Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 16. ПЕРУАHCKO-КОЛУМБИЙСКИЙ КОНФЛИКТ 1932?1934 гг

Глава 16. ПЕРУАHCKO-КОЛУМБИЙСКИЙ КОНФЛИКТ 1932?1934 гг

Вооруженные конфликты между государствами Латинской Америки, по сравнению с жизненно важными для судьбы всего мира войнами в Европе и Азии, всегда походили на провинциальные склоки. Как правило, возникали они из-за пограничных споров — этих реликтов колониального прошлого. Кроме того, обстановку накаляло вмешательство великих держав, которые боролись здесь за сферы влияния.

К 20-м годам ХХ века государственные границы были уже почти все определены. Почти, поскольку специфические условия труднодоступного района Амазонии (бассейна реки Амазонки), изученного лишь в самом общем виде и слабо заселенного, где только реки служили путями сообщения, делали невозможной точную демаркацию границ.

Эти слова были особенно справедливы для территории Монтании (северо-западной части Амазонии), где различное понимание сути пограничных соглашений (при одновременном стремлении получить доступ к Амазонке и право свободного плавания по ней) вызвали ряд споров между Перу, Эквадором и Колумбией. Одним из них стал колумбийско-перуанский спор из-за Летисии, который привел оба государства к войне.

В соответствие с пограничным договором с Перу, подписанным 24 марта 1922 года (Trattato Salomon-Lozano), за Колумбией было признано право на часть провинции Байо Амазонас (Bajo Amazonas), а также право свободного плавания по Амазонке. На этой территории находились небольшие речные порты Летисия (Leticia) и Лорето (Loreto) — около тысячи жителей в каждом.

Хотя этот договор был ратифицирован (в октябре 1925 года Колумбией и в декабре 1927 года Перу) в начале 30-х годов, Перу, после того как пост президента занял полковник Л. Санчес Серро (L. Sanchez Serro), стало требовать его ревизии. Правительство Серро сначала развязало антиколумбийскую кампанию в прессе, а затем тайно подготовило «спонтанное» вооруженное выступление группы перуанцев численностью 250 человек, которой командовал инженер Оскар Ордонез (Oscar Ordonez). Следует упомянуть, что в этой группе 200 человек составляли разные авантюристы, которых Ордонез просто нанял, а еще 50 «борцов за справедливость» являлись солдатами перуанской армии из гарнизона в Чимботе (Chimbote).

В ночь с 31 августа на 1 сентября 1932 года группа Ордонеза захватила Летисию, изгнав оттуда колумбийский гарнизон (аж 12 человек!) и представителей власти, которые нашли убежище в соседнем бразильском портовом городке Табатинга (Tabatinga).

2 сентября «антиправительственное восстание» вспыхнуло в Лорето, другом маленьком речном порту этого района, расположенном в 48 километрах на юго-запад от Летисии. Бунтовщики, под предводительством местных владельцев плантаций сахарного тростника, потребовали возвращения Лорето в состав Перу.

Хотя официально правительство Серро открестилось от инсургентов, оно в тот же день отправило в Икитос роту регулярной армии и канонерку «America» с оружием и боеприпасами, чтобы занять оба городка под предлогом защиты своих граждан.

Таким образом, очень быстро всем все стало ясно. Правительство Колумбии объявило о введении с 11 сентября военного положения в районе Летисия (между реками Амазонка и Путумайо) и приступило к прокладке дорог в этот район из центра страны (расстояние от Боготы до Летисии по прямой линии составляет 1200 км). Одновременно оба государства привели в состояние боевой готовности свои пограничные гарнизоны.

***

К началу конфликта вооруженные силы Колумбии насчитывали около 4 тысяч офицеров, унтер-офицеров и солдат, составлявших кадровую основу для пяти пехотных дивизий и одной кавалерийской бригады. Ее военный флот состоял из 3 морских канонерок («Bogota», «Cordova», «Mariscal Sucre») и 6 речных («Barranquilla», «Cartagena», «Esperanza», «Narino», «Presidente Mosquera», «Santa Marta»), 7 сторожевиков и 6 вспомогательных судов общим водоизмещением 16.485 тонн (из них только 3.065 тонн приходилось на боевые корабли). Личный состав флота насчитывал 1500 человек, включая 250 солдат морской пехоты. Флот базировался на морские порты Картахена и Барранкилья, а также на речной порт Каукайя (Caucaya) на реке Путумайо.

Перуанская армия, как и колумбийская, имела пять кадрированных пехотных дивизий и одну кавалерийскую бригаду плюс к ним подразделения внутренних войск (национальной гвардии). Но их общая численность (12 тысяч человек) втрое превосходила численность колумбийских вооруженных сил. Перуанский флот тоже был значительно больше колумбийского.

В его состав входили 2 старых крейсера («Almirante Grau» и «Colonel Bolognesi»), старый миноносец «Teniente Rodriguez», 4 подлодки (R-1, R-2, К-З, К-4), 5 речных канонерок («America», «Cahuapanac», «Colonel Portillo», «Iquitos», «Napo») а также 5 вспомогательных судов общим водоизмещением 27.000 тонн (в том числе боевые корабли — 9.700 тонн). Личный состав флота составлял более 2 тысяч человек. Его базами являлись морские порты Кальяо и Пайта, и речной порт Икитос на Амазонке.

Коммерческий флот Перу насчитывал 38 судов грузоподъемностью 61.160 брт (по состоянию на 1929 год).

В боевых действиях приняли участие военно-воздушные силы. Слабая колумбийская авиация имела всего лишь 20 самолетов и гидросамолетов. Авиационный корпус Перу (АКП) насчитывал около 60 машин, входивших в боевую группу и пять учебных эскадрилий.

В районе конфликта обе стороны не располагали сколько-нибудь значительными силами. В Икитосе размещались около 500 перуанских солдат и речная флотилия в составе 5 канонерок, причем для боевых действий были пригодны только канонерки «America» и «Napo», тогда как три остальные, построенные еще в 1875?1886 годы (!) были маленькими (30?50 тонн), слабо вооруженными, и годились лишь для сторожевой службы.

У Колумбии сухопутные войска в этом районе вообще отсутствовали, а в Каукайе (700 км на северо-запад от Летисии) базировались 2 канонерки («Cartagena» и «Santa Магtа») и 4 сторожевых катера. Кроме того, в данной части страны у Колумбии не было аэродромов, что лишало ее возможности составлять войска, оружие и снаряжение по воздуху.

***

Для ведения войны надлежало спешно подготовить соответствующие силы и средства. Правительство Перу отправило для закупки оружия военную миссию в Японию и одновременно провело внутренний всенародный заём на 20 миллионов солей. Кроме того, оно начало подтягивать в район Летисии подразделения из гарнизонов в Пайта и Трухильо.

Тем временем колумбийское правительство поспешно вербовало в свою армию иностранных наемников (немцев и французов), которые в основном являлись специалистами в области авиации и артиллерии. Оно также закупало авиационную технику, B частности гидросамолеты, которые очень хорошо подходили для боевых действий в бассейне Амазонки.

Обе стороны также начали покупать военные корабли. Так, колумбийское правительство купило в 1933?1934 гг. в Португалии миноносцы «Douro» (его переименовали в «Antioquia») и «Tejo» (он стал называться «Caldas»), а в Германии сторожевики LM-15, 17, 19, 20 (в Колумбии они получили обозначения А, В, С и D). Но для того, чтобы эти миноносцы и сторожевики могли плавать, пришлось нанять 59 британских отставных офицеров, унтер-офицеров и матросов, в том числе капитанов для всех кораблей.

Перуанцы купили в Эстонии эсминцы «Lennuk» (назвав его «Almirante Guisse») — бывший русский «Автроил» и «Wambola» («Almirante Willar») — бывший русский «Спартак» Они также заказали в США речные канонерки «Amazonas» и «Loreto».

За спинами конфликтующих сторон маячили великие державы — США, Англия и Япония, которые, будучи заинтересованными в перуанской меди и олове, а также в перуанской и колумбийской нефти, старались усилить свое влияние в этом регионе и, соответственно, уменьшить влияние своих соперников. Поэтому Япония охотно предоставила Перу кредит для покупки оружия на сумму 20 млн. долларов, а США — кредит Колумбии на сумму 10 млн. долларов, рассчитывая взамен получить прибыльные концессии.



Перуанские эсминцы «Almirante Guisse» и «Almirante Willar»

Спорная территория, названная из-за своей формы «трапецией Летисии», занимала площадь примерно 10.850 кв. км., где проживали около 2000 человек. Здесь отсутствовали не только железнодорожные пути, но даже более или менее постоянные грунтовые дороги. С севера эту территорию ограничивала (на 90-километровом отрезке Ягуас — Тарапака) река Путумайо, а с юга (на 110-километровом отрезке Чимботе — Летисия) — Амазонка[42]. Две другие стороны «трапеции» — западная, 135-километровый отрезок Чимботе — Ягуас, и восточная, 145-километровый отрезок Летисия — Тарапака, проходили через дикие джунгли.

В этих условиях снабжение войск могло осуществляться лишь по воде, причем левый приток Амазонки — Путумайо плохо подходил для этой цели, так как почти на всем своем протяжении он являлся пограничным водоразделом. Верхний участок (240 км) был границей между Колумбией и Эквадором, а средний (850 км), от Гвепи до Ягуас, служил колумбийско-перуанской границей.

Оставалась лишь Амазонка — идеальная транспортная артерия. В этом смысле более выгодной ситуация была для Перу, по территории которого проходит начальный (Мараньон) и часть среднего участка реки (отрезок Напа — Чимботе). Кроме того, перуанские подразделения могли проникать в «трапецию Летисии» через джунгли на участке Ягуас — Чимботе (из Лимы в Икитос был организовал «воздушный мост»).

Колумбия же пришлось организовывать доставку войск и снаряжения исключительно водным путем. Сначала из Картахены или Барранкильи в Белен, а затем через территорию Бразилии вверх по реке. Общая протяженность маршрута составила около 7.000 км.

Поэтому оперативная инициатива находилась в руках перуанцев, поскольку более или менее значительные колумбийские силы могли появиться в «трапеции Летисии» не раньше, чем через месяц, и то при самых благоприятных обстоятельствах.

Используя данную ситуацию, правительство Перу 30 сентября 1932 г. потребовало пересмотра договора Саломона — Лозано. Одновременно с дипломатическим демаршем, перуанские части начали занимать «трапецию Летисии». К концу октября — началу ноября они вышли к реке Путумайо в районе Тарапаки.

Перуанцы, не мешкая, приступили к созданию системы обороны на захваченных территориях. По реке и по воздуху они доставляли из Лимы и Икитоса легкое вооружение (75-мм горные пушки и пулеметы), а вокруг Тарапаки, Летисии и Лорето возводили деревоземляные укрепления.

Для блокирования колумбийских канонерок на реке Путумайо в районе Каукайи были созданы многочисленные препятствия в виде деревянных плотин и земляных дамб, прикрываемых пулеметным и артиллерийским огнем с ближайших пограничных постов. К концу ноября на территории «трапеции» перуанские «повстанческие силы» под командованием «генерала» Оскара Ордонеза (бывшего инженера) насчитывали около 2.500 человек, 4 артиллерийские батареи (две в Летисии и две в Тарапаке) и 2 канонерки.



Перуанско-колумбийский конфликт (Летисия, 1 сентября 1932 года — 24 мая 1933 года)

Правительство Колумбии, отвергнув требования Перу, 3 октября подало жалобу в Организацию Американских Государств (ОАГ). Одновременно оно заявило, что направило в Летисию свою армию для «наведения порядка».

В действительности подготовка к вооруженной экспедиции заняла более трех месяцев. Только к середине декабря экспедиционный корпус сосредоточился в Картахене и Барранкилье. Наполовину он состоял из частей регулярной армии, наполовину из резервистов и добровольцев; всего около 1500 человек и 5 батарей полевой артиллерии (примерно 25 пушек калибра от 75 до 88 мм). Возглавил корпус вернувшийся из эмиграции во Франции генерал А. Васкес Кобо (А Vasquez Cobo), который одновременно исполнял обязанности главнокомандующего вооруженными силами Колумбии.

20 декабря экспедиционный корпус погрузился на транспорты «Mosquera» и «Воуаса», чтобы под охраной канонерок «Cordova» (флагман генерала Кобо) и «Barranquilla», а также сторожевика «Pichincha» отправиться на Амазонку[43]. Авиационное прикрытие должны были осуществлять 3 гидросамолета, находившиеся на борту авиатранспорта — переоборудованного торгового судна «Antochia».

Отряд колумбийских кораблей по пути брал топливо и продовольствие в Порт-оф-Спейн (остров Тринидад) и в Кайенне (Французская Гвиана). 31 декабря он прибыл в Белен, успешно завершив первый этап операции — морской переход (было пройдено 2.180 морских миль, т. е. 4.038 км). Поскольку бразильские власти еще 27 декабря дали согласие на переход колумбийских кораблей к Летисии. 2 января 1933 года эскадра Кобо вышла из Белена и направилась в Манаус.

По требованию Колумбии, конфликт 2 января обсуждался на заседании Совета Лиги Наций. Чуть раньше (30 декабря) Бразилия, обеспокоенная возможностью начала военных действий на ее территории, поскольку корабли обеих сторон плавали в ее внутренних водах, поспешила выступить с посреднической миссией. Согласительная комиссия ОАГ, после безуспешных попыток примирить противников, представила им бразильское предложение. Согласно ему, Бразилия должна была занять спорную территорию и управлять ею до полного разрешения спора. Кроме того, Совет Лиги Наций призвал Перу вывести свои войска из района Летисии и вступить в переговоры с Колумбией в Женеве.

Пока существовал шанс, колумбийское правительство старалось разрешить спор мирным путем, поэтому 9 января оно приостановило движение отряда генерала Кобо, после того, как тот достиг Манауса. Здесь к нему присоединился транспорт «Sucre» с грузом продовольствия. Теперь у генерала были 2 канонерки, 1 сторожевик, 1 плавбаза гидросамолетов и 3 транспортных судна.

Тем временем Бразилия начала концентрацию своих войск в районе колумбийско-перуанской границы, с целью защиты своего суверенитета. В начале января туда были отправлены из Манауса более 2 тысяч солдат под командованием генерала А. Моура а также 12 самолетов. Одновременно в порт Табатинга (на реке Ика, притоке Амазонки) прибыл броненосец береговой обороны «Floriano», а 1-я эскадра бразильского флота (легкий крейсер «Rio Grande do Sul» и 3 эсминца типа «Mato Grosso») под командованием командора Ф. де Кастро в Белене была приведена в полную готовность к боевым действиям.

Однако правительство Перу стояло на своих требованиях. В сложившейся ситуации 26 января Совет Лиги Наций разрешил Колумбии провести «вооруженную полицейскую операцию» для очистки «трапеции» Летисии от перуанских войск. Эту операцию должен был осуществить корпус генерала Кобо. Его отряд кораблей вышел из Манауса и через Теффе 28 января достиг порта Сан Антонио на реке Ика. Дальнейшее продвижение отряда было остановлено по требованию Бразилии до прибытия кораблей с войсками де Кастро, которые должны были контролировать выполнение колумбийцами предписаний о нейтральности бразильских вод.

3 февраля Перу отвергло посредничество Бразилии, и группа Кобо двинулась дальше. Однако, вопреки ожиданиям перуанцев, колумбийский генерал решил идти вместо Летисии (река Амазонка) к Тарапаке (река Путумайо). Одновременно с атакой этого городка, группа канонерок из Каукайи должна была спуститься вниз по реке и прорвать выстроенные там препятствия, восстановив судоходство на Путумайо. После того обе группы должны были соединиться.

Корабли Кобо 13 февраля достигли границы в районе Апапорис, успешно завершив второй этап операции — переход по Амазонке и Ике до Тарапаки, пройдя по этим рекам 2960 км (около 1600 морских миль). Наконец колумбийские корабли прибыли в район боевых действий.

Тут же, за пограничной чертой находился городок Тарапака. Корабли провели ночь на замаскированной якорной стоянке, а утром генерал Кобо отправил парламентера к перуанскому командиру, полковнику Г. Диасу. В своем письме он требовал, чтобы тот оставил городок. В ответ Диас попросил отсрочку на несколько дней, чтобы связаться с главным штабом в Икитосе.

Но прежде, чем Кобо успел принять какое-либо решение, утром 14 февраля (около 9.50) произошел налет трех перуанских самолетов на корабли отряда Кобо, которые все еще находились в территориальных водах Бразилии, причем главной целью их атаки была флагманская канонерка «Cordova». Атаку самолетов колумбийцы отразили огнем зениток, а сброшенные ими бомбы хотя и упали неподалеку, но никакого вреда кораблям не принесли. В полдень отряд пересек границу, причем противник больше его не тревожил. В соответствии с планом, обе канонерки и сторожевик двинулись вверх по Путумайо, обогнув укрепления Тарапаки, а транспортные суда остались на подходе к городку. Около 17.00 корабли стали на якорь.

Атака началась утром 15 февраля (в 7.30) налетом трех колумбийских гидросамолетов, которые обстреляли и подвергли бомбардировке позиции противника на реке и прилегающих холмах. Затем под прикрытием пушек канонерок («Cordova» и «Barranquilla») и сторожевика («Рichincha») началась посадка десанта (более 800 человек с пулеметами) на баркасы. Десант, которым командовал генерал Е. Рохас, успешно достиг берега и двинулся вглубь обороны противника. Меткий огонь канонерок подавил перуанские батареи, благодаря чему после четырехчасового боя (местами он переходил в рукопашные схватки), Тарапака была взята.

Запоздалый налет 3?4 перуанских самолетов на канонерку «Barrаnquilla» не помог, хотя она получила незначительные повреждения. Эти самолеты были отогнаны гидросамолетами Кобо. Колумбийцы захватили 6 пушек калибра 75 мм, много пулеметов и насколько десятков пленных. Остатки разбитых перуанских подразделений погрузились на баржу «Estefita» и ушли вверх по течению реки Рио Котухе (Rio Cotuhe) в Буэнос-Айрес (не в столицу Аргентины, а в маленькую деревушку под таким названием в самом центре «трапеции»), где начали возводить полевые укрепления. Занятие Тарапаки серьезно обострило конфликт. Оба государства разорвали дипломатические отношения между собой и объявили мобилизацию. Всего до конца конфликта в Колумбии были мобилизованы около 37 тысяч, а в Перу до 50 тысяч человек. За счет резервистов обе страны развернули свои кадрированные дивизии до полных штатов.



Действия 15 февраля — 27 марта 1933 г.

***

18?20 февраля произошли несколько стычек в воздухе, а бразильские войска закрыли пограничные переходы на реках. Вследствие этого отряд генерала Кобо не мог теперь войти в Амазонку, а перуанские канонерки — в Путумайо. Поэтому именно река Путумайо стала настоящей линией фронта, куда перуанцы перебрасывали пехотные части из Куско, Пуно и Арекипы, а колумбийцы из Кали и Боготы[44].

Понятное дело, что в таких условиях канонеркам из Каукайи не удалось пройти в низовья реки и совместно с отрядом Кобо установить контроль над ее водами. В силу невозможности соединения обе группы кораблей были подчинены общевойсковому командованию и до самого конца боевых действий они поддерживали свои войска на конкретных участках фронта.

Закрепившись в Тарапаке, колумбийские части двинулись вглубь «трапеции». Однако их продвижение через джунгли сильно тормозили проливные дожди и столкновения с перуанскими отрядами. Все это привело к тому, что занятие территории, которое по официальным заявлениям должно было продлиться не более недели, растянулось на неопределенный срок.

Тем временем командующий перуанскими войсками генерал Оскар Бенавидес (О. Benavides) направил против противника почти всю свою авиацию. Под ее прикрытием 20 февраля перуанцы атаковали колумбийский лагерь на острове Чавако в верхнем течение Путумайо. Успеха, однако, они не добились, а лишь потеряли один самолет, сбитый огнем с земли.

23 февраля эскадрилья АКП подвергла бомбардировке находившийся в районе Тарапаки колумбийские корабли, повредив канонерки «Cordova» и «Barranquilla». В этом, по тогдашним временам самом крупной в Америке воздушном сражении (против перуанцев в воздух поднялась колумбийская эскадрилья; всего в бою участвовали 25 самолетов), АКП потерял 3 самолета, которые были сбиты.

***

1 марта Совет Лиги Наций, полностью признав право Колумбии на спорную территорию, предложил создать международную комиссию для временного управления спорным регионом. И этот проект правительство Перу отвергло, так как оно по-прежнему надеялось решить проблему военным путем. Однако инициатива уже перешла в руки противника.

Колумбийские части, поддерживаемые продвигавшейся вверх по Рио Котухе канонеркой «Cordova», 17 марта атаковали деревню Буэнос-Айрес и захватили ее после двух дней боев. Используя то обстоятельство, что основная часть перуанской авиации действовала внутри «трапеции» (20 марта она подвергла бомбардировке колумбийские корабли в Тарапаке и Буэнос-Айрес), колумбийцы начали наступление на верхнем участке Путумайо, заняв 26 марта Пуэрто Артуро и атаковав укрепленный пункт противника в Гвепи (Guepi). Атаку поддерживали канонерки из Каукайи — «Santa Marta» и «Cartagena», благодаря чему 27 марта Гвепи был взят, а его гарнизон, состоявший из 500 человек, разбит и рассеян.

Занятие всех перечисленных поселений позволило Колумбии сделать часть реки снова судоходной и открыть линию снабжения из Пасто в Каукайю; кроме того, это имело большое политическое значение, поскольку означало перенос войны на территорию Перу.

***

Военные неудачи вызвали возмущение перуанской общественности. Для ее успокоения правительство заявило, что 17 апреля перуанские войска отбили Гвепи у колумбийцев, но это заявление являлось обыкновенным блефом. Однако, чтобы успокоить нарастающую оппозицию, в самом деле требовалась какая-нибудь эффектная победа. Данное обстоятельство стало причиной отправки на Амазонку наспех сколоченной группы кораблей.

В конце апреля 1933 года из Кальяо в «неизвестном направлении» вышли крейсер «Almirante Grau» и 2 подводные лодки типа «R». Ходили слухи, что их целью являются действия против колумбийских портов и судоходства в Карибском море, тем более, что 4 марта эти корабли прошли Панамский канал. Кроме того, в порту Бальбоа, в зоне Панамского канала, стоял в доке на ремонте котлов и машин перуанский крейсер «Colonel Bolognesi». Он вполне мог присоединиться к этой группе.

Однако в официальном заявлении правительства Перу говорилось, что корабли направляются в район конфликта, чтобы атаковать продвигающиеся вверх по Путумайо колумбийские корабли.

После короткой стоянки в Кюрасао, целью которой была очистка подводной части корпуса крейсера (впрочем, голландцы под нажимом США отказались провести ремонт) 8 марта перуанский отряд снова двинулся в путь, зайдя для дозаправки топливом и провиантом в Порт-оф-Спейн, а затем вышла к берегам Гвианы.

Этот рейд вызвал замешательство бразильских властей и сильную обеспокоенность колумбийцев, поскольку один только крейсер своей огневой мощью превосходил всю артиллерию корпуса Кобо (два 152-мм орудия и девять 76-мм, против трех 88-мм пушек и четырех 75-мм). Положение ухудшилось еще и потому, что пребывавший с конца апреля в столице страны Боготе генерал Кобо, по невыясненным причинам сложил с себя командование и снова вернулся во Францию.

Развязать критическую ситуацию помог случай. 30 апреля в Лиме террористы из так называемого Американского Народного Революционного Альянса убили президента С. Серро. В борьбе за власть экспедиция военно-морского флота отошла на задний план. Тем не менее, новый президент, бывший военный министр генерал Оскар Бенавидес, ее не отменил, хотя и согласился на предложение Лиги Наций о приостановке военных действий.

Видимо, он хотел таким образом обеспечить себе более сильную позицию в начинающихся в мирных переговорах, согласие на которые колумбийское правительство выразило 12 мая.

Прибытие перуанского отряда кораблей в район Тарапаки ожидалось 24 мая, однако неприязненная позиция бразильских властей, которые саботировали снабжение его топливом и продовольствием, а также угроза экономических санкций со стороны Лиги Наций вынудили правительство Бенавидеса начать переговоры еще до прихода эскадры.

Поскольку военные действия прекратились, дальнейшее продвижение отряда тоже приостановилось и в сентябре корабли вернулись в Кальяо.

Согласно подписанному 25 мая в Женеве соглашению о перемирии, войска обеих сторон должны были уйти из занимаемых ими районов, а назначенная Лигой Нации международная комиссия (представители США, Бразилии, Испании и Кубы) должна была от имени Колумбии взять на себя административное управление «трапецией» Летисии сроком на один год. Для поддержания порядка в распоряжение комиссии были переданы 150 колумбийские солдат.

Мирные переговоры начались 24 октября 1933 года в Рио-де-Жанейро.

Несмотря на некоторое обострение отношений в апреле 1934 года (когда Колумбия, опасаясь новой перуанской агрессии, послала в Летисию 2 транспортных судна, имевшие на борту 1650 солдат, а Перу направило в порт Рамон Кастильо эсминец «Almirante Guisse») под сильным давлением Бразилии 24 мая 1934 года был подписан мирный договор. Он подтвердил границы, определенные договором Саломона — Лозано, благодаря чему 19 июня 1934 года власть над «трапецией» Летисии снова официально перешла к Колумбии.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.113. Запросов К БД/Cache: 0 / 0