Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 18. ПРИБЛИЖЕНИЕ «БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ» В ЕВРОПЕ (1939 г.)

Глава 18. ПРИБЛИЖЕНИЕ «БОЛЬШОЙ ВОЙНЫ» В ЕВРОПЕ (1939 г.)

Гражданская война в Испании, японо-китайский конфликт и реваншистские устремления Гитлера (используя политику «свершившихся фактов» и заявляя о своем стремлении бороться с международным коммунизмом, он вынуждал Великобританию и Францию — главных гарантов «Версальской системы» устройства Европы — идти на все новые уступки), привели к дальнейшему обострению отношений между великими державами.

Бездарной попыткой разрешения непрерывно нараставших противоречий стал капитулянтский Мюнхенский договор (29?30 сентября 1938 года) и раздел Чехословакии

В связи с Мюнхенским кризисом был приведен в боевую готовность британский флот. Великобритания провела в сентябре 1938 г. мобилизацию резервистов флота (24 тысячи человек), сосредоточила корабли и оперативных базах, приступила к вооружению флотилий рыболовных траулеров, а также к комплектованию экипажей кораблей, находившихся в резерве. Кроме того, была усилена противовоздушная оборона военно-морских баз и верфей. Одновременно в состав «Home Fleet» вошли прибывшие из Средиземного моря линейные крейсеры «Hood» и «Repulse».

Правда, через десять дней мобилизацию приостановили, но осенние маневры британского флота в Северном море (сентябрь?октябрь), в которых приняли участие две трети всего состава «Home Fleet», носили явно антигерманский характер.

Британский Средиземноморский флот собрался в расширенной и модернизированной к тому времени базе Ла-Валетта на Мальте. Тогда же был разработан план авиационного налета на Таранто, реализованный через два года — 11 ноября 1940 года.

Франция провела мобилизацию своей атлантической эскадры, порты в Дюнкерке, Кале, Булони и Шербуре спешно готовились к военным действиям.

Соединенные Штаты отправили в Европу для защиты своих граждан линкор «Texas», легкие крейсеры «Philadelphiа» и «Savannah», а также эсминец «Sommers». Впрочем, после 30 сентября они вернулись в Норфолк.

***

Германия по-прежнему сохраняла видимость строгого соблюдения морского соглашения с Великобританией от 18 июня 1935 года, поскольку она еще не использовала все возможности для усиления Кригсмарине, официально предоставленные ей этим договором.

В конце декабря 1938 года британскому правительству была передана нота по этому вопросу, после чего 29 декабря в Берлине начались британо-германские переговоры. Германская делегация, основываясь на подпункте «f» договора, требовала установления паритета в суммарном тоннаже подводных лодок обеих стран, мотивируя это требование быстрым усилением Балтийского флота СССР, что, в общем, соответствовало действительности.

Кроме того, немцы информировали британцев о своем намерении начать строительство еще двух тяжелых крейсеров по 10.000 тонн, ввиду строительства в СССР как минимум 4 кораблей этого подкласса. Фактически эти два корабля (Lutzow, Seydlitz) уже давно строились под видом легких крейсеров со 150-мм орудиями.

Британская делегация дала согласие на равенство подводных сил, однако предложила, чтобы для успокоения общественного мнения достижение паритета растянулось на пять лет. Немцы отвергли это предложение. Такую же неуступчивость они проявили по вопросу тяжелых крейсеров. Англичане затронули еще и вопрос о максимальном водоизмещении линкоров, но немцы, уже планировавшие строительство кораблей типа «Н» водоизмещением 56.000 тонн, уклонились от обсуждения этого вопроса.

Тогда делегаты британского Адмиралтейства, оставив немцам свои предложения для обдумывания, 31 декабря уехали из Берлина. 18 января 1939 правительство Третьего Рейха уведомило Великобританию, что оно не приняло английские контрпредложения. Поэтому автоматически, ввиду предварительно выраженного согласия британцев, вступило в силу последнее соглашение с Германией по вопросу развития подводных сил.

Для Британии это стало неприятным новогодним сюрпризом, поскольку было вполне понятно, для кого представляет основную угрозу германский подводный флот. Аргументы, согласно которым главный противник — СССР (в строю и в постройке до 90 субмарин на Балтике), не соответствовали реальности. Как известно, борьба с подводными лодками требовала увеличения численности легких надводных сил (эсминцев, сторожевых и противолодочные кораблей), а также авиации, но никак не подводного флота. Первая мировая война показала, что наибольшую угрозу подводные лодки представляли для коммерческого судоходства.

Осуществляя ускоренное строительство малых (250 т) и средних (750 т) подводных лодок, немцы к 1 января 1939 года имели в строю и на стапелях 65 субмарин совокупным тоннажем 30.000 тонн (против 69 британских тоннажем 75.000 тонн). В рамках остающихся 45.000 тонн Германия могла построить еще 70 средних лодок в течение 3?4 лет, что позволяло им создать современный подводный флот численностью 135 единиц (фактически до 1 сентября 1939 года были заказаны 136 лодок). Используя в качестве баз германские и испанские порты, они могли довольно легко парализовать связь Британских островов с остальной частью империи.



Германская подводная лодка «U-1»

Германская подводная лодка «U-29»


Германская подводная лодка «U-37»


Германская подводная лодка «U-45»

Неудивительно, что британская пресса начала яростно требовать включения в программу развития флота на 1939 год строительство 30?50 эскортных кораблей (по 800?1000 т) для охраны конвоев.

***

В конце 1938 — начале 1939 гг. Германия также подняла вопрос о возвращении ей прежних колониальных владений в Африке (Камеруна, Намибии, Танганьики). Италия, в это же время начала дипломатический торг с Францией, относительно судьбы Туниса, Корсики, Джибути и своего (участия в наблюдательном совете Суэцкого канала. Однако неуступчивость Великобритании и Франции при покушении на их колониальные владения значительно превосходила «вялость» на европейской арене.

В марте 1938 года Германия совместно с Венгрией завершила окончательный раздел Чехословакии и вернула себе Мемель (Клайпеду), а Италия 7 апреля напала на Албанию. В обоих случаях действовали мощные эскадры этих стран. Однако у жертв агрессии отсутствовали собственные морские силы. Поэтому задачи эскадр заключались, во-первых, в демонстрации военной силы, а во-вторых, в доставке десантных войск и обеспечении их высадки.

Возврат Мемеля (22?23 марта 1939 г.)

После того, как литовцы проиграли выборы в клайпедский сеймик (11 декабря 1938 года), местные немцы выдвинули требование «возврата Мемеля (Клайпеды) в Рейх».

Одновременно вооруженные формирования местных нацистов устроили ряд антилитовских провокаций. Местное правительство, памятуя о судьбе Судетов и мюнхенском договоре, не посмело что-либо предпринять в ответ.

19 марта 1938 года в Берлине министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп потребовал от находившегося там проездом министра иностранных дел Литвы Й. Урбшыса (J. Urbszys) возврата Клайпеды (Мемеля) Германии в обмен на признание последней «особых интересов Литвы в клайпедском порту». В случае отказа Германия угрожала оккупировать всю Литву. Литовское правительство, учитывая военную слабость своего государства и отсутствие реальной поддержки со стороны Великобритании и Франции, главных гарантов сохранения статуса Клайпеды, решило уступить. Его делегаты прибыли в Берлин, где в ночь с 21 на 22 марта подписали договор о возврате Клайпеды (Мемеля) Германии.

В Мемель должны были войти пехотные и танковые части Вермахта, двигавшиеся по суше из Восточной Пруссии. Участие военно-морского флота носило в основном демонстративный характер. Оно должно было поведать миру о возрождении морской мощи Германии.

Эскадра, предназначенная для этой демонстрации, 22 марта сосредоточилась в Свинемюнде. В нее вошли броненосцы «Deutschland» (флагман), «Admiral Scheer» и «Admiral Graf Sрее», легкие крейсеры «Сoln», «Leipzig» и «Nurnberg», 17 эсминцев, 9 подводных лодок, 5 сторожевых кораблей, 12 торпедных катеров, 13 тральщиков и катеров-тральщиков. Всего 62 боевых корабля плюс 4 вспомогательных судна. На борту броненосцев и крейсеров находились подразделения морской пехоты и расчеты береговой артиллерии (около 1200 солдат).



Немецкий эсминец «Karl Galster»

Возглавил эскадру адмирал Герман Бём (Hermann Boehm). Участие в демонстрации столь крупной группировки боевых кораблей, а также присутствие на борту флагмана рейхсканцлера Адольфа Гитлера и командующего Кригсмарине, генерал-адмирала Эриха Рёдера, еще больше подняло политическое значение операции.

Во второй половине дня 22 марта корабли вышли на рейд Свинемюнде и, после того как на броненосец «Deutschland» поднялся прибывший из Штеттина Гитлер, взяли курс к Мемелю. Следующим утром эскадра прошла вдоль польского побережья и к полудню пришла на клайпедский рейд.

Корабли бросили якоря, штурмовые отряды перешли на миноносцы и тральщики, которые вошли в порт и высадили десант на береговые стенки. Оттуда морская пехота двинулась в город, куда в это же время входили сухопутные части, бурно приветствуемые местным немецким населением. Большинство литовцев спешно покинуло город и прилегающие районы.

Когда вхождение войск завершилось, на миноносце «Leopard» в порт прибыл Гитлер. Он принял военный парад, а затем произнес речь в городской ратуше и подписал документы о присоединении Мемельского края к Германии.

Вернувшись на «Deutschland», Гитлер приказал поднять на рее броненосца сигнал флагов: «Я обращаюсь к флоту. выражаю ему свою величайшую признательность за проведение этой операции». После 17.00 корабли ушли назад в Свинемюнде.

В Мемеле остались лишь тральщики и подводные лодки, как ядро будущей флотилии, которая должна была тут базироваться. Уже 24 марта Гитлер заявил, что этот порт станет базой флота и морской крепостью. До конца марта на территории будущей цитадели были развернуты 3 батареи береговой артиллерии и одна зенитная батарея. В апреле началось строительство военного аэродрома, долговременных укреплений и подземного хранилища топлива.

Обычно современные историки заявляют, что «произошла аннексия литовской Клайпеды», что это была «агрессия нацистов» и тому подобные вещи. Мы же считаем такие утверждения пропагандистским враньем.

Во-первых, Мемель сотни лет являлся частью королевства Бранденбург (Восточной Пруссии) и основную часть его населения составляли немцы. Мемель был отобран у Германии по Версальскому договору, предельно грабительскому, весь смысл которого заключался в лозунге «горе побежденным». Так что в данном случае нацисты всего лишь восстановили историческую справедливость.

Однако, во-вторых, его возврат явился прямым отрицанием Версальской системы устройства Европы. Отсюда и вопли насчет «агрессии».

Итальянское вторжение в Албанию (7?15 апреля 1939 г.)

Албания до 1912 года являлась одной из составных частей Османской империи. Но после поражения Турции в Первой балканской войне она получила независимость. 13 декабря 1924 года крупный албанский феодал Ахмед бег Зогу (Ahmed beg Zogu) совершил военный переворот и стал диктатором, а 1 сентября 1928 года провозгласил себя королем Албании.

Этот акт одобрило итальянское правительство, с которым Зогу активно сотрудничал. В 1926, 1927, 1928, 1936 годах были подписаны албано-итальянские соглашения о дружбе, сотрудничестве и военном союзе. В итоге, внешняя политика, экономика и армия Албании оказались под контролем Италии, которая постоянно вмешивалась в ее внутренние дела, а также не позволяла вести самостоятельную внешнюю политику.

В конце концов, в мае 1938 года итальянский министр иностранных дел Галеаццо Чиано предоставил Муссолини план захвата Албании. Он был разработан в связи с тем, что Италия поддержала германскую аннексию Чехословакии и получила взамен «добро» от Гитлера на оккупацию Шкиперии («Страны орлов», как сами албанцы называли свое государство).

Ввиду нависшей угрозы Зогу попытался заручиться поддержкой Великобритании, но это лишь ускорило конец его режима. 25 марта 1939 года албанское правительство получило итальянскую ноту, содержавшую требование дать согласие на ввод оккупационных войск. Через 10 дней (5 апреля) то же самое было изложено в виде ультиматума. Затем, не обращая внимания на соглашательские инициативы Зогу, готового пойти на любые уступки, Италия начала военные действия.

Албанские вооруженные силы в январе 1939 года насчитывали менее 20 тысяч человек (армия — 12.629 человек, в том числе 771 офицер; пограничники и жандармы — 6.500 человек; моряки — 141 человек). Они имели 64 пушки и 204 пулемета; авиация отсутствовала. Военно-морские силы включали 4 сторожевых катера (46 т, одна 76-мм пушка, два пулемета), 2 канонерки (бывшие немецкие тральщики по 230 тонн, одна 76-мм пушка) и королевскую яхту. Все они находились в порту Дураццо (ныне Дуррес).

Против таких вот «сил», рассеянных, к тому же, по всей стране, выступил итальянский экспедиционный корпус под командованием генерала А. Гуццони (А Guzzoni) численностью 38 тысяч человек. Он включал 2 пехотные дивизии, 4 полка берсальеров (элитные войска), подразделения фашистской милиции, батальон морской пехоты «Сан Марко» и 3 танковых батальона (150 танков, танкеток и бронеавтомобилей). Корпус погрузился в Таранто, Барии Бриндизи на суда транспортного флота, насчитывавшего до 50 единиц.

Их охрану на переходе и при высадке должна была осуществлять 1-я эскадра вице-адмирала А. Риккарди. В период операции в нее входили линкоры «Conte di Cavour» и «Giulio Cesare», тяжелые крейсеры «Fiume», «Gоriziа», «Роlа», «Zara», легкие крейсеры «Luigi Cadorna», «Duca degli Abruzzi» «Garibaldi», 4 эсминца типа «Freccia» (1480 т), 4 типа «Maestrale» (1449 т), 4 типа «Alfredo Oriani» (1568 т), 4 старых миноносца типа «Spica» (210 т), 7 вспомогательных судов.

Авиационное прикрытие вторжения обеспечивали 324 самолета воздушной эскадры «А» генерала Ф. Приколо (F. Pricolo) и 24 бортовых гидросамолета.

Экспедиционный корпус должен был высаживаться в четырех пунктах албанского побережья: в Сан-Джованни ди Медуа (Шенгин), в Дураццо (Дуррес), Валоне (Влёра) и в Санти Кваранти (Саранда). В составе корпуса были созданы 4 мобильные группы под командованием генерал Дж. Мессе, полковников Бернарди, Карасси и Скатини. Они состояли из подразделений бронеавтомобилей и мотоциклистов. После захвата плацдармов эти группы должны были устремиться к административно-хозяйственным центрам Албании — Тиране, Скутари (Шкодер), Эльбасану, Берату, Агирокастре (Гирокастра).

Одновременно легкие силы флота должны были заблокировать пролив Отранто, чтобы пресечь возможное вмешательство других стран, а линкоры и крейсеры огнем своих орудий должны были подавлять попытки сопротивления в пунктах высадки.

***

6 апреля шесть итальянских военных кораблей эвакуировали из Дурреса и Валоны несколько сот итальянских граждан. В тот же день после 14.00 из итальянских портов вышли транспорты с первым эшелоном экспедиционного корпуса (пехотная дивизия, 4 полка берсальеров, 3 танковых батальона), а около 100 самолетов совершили полеты над Дурресом, Тираной и Валоной, сбрасывая листовки с призывами не оказывать итальянцам сопротивление. Сама десантная операция началась рано утром 7 апреля.



Итальянское вторжение в Албанию

В Дурресе, самом крупном албанском порту, высаживалась группа Мессе. Между 3.30 и 4.00 утра на рейд порта вошла часть эскадры Риккарди («Giulio Cesare», 4 тяжелых крейсера и 2 легких, 7?10 эсминцев) для прикрытия и поддержки десантников. Около 4.30 эсминец «Lupo» высадил на мол несколько морских пехотинцев, которые должны были принять швартовы от приближавшегося к молу транспорта «Barletta» с пехотой на борту. Но подразделения албанского гарнизона, занявшие позиции на холмах с се верной стороны города (около 1000 солдат и до 500 жандармов) под командованием майора Б. Тсана, открыли огонь по итальянским солдатам, находившимся на палубе транспорта и на молу. Одновременно пушки албанцев (4 полевых орудия калибра 65 мм и батарея горных 75-мм орудий) обстреляла эсминец «Lupo» и транспорт «Barletta».

Застигнутые врасплох, итальянцы понесли потери и прервали высадку. Заранее сформированная авиагруппа (14 истребителей и 14 гидросамолетов-бомбардировщиков) начала бомбить и обстреливать позиции албанцев. Под их прикрытием около 5.30 на пригородных пляжах высадился второй, а спустя полчаса и третий эшелон десанта.

Но, поскольку албанские орудия стреляли все более метко и повредили уже два транспортных судна, открыли огонь итальянские крейсеры и линкор. Под прикрытием их огня в порт вошли новые транспорты, которые высадили на берег с южной стороны города подразделения пехоты, берсальеров, бронеавтомобили и артиллерийские батареи.

Это значительно улучшило ситуацию для итальянцев, поскольку части первого броска десанта залегли, а контратаки албанцев едва не сбросили их в море. Теперь же в тыл защитникам через город двинулись моторизованные подразделения (бронемашины, танкетки, мотоциклисты).

Несмотря на угрозу окружения, сопротивление албанцев не прекращалось. Не умолкали также их батареи, поскольку пушки итальянских кораблей стреляли недостаточно прицельно. Огонь албанских орудий прекратился лишь после четвертого по счету авианалета, но до того они успели повредить еще два транспорта в порту.

Подавление батарей совпало по времени с выходом к холмам моторизованных итальянских частей, что вынудило албанцев оставить занимаемые позиции. Большинство их отступило в сторону Тираны, а часть попыталась прорваться через город на юг, но эту атаку отразили итальянские 20-мм автоматические пушки, которые к тому времени установили на суше.

После 10.00 уже почти без помех началась высадка главного эшелона десанта (танки, артиллерия, берсальеры). Тем не менее, в разных частях города до полудня продолжались стычки с небольшими группами жандармов и вооруженных гражданских лиц.

Урок, полученный в Дурресе, привел к тому, что десанты в остальных портах предваряли бомбардировки с моря и воздуха. В Валоне высаживалась группа полковника Бернарди. Ее поддерживал огонь группы кораблей (линкор «Conte di Cavour», а также 3 крейсера и 3?4 эсминца, пришедшие из Дурреса). Высадка началась в 6.00. Албанские части, насчитывавшие несколько сот человек, не имели тяжелого вооружения, тем не менее они оказали отчаянное сопротивление.

Сама высадка, невзирая на огневой, численный и технический перевес итальянцев, происходила достаточно медленно и нерасторопно. Видимо, это было связано с тем, что основную часть десанта здесь составляли плохо обученные части фашистской милиции («чернорубашечники»). Сопротивление албанцев удалось подавить только после мощной авиационной и артиллерийской бомбардировки.

В Санти Кваранти высаживалась группа полковника Карасси. Ее прикрывала небольшая группа кораблей в составе легкого крейсера «Duca degli Abruzzi» и 4 эсминцев. Высадке предшествовали артиллерийский обстрел и воздушная бомбардировка города и порта, начавшиеся в 5.30. И тут немногочисленные албанские группы военнослужащих и гражданских добровольцев оказали сопротивление, подавленное итальянскими снарядами и авиабомбами.

Меньше всего подробностей известно о высадке в Сан-Джованни ди Медуа, видимо потому, что здесь албанцы оказали наиболее слабое сопротивление. В этом порту под прикрытием легкого крейсера «Luigi Cadorna» и 2?4 эсминцев высадилась группа полковника Скатини, в том числе батальон морской пехоты «Сан Марко».

К полудню 7 апреля сопротивление албанцев прекратилось. Потери итальянцев оказались невелики. В Дурресе они потеряли 11 человек убитыми и 44 ранеными, тогда как в Санти Кваранти только одного человека убитым и 10, ранеными. Данных о потерях в других портах нет.

Такой успех оказался возможен благодаря сильной поддержке со стороны авиации и тяжелых корабельных орудий.

Данных о потерях албанцев тоже нет. Известно лишь го, что они были весьма значительными. В боях за Дуррес погиб командующий крошечным албанским «флотом» контр-адмирал М. Улькинаку[45].

Развивая наступление, итальянские части тотчас двинулись вглубь страны. Тирана была занята на следующий день, а к 15 апреля итальянские войска оккупировали все основные населенные пункты страны (при этом города Корча, Кукес и Невойна захватили авиационные десанты).

После бегства Зогу и его семьи (9 апреля) марионеточное правительство Верлаччи вручило албанскую корону Виктору Эммануэлю. 14 апреля в Риме было торжественно провозглашено вхождение «королевства Албания» в состав итальянской империи на правах автономного государства. В скором будущем Албании предстояло стать плацдармом для нападения Италии на Грецию.

Выход Германии из англо-германского морского договора

Вступление частей Вермахта в Прагу в марте 1939 года окончательно доказало, что политика «умиротворения» Германии полностью провалилась. Британские власти наконец осознали необходимость вооруженного отпора агрессивным устремлениям германских нацистов и итальянских фашистов.

Поэтому, в связи с широким распространением слухов о скором нападении немцев на Польшу, Великобритания 31 марта официально заверила правительство Речи Посполитой, что она гарантирует независимость и территориальную целостность Польши. Франция заявила о таких же гарантиях 13 апреля. В этот день обе державы дали аналогичные гарантии Греции, Турции и Румынии (а не много раньше — Бельгии).



Французский минный заградитель «Pluton»

В ответ на столь решительные действия британского правительства Гитлер 28 апреля расторг морской договор от 18 июня 1935 года и соглашение от 18 июля 1937 года. Он заявил, что отныне Рейх будет соблюдать только качественные ограничения в отношении боевых характеристик кораблей основных классов.

Однако этот шаг не произвел на британское правительство особого впечатления, поскольку англичане были хорошо осведомлены о реальных возможностях германских верфей. Они знали, что для достижения паритета Кригсмарине с британским флотом немцам потребуется около 20 лет. Единственное преимущество выхода из договора для немцев состояло в том, что отныне им больше не надо было предоставлять англичанам сведения о своих военно-морских программах и о тактико-технических данных строившихся кораблей.

Одновременно Гитлер денонсировал договор с Польшей от 26 января 1934 года о ненападении.

Через два месяца (20 июня 1939 г.) последовало германо-итальянское соглашение о взаимодействия флотов обеих стран в Средиземном море. Оно напугало французов, отправивших большинство кораблей своей атлантической эскадры в западную часть Средиземного моря.

В то же время французская средиземноморская эскадра совместно с британским средиземноморским флотом сосредоточилась в восточной части Средиземного моря и в Красном море. Одновременно была усилена противовоздушная оборона и гарнизоны британских баз в Гибралтаре и на Мальте, а французы поспешно завершили строительство новой военно-морской базы в Мерс эль-Кебир под Ораном.

***

Расторжение немцами договора с Польшей ясно указывало на эту страну как на следующую жертву агрессии. Однако характер и размеры помощи, которую эти страны собирались оказать Польше, не внушали оптимизма высшему польскому командованию

Во время парижских переговоров (15?17 мая) с французским командованием, помимо прочего, обсуждался вопрос о возможности действий французского флота на немецких коммуникациях между Рейхом и Восточной Пруссией. Французы заявили, что в случае войны Балтика превратится в закрытое море, и что их действия в Гельголандской бухте нереальны.

Примерно такой же результат дали варшавские переговоры с англичанами, проходившие 23?30 мая. Британская сторона не желала посылать на Балтику никаких кораблей, мотивируя это отсутствием надлежащей базы. В грядущей войне Королевский флот должен был охранять собственные коммуникации, сражаться с немцами в Атлантике и Северном море, а также обеспечивать безопасность коммуникаций Средиземного моря (именно там должны были идти транспорты с военными грузами для Польши — транзитом через Румынию).

Завершились неудачей и попытки поляков добиться помощи в плане береговой обороны. Они хотели получить от Франции несколько батарей тяжелых орудий (калибра 240 либо 305 мм), но ничего не вышло.

Правда, англичане отправили в Польшу (через румынский порт Галац) кое-какое вооружение (6 орудий калибра 152 мм, 24 зенитные пушки 76 мм, 20 корабельных торпед калибра 533 мм, 20 авиационных торпед калибра 450 мм, 6 тралов, дрейфующие мины), но лишь в середине сентября, когда боевые действия на побережье уже завершались.

Не получило также одобрения со стороны Адмиралтейства предложение поляков об отправке для обороны польского побережья одного из старых британских мониторов типа «Erebus», вооруженного двумя 381-мм орудиями с дальностью стрельбы 23 км.

На июльской сессии британского Комитета начальников штабов был сделан вывод, что прямую помощь Польше может оказать лишь британская авиация — путем бомбардировки германских кораблей в море и в базах. С этой целью предполагалось использовать 524 самолета.

25 августа 1939 года был подписан польско-британский военный договор, однако он не смог удержать Гитлера от реализации его планов.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.215. Запросов К БД/Cache: 3 / 1