Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 17. ИТАЛЬЯНСКО-БРИТАНСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В 1935?1936 гг

Глава 17. ИТАЛЬЯНСКО-БРИТАНСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В 1935?1936 гг

«Ничто на свете не происходит без участия военного флота. Флот определяет положение народа в мировой иерархии во время мира, а во время войны, обеспечивая стране свободу действий на море, почти всегда решает судьбу победы сухопутных сил».

Эти слова итальянского диктатора Бенито Муссолини, по совместительству являвшегося еще и министром ВМФ, объясняют стремительное расширение итальянского флота. На его строительство ежегодно выделялось в 1926?30 гг. — 1 миллиард лир, в 1931?34 гг. — 1.25 млрд. лир, в 1935?36 гг. более 1,3 млрд. лир.

Столь стремительный рост морскоё мощи и явное желание превратить Средиземное море в итальянское «mare nostrum» («наше море» — лат.) серьезно беспокоило Францию, но еще больше — Великобританию, которая дотоле господствовала на этом ТВД.

Озабоченность британского правительства еще больше усилилась после того, как французское правительство Пьера Лаваля 7 января 1935 года подписало договор с Италией. В соответствии с этим договором Франция отказывала британскому флоту в использовании военно-морских баз в Южной Франции и Северной Африке в случае вооруженного конфликта с Италией.

***

Однако Италия создавала мощный флот не только для обороны своих морских рубежей. Он был необходим также и для реализации планов колониальных захватов в Африке и на Ближнем Востоке, то есть в регионах, традиционно входивших в сферу британского влияния и бдительно охраняемых британским Королевским флотом.

Италия, окончательно объединившаяся в единое государство лишь в 1870 году, достаточно поздно вступила на путь колониальных завоеваний. В 80-е годы ХIХ века итальянцы захватили Эритрею и Сомали, однако попытка захвата Абиссинии (Эфиопии) закончилась поражением под Адуа 1 марта 1896 г. Затем в 1911 году, во времена внутреннего кризиса оттоманской империи, итальянцы захватили Ливию. В этой кампании итальянский флот сыграл решающую роль. Он разгромил немногочисленный турецкий флот, обеспечил переброску в Ливию 56-тысячной итальянской армии, своим огнем поддерживал ее действия в прибрежной полосе и сам активно действовал на морских коммуникациях противника, срывая переброску турецких войск.

Теперь, имея уже некоторый опыт в колониальных кампаниях и значительно увеличившийся по своим размерам, итальянский флот должен был сыграть важнейшую роль в новых захватах. Первой целью была избрана Абиссиния — отчасти в плане мести за Адуа, но главным образом по причине имеющихся там природных богатств (уголь, железная и медная руда, золото, соль, кофе, табак, хлопок, сахарный тростник, каучук).

Итальянская Восточная Африка — в виде Эритреи и Сомали — представляла бы серьезную угрозу британским морским коммуникациям в Индию и на Дальний Восток. А Ливия и Абиссиния, охватывающие Египет и Судан подобно гигантским клещам, в свою очередь угрожали бы сухопутным коммуникациям, соединявшим Египет с Южноафриканским Союзом (автострада Каир — Капштадт). Наконец, захват озера Тана (исток Голубого Нила) позволил бы, угрозой реализации проекта поворота течения притоков Нила, оказывать давление на Судан и Египет.

Поэтому Великобритания была весьма заинтересована в том, чтобы Абиссиния оставалась независимой. В июне 1935 года, стараясь нейтрализовать назревающий Итало-Абиссинский конфликт, министр по делам Лиги Наций Энтони Иден (Anthony Eden) предложил Муссолини произвести новый раздел сфер влияния в Абиссинии, что дуче сразу отверг.

***

В том случае, если бы итальянское вторжение в Абиссинию повлекло за собой войну с Англией, итальянский флот должен был обеспечить достижение политических целей Муссолини. Дуче, зная, что Великобритания добровольно никогда не идет ни на какие уступки, решил принудить ее к этому путем шантажа.

Поэтому он приказал начать интенсивное усиление и расширение уже существующих военно-морских и авиационных баз Генуя, Специя и Ливорно в Лигурийском море; Неаполь, Палермо и Мессина в Ионическом мэре; Бриндизи, Венеция, Фиуме, Триест и Пола в Адриатике), а также строить новые (Маддалена, Кальяри, Сан-Пьетро и Сан-Антонио на Сардинии, Трапани, Марсала и Сиракузы на Сицилии, на островах Лерос и Родос (Додеканезский архипелаг), на острове Пантеллерия.

Интенсивно развивалась и авиация. В 1935 году итальянская авиапромышленность получила заказ на строительство 420 истребителей, 330 бомбардировщиков и 400 самолетов-разведчиков. Этот заказ означал удвоение итальянской авиации, имевшей в своем составе ровно столько же самолетов — 1250. Из них к флоту относились 73 корабельных гидропланов и 412 самолетов береговых эскадрилий.

В 1935 году итальянский флот включал в себя следующие корабли: 2 линкора (плюс еще 2 в модернизации), 1 гидроавианосец, 10 тяжелых крейсеров (считая 3 старых броненосных), 16 легких крейсеров (из них 7 старых), 87 эсминцев и миноносцев, 77 подводных лодок, 55 минно-тральных кораблей, 18 канонерок, 5 мониторов, 95 торпедных и противолодочных катеров, 45 учебных кораблей и вспомогательных судов. Общая численность личного состава была 2.964 офицера, 50 тысяч унтер-офицеров и матросов.

Итальянский торговый флот насчитывал 1.278 судов общей грузоподъемностью 3.149.809 брт (британский торговый флот имел в этот период 9.967 судов и 20.841.218 брт).

***

Британский флот (Mediterranean Fleet) в это время располагал в Средиземном и Красном морях 5 линкорами, одним авианосцем, 4 тяжелыми крейсерами и 5 легкими (из них 3 старых), 27 эсминцами, 6 подводными лодками, 10 заградителями и тральщиками, 4 канонерками и 5 вспомогательными судами. Морская авиация была довольно слабой. Она имела 60 самолетов корабельного базирования и 30 в составе береговых эскадрилий.

В противоположность итальянским, английские базы были расположены далеко друг от друга и их было мало. От самой западной из них (Гибралтара) до следующей — Ла-Валетта (на Мальте) — было 985 миль (1824 км). Четыре другие, расположенные в восточной части Средиземного моря: Александрия и Порт-Саид (Египет), Ларнака (Кипр) и Хайфа (Палестина), находились от Мальты на удалении 820?1030 миль (1518?1908 км). Базы Красного моря (Суэц, Порт-Судан и Аден) не могли принимать крупные эскадры и не имели средств ПВО. Такая военно-оперативная ситуация на ТВД благоприятствовала агрессивным намерениям Муссолини.

***

Планируя вторжение в Абиссинию, итальянское правительство должно было обеспечить снабжение Италии всеми необходимыми ресурсами на весь период действия экономических санкций, которые могла ввести Лига Наций. Ситуацию осложняла слишком большая протяженность коммуникаций, по которым следовало доставлять войска, продовольствие, вооружение, боеприпасы и снаряжение в тыловые базы снабжения на территории Эритреи и Сомали (путь от Неаполя до Массауа составлял 2100 миль, от Неаполя до Могадишо 4500 миль). К тому же эти пути проходили через Суэцкий канал, находившийся пол полным контролем англичан.

С учетом всех обстоятельств, следовало еще до начала военных действий сконцентрировать в Восточной Африке соответствующие силы и средства. Поэтому итальянцы ускоренными темпами осуществляли масштабную перестройку существовавших там небольших портов — Массауа и Ассаб в Эритрее; Могадишо, Мерка, Данте, Бендер Кассим, Алула, Чисимайо, Оббиа и Брава в Сомали. Так, порт Массауа в феврале 1935 г. мог одновременно принимать всего лишь 4 грузовых судна, а за месяц он обрабатывал не более 5 тысяч тонн грузов. В декабре того же года он мог принимать уже 50 судов, а месячный оборот грузов достиг 200 тысяч тонн!

Для обеспечения людей и судов пресной водой почти во всех портах итальянцы построили установки для дистилляции морской воды, обладавшие производительностью до 7500 тонн ежедневно. Кроме того, сюда прибыли плавучие опреснительные станции, а каждый уходивший из Италии корабль брал с собой максимальный запас пресной воды. Наконец, два больших морозильных судна обеспечивали производство необходимого количества льда.

В феврале 1935 года в Эритрею отправились первые транспорты с войсками Для их доставки военный флот зафрахтовал 93 коммерческих судна общей грузоподъемностью 725.000 брт (в том числе 10 пассажирских лайнеров), получил в свое подчинение 61 корабль, находившийся до того в распоряжении авиации и гидрографической службы, а также купил 12 транспортов (140.000 брт) за границей.

Для лечения больных и раненых людей предназначались 8 плавучих госпиталей («Aquileia», «California», «Cesarea», «Helouan», «Gradisca», «Tevere», «Urania», «Vienna»), каждый из которых имел от 550 до 807 койко-мест.

Главными задачами военного флота являлись, во-первых, обеспечение безопасности морских коммуникаций, связывавших Италию с ее североафриканскими владениями, а также с Албанией, архипелагом Додеканез, с советскими и румынскими портами в Черном море (доставка нефти); во-вторых, с Эритреей и Сомали. В общем, эта война неизбежно стала бы войной за господство на коммуникациях, поскольку Муссолини больше всего опасался экономических санкций и морской блокады.

Эти опасения объяснялись характером итальянской экономики, сильно зависевшей от импорта энергоносителей и сырья. Морским путем в Италию доставлялись из СССР, Румынии и Турции — нефть и зерно (более 1,5 млн. тонн в год); из обеих Америк — нефть, зерно, кожа, сахар, шерсть, мясо (3 млн. тонн ежегодно); с Дальнего Востока — нефть, зерно, хлопок и олово (1,2 млн. тонн ежегодно); из Великобритании — уголь, железная руда (12 млн. тонн ежегодно).

При этом наибольшее значение для современной войны имели поставки нефти и ее продуктов. Годичная потребность Италии в этом сырье составляла 2,7 млн. тонн, при собственной добыче всего лишь 240 тысяч тонн. Готовясь к войне, Италия создала значительные запасы топлива. По оценкам, их должно было хватить на 3?4 месяца, однако трудно было сказать какое количество горючего могло в действительности понадобиться.



Итальянские и британские базы в Средиземном море

Особенно это касалось флота, который всего за один час работы всех корабельных двигателей на максимальных оборотах сжигал около 20.000 тонн мазута, солярки и бензина. Между тем, в условиях Средиземного моря все крейсерские операции и рейды требовалось осуществлять внезапно для противника, то есть на полном ходу, следовательно, с большим расходом топлива. К тому же недостаточно мощный боевой потенциал флота (всего 2 линкора в строю) определял тактику уклонения его от генеральных сражений. Чтобы разрешить эту проблему, итальянцы решили в массовом порядке использовать авиацию, которая во взаимодействии с флотом могла не только компенсировать его качественные недостатки, но и вообще опрокинуть все тогдашние представления о стратегии и тактике морской войны.

Но все понимали, что в любом случае войну с Абиссинией нужно провернуть как можно быстрее, чтобы третьи страны просто не успели вмешаться, а мир оказался бы перед свершившимся фактом. Успешное же ведение войны прежде всего зависело от обеспечения надежного морского пути в Восточную Африку через Суэцкий канал и Красное море, то есть там, где господствовал британский флот. Поэтому, чтобы припугнуть англичан и «объявить им шах», итальянский адмирал Доменико Каваньяри (Domenico Cavagnari) предложил следующую дислокацию итальянского ВМФ, оптимально соответствовавшую оперативным требованиям в случае войны с Англией.

***

Были созданы 7 ударных групп в следующем составе.

Первая группа (база Специя) — 7 тяжелых крейсеров {«Bolzano», «Fiume», «Gorizia», «Роlа», «Triest», «Trento», Zara»), 23 эсминца (1-й, 2-й, З-й, 7-й, 8-й дивизионы), 17 подводных лодок (1-й, 2-й, 3-й дивизионы), 7 тральщиков и 70 самолетов (из них 21 на кораблях).

Эта группа, имевшая возможность действовать в западном, восточном и южном оперативных направлениях, обеспечивала главное прикрытие для всех остальных групп итальянского флота. Обладая значительной скоростью хода надводных кораблей (в среднем, 30 узлов), она могла за 12?14 часов прибыть из Специи в Сицилийский пролив, а за 20 часов — в Ионическое море, чтобы поддержать действующие там легкие силы флота.

Вторая группа (база Неаполь) — легкий крейсер «Attendolo», 12 эсминцев (4-й, 5-й, 12-й дивизионы), 18 подводных лодок (4-й, 5-й, 6-й, 7-й дивизионы), 19 торпедных катеров, 17 тральщиков и 100 самолетов (из них только 3 на кораблях).

Действуя из Неаполя, а также из Мессины, Трапани и Сан-Антиоко, эта группа должна была блокировать Мессинский пролив, авиация же должна была разбомбить британскую базу на Мальте (Ла-Валетта). Таким образом, ее задача заключалась в отделении восточной части Средиземного моря от остальной его акватории, в разрыве британской коммуникации между Гибралтаром и Суэцким каналом.

Третья группа (база Таранто) — 2 линкора («Doria», «Duilio»), 4 легких крейсера («Cadorna», «Colleoni», «Delle Bande Nere», «Di Giussano»), 19 эсминцев (1-я, 2-я, 4-я, 5-я разведгруппы, 9-й дивизион), 21 подводная лодка (8-й, 9-й, 10-й, 11-й дивизионы), 4 торпедных катера, 1 минный заградитель, 50 самолетов (из них 14 на кораблях). Эта группа должна была обеспечить безопасность морского пути в Ливию, прикрывать вход в Адриатику, а также удерживать греческий флот от вмешательства на стороне Великобритании.

Четвертая группа (Додеканезские острова) — гидроавианосец «Miraglia», 4 легких крейсера («Da Barbiano», «Diaz», «Duca d’Aosta», «Montecucolli»), 12 эсминцев (3-я разведгруппа, 10-й, 11-й дивизионы), 12 подводных лодок (12-й и 14-й дивизионы), 1 канонерка, 1 минный заградитель, 1 тральщик и 250 самолетов (из них 32 на кораблях). Базируясь на острова Лерос, Калимнос, Карпатос и Родос, эта группа, взаимодействуя с группой в Таранто, должно было сражаться с британским флотом в восточной части Средиземного моря, а также совершать обстрелы и воздушные бомбардировки британских баз в Александрии, Хайфе и Суэце.

Пятая группа (база Венеция) — 3 старых броненосных крейсера («Francesco Ferruccio», «Pisa», «San Giorgio»), 4 старых легких крейсера («Brindisi», «Libia», «Taranto», «Venezia»), 12 эсминцев (6-й, 13-й, 14-й дивизионы), 4 подводные лодки (15-й дивизион), 18 торпедных катеров, 23 тральщика и 25 самолетов (только 2 на кораблях). Эта группа, используя также порты Пола и Бриндизи, должна была обеспечить охрану коммуникаций в Адриатическом море и сражаться с югославским флотом, если бы он выступил на стороне Великобритании.

Шестая группа (база Триполи) — 4 миноносца, 2 канонерки и 12 самолетов. Ее задачей являлась охрана ливийского побережья.

Седьмая группа (база Массауа) — так называемая «легкая эскадра Красного моря» — 3 старых легких крейсера («Ancona», «Bari», «Quarto»), 5 миноносцев, 5 подводных лодок (13-й дивизион), 4 канонерки, 1 минный заградитель и 25 самолетов. Она должна была разорвать британское сообщение между Суэцом и Аденом, а также охранять побережье Эритреи.

Всего в состав этих семи групп входили 2 линкора, 1 гидроавианосец, 10 тяжелых и броненосных крейсеров, 16 легких крейсеров, 87 эсминцев и миноносцев, 77 подводных лодок, 41 торпедный катер, 3 минных заградителя, 48 тральщиков, 7 канонерок (почти весь итальянский флот) и 532 боевых самолета.

С оперативной точки зрения их дислокация была явно наступательной, поскольку давала возможность полностью заблокировать британские силы на слабо подготовленных к войне базах в восточной части Средиземного моря. Занимая центральное положение между Гибралтаром и Порт-Саидом, «Regia Marina» мог быстро и относительно безопасно концентрировать свои силы в любом месте для нанесения ударов в избранном направлении.

***

Что касается британского «Mediterranean Fleet», то в случае наступательных действий он должен был оперировать на внешних (по отношению к итальянским) линиях Средиземного моря, имея на своих флангах итальянские авиационные и морские базы (Додеканезские острова и Ливия). После выхода из Александрии и Хайфы, британские корабли сразу же натыкались на корабли итальянских групп IV, VI и III, которые в случае необходимости могли быть усилены за счет групп II и I.



Итальянский тяжелый крейсер «Gorizia»


Итальянский легкий крейсер «Luigi Cadorna»

В таких условиях действия к западу от Александрии были связаны для англичан с серьезным риском. Впрочем, риск представляло даже простое пребывание в портах восточной части Средиземного моря, лишенных в то время средств ПВО и потому беззащитных перед многочисленной итальянской авиацией, базировавшейся на аэродромы Додеканезских островов и Ливии.

Итальянские бомбардировщики и торпедоносцы Cant Z-501, Cant Z-506, Caproni Са-111, SIAI S-78, SIAI SM-79, SIAI SМ-81 развивали скорость в пределах 245?430 км/час, несли бомбовую нагрузку от 810 до 2200 кг, имели дальность полета 2000?2745 км. Это позволяло им атаковать не только Хайфу и Мальту (от Бенгази до Хайфы 1435 км, от Родоса до Мальты 1250 км), но также Суэц и Порт-Судан. В таких условиях роль Мальты как военно-морской базы становилась весьма сомнительной, в то же время утрата Мальты означала разрыв британских коммуникаций и разделение Средиземноморского флота на две отдельные группы — восточную и западную.

Угроза с воздуха вынуждала британский флот искать более безопасные убежища в Суэце, Порт-Судане и Адене, но это означало оголение восточной части Средиземного моря.

Уйдя в эти порты, британский флот оказался бы автоматически вытесненным из Средиземного моря. Иными словами, теоретически итальянский флот мог одержать победу без единого выстрела в силу одного лишь своего присутствия в нужных местах в нужное время. Правда, такая его «победа» все равно имела бы весьма ограниченный характер, ибо он не смог бы выйти дальше Гибралтара и Порт-Саида.

***

Чтобы ускорить уход англичан с египетских баз, Муссолини, используя вновь построенную прибрежную автостраду Триполи — Бенгази — Тобрук, направил к ливийско-египетской границе 4-ю пехотную дивизию, усиленную танковыми подразделениями. Ввиду слабости англо-египетской армии, она представляла серьезную угрозу Суэцкому каналу и Александрии, которые совершенно не были готовы к отражению нападения с суши.

Одновременно итальянцы развернули мощную пропаганду на арабском языке по радио, целью которой являлось подогревание довольно сильного движения египетских и суданских националистов. Антибританские передачи транслировали центральные радиостанции в Риме и Бари, а также африканские в Асмаре и Могадишо.

Интенсивно создавалась противодесантная оборона. Вдоль итальянских берегов, на островах Эгейского моря, в Ливии, Эритрее и Сомали были развернуты свыше 100 батареи береговой и зенитной артиллерии, для обслуживания которых мобилизовали резервистов. На случай закрытия англичанами Суэцкого канала, итальянцы создавали в Эритрее и Сомали значительные запасы оружия, боеприпасов, горючего и продовольствия.

Целенаправленные действия Муссолини открыли англичанам глаза на слабость их собственных позиций в районе вероятного вооруженного конфликта. Поэтому с целью сокращения диспропорции сил, а также для того, чтобы сделать дуче более уступчивым, англичане тоже начали усиливать сухопутные гарнизоны, соединения флота и авиации в Средиземном море.

Эти приготовления маскировали заявления в прессе о предстоящих маневрах «Mediterranean Fleet», а британский посол в Риме даже нанес 22 сентября визит Муссолини, уверяя его, что все эти меры предприняты исключительно вследствие антибританской кампании в итальянской прессе. Но стоит заметить, что в «дипломатии угроз» Италия была решительно настроена на войну, тогда как Великобритания — только на демонстрацию силы, которая позволила бы достичь компромисса за столом переговоров.

Увеличение состава британского Средиземноморского флота осуществлялось за счет Флота метрополии (Home Fleet) и Резервного флота (Reserve Fleet), а также эскадр, базировавшихся в восточноазиатских, индийских, Центральноамериканских, австралийских и новозеландских водах.

В течение сентября 1935 года в Средиземное море прибыли: из состава «Home Fleet» — линейные крейсеры «Hood» и «Renown», авианосец «Courageous», крейсеры «Achilles», «Leander», «Neptune», «Orion», 20 эсминцев, 6 подводных лодок и сетевой заградитель «Guardian»; из состава «Reserve Fleet» — 12 эсминцев, 4 подводные лодки, 2 минных заградителя и 10 тральщиков; из Восточно-Азиатской эскадры — тяжелый крейсер «Berwick», 6 эсминцев, 4 подводные лодки и минный заградитель «Adventure», из Цейлонской эскадры — тяжелый крейсер «Norfolk», легкие крейсеры «Emerald» и «Colombo», из Порт-Стенли (Фолкленды) — тяжелый крейсер «Exeter» и легкий «Ajax»', из Окленда (Новая Зеландия) — легкий крейсер «Diomede»,' из Сиднея (Австралия) — тяжелый крейсер «Sussex».

Одновременно усиливалась морская авиация (FAA) и авиация наземного базирования (RAF).

Вследствие угрозы итальянского нападения с воздуха на повестку дня встал вопрос о значении Мальты как морской и авиационной базы. Ла-Валетту от Сицилии отделяют всего лишь 65 миль (120 км), ее порт довольно тесный и здесь тоже не было береговых средств ПВО. Поэтому по решению Адмиралтейства все базировавшиеся здесь корабли и суда, включая большой плавучий док, были переведены в Александрию.

Тем самым англичане практически ликвидировали свой морской путь через Сицилийский пролив (150 км длины, 100 км ширины), безопасность которого обеспечивали корабли из Ла-Валетты. Базы в Гибралтаре и в Александрии находились слишком далеко, чтобы мешать безнаказанно действовать в этом проливе итальянским подводным лодкам и торпедным катерам, а также самолетам с нового аэродрома на острова Пантеллерия.

Однако две авиабазы, имевшиеся на Мальте (Калафрана и Хал Фар) остались. Базировавшиеся здесь английские самолеты должны были бороться с легкими силами итальянцев в окрестных водах, осуществлять налеты на их базы в Таранто (583 км), Неаполе (602 км) и даже на Сицилии и Сарлинии (740 км).

Правда, итальянцы не очень верили в возможность таковых, поскольку британская авиация уступала итальянским ВВС не только численно. Бомбардировщики-торпедоносцы Fairey Swordfish, Blackburn Baffin и Blackburn Shark развивали скорость всего лишь 220?265 км/час, имели дальность полета от 925 до 2035 км и бомбовую нагрузку в пределах 450?900 кг. Иначе говоря, они уступали итальянским самолетам того же класса по всем параметрам. Универсальный самолет SARO А-27 London (скорость 280 км/час, дальность 2740 км, бомбовая нагрузка 1500 кг) только еще начал поступать на вооружение RAF (20 машин).

В начале октября 1935 года дислокация британского флота была следующей (не считая вспомогательных судов).

Александрия: 5 линкоров («Barham», «Queen Elisabeth», «Resolution», «Revenge», «Valiant»), авианосец «Glorious», 5 тяжелых крейсеров («Australia», «Berwick», «Devonshire», «London», «Shropshire»), 5 легких крейсеров («Arethusa», «Delhi», «Despatch», «Durban», «Galatea»), 22 эсминца (3-я и 4-я флотилии), 6 подводных лодок (1-я флотилия), 2 канонерки и 91 самолет (из них 66 на кораблях).

Хайфа: (значение этого порта определяло наличие в нем трубопровода компании «Iraq Petroleum») — 2 тяжелых крейсера («Exeter» и «Norlolk»), 5 легких крейсеров («Achilles», «Ajax», «Leander», «Neptune», «Orion»), 19 эсминцев (2-я и 5-я флотилии), 4 подводные лодки (3-я флотилия) и 32 самолета (из них 7 на кораблях).

Порт-Саид: тяжелый крейсер «Sussex», легкие крейсеры «Colombo» и «Emerald», а также 14 самолетов (2 на кораблях).

Гибралтар: линейные крейсеры «Hood» и «Renown», авианосец «Courageous», 11 эсминцев (20-я флотилия) и 53 самолета (все на кораблях);

Суэц: легкий крейсер «Diomede», 9 эсминцев (1-я флотилия), 4 подводные лодки (из 4-й флотилии) и 15 самолетов.

Аден: 9 эсминцев (из 8-й флотилии), 6 подводных лодок (2-я флотилия), 2 канонерки и 9 самолетов.

Всего британские силы насчитывали 5 линкоров, 2 линейных крейсера, 2 авианосца, 8 тяжелых и 13 легких крейсеров, 70 эсминцев, 20 подводных лодок, 4 канонерки и 239 самолетов.

В целом, эти силы обладали весьма значительной боевой мощью. Но их дислокация указывала на исключительно оборонительные задачи флота. За исключением гибралтарской эскадры, все его силы были собраны в восточной части Средиземного моря, для обороны Египта и Суэцкого канала. База на Мальте, с которой можно было осуществлять рейды в Лигурийское море и Адриатику (тем самым угрожая промышленным районам Италии), была эвакуирована, благодаря чему стратегическая инициатива перешла к Италии.



Британский линкор «Valiant»

Избрать именно такой вариант дислокации англичан заставил, во-первых, значительный перевес итальянского флота в подводных лодках (77 против 20) и в авиации (532 самолета против 239), а во-вторых, менее выгодное расположение баз и трудности в их снабжении.

Правда, британский флот имел преимущество в линейных кораблях, которые после удачной модернизации стали значительно сильнее, чем прежде, но возможность их использования сильно ограничивали все те же итальянские подводные лодки, торпедные катера, бомбардировщики и торпедоносцы. Получался своего рода порочный круг. Для защиты линкоров требовалось много легких кораблей, которых у англичан в Средиземном море было мало, а с другой стороны, чтобы успешно противостоять итальянским легким силам, более слабым соединениям британских легких сил требовалась поддержка линкоров.

В итоге, итальянский флот обеспечил себе оперативную свободу, тогда как британский был ограничен в своих передвижениях.

***

Как следует подготовившись, итальянцы начали новую колониальную войну. 3 октября 1935 года, сразу после окончания сезона дождей в Восточной Африке, их 350-тысячная армия без объявления войны перешла границы Абиссинии. 7 октября Совет Лиги Наций заявил, что Италия совершила прямую агрессию против члена Лиги Наций, нарушив тем самым статью 12 Пакта Лиги.

Призыв абиссинского правительства о помощи был сочувственно встречен мировой общественностью, но только решительная позиция великих держав могла бы остановить агрессора. Увы, скоро выяснилось, что Абиссиния может рассчитывать исключительно на собственные силы.

Хотя Великобритания старалась произвести впечатление, что она готова к войне, на самом деле она не желала вступать в конфликт с итальянцами без решительной поддержки Франции. Французы же, рассчитывавшие на поддержку итальянцев против Германии и очень недовольные британско-германским морским соглашением, вовсе не стремились к этому. Более того, они отказали британским кораблям в использовании своих баз в западной части Средиземного моря, демонстративно усилили береговую и противовоздушную оборону порта Джибути, транзитом через который производилось снабжение итальянской армии в Абиссинии. Тем самым французы дали понять, что они настроены скорее против Великобритании, чем за нее. Наиболее наглядно их неприязнь к англичанам выразило предложение Лаваля, заключавшееся в том, что Великобритании следует вывести свой флот из Средиземного моря — «для разрядки международной напряженности».

Чтобы заполнить «пустоту», образовавшуюся в западной части средиземноморской акватории после отказа французов усилить свою эскадру и ею угрожать Италии, британское Адмиралтейство перевело в Гибралтар ядро своего «Home Fleet»: линкоры «Nelson» и «Rodney», авианосец «Furious», легкие крейсеры «Cairo» и «Sydney», 19 эсминцев (6-я и 21-я флотилии), а также перевело сюда из Новой Зеландии легкий крейсер «Dunedin».

Одновременно для демонстрации всему миру того, что британский флот не намерен уступать поле боя, в начале октября на обширном пространстве между Кипром, Хайфой, Александрией, Суэцем и Аденом начались большие маневры «Mediterranean Fleet».

10 октября Общее собрание Лиги Наций приняло решение о введении экономических и финансовых санкций против Италии с 18 ноября. Они включали запрет на экспорт в эту страну оружия, военных материалов и тех видов сырья, которые предназначены в первую очередь для военных целей (кроме нефти и угля), запрет на предоставление ей финансовых кредитов. запрет на импорт итальянских товаров. Кроме того, было принято положение о взаимопомощи для компенсации убытков, понесенных государствами, участниками санкций.

За введение санкций проголосовали 50 стран, против — только Италия. Еще три страны — Австрия, Венгрия и Албания — воздержались. Кроме того, санкции не приняли к исполнению США, Германия, Бразилия и СССР, которые не входили в Лигу Наций. Неполнота экономических санкция, при отсутствии каких бы то ни было мер военного давления на агрессора, изначально определили их малую результативность. Конец войне в Абиссинии могли положить лишь два фактора: эмбарго на поставки нефти и закрытие Суэцкого канала для итальянских кораблей.

Но если первый фактор зависел от солидарности всех государств, то второй — исключительно от Великобритании. В середине октября британское правительство серьезно рассматривало этот вопрос, однако быстро пошло на попятный, после того как Муссолини заявил, что закрытие канала будет означать первый шаг к войне со стороны Англии, и что Италия «не отступит перед риском развязать новую мировую войну».

Нефтяные санкции тоже не прошли вследствие противоречий между экспортерами нефти, стремившимися нажиться на усиленных поставках. Решающую роль сыграл отказ США и СССР прекратить такие поставки.

В итоге, Суэцкий канал остался открытым для итальянских военных кораблей и транспортных судов. Движение их было настолько оживленным, что в статистике движения через канал за 1935 год Италия перешла с четвертого места на второе.

Итальянские транспорты шли под охраной военных кораблей из Неаполя, Генуи и Кальяри, а после выхода из Суэцкого канала двигались дальше по двум конвойным трассам: одна вела к портам Эритреи (Массауа и Ассаб, время перехода 6 дней), вторая — к сомалийским портам (большей частью в Могадишо, Мерка и Брава, время перехода 10 дней). Часть судов направлялась в порт Джибути (французское Сомали), откуда грузы шли транзитом на фронт.

Во время прохода итальянских конвоев их сопровождали британские военные корабли, которые часто шли чуть ли не вплотную к их бортам. Итальянцы отвечали им тем же. Любую группу британских кораблей всегда сопровождали итальянские торпедные катера, а неподалеку время от времени всплывали итальянские подводные лодки.

Подобная «война нервов» могла привести к инцидентам с непредсказуемыми последствиями, но Муссолини заявил, что не собирается ничего менять, поскольку желает показать всем, что Италии есть «чем и с кем» воевать.

Считаясь с возможностью внезапного итальянского нападения, англичане усилили противолодочную и противовоздушную оборону своих баз, а также ограничили торговое судоходство в их водных районах. 18 октября штаб «Mediterranean Fleet» был переведен с Мальты в Александрию, что позволило более успешно готовить оборону зоны Суэцкого канала. Одновременно, опасаясь итальянского вторжения в богатый нефтью район Персидского залива, англичане начали строить укрепления на островах Куриа-Муриа, создавать склады мазута, бензина и угля на берегах арабских эмиратов. Эти склады охраняли британские и арабские воинские части.

Однако широко разрекламированные «большие маневры» Средиземноморского флота, ввиду непреклонной позиции Муссолини, оказались по результатам совершенной пустышкой, а ноябрьские штормы принесли британскому флоту некоторые потери: получили серьезные повреждения крейсеры «Devonshire» и «Durban».

В это же время, после успешно завершенной модернизации, приступили к ходовым испытаниям итальянские линкоры «Giulio Cesare» и «Conte di Cavour», что означало дальнейшее усиление итальянского флота.

Ничтожные результаты экономических санкций привели к тому, что британское правительство рассмотрело возможность блокады итальянских портов. Стало ясно, что ввиду «нейтральной» позиции Франции и Турции, а также слабости флотов других средиземноморских стран (Испании, Югославии, Греции) вся тяжесть блокады легла бы на «Royal Navy», который пришлось бы почти целиком сосредоточить на ТВД, оголив все другие районы мира. Эту идею пришлось оставить.

Понятно, что в условиях такой напряженности, начавшаяся 9 декабря в Лондоне конференция пяти великих морских держав, посвященная разоружению, проходила в неблагоприятной атмосфере. Как Италия, так и Великобритания думали скорее о довооружении. Италия временно отказалась от соблюдения ранее наложенных на нее ограничений. Британское Адмиралтейство в январе 1936 года заказало верфям первую партию торпедных катеров, а в феврале объявило заём в размере 250 млн. фунтов стерлингов на «обновление флота» (31 млн. из этой суммы предназначался для расширения баз на Мальте и в Гибралтаре).

Тем временем оба флота, приведенные в состояние полной боевой готовности, терпеливо исполняли свои ежедневные обязанности.

***

Деятельность итальянского флота в декабре 1935 — мае 1936 гг. сводилась к конвойно-транспортным операциям. Абиссинский фронт требовал постоянного притока людей и различных грузов, поэтому флот должен был обеспечить их быструю доставку.

В среднем, за период с февраля 1935 по февраль 1936 годов в итальянскую Восточную Африку ежемесячно перевозились: 24.902 человека, 1.603 лошади, 417 автотранспортных средств и 207.219 тонн других грузов, из них пять шестых в порты Эритреи и одна шестая — в Сомали.

В целом, за весь период войны флот доставил на фронт 380 тысяч солдат, 90 тысяч наемных рабочих, 40 тысяч лошадей и мулов, 900 орудий, 10 тысяч пулеметов, 700 самолетов, 300 танков, 25 тысяч автотранспортных средств, 4 млн. тонн других военных материалов и оборудования.

Кроме того, флот осуществлял медицинские функции, перевозя на своих госпитальных судах больных и раненых, а еще он обеспечивал радиосвязь. Для действий на суше из добровольцев был сформирован морской батальон «San Marco» (34 офицера, тысяча унтер-офицеров и матросов), который принял участие в боях на северном фронте.

Кроме того, на озере Тана в северной части Абиссинии была создана небольшая верфь. Строившиеся там малые военные суда должны были сражаться на Ниле, если бы дело дошло до войны с Великобританией.



Итальянские морские коммуникации

***

В противоположность итальянскому флоту, действия британского флота носили преимущественно разведывательно-дозорный характер. Британские корабли вели наблюдение за итальянскими конвоями, обследовали заливы на контролируемых ими берегах Средиземного и Красного морей в поисках итальянских диверсантов, упражнялись в методах борьбы с подводными лодками.

При этом не обходилось без происшествий. Например, в январе 1936 года эсминец «Comet» на скорости 25 узлов налетел вблизи Александрии на необозначенную на картах подводную скалу и серьезно повредил корпус. 19 марта на эсминце «Westcott», во время отработки учебной атаки подводной лодки, преждевременно взорвалась глубинная бомба, вызвав потери среди личного состава.

7 марта 1936 года германские войска, нарушив условия Версальского и Локарнского договоров, вошли в демилитаризованную Рейнскую область. Призрак новой войны, теперь уже в Европе, сразу отодвинул абиссинские проблемы на задний план. 5 мая итальянские войска заняли Аддис-Абебу, а 9 мая был опубликован декрет об аннексии Абиссинии.

В новой ситуации 15 июля 1936 года все санкции против Италии были отменены. В том же месяце была отменена боевая готовность британского флота в Средиземном море.

Война с Абиссинией обошлась Италии (до апреля 1936 года) в 7.469 млн. лир; из них на ВМФ было затрачено 725 млн., на армию 3.280 млн., на авиацию 850 млн. лир. Повсеместно было признано, что удар по престижу Великобритании Италия смогла нанести благодаря своей авиации и флоту, боевой потенциал которых предотвратил войну с Англией. Поэтому военный флот продолжал и дальше усиливаться; в 1936/1937 бюджетном году на его развитие было выделено 1.609 млн. лир.

Война с Абиссинией вызвала смещение вектора интересов внешней политики Италии с бассейна Дуная в район Средиземного моря, что позволило немцам успешно реализовать их планы в центральной и восточной Европе. Признание Италией ремилитаризации Рейнской области привело к разрыву альянса с Францией и, на правах взаимности (признание аннексии Абиссинии), к сближению с Германией (ось Рим — Берлин, 25 октября 1936 года), а затем и с Японией (антикоминтерновский пакт 6 ноября 1937 года). В свою очередь Франция начала искать поддержку у Великобритании, угнетенной ударом по своему престижу.

Англия приступила к интенсивному усилению своего флота и авиации, а также военно-морских баз (особенно Мальты). Чтобы ослабить итальянское влияние на Ближнем Востоке, британское правительство подписало с Египтом договор о дружественных отношениях и военное соглашение (12 августа 1936 года). Признав независимость Египта, англичане закрепились в сфере Суэцкого канала, получив право держать здесь 10-тысячный гарнизон.

***

Англо-итальянское противостояние принесло с собой некоторые новые взгляды на стратегию и тактику. Все поняли, что современная морская война, это война не только надводная и подводная, но еще и воздушная. Соответственно, она требует хорошо скоординированного взаимодействия между флотом и авиацией. Стало ясным значение системы базирования, наличия перспективных планов развития флота (учитывающих тенденции в изменении геополитической ситуации), а также готовности к мгновенному развертыванию серийного производства малых боевых кораблей (торпедных и противолодочных катеров, тральщиков, сторожевиков).

Однако были сделаны и ошибочные выводы. Так, многие эксперты посчитали, что в современной войне снова будут играть важную роль линкоры нового поколения — быстроходные, маневренные, хорошо бронированные, вооруженные сильной зенитной артиллерией, гарантирующей им надежную защиту от воздушных атак.

Любопытно отметить, что англо-итальянское противостояние вызвало появление нового подкласса крейсеров — противовоздушной обороны. Дело в том, что англичанам требовалось как можно скорее что-то противопоставить итальянскому господству в воздухе. Быстро увеличить численность авиапарка за счет самолетов новейших конструкций, равно как и построить много авианосцев было невозможно. Поэтому они пошли другим путем.

В британском флоте имелись 13 устаревших легких крейсеров типа «С» постройки 1917?1919 гг. (водоизмещение 4,2 тыс. тонн, 5 — 152-мм орудий, 2 — 76-мм зенитки, 2 — 40-мм автомата, 9 пулеметов, 8 — 533-мм торпедных труб; броня от 25 до 76 мм). Согласно статье 20-й второго Лондонского договора они должны были пойти на слом.

Однако, обладая скоростью 29 узлов, они могли успешно взаимодействовать с соединениями главных сил, а также охранять их в базах. Было решено превратить их в корабли ПВО и оставить в строю. Еще во время противостояния с Италией были перевооружены два первых крейсера данного типа — «Coventry» и «Curlew» (вступили в строй в апреле 1936 года). Вместо прежнего артиллерийского и торпедного вооружения они получили 10 полуавтоматических зенитных 102-мм орудий в одинарных установках, 16 зенитных 40-мм автоматов (в 8-и спаренных установках), а также посты управления зенитным огнем.

Удачный эксперимент побудил Адмиралтейство к перестройке в 1938?40 rr. остальных шести крейсеров. Они получили по 8 орудий калибра 102 мм в четырех спаренных установках, 4 — 40-мм автомата и 8 тяжелых пулеметов. Кроме того, строившиеся 10 легких крейсеров типа «Dido» еще на стапелях превратили в корабли ПВО. Их вооружили 10 универсальными орудиями калибра 132 мм. Они вступили в строй в 1940?42 гг.

Наконец, с 1938 года началось переоборудование в корабли ПВО части старых эсминцев типов «V» и «W», а также эсминцев типа «Shakespeare».

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.233. Запросов К БД/Cache: 0 / 0