Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 14. КИТАЙСКО-СОВЕТСКИЙ КОНФЛИКТ 1929 г. И РЕЧНАЯ ВОЙНА

Глава 14. КИТАЙСКО-СОВЕТСКИЙ КОНФЛИКТ 1929 г. И РЕЧНАЯ ВОЙНА

В связи с окончанием Гражданской войны в России, на Дальнем Востоке встал вопрос о дальнейшем статусе Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Эта дорога была построена в 1897?1902 гг. царской Россией на основании китайско-российского договора 1896 года. Она представляла собой ответвление транссибирской магистрали, значительно сокращавшее путь до Владивостока. Отрезок длиной около 2500 км пролегал по территории Маньчжурии (от станции Маньчжурия, через Хайлар и Харбин, до станции Пограничный).

КВЖД вместе со своим административным аппаратом и отданной под его власть полосой отчуждения, прилегающей к колее, являлась своего рода «государством в государстве», жившим по своим внутренним законам. В 1898?1903 гг. был построен ее южный отрезок, так называемая Южно-Маньчжурская железная дорога, соединявшая Чанчунь с Дальним и Порт-Артуром, которые по мирному договору 1905 года отошли к Японии.

С точки зрения международного права, КВЖД должна была принадлежать РСФСР как правопреемнику царской России, поскольку была построена исключительно за счет русского государства. Тем не менее, на КВЖД претендовали многие — прежде всего Китай, а также Япония, США и Франция.

В 1921 году в Пекине начались переговоры о дальнейшей судьбе КВЖД между Дальневосточной республикой и Китаем. После ликвидации ДВР, в 1922 году переговоры продолжила делегация РСФСР. Она предложила вполне приемлемое решение проблемы: установить совместное управление железной дорогой. Наконец, 31 мая 1924 года было подписано соглашение между СССР и правительством Китая в Пекине, согласно которому КВЖД была превращена в коммерческое предприятие под совместным советско-китайским управлением.

Но в 20-е годы некоторые китайские провинции, которыми управляли военные губернаторы (их называли «милитаристами») лишь формально признавали власть центрального правительства. Фактически они превратили свои провинции в автономные государства. Нередко дело доходило даже до вооруженных столкновений между войсками милитаристов и правительственной армией. В этом плане наиболее специфическая ситуация сложилась именно в Маньчжурии. Эта провинция, которой правил генерал Чжан Цзолинь (1876?1928), была слабо связана с остальным Китаем в этническом, хозяйственном и административном аспектах.

Генерал Чжан Цзолинь заявил, что не признает соглашение между Пекином и Москвой, поскольку КВЖД полностью находится на территории Маньчжурии. Он потребовал от СССР заключения отдельного договора с ним. Советское правительство, желавшее решить дело миром, согласилось начать переговоры с Чжан Цзолинем как с главой провинциального маньчжурского правительства. 20 сентября 1924 года в Мукдене (ныне Шэньян) было подписано соглашение о статусе КВЖД, аналогичное по содержанию Пекинскому от 31 мая 1924 года. Центральное правительство в Пекине одобрило Мукденское соглашение.

Несколько позже, в результате гражданской войны 1925?27 гг., к власти в Китае пришла буржуазно-националистическая партия Гоминьдан. В апреле 1927 года в Нанкине она сформировала новое правительство, которое возглавил генерал Чан Кайши (1887?1975).

В связи с гражданской войной новые руководители Маньчжурии, которые пришли к власти после убийства Чжан Цзолиня, организованного японской разведкой в июне 1928 года, стали чувствовать себя еще менее зависимыми от центрального правительства. Поддерживаемые японцами и белогвардейцами, они устроили во второй половине 1928 — первой половине 1929 гг. ряд серьезных провокаций на КВЖД. В том числе арестовали ряд служащих (советских граждан), захватили речную транспортную флотилию и телефонную станцию КВЖД, систематически производили обыски в помещениях железнодорожных учреждений, налеты на советские представительства и т. д.

В начале июня 1929 года ситуация обострилась до крайности. На станцию Пограничный прибыли 10 эшелонов с китайскими (маньчжурскими) войсками численностью около 6 тысяч человек, 44 орудия и четыре бронепоезда. Китайские солдаты грабили советских железнодорожных служащих и всячески издевались над ними. Наконец, 10?11 июня войска провинциального маньчжурского правительства захватили всю КВЖД. Они отстранили от должностей всех руководящих советских работников, арестовали большинство советских граждан, работавших на КВЖД или в торговых организациях. Одновременно по всему маньчжурскому участку советско-китайской границы начались набеги белогвардейских банд на советскую территорию[36].

Всего за период с июня по октябрь 1929 года произошли 218 вооруженных столкновений в районе советско-китайской границы, в том числе на реке Амур. Большинство нападений белогвардейцев и китайцев производилось из района города Лахасусу (ныне Тонъян), где находилась группа китайских войск по командованием генерала Ли Ту и базировалась Сунгарийская флотилия.

Маньчжурские власти понимали, что правительство СССР не оставит безнаказанным захват железной дороги и вооруженные вылазки на границе, поэтому приготовились к отпору. Они провели мобилизацию населения, после чего в их распоряжении находилась армия численностью около 300 тысяч человек плюс к ней белогвардейские отряды общей численностью до 70 тысяч человек. К октябрю 1929 года эти силы были сосредоточены на четырех участках: 1) в районе станций Маньчжурия, Хайлар, Цицикар; 2) в районе Благовещенска; 3) в устье реки Сунгари (Лaxacycy, Фугдин); 4) в районе Приморья. Однако китайское (маньчжурское) командование сильно переоценивало боевые возможности своего воинства и белогвардейских формирований.

Кроме того, не оправдались их надежды на вооруженную поддержку со стороны японской Квантунской армии. В тот период Япония вела иную игру. Японцам было выгодно, чтобы маньчжурские китайцы потерпели поражение, так как они планировали в скором будущем отторгнуть эту провинцию от Китая и превратить ее в свою колонию под видом якобы независимого государства.

***

Для осуществления операции по «вправлению мозгов» китайцам на советско-китайскую границу из состава Сибирского военного округа были переброшены два стрелковых корпуса. В Забайкалье (на станцию Даурия) — 18-й; в Приморье (на станцию Никольск-Уссурийский) — 19-й. Несколько позже в район Чита — Даурия были также подтянуты 21-я и 12-я стрелковые дивизии и рота танков МС-1. ВВС Отдельной Дальневосточной армии к началу конфликта состояли из Забайкальской и Дальневосточной авиагрупп. В Забайкальскую авиагруппу входило около 40 самолетов, в Дальневосточную — 69 самолетов. Большинство из этих 110 машин составляли самолеты Р-1 (разведчик-легкий бомбардировщик). Кроме них, имелись несколько истребителей «Мартинсайд» и бомбардировщиков ТБ–1.

Из этих войск приказом РВС СССР от 7 августа 1929 года была образована Особая Дальневосточная армия (ОДА). Командующим ОДА был назначен В.К. Блюхер (1890?1938), один из наиболее выдающихся командиров периода Гражданской войны, кавалер четырех орденов Боевого Красного Знамени. В оперативное подчинение ОДА была передана Дальневосточная военная флотилия (до 1927 года — Амурская военная флотилия), под командованием И.И. Озолина.

***

В состав китайской флотилии входили 11 боевых единиц: 4 канонерки специальной постройки, 6 вооруженных пароходов и 1 плавбатарея. Главная тыловая база флотилии находилась в Харбине, операционная — в Лахасусу, зимняя — в Фугдине. Командовал флотилией адмирал Шэн Хуньли.

Канонерская лодка «Цзян-Хэн» (Kiang-Heng) была построена в 1907 году в Японии. Водоизмещение 565 тонн, паровая машина (ПМ) мощностью 950 л. с., скорость хода 13 узлов. Вооружение: одна 120-мм, одна 75-мм и четыре 47-мм пушки, четыре пулемета, два миномета. Канонерская лодка «Ли-Цзы» (Li-Czieh) была построена в Германии в 1909 году (314 т; ПМ 1728 л. с.; 15 узлов; две 88-мм и одна 52-мм пушки, три миномета). Канонерская лодка «Ли-Суй» (Li-Sui) была построена в Германии в 1902 году (280 т; ПМ 450 л. с.; 13 узлов; одна 88-мм, две 75-мм, две 52-мм пушки, два миномета). Канонерская лодка «Цзян-Пин» (Czian-Pin) была построена в Германии в 1912 году (140 т; ПМ 500 л. с.; 12 узлов; две 75-мм, две 57-мм пушки, два миномета).

Вооруженные пароходы «Ли-Чуань» (Li-Czuan), «Цзян-Ань» (Czian-An), «Цзян-Най» (Czian-Nai), «Цзян-Пай» (Czian-Pai), «Цзян-Тай» (Czian-Tai) и «Цзян-Тунь» (Czian-Tun) — это были небольшие колесные суда, захваченные китайцами у русских в 1918?1928 гг. Их вооружение составляли одна?две пушки калибра 47?52 мм и два миномета. Плавбатарея «Дун-И» (четыре 47-мм пушки, один 40-мм автомат, три 80-мм миномета и 2 пулемета) представляла собой буксируемую баржу.

Всего флотилия имела 38 орудий (3 — 120 мм, 4 — 88 мм, 7 — 76 мм, 10–52 мм, 14 калибра 37?47 мм), 23 пулемета и 22 миномета калибра 80 мм. Общая численность личного состава была 600 матросов и офицеров. Китайская флотилия значительно уступала советской флотилии как боевой мощью, так и подготовкой экипажей.

Учитывая слабость своей флотилии, китайцы, чтобы не дать русским войти в воды Сунгари (правый приток Амура, длиной 1927 км), укрепили район ее устья, построив с двух сторон реки (в Могонхо и Чичиха) две батареи (четыре 75-мм орудия, шесть 87-мм минометов, 4 пулемета).

В устье Сунгари они поставили заграждение из 60 гальванических и гальваноударных мин. Мины были поставлены и в двух протоках, соединяющих Сунгари с Амуром. Выше минных полей были установлены боновые заграждения, которые почти полностью перекрывали плес реки и ее протоки. В качестве дополнительного заграждения у входа в протоки стояли груженые камнем баржи, подготовленные к затоплению. На реке китайцы сняли все бакены, обозначавшие фарватер.



Советский монитор «Ленин»

***

В состав советской Амурской флотилии входили 4 монитора («Красный Восток», «Ленин» — флагман, «Свердлов», «Сунь Ят-Сен»), 4 канонерские лодки («Беднота», «Бурят», «Красное знамя», «Пролетарий»), 3 бронекатера («Барс», «Копье», «Пика»), минный заградитель «Сильный» и 2 тральщика. Однако часть орудий мониторов и канонерских лодок в 1915?16 годы были отправлены на Балтику и там захвачены финнами. Поэтому с артиллерией в начале 20-х годов на Амуре имелись проблемы. В некоторых башнях стояли деревянные стволы, аккуратно окрашенные и зачехленные. Тем не менее, китайцы что-то пронюхали. Их пропаганда утверждала, что все орудия на мониторах деревянные, за что китайцы позже жестоко поплатились.

Монитор «Свердлов» (бывший «Вьюга») был вооружен четырьмя 152-мм пушками в четырех башнях, двумя 76-мм зенитными пушками Лендера, одним 40-мм автоматом Виккерса. Остальные мониторы имели по шесть 120-мм пушек. Зенитное вооружение на мониторе «Красный Восток» (бывший «Ураган») состояло из двух 76-мм и одного 40-мм автоматов Виккерса, на «Сунь Ят-Сене» (бывший «Шквал») и «Ленине» (бывший «Шторм») — из двух 40-мм автоматов Виккерса.

Канонерки «Беднота» (бывшая «Вогул»), «Красное Знамя» (бывшая «Сибиряк») и «Пролетарий» (бывшая «Вотяк») были вооружены двумя 120-мм пушками и одной 76-мм пушкой Лендера (на «Пролетарии» вместо пушки Лендера стоял 40-мм автомат Виккерса). Канонерская лодка «Бурят» была вооружена двумя 75-мм пушками Канэ.

В состав Амурской флотилии входил 68-й отдельный авиационный речной отряд — 14 гидросамолетов МР-1. Но фактически в конфликте участвовали только 8 машин. Причем 4 гидросамолета МР-1 базировались на авиаматке «Амур», переделанной из монитора «Вихрь».

Всего флотилия имела 48 орудий (4 — 152 мм, 24 — 120 мм, 10–76 мм, 10 — калибра 37?40 мм) и 48 пулеметов. Численность экипажей составляла 930 командиров и матросов. Главной базой флотилии был Осиповский затон под Хабаровском, а маневренно-тыловой базой — Благовещенск.

***

Советское правительство решило нанести мощный удар по китайским (маньчжурским) войскам, находившимся в районе КВЖД. Боевые действия ОДА начались с Сунгарийской наступательной операции. Целью операции являлось уничтожение Сунгарийской военной флотилии и разгром китайских войск в районах городов Лахасусу и Фугдин. Задача разгрома лахасусской группировки китайцев и Сунгарийской флотилии была возложена на Дальневосточную военную флотилию (вместе с приданным ей 2-м батальоном Волочаевского стрелкового полка) и на 2-ю стрелковую дивизию[37].

В это время гарнизон Лахасусу составляли пехотная бригада и отряд морской пехоты (300 человек) — всего около 2,5 тысяч человек, которых поддерживали корабли Сунгарийской флотилии.

В ночь на 12 октября советские корабли подошли непосредственно к устью Сунгари и стали по диспозиции. В 6.10 утра две эскадрильи бомбардировщиков Р-1 (25 машин) начали бомбить корабли и береговые батареи китайцев, а через две минуты мониторы «Ленин», «Свердлов» и «Сунь Ят-Сен» открыли огонь по тем же целям. Китайская артиллерия ответила не сразу и вела беспорядочную пальбу по советским кораблям. В течение 15 минут артиллерийской подготовки тральщики ТЩ-1 и ТЩ-2, маневрируя под огнем противника, расчистили фарватер, благодаря чему минный заградитель «Сильный» и канонерки, на которых находился десант, смогли подойти к району высадки.

Между тем мониторы, двигаясь кильватерным строем, вели огневую дуэль с береговыми батареями и китайскими кораблями. На 20-й минуте боя монитор «Свердлов» потопил канонерку «Ли-Цзы», а еще через несколько минут тяжело повредил канонерку «Ли-Суй», поджег пароходы «Цзян-Тай» и «Цзян-Най». Повреждений «Свердлов» не получил, но в ходе стрельбы из строя по техническим причинам вышла система электропитания. На корабле погас свет. Прислуга орудий перешла на ручную подачу и наведение орудий. Но это не повлияло на ход боя.

Два снаряда с монитора «Сунь Ят-Сен», шедшего третьим в колонне, попали в горящий пароход «Цзян-Тай» и вызвали взрыв его порохового погреба. Пароход пошел ко дну. После этого артиллеристы «Сунь Ят-Сена» заставили замолчать плавбатарею «Дун-И». Во время поединка с ней он получил попадания трех снарядов, несколько матросов были ранены.

Монитор «Красный Восток» обстреливал береговые укрепления и батареи в районе деревень Могонхо и Чичиха. В течение 20 минут он подавил батарею в деревне Чичиха, затем перенес огонь на канонерку «Цзян-Пин» и спустя 10 минут потопил ее.

С кораблей флотилии на берег высадился десант обшей численностью около 3-х тысяч человек при 20 полевых орудиях. С реки его поддерживали своим огнем мониторы, канонерки и бронекатера. Выбив китайцев из прибрежных укреплений, десантные части, поддержанные огнем корабельной артиллерии, продвинулись к городу Лахасусу. Высадившийся первым 5-й стрелковый полк подошел к городу с северо-востока. 6-й стрелковый полк подошел к Лахасусу с юга. После семи часов ожесточенного боя, к 15 часам дня, десантники сломили оборону китайцев и ворвались в город одновременно с двух сторон. Завязались уличные бои.

Между тем десант в составе 2-го батальона Волочаевского полка и взвода моряков, высадившийся с минного заградителя «Сильный» в районе деревень Могонхо и Чичиха, сразу перешел в наступление. Несмотря на сопротивление противника, он стремительным ударом выбил его из укрепленных позиций и прижал к реке Сунгари.

Тральщики, протралив проход под правым берегом, дали возможность канонерским лодкам и бронекатерам выйти на Лахасусский рейд. В результате их обстрела береговые укрепления вокруг Лахасусу были разрушены. Китайцев охватила паника, они стали бросать свои позиции и отходить в окрестные леса. К вечеру город был в руках красноармейцев. Уцелевшие корабли противника отошли вверх по реке. Потери среди десантников составили 275 человек убитыми и ранеными.

По советским данным, китайцы потеряли 4 корабля, 200 человек убитыми, 98 пленными. В качестве трофеев были взяты плавбатарея «Дун-И», четыре баржи, два моторных катера, 12 орудий, 13 минометов, 15 пулеметов, около 300 винтовок. Примерно 2200 китайских солдат и офицеров разбежались по окрестностям.

***

После сражения у Лахасусу советское правительство предложило маньчжурским властям вступить в переговоры, но получило отказ Вместо этого китайцы начали сосредоточение крупных сил в городе Фугдин и его окрестностях. Они готовились перейти в наступление, как только Сунгари и Амур покроются льдом.

После боя под Лахасусу у китайцев остались лишь канонерская лодка «Цзян-Хэн» и три вооруженных парохода («Цзян-Най», «Цзян-Тунь», «Цзян-Ань»), стоявшие на рейде Фугдина. Но сухопутных сил они собрали здесь намного больше, чем в Лахасусу. В группировку входили две пехотные бригады, два эскадрона 43-го кавалерийского полка, а также вооруженные дружины и отряд полиции. Сюда же срочно перебрасывались из города Сань-Син два кавалерийских полка и ряд других воинских частей. На всем пути от Лахасусу до Фугдина китайцы уничтожили мосты, а в 14 км от Фугдина оборудовали довольно сильные артиллерийские позиции и линии окопов протяжением в 13 км. Укреплялся также город с расчетом на возможные уличные бои.

РВС Особой Дальневосточной армии решил провести операцию по разгрому Фугдинского укрепленного района. Она возлагалась снова на Дальневосточную флотилию во взаимодействии со 2-й стрелковой дивизией, 5-м Амурским и 4-м Волочаевским полками.

Ввиду приближающегося ледостава большинство кораблей Дальневосточной военной флотилии ушло на зимовку в Осиповский затон. Только монитор «Ленин», канонерки «Беднота» и «Красное Знамя» продолжали нести пограничную службу. Но в связи с новой операцией корабли флотилии, уже готовившиеся к зимовке, быстро привели в состояние боевой готовности.

Корабли флотилии, выделенные в эту операцию, разделили на две группы. Первая группа (ударная) получила задачу прорваться на Фугдинский рейд и уничтожить корабли противника вместе с их базой. В ее состав вошли мониторы «Красный Восток» и «Сунь Ят-Сен», канонерки «Красное Знамя», «Пролетарий», «Бурят», два тральщика, минный заградитель «Сильный» и бронекатер «Барс». Действиями ударной группы руководил командующий флотилией Озолин.

Вторая группа должна была высадить десант в районе села Тузаки и быстрым комбинированным ударом занять город и крепость Фугдин. В нее вошли монитор «Свердлов», канонерка «Беднота», бронекатера «Копье» и «Пика», а также 5 пароходов — «Даур», «Дзержинский», «Кубяк», «Накаренус», «Чичерин». Каждый из них буксировал две баржи с десантниками («Даур» одну). В состав десанта вошли 5-й Амурский полк, два батальона 4-го Волочаевского полка и эскадрон кавалерии. Этой группой командовал командир 2-й стрелковой дивизии И.А. Онуфриев.

Флотилия должна была ворваться на рейд Фугдина, уничтожить находящиеся там корабли противника и береговые укрепления, а затем высадить десант и овладеть городом. Монитору «Ленин» была поставлена самостоятельная задача: следовать за ударной группой, войти вместе с ней на Лахасусский рейд и высадить в городе корабельный десант, обеспечив таким образом тыл кораблей и частей, продвигавшихся вверх по Сунгари.

30 октября в 5.00 корабли двинулись вверх по Сунгари. Во главе ударной группы шли тральщики, которые, кроме контрольного траления, производили замеры глубины и ставили вехи, обозначавшие фарватер. Условия похода были очень тяжелыми из-за понижения уровня воды, начинающегося ледостава и обледенения кораблей, которое при температуре воздуха минус 11 градусов и силе ветра в 8 баллов наступало очень быстро.

На траверзе Лахасусу от группы отделился монитор «Ленин», у которого было особое задание, а в ночь с 30 на 31 октября бронекатер «Барс» высадил на сушу между Лахасусу и Фугдином диверсионную группу, которая повредила телеграфно-телефонную линию.

На рассвете 31 октября корабли подошли к рейду Фугдина. Около 6.30 началась артиллерийская дуэль между кораблями ударной группы и береговыми батареями и кораблями китайцев. Одновременно бомбардировщики и гидросамолеты атаковали порт и артиллерийские позиции. Под прикрытием огня мониторов «Красный Восток» и «Сун Ят-Сен» тральщики начали проделывать проходы через минное заграждение к местам высадки десанта. Уничтожение вытраленных мин осуществлялось при помощи зарядов взрывчатки подразделениями минеров на шлюпках.



Сунгарийская операция 7 октября — 2 ноября 1929 года

Хотя китайцы весь огонь своих пушек и пулеметов сосредоточили именно на тральщиках, последним удалось относительно быстро проделать два прохода, а затем, под прикрытием канонерок «Красное Знамя» и «Пролетарий» протралить фарватер к порту в Фугдине.

К 5 часам утра 30 октября корабли ударной группы заняли исходное положение на траверзе деревни Могонхо. В 5.30 они двинулись походным ордером: впереди группа тральщиков, за ними канонерки «Бурят», «Красное Знамя», «Пролетарий», мониторы «Красный Восток», «Сунь Ят-Сен» и минный заградитель «Смелый». Последним шел монитор «Ленин». Тральщики одновременно с тралением делали промеры глубин и обвехование фарватера. Войдя на Лахасусский рейд, «Ленин» высадил десант, который вступил в город Лахасусу.

Вторая группа кораблей начала движение в 8.45. Впереди шел монитор «Свердлов», за ним канонерка «Беднота» и три парохода. Все они вели на буксире по три баржи. Строй замыкал пароход «Даурия» с баржой на буксире.

Корабли благополучно миновали перекат «Восьмерка». Здесь командование решило высадить десант не в деревне Тузаки, как планировалось, а подойти ближе к Фугдину. В 14.30 на траверзе деревни Фанцзятунь тральщики обнаружили заграждение, возле которого маневрировали китайские корабли. Заметив советскую флотилию, они стали поспешно уходить вверх по Сунгари.

В 15 часов советские тральщики и канонерки подошли к заграждению. В это время по ним открыла огонь канонерка «Цзян-Хэн». Но снаряды ложились с большим недолетом. Командир бронекатера «Барс», подойдя к заграждению, установил, что оно состоит из семи затопленных барж с железными фермами на палубе и двух пассажирских пароходов, которые имели большой крен на правый борт, однако находились на плаву. Между затопленными баржами обнаружились небольшие проходы. В связи с наступившей темнотой советские корабли прекратили движение и встали на якорь.

Рано утром 31 октября начался бой, который продолжался весь день. С рассветом советские бронекатера и тральщики произвели разведку и траление. По протраленным проходам двинулись остальные корабли. Китайцы с укреплений в селении Гирин обстреляли советские корабли артиллерийско-минометным огнем. Тральщикам пришлось лечь на обратный курс. Тогда китайцы перенесли огонь двух своих батарей на канонерки «Красное Знамя» и «Пролетарий», которые в свою очередь тоже открыл и артиллерийский огонь по противнику. Но подавить огонь китайских батарей канонеркам не удалось, а «Пролетарий» получил небольшие повреждения. Им пришлось отойти.

Тогда в бой вступили мониторы, чье огневое превосходство было подавляющим. Вскоре они потопили уже поврежденные бомбардировкой с воздуха вооруженные пароходы «Цзянь-Най», «Цзянь-Тун» и «Цзянь-Ань». За время боя гидросамолеты МР-1 из 68-го отряда совершили девять боевых вылетов в район Фугдина. Помимо повреждения пароходов, они потопили канонерку «Цзян-Хэн».

После этого мониторы «Свердлов» и «Красный Восток», а также канонерки перенесли огонь на береговые батареи. Около 13.00 минный заградитель «Сильный» высадил передовую десантную группу для занятия плацдарма, а затем к Фугдину подошли пароходы с баржами, с которых в 15 часов начали высаживаться основные силы (5-й стрелковый полк и кавалерийский эскадрон). Высадка десанта растянулась до 17.00. Мониторы «Сунь Ят-Сен» и «Ленин» (который к тому времени уже подошел к месту боя) поддерживали своим огнем десантников, штурмовавших Фугдин.

В 15 часов на берег высадились 5-й стрелковый полк и кавалерийский эскадрон, которому предстояло глубоким обходом Фугдина отрезать пути отступления противника. Десантные части успешно продвигались вдоль берега и, несмотря на серьезное сопротивление китайцев, к 18 часам заняли восточную окраину Фугдина. Приблизительно в это же время остальные советские части заняли западную часть города. Китайцы отступали, сражаясь за каждую улицу. Спешившие им на помощь свежие силы (два кавалерийских полка) были отброшены назад огнем с канонерки «Красное Знамя».

Рано утром 1 ноября окруженные китайские части сдались и весь Фугдин оказался в руках Красной армии. Китайцы потеряли в сражении до 300 человек убитыми и около тысячи ранеными, а Cунгарийская флотилия была полностью уничтожена.

Решив поставленную боевую задачу, все советские корабли и войска 2 ноября ушли из Фугдина и 6 ноября прибыли в Осиповский затон. Только монитор «Красный Восток» сел на мель на Амуре, в 150 метрах от китайского берега, попытка снять его с мели не удалась, и монитор вместе с экипажем пришлось оставить там на зимовку. Он вернулся на базу лишь 14 мая 1930 года.

***

Наиболее серьезное в ходе этого конфликта наступление РККА было проведено в районе железнодорожных станций Далайнор (Даурия) и Маньчжурия. Целью Далайнор-Маньчжурской операции являлся разгром забайкальской группировки противника, располагавшейся в районе этих станций.

Возле станции Далайнор китайцы построили полевые укрепления. По фронту они вырыли три линии окопов полного профиля, между которыми построили блокгаузы с перекрытиями из рельсов и шпал, засыпанные сверху метровым слоем земли. С западного фланга имелись только две линии окопов, а с восточного местами вообще одна. В направлении главного удара китайцы вырыли также рвы шириной 3?4 метра и глубиной 2,5 метра, чтобы преградить путь советским танкам и бронемашинам. Общая численность их войск в этих двух районах составляла около 16 тысяч человек.

Для разгрома китайской группировки была создана Забайкальская группа ОДА. В нее вошли 21-я Пермская стрелковая дивизия, 5-я кавалерийская бригада, Бурят-Монгольская кавалерийская дивизия, отдельная танковая рота, 6-й и 25-й авиаотряды, 26-я бомбардировочная авиаэскадрильи, 18-й артдивизион корпусной артиллерии, 18-й саперный батальон, одна железнодорожная рота. Всего группа насчитывала 6090 пехотинцев и 1600 кавалеристов при 88 орудиях, 32 самолетах, 3-х бронепоездах и 9-и танках МС-1. Командовал Забайкальской группой комкор С.С. Вострецов (1883?1932), общее руководство операцией осуществлял В. К. Блюхер.

Наступление началось 17 ноября 1929 года. После трех суток ожесточенных боев, к вечеру 20 ноября советские войска разгромили китайцев в районе станций Маньчжурия и Далайнор. Они взяли в плен свыше 8 тысяч солдат и 300 офицеров маньчжурской (Мукденской) армии. Там же были захоронены 1035 убитых китайских солдат и офицеров. Преследуя остатки разбитых китайских (маньчжурских) частей, советские войска 27 ноября 1929 года заняли Хайлар.

***

В конфликте из-за КВЖД участвовали 18.521 бойцов и командиров РККА. Потери оказались невелики: убитыми 143 человека, пропавшими без вести 4 человека, ранеными или контужеными 665 человек. Основные потери понесли стрелковые части. Кавалерия потеряла только 11 человек убитыми и 7 ранеными. Дальневосточная флотилия не имела ни одного убитого и всего лишь четырех раненых, да и то трое из них получили ранения при разрыве собственного орудия. На авиацию, участвовавшую в боевых действиях, пришелся всего один раненый.

1 декабря 1929 года провинциальное маньчжурское правительство вынуждено было начать переговоры о мире, а 22 декабря в Хабаровске состоялось подписание советско-китайского соглашения о восстановлении прежнего положения на КВЖД. После этого советские войска были отведены из Маньчжурии.

***

Следует упомянуть о дальнейшей судьбе КВЖД. Осенью 1931 года Япония полностью оккупировала Маньчжурию. К концу сентября японские войска заняли все города к северу от Мукдена и город Цицикар. Центральное китайское правительство Чан Кайши 21 сентября внесло в Лигу Наций вопрос о событиях в Маньчжурии. В письме на имя генерального секретаря Лиги китайский представитель просил немедленно созвать Совет, чтобы предпринять такие шаги, «которые он сочтет правильными и эффективными для сохранения мира между народами». Представитель гоминьдановского правительства «настаивал» на прекращении военных действий со стороны Японии, на возвращении к статус-кво и на возмещении Китаю убытков.

Совет Лиги Наций приступил к обсуждению японо-китайского конфликта 22 сентября 1931 года. После того как китайская сторона изложила свою позицию, японский представитель Ёсидзава изобразил события в Маньчжурии как местный инцидент, который может быть разрешен непосредственно между Китаем и Японией, без вмешательства других держав. Была изложена японская версия о том, что военные действия в Маньчжурии Япония начала якобы в целях «самозащиты». В тот же день генеральный секретарь Лиги Наций послал Китаю и Японии одинаковые телеграммы с предложением «воздержаться» от дальнейших враждебных действий и найти возможность «отозвать» свои войска.

Тем временем японцы похитили из Китая Пу-И — последнего потомка династии Цин[38]. 9 марта 1932 года японцы заявили о создании в Маньчжурии «независимого» государства Маньчжоу-Го. Пу-И стал его регентом, а с 1 марта 1934 года — императором. Площадь этого государства составила 1.303.143 кв. км, а население — 35,8 миллионов человек.

Квантунская японская армия, насчитывавшая до сентября 1931 года всего лишь 11.500 солдат и офицеров, дислоцировалась в населенных пунктах по линии Юго-Маньчжурской железной дороги — в Порт-Артуре, Дальнем (Даляне), Инкоу, Лионине, Фынхуажене, Мукдене (Шэньяне) и некоторых других. Но к 15 декабря 1931 года она имела в своем составе уже 50 тысяч солдат и офицеров. Продолжалось ее дальнейшее усиление: в марте 1932 года из Японии прибыла 10-я пехотная дивизия, в начале мая — 14-я пехотная дивизия и части усиления. В начале 1933 года численность японской армии в Маньчжурии составила 100 тысяч человек.

Лига Наций отказалась признать Маньчжоу-Го. В ответ Япония 27 марта 1933 года вышла из Лиги. Одновременно началась целая серия вооруженных инцидентов на советско-маньчжурской границе, спровоцированных японской военщиной. Чтобы избежать нового вооруженного конфликта, правительство СССР обратились в июне 1933 года к «правительству» Маньчжоу-Го с предложением купить КВЖД за 250 миллионов йен, т. е. за те деньги, которые были потрачены властями России при постройке дороги. Японцы предложили только 50 миллионов. Торг продолжался почти два года. Наконец, 18 марта 1935 года было подписано соглашение, по которому КВЖД перешла в полное владение Маньчжоу-Го за 140 миллионов йен.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.246. Запросов К БД/Cache: 0 / 0