Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 19. МЯТЕЖ ГЕНЕРАЛОВ И ИСПАНСКИЙ ФЛОТ

Глава 19. МЯТЕЖ ГЕНЕРАЛОВ И ИСПАНСКИЙ ФЛОТ

Мятеж в Испании начался вечером 17 июля 1936 года после условного сигнала, переданного радиостанцией Сеуты: «Над всей Испанией чистое небо».

В этой стране, сильно отстававшей в экономическом отношении от всех других крупных стран Европы, 14 апреля 1931 года произошло свержение монархии, и была провозглашена республика. Но в последующие годы политическая обстановка в стране оставалась крайне нестабильной. Достаточно сказать, что один за другим произошли три восстания. В августе 1932 г. произошел армейский мятеж в Севилье. В январе 1933 г. вспыхнуло восстание радикалов в Барселоне, которое быстро перекинулось на другие крупные города и было с трудом подавлено правительственными войсками. В октябре 1934 г. восстали шахтеры в Астурии и анархисты в Каталонии. Эти восстания армия тоже подавила, причем весьма жестоко.

Наконец, 16 февраля 1936 года на выборах в парламент победили левые партии (республиканцы, социалисты, анархисты и коммунисты). Они сформировали коалиционное правительство (без анархистов), президентом стал левый республиканец Мануэль Асанья.

Правительство, под влиянием коммунистов и анархистов, немедленно начало проведение в стране радикальных политических и экономических реформ. Они сопровождались многочисленными конфискациями земли и другой собственности, а также актами насилия (особенно зверствовали на местах анархисты). B Испании началась, по сути дела, социальная революция: ограбление крупных и средних собственников (в деревнях нередко даже мелких); террор против «эксплуататоров и их пособников», гонения на католическую церковь. Многое из того, что там происходило, напоминало большевистскую революцию в России.

Понимая это, так называемые «эксплуататоры и их пособники» вовсе не собирались покорно ждать экспроприации своего имущества, политических прав, личной свободы и жизни. Генералы и старшие офицеры армии составили заговор с целью свержения «красного» правительства. Его возглавили генералы Хосе Санхурхо (Jose Sanjurjo), Франсиско Франко (Francisco Franco), Эмилио Мола (EmiIio Моlа) и Мануэль Годед (Manuel Goded).

Мятеж начался 17 июля в Сеуте (испанское Марокко), откуда на следующий день он распространился по всему Пиренейскому полуострову. Восстали военные гарнизоны в 12-и городах метрополии и в городах Испанского Марокко (в Мелилье, Сеуте, Тетуане). Гарнизоны Бургоса, Сарагосы и Уэски сосредоточились в Сарагосе под командованием генерала Э. Мола. Восстание в Барселоне потерпело поражение, его руководитель, генерал М. Годед, был схвачен республиканцами и расстрелян. В Севилье и Кадисе победили повстанцы.

На стороне мятежников, лидером которых после гибели генерала Санхурхо (20 июля) в авиакатастрофе, стал генерал Франсиско Франко (1892?1975), были аристократы, крупная и средняя буржуазия (включая зажиточное крестьянство), монархисты и фашисты, большая часть служителей церкви. На стороне правительства оказались рабочие и беднейшее крестьянство, значительная часть интеллигенции, государственных служащих, наемных работников коммунальных служб и сферы услуг.

***

Главной силой повстанцев была армия. В 1936 году испанские сухопутные войска насчитывали 143.600 солдат и офицеров. Из них в самой Испании, на Балеарских и Канарских островах дислоцировались 109.700 человек, а в испанском Марокко 33.900 человек (в том числе 14 тысяч — туземные марокканские войска, именуемые «regulares»; 11 тысяч — Иностранный Легион, именуемый «tercio»). В первую неделю (18?24 июля) на сторону мятежников перешли более 100 тысяч солдат и офицеров армии и гражданской гвардии (внутренних войск).

Сухопутная авиация насчитывала 277 самолетов, морская авиация — 62 машины (26 поплавковых гидросамолетов типов Martin F4A и Vickers Videbeest, 34 летающие лодки типов Macchi М18 и М41, Savoia S62; 2 автожира Cierva С30). Базами морской авиации являлись Маон (остров Менорка), Марин (Понтеведро), Сан-Хавьер (Картахена) и Прат де Лобрегат (Барселона). ВВС в основном остались верны республиканскому правительству.

***

Пиренейский полуостров с севера омывается водами Бискайского залива (Кантабрийское море), с запада — Атлантического океана, с юга и востока — Средиземного моря. Самая удобная связь с Марокко осуществляется только через Гибралтарский пролив (ширина от 14 до 45 км).

К востоку от полуострова, на удалении 83?300 км, расположен Балеарский архипелаг, а к юго-западу, в 1110?1300 км от него — Канарские острова.

Эта акватория, которой предстояло стать морским театром военных действий, имела для воюющих сторон огромное значение, поскольку ни одна из них не располагала на своей территории всем необходимым для ведения войны. Различные грузы требовалось доставлять морским путем из соседних стран, поэтому главной задачей обоих флотов неизбежно становилось обеспечение своих морских коммуникаций и блокада коммуникаций противника.

Установив контроль над Канарами, Балеарами и Гибралтарским проливом, можно было успешно заблокировать порты неприятеля, поэтому заговорщики, готовя мятеж, сильно рассчитывали на поддержку флота, который должен был обеспечить быструю переброску войск из Африки на полуостров.

Испанский военный флот (9-е место в мире по тоннажу) в июле 1936 гола имел следующий состав: линкоры «Espana» (бывший «Alfonso XIII») и «Jajme I», тяжелый крейсер «Canarias» (проходил приемные испытания); легкие крейсеры «Almirante Cervera», «Cervantes», «Libertad», «Mendez Nunes», «Republica», 12 эсминцев типа «Churrucha» (Alcala Galiano, Almirante Antequera, Almirante Ferrandiz, Almirante Miranda, Almirante Valdes, Churruca, Ciscar, Escano, Gravino, Jose Luis Diez, Lepanto, Sanchez Barcaiztegui) и 3 типа «Alsedo» (Alsedo, Lazaga, Velasco); 6 подводных лодок типа «С» (базировались в Картахене) и 6 типа «В» (базировались в Маоне); 12 номерных миноносцев (из них 5 были превращены в малые минные заградители); 16 канонерок (из них 5 в Сеуте и Мелилье); 8 кораблей охраны рыболовства, авиатранспорт «Dedalo», 2 учебных корабля и 21 вспомогательное судно.

Общее водоизмещение кораблей в строю составляло 141.429 тонн, численность их экипажей была около 11 тысяч человек, в том числе 764 офицера. В постройке находились тяжелый крейсер «Baleares», 2 эсминца типа «Churruca» (Jorge Juan, Ulloa), 2 подводные лодки типа «D» и 4 больших минных заградителя типа «Jupiter» (всего 19.972 тонны). В береговой артиллерии, организационно подчиненной флоту, насчитывалось около 150 орудий калибра от 102 до 381 мм.

Всего на кораблях, в военно-морских базах и арсеналах, а также в частях береговой обороны несли службу около 20 тысяч человек (из них около 12 тысяч — экипажи кораблей), в том числе 1233 офицера.

Испанский торговый флот насчитывал 877 судов общей грузоподъемностью 1.164.000 брт (11-е место в мире).

Главными базами флота являлись Эль-Ферроль, Кадис и Картахена; вспомогательными — Бильбао, Виго, Пальма, Сеута, Альхесирас, Малага, Маон. Кроме того, в случае необходимости корабли могли использовать коммерческие порты атлантического побережья (Сантандер, Сан-Себастьян, Хихон, Ла-Корунья), средиземноморского (Альмерия, Валенсия, Таррагона, Барселона) и африканского (Мелилья).

Самые крупные доки и верфи находились в Эль-Ферроле (Страна Басков), там строились линкоры и крейсеры. Кадис вследствие своего стратегического расположения у входа в Гибралтарский пролив служил базой испанского флота начиная с XVI века. Здесь находились военно-морские школы и учебные полигоны. На местной верфи строились канонерки, катера, вспомогательные суда. Верфь в Картахене строила эсминцы и подводные лодки. Здесь могли базироваться корабли всех классов, хотя имелись трудности с их снабжением.

На первый взгляд испанский флот казался достаточно сильным. Однако в действительности он не был готов к войне.

Во-первых, лишь часть кораблей реально находилась в строю. Остальные проходили модернизацию, ремонтировались либо достраивались. При этом нехватка средств обусловила затягивание сроков и строительства, и ремонта, и модернизации, а также низкое качество работ.

Во-вторых, техническая отсталость страны и отсутствие опыта современной войны пагубно сказались на уровне подготовки командирских кадров всех звеньев. Их профессиональный уровень был удручающе низким, что впоследствии отразилось на эффективности действий обеих сторон. Боевой подготовкой (т. е. учениями и маневрами) в испанском флоте пренебрегали; мало внимания уделяли отработке взаимодействия разнородных соединений кораблей (особенно подводных лодок с надводными кораблями), а также флота и авиации. Экипажи, как надводных кораблей, так и подводных лодок слабо владели методами использования торпедного и минного оружия.

В-третьих, среди личного состава сильно ощущалось классовое расслоение. Офицерский состав был сформирован за счет выходцев из обеспеченных классов, поэтому большей частью относился враждебно к республике, а тем более, к «левым» радикалам, чего не скрывал. Технические специалисты, представлявшие выходцев из мелкой буржуазии, в большинстве поддерживали правительство.

Среди унтер-офицеров и матросов, набиравшихся из рабочих, крестьян и мелкой буржуазии, вели оживленную политическую деятельность левые политические партии (республиканская, социалистическая и анархистская). Вследствие различий в политических взглядах, между матросами постоянно возникали серьезные конфликты, что отнюдь не способствовало единству экипажей и успешной боевой подготовке. Дисциплину в республиканском флоте вообще считали монархическим пережитком.



Линкор «Jaime I»


Тяжелый крейсер «Canarias»


Легкий крейсер «Libertad» (бывший «Principe Alfonso»)


Легкий крейсер «Mendez Nunes»

***

Первые шаги правительства свидетельствовали об его полной дезориентации. Правда, флоту было приказано предотвратить переброску войск мятежников из Марокко, но на корабли этот приказ приходил из Главного штаба ВМФ, который почти целиком поддерживал заговорщиков. Поэтому некоторые корабли заблаговременно пришли в Альхесирас именно для того, чтобы обеспечить… доставку марокканцев. Однако республикански настроенные офицеры связи из Морского министерства сообщили на эти корабли о начале мятежа и сорвали выполнение данного плана.

На суше, несмотря на то, что 70 % войск присоединились к мятежникам, их дела складывались совсем не так, как они планировали. Уже в день мятежа (18 июля) руководство двух крупнейших профсоюзов UGT и CNT призвало народные массы с оружием в руках зашивать республику.

Было срочно сформировано новое правительство Хосе Хираля, которое стало создавать свои вооруженные силы из добровольцев (отряды народной милиции). В ожесточенных боях «колонны» народной милиции затормозили наступление войск генерала Франко.

Кроме Марокко и Канарских островов, мятежники захватили острова Ивиса и Майорка (третий остров Балеар — Менорка — остался за республиканцами), провинции Наварра, Галисия, Каталония, часть Старой Кастилии; города Севилью, Кадис, Кордову, Бургос, Гранаду, Альхесирас, Эль-Ферроль и ряд других.

Однако в итоге под их контролем оказались три разные части метрополии, не связанные между собой, а также три заморские территории. Еще хуже было то, что главные ударные силы мятежников — Иностранный легион и марокканские «регулярес» (около 25 тысяч человек) — были отрезаны от полуострова, поскольку военный флот заблокировал Гибралтарский пролив. Заявления Франко, что военно-морской флот тоже перейдет на сторону восставших, поддерживая их со стороны моря», не оправдались.

Мятеж на кораблях и в базах ВМФ (18?23 июня 1936 г.)

Контакты с начальником Главного штаба ВМФ, вице-адмиралом Хавьером Сала (Javiero Sala), Франко установил еще в мае 1936 года, когда возле Канарских островов начались маневры флота — первые после длительного перерыва. Сала должен был убедить командующих соединениями кораблей принять участие в доставке войск мятежников из Марокко в метрополию.

Когда информация контрразведки об этом дошла до властей, помощник госсекретаря в Морском министерстве, генерал Ф. Матс (F. Matz) отозвал флот назад на базы, запретив ему заход в марокканские порты.

Линкор «Jaime I» и крейсеры ушли в Эль-Ферроль, эсминцы и подводные лодки типа «С» в Картахену, подлодки типа «В» в Маон (Менорка), часть канонерок — в Кадис. Остальная часть флота, не принимавшая участия в маневрах (канонерки, корабли охраны рыболовства, миноносцы, вспомогательные суда), была разбросана по портам Галисии, Балеарских островов и западноафриканского побережья.

Хотя 17 июля мятежникам удалось захватить корабли, стоявшие в портах Марокко и Канарских островов (в Сеуте и Мелилье — канонерки «Data», «Uad Quert», «Uad Lucus» и несколько транспортных судов; в Лас Пальмасе — канонерку «Arcila»), на базах и в портах Пиренейского полуострова события пошли по другому сценарию.

По мере поступления все новых сообщений о мятеже, правительство, как уже сказано выше, начало достаточно хаотично отправлять отдельные корабли и небольшие группы в Гибралтарский пролив, чтобы помешать переброске марокканских войск. Уже вечером 17 июля, после получения первого известия о восстании в Мелилье, туда из Картахены вышли эсминцы «Sanchez», «Lepanto» и «Almirante Valdes», а также 6 подводных лодок типа «С».

Эсминцы пришли в Мелилью на следующий день в полдень, но их командиры (за исключением командира «Lepanto» В. Фуэнтеса) намеревались перейти на сторону повстанцев. В свою очередь, Фуэнтес не мог выполнить приказ правительства из-за сопротивления своих офицеров. Но вскоре ситуация изменилась вследствие того, что верные республике экипажи арестовали своих офицеров и ушли из порта. Поврежденный «Almirante Valdes» (его капитан, которого силой заставили управлять кораблем, попытался выбросить его на отмель возле мола) и «Sanches» двинулись в Картахену, а «Lepanto» остался возле Мелильи. На рассвете 19 июля он сорвал первую попытку переброски марокканцев на полуостров, заставив повернуть назад транспорт «Vicente Puchol», прикрываемый канонеркой «Dato» и двумя самолетами.

18 июля пополудни с аналогичным заданием в район Сеуты отправился эсминец «Churruca», а к порту Лараче — канонерка «Laya». Экипаж последней, уяснив настроения офицеров, захватил корабль и увел его в Картахену.

Эсминец «Churruca», командир которого сумел скрыть от экипажа содержание правительственного приказа, принял на борт 100 легионеров и ушел из Сеуты, эскортируя транспорт «Ciudad de Cadiz», на котором находились еще 400 легионеров. Рано утром следующего дня оба корабля пришли в Кадис. После высадки солдат, корабли покинули порт. Уже в открытом море их тоже захватили экипажи и увели в Картахену.

В тот же день 18 июля, после получения информации о мятеже в Кадисе, туда из Эль-Ферроля были посланы легкие крейсеры «Libertad» и «Miguel de Cervantes», а из Виго — линкор «Jaime I». Их командиры, получив зашифрованный приказ от начальника службы связи Морского министерства, который был на стороне мятежников, попытались саботировать приказы правительства. Но вскоре изменилась ситуация в самом министерстве. Дежурные связисты арестовали своего начальника и стали передавать открытым текстом на корабли сообщения о фашистском мятеже.

Первыми их приняли радисты крейсеров «Libertad» и «Cervantes». Они передали эти телеграммы не командирам, а политическим вожакам экипажей («Cervantes» являлся флагманом командующего эскадрой вице-адмирала М. Миера), которые призвали офицеров подтвердить свою верность республике.

Вице-адмирал Миер (Mier) отказался подчиниться правительству (дело дошло до перестрелки на боевом мостике крейсера) и был арестован, а командование эскадрой днем 19 июля взял на себя созданный на «Libertad» Комитет защиты республики. В течение нескольких дней радиостанция крейсера передавала на другие корабли сообщения о действительной ситуации в стране, а также приказы и распоряжения. Мятежники не сумели организовать ответную радиовойну, что позволило консолидировать большинство корабельных экипажей вокруг республиканской власти.



Эсминец «Churruca»


Эсминец «Almirante Antequera»


Эсминец «Lazaga»

20 июля оба крейсера, выполняя приказ правительства, обстреляли Кадис, Сеуту и Мелилью, вступив в перестрелку с береговыми батареями мятежников.

Вечером 20 июля из Сеуты на двух паровых баркасах ушли в Альхесирас две роты «регулярес», которые оттуда направились в Кадис и Севилью.

В тот же день, после кровавой стычки со взбунтовавшимися офицерами, был захвачен своим экипажем линкор «Jaime I». Благодаря радиограмме с «Libertad», он не пошел в восставший Кадис, а прибыл 21 июля в Танжер, бывший в то время базой республиканских кораблей.

Столкновения произошли также на подводных лодках типа «С», во время их рейда в Гибралтарский пролив, после того как матросы поняли, что офицеры не выполняют приказ правительства. Последовав примеру «С-3», экипажи остальных лодок тоже арестовали своих командиров, после чего изменили курс и 22 июля пришли в Картахену.

***

Ожесточенные столкновения произошли на базах флота. В Кадисе находились крейсер «Republica» (в капитальном ремонте), канонерки «Canovas del Castillo», «Lauria» и «Zacatecas» (последняя строилась для Мексики, после начала мятежа была реквизирована франкистами и переименована в «Calvo Sotelo») и учебный корабль «Elcano».

19 июля, получив подкрепления из Марокко, переброшенные на «Churruca» и «Ciudad de Cadiz», мятежники ворвались в порт и в арсенал Каррака. 600 рабочих и матросов арсенала должны были получить оружие с канонерки «Canovas del Castillo». Этого, однако, не произошло, поскольку ее захватил десант мятежников с «Lauria», после чего оба корабля открыли огонь по арсеналу. Оборонялась также база в Сан-Фернандо (10 км от города).

Бои в этом регионе прекратились только 22 июля, а многих их участников франкисты расстреляли, в том числе капитан-лейтенантов Аскарате и Бьонди, оставшихся верными правительству.

Столь же неудачно для республиканцев закончились бои в Эль-Ферроле. Здесь находились почти законченные постройкой тяжелые крейсеры «Canarias» и «Baleares», большие минные заградители «Jupiter» и «Vulcano» (по 2100 т), ремонтировался линкор «Espana» и проходил доковый осмотр легкий крейсер «Almirante Cervera» (7475 т). Кроме того, в порту стояли эсминец «Velasco» (1044 т), канонерка «Xauen» (438 т), миноносцы № 2 и № 7 (по 180 т), минный заградитель «Contramaestre Casado».



Канонерка «Calvo Sotelo»


Канонерка «Canovas del Castillo»

Все эти корабли, за исключением «Velasco», заявили о своей верности республике, однако положение их экипажей было очень трудным, поскольку 19 июля мятежники захватили город и береговые батареи. Канонерка «Xauen» и оба миноносца смогли выйти в море, но до республиканских портов дошла только «Xauen». Миноносцам из-за нехватки топлива пришлось зайти в Пуэнтедеуме и Виверо, где их захватили франкисты, а экипажи расстреляли.

Тем временем ситуация на верфи и в арсенале все более осложнялась. Комендант арсенала, контр-адмирал Асарола, остался верным республике, но не согласился выдать оружие рабочим, что лишь ускорило падение арсенала. Затем мятежники начали обстрел находившихся на верфи кораблей.

Несмотря на обстрел, командир «Almirante Cervera», капитан-лейтенант С. Феррагут (S. Ferragut), намеревался вывести крейсер из дока. Его артиллерия повредила «Velasco» и подвергла бомбардировке арсенал, однако пулеметный огонь не позволил рабочим верфи затопить док. Кроме того, по техническим причинам корабль не мог взять топливо. «Almirante Cervera», правда, отбивал с помощью своей артиллерии атаки франкистов, но не имел возможности двигаться.

Тогда командование мятежников 21 июля передало по радио на крейсер фальшивую радиограмму от имени морского министра, который якобы приказывал Феррагуту прекратить огонь. Тот подчинился, но когда после капитуляции корабль захватили франкисты, они тут же расстреляли легковерного командира вместе с большей частью экипажа. Утром следующего дня крейсер «Cervera» открыл огонь по линкору «Espana» и заградителю «Casado», подавляя последние очаги сопротивления. После их капитуляции франкисты расстреляли многих матросов и офицеров, в том числе контр-адмирала Асарола.

Удачно для республиканцев пошли дела в Картахене, где базировалась большая часть легкого флота. Здесь также находились строившиеся эсминцы «Jorge Juan» и «Ulloa», две строившиеся подводные лодки типа «D». Военный губернатор генерал М. Кабрера, вместе с группой старших офицеров армии и флота, заявил о своей верности республике. Попытки поднять восстание на базе гидросамолетов Сан-Хавьер и в местном арсенале быстро подавили летчики, матросы и рабочие судоверфи.

В результате Картахена стала главной базой республиканского флота и оставалась ею до конца войны. Схожим образом развернулись события в Барселоне, где легко удалось подавить бунт на базе морской авиации Прат де Льобрегат.

На Балеарских островах, 20 июля, после ожесточенных боев мятежники овладели Мальоркой и захватили стоявшие в Пальме вспомогательные суда, но на Менорке они были разбиты. Экипажи подводных лодок типа «В», базировавшихся на Маон, сорвали попытки офицеров увести их в Мелилью. Стоявший в Рио Муни (испанская Экваториальная Африка) легкий крейсер «Mendez Nunez», примкнувший к мятежникам 20 июля, вышел из порта и двинулся в Эль-Ферроль. Но спустя два дня его захватили матросы. Они высадили офицеров на берег в Рио де Оро, а сами привели крейсер оттуда в Малагу лишь 20 сентября.

Таким образом, после пяти дней неразберихи, стычек и боев, испанские военно-морские силы разделились на две части. Во-первых, по-прежнему существовал республиканский флот. Он имел следующий состав: линкор «Jaime I», легкие крейсеры «Libertad», «Miguel de Cervantes» и «Mendez Nunez», 14 эсминцев (Alcala Galiano, Almirante Antequera, Almirante Ferrandiz, Almirante Miranda, Almirante Valdes, Alsedo, Churruca, Ciscar, Escano, Gravina, Jose Luis Diez, Lazaga, Lepanto, Sanchez Barcaiztegui), 6 миноносцев (№ 3, № 14, № 17, № 20, № 21, № 22; №№ 14 и 20 были переделаны в малые минные заградители), 12 подводных лодок (C-1?6, В-1?6), 5 канонерок (Laya, Tetuan, Uad Lucus, Uad Muluya, Xauen), а также несколько вспомогательных судов.

Во-вторых, возник франкистский, или «национальный» флот в следующем составе: линкор «Espana», тяжелые крейсеры «Baleares» и «Canarias», легкие крейсеры «Almirante Cervera» и «Republica» (вскоре его переименовали в «Navarra»); эсминец «Velasco», 5 миноносцев (№№ 2, 7, 9, 16, 19; два последних были переделаны в малые минные заградители), 9 канонерок (Alcazar, Arcila, Canalejas, Canovas del Castillo, Dato, Larache, Lauria, Uad Martin, Uad Quert), а также 12 вспомогательных судов.

С самого начала оба этих флота испытывали большие трудности с личным составом. Мятежникам не хватало матросов и унтер-офицеров, которые могли бы занять штатные должности на новых либо модернизируемых кораблях; республиканцам катастрофически не хватало офицеров[46]. Но вследствие того, что у франкистов кораблей было меньше, к тому часть их достраивалась либо находилась в ремонте, республиканский флот имел явный перевес.

Похожая ситуация наблюдалась и в авиации: из 277 армейских самолетов республиканцы сохранили 214 (а также 35 % офицеров и 90 % рядового состава), в морской авиации из 60 гидросамолетов и летающих лодок республиканцам принадлежали около 50.



Минный заградитель типа «Jupiter»

Приняв во внимание эти данные, можно понять, почему сначала получило распространение мнение, что подавление мятежа — вопрос всего лишь нескольких дней.

Однако на самом деле раскол в испанском обществе был очень глубок. Республиканцы допустили, по крайней мере, две серьезнейшие ошибки. Во-первых, они сильно напугали всех сколько-нибудь самостоятельных крестьян безответственными заявлениями ряда деятелей о планах коллективизации по примеру России. Во-вторых, гонения на церковь в стране, где католицизм укоренился чрезвычайно глубоко, были полным безумием. Каждая взорванная или закрытая церковь, каждый расстрелянный либо арестованный священник, каждый «раскулаченный» (то есть, просто ограбленный властями крестьянин) давали франкистам сотни новых сторонников.

Республиканской армии, несмотря на высокий моральный дух ее бойцов, столь же катастрофически, как и флоту, не хватало квалифицированных командных кадров. Кроме того, в ней тоже существовали серьезные политические противоречия между республиканцами, социалистами, коммунистами и анархистами. Среди высшего командования отсутствовало единство взглядов на цели войны, на ее стратегию и тактику.

Напротив, командование мятежников было едино в понимании конечных целей вооруженной борьбы, придерживалось единых взглядов на стратегию и тактику, а также имело единый план, хорошо координировало боевые действия на разных фронтах. Хотя своей численностью войска генерала Франко значительно уступали республиканским войскам, они воевали лучше.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.361. Запросов К БД/Cache: 3 / 1