ограничений для турецких ВМС. Западные союзники даже не потребовали от турок передачи им самого мощного и современного корабля — линейного крейсера «Явуз Селим», стоявшего на приколе в порту Стамбула.

Видимо, главной причиной отсутствия ограничений по флоту стало неверие представителей Антанты в то, что турецкая экономика, полностью разрушенная за 12 лет непрерывной войны, способна в обозримом будущем придти в более или менее нормальное состояние[32].

Однако союзники сильно ошиблись. Во-первых, турки сумели в период 1923?30 гг. капитально отремонтировать линейный крейсер «Yawus Selim», легкий крейсер «Medjidieh» и 3 миноносца, а также переоборудовали в тральщики 4 канонерки.

Во-вторых, Морской комитет (так новое правительство назвало военно-морское министерство), который возглавил Ишан-бей, уже в 1925 году разработал программу возрождения флота. В соответствии с ней, в Италии и в Голландии до 1930 года были заказаны 4 эсминца, 4 подводные лодки, 4 торпедных и 8 сторожевых катеров.

Началось также создание морской авиации. Для нее комитет покупал самолеты за границей, в основном, итальянские, фирмы «Savoia». Кроме того, был построен авиационный завод в районе Анкары.

В конечном итоге, к 1933 году Турция обладала небольшим, но вполне боеспособным флотом. Что касается торгового судоходства, то в 1927 году под турецким флагом плавали 154 судна общим водоизмещением 146.352 брт.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.266. Запросов К БД/Cache: 3 / 1