Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 21. ДЕЙСТВИЯ НА КОММУНИКАЦИЯХ (ОКТЯБРЬ 1936 — ОКТЯБРЬ 1937 гг.)

Глава 21. ДЕЙСТВИЯ НА КОММУНИКАЦИЯХ (ОКТЯБРЬ 1936 — ОКТЯБРЬ 1937 гг.)

В связи с войной правительство испанской республики покупало оружие, снаряжение и военную технику в ряде стран (в основном, в СССР, Мексике и США). Эти грузы доставляли испанские, советские, британские, французские, голландские и норвежские суда. Создание и укрепление Испанской Народной Армии (ИНА), а также формирование добровольческих интернациональных бригад требовали непрерывного функционирования грузового конвейера[48].

Первыми советскими пароходами, прибывшими в Испанию, были «Кубань» и «Нева». 23 сентября они привезли в Аликанте продовольствие и одежду. Первым советским транспортом с оружием стал пароход «Комсомол», прибывший в Картахену из Одессы 13 октября 1936 г. Он доставил, помимо прочего, 50 танков Т-26. Следующим судном Черноморского пароходства с грузом оружия (25 истребителей И-15) был пароход «Курск», который пришел в Аликанте 2 ноября[49]. На день раньше его (1 ноября) в Бильбао прибыли пароходы «Андреев» (Балтийское пароходство) и «Турксиб» (Беломорское пароходство).

Всего за период с 13 октября 1936 г. по 1 сентября 1937 г. в республиканские порты прибыли 52 советских транспорта с военными грузами. Кроме того, корабли франкистов задержали в открытом море еще 96 советских судов, причем 3 из них они потопили.

Поставки советского оружия осуществлялись на основе советско-испанского соглашения, заключенного в сентябре 1936 года и оплачивались из золотого запаса республики, депонированного в СССР в октябре того же года (золото привезли в СССР республиканские и советские суда, которые от Картахены до Алжира шли под охраной республиканской эскадры).

Поскольку поставки оружия осуществлялись в основном по морю, постольку главной задачей республиканского флота в этот период войны стала охрана морских коммуникаций. Операции по их обеспечению часто переходили в сражения с фашистским флотом, пытавшемся перехватывать транспорты, шедшие в республиканские порты. Кроме того, республиканский флот производил рейды с целью уничтожения отдельных кораблей и небольших отрядов вражеского флота, либо с целью обстрела его баз и побережья. Иногда атакам подвергались коммерческие суда мятежников.

Под конец октября 1936 г. боевые действия шли на 4-х фронтах: северном (Астурия, Баскония) — отделенном от остальных трех; южном (Андалузия), центральном (Новая Кастилия) и восточном (Арагон). Республиканские войска в конце 1936 — начале 1937 года насчитывали около 150 тысяч бойцов (из них 20 тысяч иностранных добровольцев); войска мятежников — около 160 тысяч солдат (из них 56 тысяч итальянцев, 46 тысяч испанцев, 40 тысяч марокканцев, 10 тысяч немцев).

Провал наступления мятежников на Мадрид (6 октября — 16 ноября) привел кому, что они временно отказались от плана захвата столицы и перешли к действиям на дальних подступах к ней.

Оперативное разделение морских сип противников

В связи со стабилизацией фронтов, противники реорганизовали свои флоты для обеспечения их действий в основных оперативных зонах Средиземного моря и Атлантики.

Франкисты

В конце декабря 1936 г. флот мятежников был разделен на две части: а) Эскадру Юга и Средиземного моря; б) Эскадру Севера и Кантабрийского моря.

В первую вошли следующие корабли: тяжелые крейсеры «Baleares» и «Canarias», легкие крейсеры «Cervera» и «Republica» (второй из них проходил модернизацию), канонерки «Canalejas», «Canovas del Castillo», «Dato», миноносец № 19; несколько десятков вооруженных рыболовных траулеров. Эскадрой командовал вице-адмирал Ф. Морено (F. Moreno).

В начале 1937 года в эскадру Морено вошли 5 торпедных катеров типа «S», полученных от Германии (их назвали «Badajos», «Falange», «Oviedo», «Requete», «Toledo) и 2 итальянских катера (MAS 435, MAS 436 — переименованы в «Candida Perez» и «Javier Quiroga»).

В состав второй эскадры входили линкор «Espana», эсминец «Velasco», миноносцы № 2 и № 7, два вспомогательных крейсера, свыше 20 вооруженных рыболовных траулеров. Ею командовал капитан флота (капитан 1-ro ранга) Х. Лопес (J. Lopez).

Значительную помощь флоту франкистов оказала группа германских военно-морских специалистов (так называемая «Группа Северного моря»), состоявшая примерно из десяти офицеров и четырех десятков унтер-офицеров. Группу возглавлял капитан-лейтенант Мейер-Донер (Meyer-Donner). Она действовала в Эль-Ферроле, Кадисе и Севилье; часть ее офицеров исполняла функции советников в штабах обеих франкистских эскадр.

Немцы учили мятежников тому, как оборудовать и использовать имеющиеся корабли для постановки и траления мин, обучали экипажи торпедных катеров, исполняли обязанности специалистов по торпедному оружию, штурманскому делу и связи.

Главными задачами флот мятежников являлись: а) уничтожение судов республиканского торгового флота (блокада республиканских портов была объявлена 18 ноября 1936 г.); б) обстрел портов и побережья; в) высадка десантов. Хотя главной базой их флота считался Эль-Ферроль, большинство кораблей базировалось в районе Гибралтарского пролива (Кадис, Альхесирас, Сеута); расширялись также порты в Пальме, Польенса и Сольер на Майорке.

По обоим берегам Гибралтарского пролива с помощью немцев франкисты установили батареи тяжелых орудий. На испанской стороне (между Альхесирасом и Тарифой) появились 8 батарей 210-мм орудий, на африканской (между Сеутой и Лараче) — 4 батареи орудий калибра 210?280 мм (не считая 42-х береговых орудий в Сеуте, калибром до 280 мм).

Республиканцы

Создание Северного фронта потребовало перебросить в воды Бискайского залива часть кораблей из Средиземного моря. В течение ноября и декабря на Север ушли эсминец «Ciscar», подводные лодки «С-4» и «С-6».

Северный отряд (группа флота Кантабрийского моря) в декабре 1936 г. имел в своем составе эсминцы «Diez» и «Ciscar», миноносец № 3, канонерку «Xauen», подводные лодки «С-2», «С-4», «С-5», «С-6». Еще на Севере находился так называемый «Басконский флот». В него входили 2 флотилии сторожевиков (вооруженных рыболовных траулеров), каждая из которых насчитывала 4 корабля (1-я флотилия — «Аraba», «Bizkaya». «Guipozcoa», «Navarra», 2-я флотилия — «Donostia», «Iruna», «Gazteiz», «Santa Eulalia»). Кроме того, имелись 7 больших и 24 малых тральщика (переоборудованные рыболовные траулеры и катера), а также 2 транспортных судна («Guernica» и «Galdemas»)

Поначалу группой командовал капитан-лейтенант Наварро, а после его бегства во Францию. весной 1937 года, командующим стал капитан-лейтенант В. Фуэнтес. Помимо Бильбао, Сантандсра и Хихона, корабли группы Кантабрийского моря базировались на небольшие заливы Кастро Урдиалес, Сантона и Авилес. Возле всех пунктов базирования были устроены береговые батареи и выставлены минные заграждения.

В то же время республиканский флот в Средиземном море (командующий, капитан-лейтенант М. Буиса), не претерпел существенных изменений. В конце декабря его усилил эсминец «Gravino», вернувшийся из Касабланки; начались также работы по достройке в Картахене эсминцев «Jorge Juan» и «Ulloa». В январе 1937 года в СССР были куплены несколько торпедных катеров и катеров-охотников для охраны акватории Картахены.

С февраля 1937 года началось интенсивное обучение экипажей кораблей морскому делу и тактике. Корабли стали выходить на учебные стрельбы, учились маневрировать в строю, отрабатывалось взаимодействие с авиацией (в марте командующему флотом были подчинены 5?6 бомбардировщиков советского типа СБ).

Некоторую помощь во всем этом оказали советские специалисты, которые прибывали в Испанию с ноября 1936 года[50]. Командирами республиканских подводных лодок были назначены советские офицеры («С-1» принял капитан-лейтенант И.А. Бурмистров, «С-2» — капитан-лейтенант В.А. Егоров, «С-4» — капитан-лейтенант С.П. Лисин).

Интенсивно укреплялась береговая (381-мм орудия) и противовоздушная оборона Картахены (75-мм зенитки, самолеты-истребители И-16, убежища), усиливался ее ремонтный потенциал (доки), увеличивалась пропускная способность грузовых причалов и складов.

Вскоре Картахена стала главным перевалочным портом для грузов из СССР, здесь одновременно разгружались 3?5 транспортных судов). Однако из-за небольшой емкости складов горючего и тесноты внутреннего бассейна, Картахена не могла в должной степени обеспечивать стоянку крупных кораблей, поэтому линкор «Jaime I» в феврале 1937 г. перешел в Альмерию.

Начало блокадных действий на коммуникациях республиканцев

Советские транспорты с оружием и другими военными грузами для республики сначала самостоятельно шли вдоль африканского побережья до мыса Тенес (в 150 милях от Картахены), а оттуда под конвоем республиканских кораблей они направлялись в Картахену, Валенсию или Барселону. По мере того, как активизировали свои действия корабли франкистов, место рандеву переносилось все дальше на восток, вплоть до алжирского мыса Бон. Как правило, каждая конвойная операция сопровождалась столкновениями с кораблями противника.

После того, как национальное правительство Испании (Франко) признали Германия и Италия, с 18 ноября оно объявило блокаду республиканских портов в пределах 6-мильной прибрежной зоны. Однако великие державы отказали мятежникам в признании за ними прав воюющей стороны. Более того, Великобритания предостерегла, что она по-прежнему считает территориальными водами только 3-мильную зону, и что ее корабли будут оказывать сопротивление при попытках задержать их за пределами этой зоны.

Однако франкисты, осмелев от поддержки Германии и Италии, не собирались уступать, тем более, что корабли обоих этих стран, в соответствии с соглашениями, достигнутыми на римской встрече 17 ноября 1936 года, и, невзирая на протесты республиканского правительства, принимали непосредственное участие в блокаде. Досматривались не только суда, направлявшиеся в республиканские порты, но и вообще все грузовые суда, проходившие в обе стороны через Гибралтарский пролив.

Был также выработан следующий метод задержания судов, идущих из Черного моря. Фашистские агенты фиксировали их во время прохода через проливы Босфор и Дарданеллы и передавали эти сведения представителям итальянского флота либо авиации. Те, в свою очередь, передавали эту информацию на корабли мятежников. Основному преследованию подвергались советские и республиканские суда.

Средиземное море

Под конец октября 1936 г. боевые действия в районе восточного побережья значительно активизировались. Уже 23 октября в районе Малаги линкор «Jaime I» и крейсер «Libertad» вступили в перестрелку с крейсером «Canarias». Кораблю франкистов пришлось туго, его спас лишь налет итальянской авиации.

В начале ноября была предпринята первая попытка проведения из Касабланки эсминца «Gravina». Но во время прохода через Гибралтарский пролив группа республиканских кораблей (крейсер «Libertad» и 2 эсминца) была атакована крейсером «Canarias». В ходе боя «Libertad» получил повреждения, вследствие чего республиканские корабли вернулись в Малагу.

Используя свои крейсеры, мятежники пытались парализовать поставки оружия из Франции по суше со стороны Средиземного моря (между Порт-Боу и заливом Росас линия железной дороги проходит вблизи берега моря). 5 ноября «Canarias» обстрелял Росас, а затем высадил небольшой десант на двух моторных катерах, целью которого являлось уничтожение железнодорожного полотна. Но немедленное вмешательство каталонской милиции сорвало эту попытку.

В свою очередь республиканцы (андалузская милиция) начали наступление в районе Эстепоны, пытаясь захватить Ла-Линеа (портовый городок к северу от Гибралтара). Это наступление остановили марокканцы (1000 человек), переброшенные сюда 9 ноября из Альхесираса под конвоем крейсера «Cervera» и 5 вооруженных траулеров. На следующий день «Canarias» обстреливал Альмерию, а 17 ноября, перейдя вместе с «Cervera» в Пальму (Балеарские острова), он обстрелял залив Росас и начал блокаду Барселоны и северных портов восточного побережья.

С этого времени Балеары начали представлять все большую и большую опасность. Помимо франкистов, в свои авиационные и морские базы их превратили итальянцы. В середине ноября здесь базировались более 100 самолетов, 3 эсминца и 8 подводных лодок.

Когда 22 ноября 1936 г. из Картахены вышел отряд республиканских кораблей (линкор «Jaime I», крейсеры «Cervantes» и «Mendez Nunez»), чтобы направиться к Барселоне, то оно уже на внешнем рейде он подвергся торпедной атаке «неизвестной подлодки». «Cervantes» получил серьезное повреждение, «Mendez Nunez» сумел избежать попадания торпеды. Поскольку у франкистов в то время еще не было подводных лодок, было ясно, что это итальянская субмарина (позже выяснилось, что атаку произвела подводная лодка «Torricelli»)[51].

Аналогичный случай произошел с подводной лодкой республиканцев «С-З», которую 12 декабря в 14.30 потопила на рейде Малаги торпеда, выпущенная «неизвестной» субмариной. При этом спаслись только 3 члена ее экипажа[52].

Франкистское командование успешно использовало высокую скорость обоих своих крейсеров (33 узла), направляя их в различные пункты восточного побережья для создания обстановки непрерывной угрозы. 29?30 ноября «Canarias» подверг обстрелу Паламос, Палафругель и Эскале, а 19 декабря обстрелял залив Росас и пограничный железнодорожный туннель, повторив эту операцию 8 января совместно с «Cervera» (туннель был поврежден).

12 января мятежники предприняли попытку захватить Малагу, в связи с чем оба крейсера обстреливали порт, поддерживая наступающие части. Под их прикрытием 4 вооруженных траулера высадили в районе Эстепоны небольшой тактический десант, однако контратакой андалузской милиции десант был уничтожен, а захваченные траулеры республиканцы отбуксировали в Малагу.

Через два дня Малага, в связи с подготовкой нового десанта в Эстепоне, снова подверглась бомбардировке одновременно с моря (крейсеры «Canarias» и «Cervera», канонерки «Canovas del Castillo» и «Lauria») и с воздуха. Тогда в бой вступила республиканская авиация, которая нанесла повреждения «Cervera» (ушел на ремонт в Сеуту) и тем самым сорвала операцию. 16 и 18 января корабли мятежников обстреливали Барселону, но успешный огонь береговых батарей не позволил им уничтожить портовые резервуары с горючим.

Франкистская авиация тоже начала систематические налеты на базы республиканского флота и перевалочные порты. 15 ноября 34 немецких бомбардировщика Ju-52 бомбили Картахену, они потопили два стоявших в порту республиканских судна. 26 ноября этот порт подвергся новой бомбардировке с воздуха (8 самолетов) и с моря (крейсеры «Canarias» и «Cervera»). 19 декабря авиация противника сбросила мины на подходах к Малаге, Апьмерии, Картахене, Таррагоне и Барселоне. 11 января итальянские гидросамолеты (с гидроавианосца «Miraglia») бомбили Альмерию, а 24 февраля была подвергнута бомбежке Валенсия.

В ответ республиканские самолеты бомбили 8 декабря Кадис и Ивису, 16 января Альхесирас, а 21 января Сеуту.

Во время несения блокадной службы, начиная с 31 октября 1936 года, франкисты подвергли досмотру 33 судна (в том числе 20 советских), часть которых они задержали. Одновременно 14 февраля в итальянских портах были арестованы 7 республиканских судов.

Мятежники пошли на серьезное нарушение международного морского права, когда 14 декабря 1936 года крейсер «Canarias» потопил в открытом море, в районе Алжира, советский пароход «Комсомол».

27 декабря «неизвестная» подлодка произвела торпедную атаку республиканского судна «Magallanes», а 18 января «неопознанный» самолет в 40 милях от Барселоны сбросил бомбы на французский эсминец «Maille Breze». Это была первая атака военного корабля нейтрального государства, к счастью неудачная.

В феврале 1937 г. республиканские пароходы «Villa de Madrid» и «Сар Ferrat» затонули в результате диверсий. Агенты франкистов установили в трюмах этих судов мины с часовыми механизмами, взорвавшиеся тогда, когда они вышли в открытое море.

Бискайский залив

Здесь мобилизованные басконские траулеры несли антиблокадную службу, не пугаясь атак более сильного противника. Так, 16 ноября на траверзе Сан-Себастьяна произошла перестрелка между двумя такими сторожевиками и эсминцем «Velasco», причем корабль франкистов в итоге ушел под защиту береговых батарей. 9 января аналогичный бой с «Velasco» выдержал сторожевик «Navarra», а еще через два дня 2 басконских вооруженных траулера захватили вооруженный траулер мятежников.

В тот же день авиация республиканцев атаковала на траверзе Сан-Себастьяна линкор «Espana», налет повторился 11 января (попаданий не было) и 27 января (одно попадание в палубу). Ранее, 14 января, «Espana» и «Velasco» пытались обстрелять Бильбао, но были отогнаны огнем береговых батарей.

В декабре 1936 года погибла подводная лодка «С-5», которая после ремонта вышла в море на ходовые испытания и сразу наткнулась на два сторожевика мятежников. Не имея возможности погрузиться из-за дефектов ремонта, она приняла неравный бой и затонула от полученных повреждений.

Корабли мятежников до февраля 1937 года задержали в Бискайском заливе 6 судов (в том числе 3 советских). В ответ басконские корабли стали досматривать немецкие суда, что стало причиной серьезного инцидента. 26 декабря республиканский сторожевик задержал немецкий пароход «Palos» и отконвоировал его в Бильбао, где оно было разгружено. Тогда командующий немецким отрядом в испанских водах контр-адмирал Бём (Boehm) потребовал возврата груза и освобождения судна.

Отказ выполнить эти требования повлек за собой шантаж со стороны немцев. Легкий крейсер «Koenigsberg» попытался 2 января задержать испанский пароход «Soton», который, уходя от преследования, сел на мель возле Сантоны. Затем «Koenigsberg» задержал пароход «Marta Junquerra» и в тот же день броненосец «Admiral Graf Spee» арестовал пароход «Aragon» в районе между Альмерией и Малагой.

Бём требовал возвращения «Palos» и его груза до 8 января, а когда груз не был возвращен, он передал оба республиканских судна мятежникам. В свою очередь, республиканское правительство вынесло дело о конфискации военного груза парохода «Palos» на рассмотрение Комитета по делам невмешательства, однако без результата.

Потеря Малаги

Новое наступление франкистов на Мадрид (3?11 января 1937 года) опять закончилось неудачей, вследствие чего их командование решило сосредоточить усилия на южном фронте и нанести удар по Малаге.

Для этой операции были выделены около 40 тысяч солдат (из них 20 тысяч итальянцев) под командованием генерала Г. Квейпо де Льяно (G. Queipo de Llano).

С моря наступление должны были поддерживать силы флота (крейсеры «Baleares», «Canarias» и «Cervera», миноносец № 19, канонерки «Canalejas» и «Canovas del Castillo», несколько вооруженных траулеров).

Республиканские силы, защищавшие город, насчитывали около 40 тысяч бойцов милиции под командованием полковника Вильяба (Villaba).

Боевые действия начались 18 января бомбардировкой порта авиацией франкистов. Они наступали на Малагу с запада, юга и востока, захватив 22 января Марбелью, а спустя четыре дня — Альхаму. На этом испанские части выдохлись, и потребовалось ввести в бой итальянцев.

Отряд кораблей, который должен был поддерживать огнем войска, наступавшие в прибрежной полосе, находился в Альхесирасе, причем от атак республиканского флота его должны были защищать (разумеется, неофициально) броненосец «Admiral Graf Spee», легкий крейсер «Coln» и 7 итальянских подлодок.

2 февраля в бой вступила немногочисленная республиканская авиация, разбомбив под Монтельей автоколонну противника и подвергнув бомбежке «Canarias». Спустя два дня республиканские самолеты атаковали выходившие из Гибралтара британские корабли (3 линкора и 2 дивизиона эсминцев), ошибочно полагая, что это корабли мятежников. Из пяти бомб, сброшенных на «Royal Oak», три упали рядом с кораблем, но, к счастью, не причинили никакого вреда.

Наступление на Малагу началось 5 февраля, после подхода итальянских частей генерала М. Роатта. Франкистские крейсеры, маневрируя на рейде, подвергли обстрелу позиции республиканцев и альмерийское шоссе. С моря их прикрывали немецкие корабли. В это время канонерки и траулеры, двигаясь вдоль берега, непосредственно поддерживали наступавшие части и, кроме того, высадили тактический десант в тылу защитников города. Десант захватил Фуэнхиролу; 6 февраля итальянцы взяли Альмохию и Кольменар, а еще через день — Велес-Малагу, отрезав тем самым город от идущих из Мотриля подкреплений.

После этого началась поспешная эвакуация республиканцев по альмерийскому шоссе и по морю, на рыбацких лодках. Панику увеличил шквальный огонь (7?8 февраля), который вели по городу и его окрестностям крейсеры франкистов.

Отряд республиканских кораблей, вышедший 5 февраля из Картахены («Jaime I», «Libertad», «Mendez Nunez», несколько эсминцев), ввиду провокационных маневров немецких и итальянских кораблей не решился провести атаку.

Вечером 8 февраля итальянцы и франкисты взяли Малагу, через два дня они заняли Мотриль, а 14 февраля фронт установился по линии Альбуньол — Оргива (Albunol — Orgiva). В порту мятежникам достался гидрографический корабль «Artabro» и 2 вооруженных траулера; еще 1 траулер и 2 вооруженных катера были затоплены экипажами.

Вскоре Малага стала удобной базой франкистского флота, благодаря которой он смог усилить блокаду как республиканского побережья, так и Гибралтарского пролива.

Правда, потерю Малаги в какой-то степени компенсировали победы республиканцев в битвах на реке Харама (Jarama) 6?27 февраля и под Гвадалахарой (Guadalajara) 8?20 марта.

Установление контроля за морскими и сухопутными границами Испании

Уже в декабре 1936 года Комитет по делам невмешательства (КДН), созданный Лигой Наций, постановил представить обеим воюющим сторонам проект контроля сухопутных и морских границ Испании. Целью этой акции являлось пресечение идущего в страну потока добровольцев, оружия и военного снаряжения. 23 февраля 1937 года, после долгой процедуры обсуждения, Великобритания, Франция, Германия, Италия, СССР и Португалия подписали в Лондоне соответствующее соглашение.

Согласно ему, вдоль всего периметра испанского побережья вводилась 10-мильная патрульная зона, где должны были нести службу военные корабли упомянутых государств.

Создавались также 10 контрольных пунктов для досмотра судов, следующих в Испанию: Дувр, Шербур, Брест, Ле Вердон, Лиссабон, Мадейра, Гибралтар, Оран, Сеута, Марсель. Итальянские и германские корабли должны были патрулировать республиканское побережье; французские, британские, советские и португальские — берега территории мятежников.

Были определены пять зон патрулирования: от испано-французской границы до Коруньи (британский и португальский флоты), от Коруньи до границы с Португалией (французский и советский флоты), от границы с Португалией до Гибралтара (французский флот), от Гибралтара до Альмерии (британский флот), от Альмерии до границы с Францией (итальянский и германский флоты).

Осуществление контроля должен был начаться 6 марта. Однако 27 февраля СССР отказался от участия в этом мероприятии, в результате чего потребовалось провести необходимую корректировку плана[53].

8 марта новый план был принят, а 12 марта при КДН было создано Бюро невмешательства для руководства аппаратом контроля морских и сухопутных границ Испании. Его председателем стал голландец, вице-адмирал Ван Дульм (Van Dulm), а генеральным секретарем англичанин Ф. Хемминг (F. Heming). Были определены 8 зон и 10 пунктов морского контроля, а также 6 зон сухопутного.

Вопреки протестам республиканского правительства, которое заявило, что Испания, как суверенное государство, имеет полное право закупать оружие и военное снаряжение за границей, в ночь с 19 на 20 апреля контроль морских и сухопутных границ Испании был введен. Государства, в нем участвующие, выделили следующие силы для несения патрульной службы:

Великобритания

Зона 1 (линейный крейсер «Hood» и 5 эсминцев);

Зона 3 (тяжелый крейсер «Devonshire» и 9 эсминцев);

Франция

Зона 2 (3 эсминца);

Зона 6 (4 эсминца, эскортный корабль, минный заградитель);

Зона 7 (легкий крейсер «Jean de Vienne», 3 эсминца, эскортный корабль);

Германия

Зона 4 (броненосец «Admiral Graf Spee», легкие крейсеры «Coln» и «Leipzig», 4 эсминца, 6?8 сторожевиков);

Италия

Зоны 5 и 8 (легкий крейсер «Quarto», 5 эсминцев).

30 апреля правительства скандинавских стран обратились в КДН с просьбой, чтобы корабли, патрулирующие испанские воды, охраняли их суда от атак мятежников, однако Комитет не принял никакого решения по этому вопросу.

Контроль не оправдал возлагавшихся на него надежд, более того, он лишь углубил недоверие республиканского правительства по отношению к Великобритании и Франции, чьи корабли достаточно небрежно выполняли свои обязанности.



Зоны контроля морских границ Испании

В отличие от них, корабли Германии и Италии несли свою службу весьма усердно, так что контроль превратился в блокаду в пользу мятежников.

Действия на морских коммуникациях

Бискайский залив

Новые неудачи под Мадридом склонили генерала Франко к очередному изменению военных планов. На этот раз он направил главный удар против Басконии и Астурии. где находилась большая часть шахт и промышленных предприятий Испании (район Бильбао). Их захват значительно ухудшал экономическое и политическое положение республики. Для наступления на Страну Басков были предназначены испанские части (корпус генерала Наварро), итальянский корпус, немецкий Легион Кондор, почти вся авиация и артиллерия франкистов (всего 50.000 человек, 250 орудий, 60 танков, 200 самолетов).

Силы басконских республиканцев состояли из 4 дивизий национального Корпуса Эускади (43.000 человек, 46 орудий, 15 самолетов, 12 танков).

В связи с наступлением, в конце февраля в Бискайский залив прибыли тяжелые крейсеры мятежников «Baleares» и «Canarias», а в середине марта пришел легкий крейсер «Cervera». Кроме них, сюда же пришли большие минные заградители «Jupiter» (в марте) и «Vulcano» (в июле). Эти силы повели борьбу с республиканским торговым флотом и с иностранными транспортами, идущими в кантабрийские порты.

6 марта «Canarias» и «Velasco» атаковали на траверзе мыса Мачичако (район Бильбао) небольшой республиканский конвой — пароход «Galdemes», шедший под охраной эсминца «Diez», сторожевиков «Navarra» и «Donostia». После неравного боя, во время которого «Navarra» погиб, а поврежденные «Diez» и «Donostia» укрылись в Байонне и Ла-Рошели, пароход «Galdemes» был отконвоирован в Пасахес.

Чувствительной потерей для басков (особенно для их авиации) стало задержание крейсером «Canarias» спустя два дня в 100 милях к северу от Бильбао республиканского теплохода «Маr Cantabrico», шедшего из Мексики с грузом оружия и военного снаряжения (в том числе он вез 47 самолетов).

Теплоход загорелся в результате обстрела с крейсера и стал взывать по радио о помощи. Чтобы ввести противника в заблуждение, радист называл свой теплоход британским судном «Adda», вследствие чего к нему поспешили из французского порта Сен-Жан-де-Люз (St. Jean de Luz) 2 британских эсминца и еще 2 эсминца из Коруньи (La Corona). Обнаружив, что на самом деле это республиканское судно, эсминцы повернули обратно, а на теплоход «Маr Cantabrico» высадилась с «Canarias» призовая команда. Она потушила пожар, после чего теплоход был отконвоирован в Эль-Ферроль. Там франкисты расстреляли весь экипаж, а теплоход переоборудовали во вспомогательный крейсер.

30 марта на подходе к Сантандеру линкор «Espana» попытался задержать эсминец «Diez», возвращавшийся из Байонны после ремонта. Началась перестрелка, но республиканский корабль искусно маневрировал, благодаря чему избежал попаданий, оторвался от преследователя и благополучно прибыл в Сантандер.

На следующий день генерал Мола начал наступление против Страны Басков (Республика Эускади). Отрабатывая на практике новые тактические приемы, самолеты Легиона Кондор подвергли ковровой бомбардировке город Дуранго, где погибли около 2 тысяч жителей. Поддерживая наступление своих войск, линкор «Espana» и канонерка «Lauria» 3 апреля обстреливали прибрежную полосу восточнее Лекветио (Lequetio).

6 апреля мятежники объявили об установлении полной блокады Бильбао, но британское правительство ее не признало. Поэтому британский флот конвоировал коммерческие суда под английским флагом до границы трехмильной зоны территориальных вод, где охрану брали на себя республиканские корабли и береговые батареи[54]. Попытки задержания этих судов франкистами привели к нескольким инцидентам, самые известные из которых произошли 23?25 апреля.

23 апреля в 14 милях от Бильбао, крейсер «Canarias» и сторожевик «Galerna» попытались задержать три британских парохода («Мас Gregor», «Hamsterley» и «Standbrook»), шедшие под охраной линейного крейсера «Hood» и эсминца «Firedrake». Британские корабли открыли предупредительный огонь. В результате, во-первых, кораблям мятежников пришлось уйти ни с чем; во-вторых, спустя несколько часов в этот порт беспрепятственно прошли еще два британских судна. 25 апреля крейсер «Cervera» пытался задержать в районе мыса Кабо Майор британский пароход «Oakgrove», но вынужден был удалиться после вмешательства тяжелого крейсера «Shropshire».

Действия Королевского флота были полностью оправданы, поскольку флот франкистов систематически нарушал положения международного права. Например, 28 марта их корабли атаковали и повредили во французских территориальных водах республиканское судно «Маr Caspio», севшее на мель в устье реки Адур; через два дня они обстреляли в Бискайском заливе британский пароход «Magdalene», 6 апреля потопили в районе Бильбао французский пароход «Andras», а на следующий день — датский пароход «Adra».

Эти акты агрессии привели к тому, что французское правительство приказало своим кораблям оказывать помощь торговым судам всех стран в случае их задержания «чужими» кораблями как в территориальных водах Франции, так и в открытом море. Благодаря решительным действиям англичан и французов морская блокада несколько ослабла (например, 13 апреля в Бильбао вошли 19 республиканских судов и 6 британских). Правительство Франко даже выразило официальный протест против вмешательства британских кораблей (26 апреля).

Однако ослабление блокады не изменило положения на сухопутном фронте. Армия Страны Басков и особенно авиация были слишком слабы для того, чтобы успешно противостоять массированным налетам германских и итальянских бомбардировщиков, воевавших на стороне мятежников. Так, 20 апреля они бомбили Бильбао, при этом получила повреждения подводная лодка «С-6», стоявшая в порту на ремонте. А 26 апреля 1937 г. они безжалостно сравняли с землей старую столицу басков Гернику. Под бомбами погибли 1654 человека, еще 889 были ранены.

***

30 апреля 1937 года «национальный флот» франкистов понес тяжелую потерю. В тот день линкор «Espana» и эсминец «Velasco» пытались задержать в 3-х милях от Сантандера британский пароход «Knitsley». Подвергшись обстрелу, он вызвал по радио помощь — и она была оказана в виде 5 республиканских бомбардировщиков СБ, вылетевших с аэродрома в Сантандере.

По стечению обстоятельств их бомбы упали именно тогда (около 9.00), когда «Espana», совершая маневр, зацепил кормой мину, скорее всего, установленную самими мятежниками. Взрыв мины вызвал значительные повреждения, и линкор затонул в течение 30 минут. Баски после этого долгое время пребывали в счастливой уверенности, что это их авиация потопила «Espana». Напуганный случившимся, командир «Velasco» подобрал из воды только офицеров и поспешно удрал в Эль-Ферроль. Около 600 матросов (из экипажа численностью 854 человека) спасли местные рыбаки и сторожевик франкистов «Ciudad de Palma».

Средиземное море

После перебазирования большей части своего флота в Бискайский залив, франкисты могли использовать на Средиземноморском ТВД только авиацию и мины.

Воздушные налеты начались 19 февраля и первой их целью стал порт Альмерия, где стоял линкор «Jaime I». 5 марта авиация мятежников повредила республиканское грузовое судно «Legazpi», а 10 марта в 90 милях от Менорки она атаковала французское пассажирское судно «Djebel Antar». 13 марта мятежники бомбили аэродром Сабадель под Барселоной и в море возле Майорки, британские эсминцы «Havock» и «Gipsy» (впрочем, безуспешно). 6 апреля их самолеты атаковали возле мыса Сан-Антонио британский эсминец «Gallant». В апреле и в мае франкисты бомбили также Порт Боу, Альмерию, Кастельон-де-ла-Плана, Валенсию и Картахену.

Что касается мин, то 25 февраля вблизи мыса Креус подорвался на мине британский теплоход «Llandovery Castle», но все же он смог своим ходом дойти до Порт-Вендреса. 6 марта после подрыва на мине затонул недалеко от Барселоны греческий танкер «Loukia». Тоже в начале марта в районе мыса Креус подорвался на мине французский пароход «Marie Therese le Borgue», но ему удалось своим ходом дойти до Паламоса.

Большинство республиканских кораблей в это время находилось на ремонте, чем объясняется их низкая боевая активность. Так, 4 марта 6 эсминцев обстреляли Сеуту. Примерно тогда же вышла на боевое патрулирование в район Пальмы подводная лодка «С-1». Однако ее плачевное техническое состояние (в частности, утечка топлива из цистерн) привело к тому, что лодка быстро вернулась в Картахену.

Только в конце марта наступило оживление. 27 марта республиканские корабли обстреляли Малагу и Мотриль, 29 марта — Малагу, Мотриль и Мелилью, на следующий день — Ивису и Сольер. В ответ командование национального флота незамедлительно отправило в Средиземное море крейсеры «Canarias» и «Baleares».

В связи с их прибытием правительство республиканцев потребовало от М. Буисы, чтобы он дал генеральное морское сражение. Однако это было весьма трудной задачей, поскольку франкисты избегали столкновений с кораблями республиканцев, направляя все свои силы на борьбу с торговым флотом. Поэтому Буиса решил выманить противника путем обстрелов их портов. 5 апреля была подвергнута бомбардировке Сеута, на следующий день Сеута и Альхесирас. Тем не менее, франкисты и далее избегали прямых столкновений, ограничившись рейдами к республиканскому побережью. Например, 14 апреля они обстреляли Таррагону.

***

Только очередной рейд республиканской эскадры привел к сражению между двумя флотами. Вечером 15 апреля из Картахены вышли крейсеры «Libertad» и «Mendez Nunez», а также 5 эсминцев, к которым на рассвете следующего дня примкнули прибывшие из Альмерии линкор «Jaime I» и еще 2 эсминца. Эскадра взяла курс на Малагу.

Около полудня Буиса разделил корабли: «Jaime I», оба крейсера и 5 эсминцев пошли обстреливать Мотриль, Торрос, Альмунекар и Салобренью, а 2 оставшихся эсминца — Малагу. Обстрел производился с дистанции в пределах 7,5?13 км, причем ответный огонь вела расположенная в районе Мотриля батарея 150-мм орудий.

Иначе сложилась ситуация возле Малаги. Обстреливавшие город эсминцы были атакованы 6 торпедными катерами мятежников. Им пришлось прервать обстрел и вступить в бой с катерами, чтобы отогнать их прочь. Но когда они возобновили огонь, катера атаковали снова и вынудили их уйти в открытое море. Около 15.00 эсминцы присоединились к эскадре.



Бой в районе Малага — Картахена 16?17 апреля 1937 года

Тогда Буиса решил атаковать Малагу всеми силами. Но когда его корабли подошли к исходному рубежу, их атаковали бомбардировщики франкистов. Не имевшая авиационного прикрытия истребителей, республиканская эскадра повернула к Картахене.

Линкор «Jaime I» с двумя эсминцами около 20.00 отделился от эскадры и пошел в Альмерию. Все побережье было затемнено, навигация происходила только по приборам и в итоге линкор сел на мель около маяка Сабинал. Сообщение об этом Буиса получил под утро; оно вызвало у него вполне понятное беспокойство. Тем более, что за эскадрой постоянно следили разведывательные самолеты мятежников и германский легкий крейсер «Leipzig». Для уточнения обстановки Буиса отправил к Альмерии эсминец «Sanchez».

В то время как остальная эскадра шла в Картахену, последний в строю корабль (эсминец «Lepanto») был обстрелян с крейсера «Canarias». Как потом оказалось, оба тяжелых крейсера франкистов подошли к Картахене, чтобы тут дождаться возвращения республиканской эскадры и атаковать ее у входа в порт, когда у противника будет уже подходить к концу запас топлива и снарядов.

Судя по всему, данные о передвижениях кораблей республиканцев им передавал германский крейсер «Leipzig». «Canarias» должен был послужить приманкой: отступая, отвеса и корабли противника за пределы действия береговых батарей, под огонь орудий стоявшего дальше в море «Baleares», после чего оба крейсера, используя свою 203-мм артиллерию, решили бы исход сражения в свою пользу.

Но этот план не сработал. Буиса бросил свои 4 эсминца в торпедную атаку, прикрыв их огнем с крейсеров, а когда «Canarias» отошел дальше в море, Буиса приказал прервать преследование, невзирая на ропот вошедших в азарт экипажей.

Тем временем линкор «Jaime I» стащили с мели буксиры из Альмерии, которым помогали эсминцы, и вошел в порт. Возвращавшийся с этим известием эсминец «Sanchez» подвергся на внешнем рейде Картахены обстрелу с «Canarias», который снова приблизился к порту.

Поскольку крейсеры республиканцев уже вошли в порт, командир флотилии эсминцев В. Рамирес решил провести торпедную атаку. «Canarias», увидев, что его атакуют только эсминцы, пошел на сближение, но тут в бой вступила береговая батарея, которая двумя-тремя залпами 381-мм орудий заставила его повернуть назад.

К эсминцам присоединились оба крейсера, снова вышедшие из порта, однако мятежники, не принимая боя, поспешно ушли в море. Республиканские самолеты (6 бомбардировщиков) в связи с техосмотром двигателей не смогли атаковать уходящего противника. Таким образом, первое после длительного перерыва прямое столкновение обоих флотов закончилось ничем.

***

Главной задачей республиканского флота и дальше оставалось сопровождение транспортов из СССР. 5 мая «Libertad», «Mendez Nunez» и 6 эсминцев успешно провели в Картахену судно «Cabo Palos», доставившее, помимо прочего, 4 торпедных катера типа «Г-5». Из них была сформирована группа (командир Н.Л. Каневский), которая базировалась в небольшой гавани Портман под Картахеной.

Корабли мятежников продолжали охотиться за торговыми судами в Гибралтарском проливе. За период с 3 по 23 марта 1937 года они задержали в этом районе и конфисковали 30 судов с военными грузами для республиканцев. Более того, чтобы вообще прекратить торговые отношения других стран с республикой, франкисты пошли даже на то, чтобы задерживать и заставлять разгружаться в Сеуте суда, перевозившие плоды цитрусовых (4 датских, 2 норвежских и 2 голландских судна).

Были также совершены несколько воздушных налетов на порты республиканцев (в частности, 21 мая три бомбы повредили «Jaime I», в связи с чем он ушел на ремонт в Картахену), а 28 апреля «Canarias» и «Baleares» совершили налет на Валенсию, обстреляв город и порт.

7 мая столкнулись друг с другом торпедные катера франкистов «Candida Peres» и «Javier Quiroga», при этом второй из них затонул. Тогда итальянский флот передал мятежникам еще два торпедных катера, MAS-100 («Napoles») и MAS-223 («Sicilia»), Кроме того, в конце апреля франкисты получили первые подводные лодки — «Torricelli» (была названа «General Mola») и «Archimede» («General Sanjurjo»), которые с 12 мая начали боевое патрулирование.

Одновременно авиация франкистов продолжала минирование подходов к портам. 13 мая на одной из таких мин возле Альмерии подорвался британский эсминец «Hunter», получивший тяжелые повреждения (погибли 8 членов экипажа, 14 были ранены). Республиканский эсминец «Lazaga» отбуксировал его в Альмерию. Туда пришел за ним британский легкий крейсер «Arethusa» и увел на ремонт в Гибралтар.

***

3 мая 1937 года анархисты устроили в Барселоне антиправительственный путч, который правительственные войска подавили после четырех дней боев.

Этот путч вызвал правительственный кризис. Кабинет Ларго Кабальеро пал, новое правительство возглавил Хуан Негрин (Juan Negrin). 18 мая было создано Министерство Народной Обороны, шефом которого стал Индалезио Прето (Indalecio Prieto). Оно объединило три прежних министерства — военное, флота и авиации. Смена кабинета усилила центральную власть (были устранены анархисты), обеспечила укрепление Испанской Народной Армии (единое руководство), а также облегчила организацию единого военного хозяйства.

Инциденты с германскими кораблями в Средиземном море

24 мая 1937 года 5 республиканских бомбардировщиков совершили налет на Пальму (Балеарские острова), подвергнув бомбардировке порт. Несколько бомб упали вблизи итальянских кораблей — крейсера «Quarto», эсминца «Mirabello», транспортов «Barletta» и «Nevona».

Два дня спустя, во время следующего налета, по ошибке были сброшены бомбы на «Quarto» и «Barletta». Одна из них взорвалась в кают-компании транспорта (являвшегося плавбазой дивизиона торпедных катеров), убив 6 и ранив еще несколько офицеров.

29 мая отряд республиканских кораблей (крейсеры «Libertad» и «Mendez Nunez», 6 эсминцев) вышла из Картахены, чтобы встретить в районе Алжира республиканское судно «Magallanes», идущее из СССР с грузом оружия. Перед выходом в море было получено сообщение, что самолет-разведчик франкистов засек транспорт на траверзе мыса Бон.

Чтобы связать силы противника и не позволить им перехватить «Magalannes», Буиса решил провести отвлекающий обстрел порта на острове Ивиса, надеясь тем самым привлечь в этот район корабли франкистов, а затем под покровом ночи изменить курс и уйти к месту встречи. В атаке на Ивису должно было также участвовать звено бомбардировщиков. Около 19.00 отряд Буисы подошел к острову. В соответствии с планом, 2-я полуфлотилия эсминцев (3 корабля) отделилась от основной группы и с дистанции 5,5?7,5 км открыла огонь по порту. По данным разведки, в порту не было никаких кораблей. Между тем там стояли германские корабли: броненосец «Deutschland», миноносец «Leopard» и танкер «Neptun». Опознав «Deutschland», Буиса, чтобы избежать международных осложнений, прервал обстрел, обвал эсминцы, и после их возвращения двинулся на встречу с транспортом.

Однако по ряду причин, авиацию обо всех этих обстоятельствах уведомить не смогли. Два бомбардировщика СБ уже находились в воздухе. Когда после 19.00 они появились над портом, то в сумерках приняли однотрубный броненосец «Deutschland» за крейсер «Canarias», тоже однотрубный. В этом заблуждении их укрепили сами немцы, которые открыли по самолетам зенитный огонь.

Во время бомбежки две бомбы попали в броненосец, а две другие взорвались поблизости от него. Одна из них пробила палубу и взорвалась в кубрике. Погибли 23 человека, 83 были ранены (8 из них умерли позже), кораблю пришлось уйти на ремонт в Гибралтар.

Тем временем «Magallanes» на рассвете 30 мая встретился с республиканским отрядом и под его защитой двинулся в Картахену. В ночь с 30 на 31 мая в районе базы республиканские корабли встретились с броненосцем «Admiral Scheer» и 3 миноносцами. Опасаясь торпедной атаки республиканских эсминцев, шедших на левом фланге, немцы осветили свои флаги прожекторами. На следующий день итальянская авиация трижды бомбила порт, повредив ремонтировавшийся там крейсер «Cervantes» и потеряв при этом 2 самолета.

Бомбардировка броненосца «Deutschland» вызвала достаточно серьезные последствия. Гитлер созвал 30 мая чрезвычайное заседание правительства, которое решило в качестве ответа бомбардировать Альмерию. Уже утром 31 мая германский отряд («Admiral Scheer» и 4 миноносца) обстрелял город с дистанции 9,2?11 км. За 30 минут они выпустили 200 снарядов, в том числе 60 калибра 280 мм.

Береговая артиллерия исправно отвечала, она произвела 70 выстрелов из орудий калибра от 75 до 105 мм, однако не добилась ни одного попадания. Правда, немцы поставили дымовую завесу. В результате обстрела погибли 24 городских жителя, около 100 получили ранения, были разрушены несколько десятков строений, в том числе почти весь портовый квартал.

Кроме того, германское правительство заявило, что временно выходит из международного контроля морских границ Испании, однако и дальше будет блокировать ее побережье. При этом немецкие корабли получили приказ открывать огонь по любому республиканскому кораблю или самолету, который попытается к ним приблизиться.

Обстрел Альмерии вызвал бурю возмущения по всей Европе. Но вскоре, а именно 15 июня, германский легкий крейсер «Leipzig» подвергся в районе алжирского порта Оран атаке со стороны неизвестной подводной лодки, которая в течение 35 минут (с 9.25 по 9.58) выпустила в него 3 три торпеды. Все они прошли мимо. Второй раз этот же крейсер был атакован через три дня (в 3.37 ночи). От торпеды он увернулся, но в ходе маневрирования получил удар в подводную часть корпуса (видимо, столкнулся с подводной лодкой, либо не взорвалась попавшая в него торпеда).

Немцы, конечно же, обвинили в этой атаке республиканское правительство и, невзирая на его протест (во время атаки все правительственные подлодки находились в портах), потребовали от остальных держав проведения совместной карательной акции (вроде той, что они устроили в Альмерии), а также, чтобы испанское правительство выдало все свои подводные лодки. Поскольку Великобритания и Франция категорически отказались принять участие в подобном мероприятии, Германия и Италия с 23 июня отказались от участия в морском контроле.

«Неизвестные» (как позже выяснилось, франкистские) подводные лодки действовали также против республиканского торгового флота. Так, 1 июня они потопили в 50 милях от Барселоны теплоход «Ciudad de Ваrсеlоnа» (это сделала лодка «General Sanjurjo»), а 26 июня в 30 милях от Аликанте судно «Саbо Palos» стало жертвой субмарины «General Моlа».

В ответ каталонское правительство заявило 10 июня о формировании противолодочной флотилии района Каталонии. Аналогичное решение двумя днями позже приняло центральное правительство, которое создало противолодочную флотилию в районе Картахены.

Обе воюющие стороны действовали в июне довольно вяло. 7?8 и 27 июня крейсеры «Canarias» и «Baleares» обстреливали Паламос, Сан-Фелиу-де-Гиксольс, Калелью и Сагунто, а республиканские корабли (2 эсминца) 9 июня обстреляли Сеуту.

В июне республиканский флот понес серьезные потери. Сначала 6 июня транспорт «Magallanes», который снова отправился в СССР за оружием, протаранил во время смены курса охранявший его эсминец «Galiano». Это произошло примерно в 45 милях от африканского берега. Потеряв радиосвязь с транспортом, командование республиканского флота послало на разведку самолет. Экипаж самолета принял серьезно поврежденный эсминец за крейсер мятежников, в связи с чем было послано звено бомбардировщиков, едва не разбомбившее незадачливые корабли. Но в конце концов подошли четыре эсминца и успешно отбуксировали оба поврежденных корабля назад в Картахену.

17 июня, около полудня, на ремонтировавшемся в Картахене линкоре «Jaime I» произошел взрыв пороха в одном из погребов, а вспыхнувший от этого пожар вызвал детонацию снарядов зенитной артиллерии. Срочное затопление остальных погребов спасло корабль от полного уничтожения, однако он сел на дно гавани с креном на правый борт. На линкоре погибли (по разным данным) от 80 до 170 человек и еще 150?200 получили ранения или ожоги.

Причиной взрыва, скорее всего, стала не диверсия, а неосторожное обращение с боеприпасами. Так республиканский флот потерял свой самый сильный корабль, поскольку до окончания войны никакие ремонтные работы на нем уже не производились.

У мятежников 18 июня в Малаге погиб в результате пожара торпедный катер «Falange».

Падение Бильбао и Сантандера

Несмотря на июньские победы под Уэской и Гвадараммой, облегчившие положение республиканской армии, ситуация на северном фронте в целом оставалась очень тяжелой. Мятежники перешли здесь в наступление и 21 июня взяли Бильбао (при этом погиб республиканский сторожевик «Аraba», а сторожевики «Iruna» и «Gazteiz» попали в руки противника).

Развивая успех, франкисты повели наступление на Сантандер, но 5 июля были остановлены под Кастро — Урдиалес. В прибрежной зоне это наступление поддерживали крейсеры «Canarias», «Baleares» и «Сегvега», поскольку, используя развязанную итальянцами подводную войну на коммуникациях в Средиземном море. командование франкистов смогло направить в Бискайский залив основные силы своего флота.

После падения Бильбао республиканские корабли перебазировались в Сантандер. В этом порту не было ни запасов топлива, ни ремонтных средств, ни зенитных батарей. Несмотря на это, эсминцы «Diez» и «Ciscar» при поддержке сторожевиков решали поставленные перед ними задачи; охраняли побережье от высадки десантов, конвоировали суда, идущие в Хихон и Сантандер. Республиканские подлодки тоже пытались ослабить блокаду, безуспешно атакуя крейсеры мятежников (в частности, «Cervera» был неоднократно атакован лодкой «С-6», но из-за скверного качества торпед все атаки оказались напрасными).

Ввиду массированных авианалетов, а также многочисленных расправ франкистов с жителями захваченных ими городов, басконское правительство решилось на эвакуацию значительной населения, обратившись за помощью к великим державам. 3 июля британское правительство информировало франкистов и басконские власти, что оно удовлетворит эту просьбу и что британский флот обеспечит охрану судов, проводящих эвакуацию (до конца июля англичане вывезли более 12 тысяч человек, преимущественно женщин и детей). Французское правительство тоже объявило о своей помощи.

Одновременно, учитывая угрозу быстро приближающегося падения басконской автономной Республики Эускади, республиканцы начали вывозить в заграничные банки золото и государственные ценности.

Трудному положению республиканцев на севере могли помочь лишь решительные действия на других фронтах, прежде всего на центральном участке. Поэтому 5 июля началось наступление в районе Брунете, которое вынудило франкистов на месяц приостановить действия против Сантандера. А с 27 июля обозначился перерыв в боевых действиях, который обе стороны использовали для мобилизации резервов и подготовки последующих наступлений.

В это время в Бискайском заливе продолжалась борьба с блокадой мятежников (так, между 13 и 27 июля их корабли задержали три британских парохода — «Molton», «Mirapanu», «Candleston Castle»). Например, 1 августа, после боя с «Canarias», эсминцам Фуэнтеса удалось провести в Хихон танкер «Valetta» и насколько судов с продовольствием и углем. Спустя два дня оба эсминца угрозой торпедной атаки отогнали «Canarias», преследовавший республиканский танкер «Campuzano».

Третий такой бой произошел 14 августа в районе Хихона, где эсминец «Ciscar» атаковал минный заградитель «Jupiter» и сторожевик «Ciudad de Cadiz», несшие блокадную службу. Бой закончился серьезным повреждением заградителя «Jupiter», но никак не повлиял на ослабление блокады. Кроме того, на следующий день республиканский самолет нанес незначительные повреждения крейсеру «Cervera».

14 августа мятежники, подтянув резервы, начали штурм Сантандера и захватили его 26 августа. После этого республиканские корабли перешли в Хихон. Уже с первых дней здесь они стали объектом непрерывных атак франкистских бомбардировщиков. 16 августа они повредили два британских судна, стоявших на рейде, а 27 августа еще три. Двумя днями раньше (25-го) в результате очередной бомбежки получили повреждения эсминец «Diez» и подводные лодки «С-2» и «С-4».

Ввиду невозможности ремонтных работ в Хихоне, эти субмарины ночью 26 августа прорвались через патрули мятежников и прибыли на французские верфи («С-2» в Брест, «С-4» в Бордо). Эсминец «Diez» 1 сентября пришел в Фалмут (Великобритания). В Бордо пришли также сторожевики «Guizpocoa» и «Bizcaya», и тральщик «Ipareko-lzara»[55].

«Неограниченная подводная война» по-итальянски

В течение июля и августа 1937 года участились нападения «неизвестных» подводных лодок и самолетов на торговые суда, не только направлявшиеся в порты республиканской части Испании, но также проходившие через Гибралтарский пролив или выходящие из пролива Дарданеллы. Атакам подвергались и военные корабли, несшие патрульную службу в испанских водах. Нападения происходили в следующих районах:

1) В Сицилийском проливе и у берегов Алжира были атакованы 11 судов (из них 3 потоплены);

2) В Эгейском море нападениям подверглись 7 судов (из них 3 были потоплены;

3) У восточного побережья Испании атакам подверглись 9 судов (1 потоплено) и 2 военных корабля;

4) У северного побережья Испания были атакованы 3 судна.

Всего 30 судов, 7 из которых погибли.

Государственная принадлежность нападающих официально не была установлена, но все понимали, что эти атаки совершали итальянские и франкистские подводные лодки и самолеты.

Инициатором подобных действий, как выяснилось позже, был Муссолини, который 5 августа приказал начать охоту за торговыми судами, курсировавшими между советскими и республиканскими портами. Охотой занялись несколько итальянских субмарин, патрулировавших в районе мыса Матапан, между мысами Бон и Лилибео, а также между мысом Спартивенто и африканским берегом. Еще 6 лодок должны были заблокировать Барселону, Валенсию и Картахену. Кроме того, 4 эсминца действовали в Сицилийском проливе.

В общей сложности из состава итальянского флота в «борьбе с контрабандой» участвовали 56 подводных лодок (из них в августе — сентябре 1937 г. 20), 32 эсминца (в указанный период 27), 3 тяжелых и 7 легких крейсеров, канонерка «Eritrea» и до 100 самолетов.

Список их жертв является достаточно длинным. Так, 7 июля в районе Барселоны было торпедировано британское судно «Cid»; 30 июля у берегов Франции республиканское судно «Andutz Mendi»; 14 августа в районе Картахены республиканский эсминец Churruca» (его отбуксировал на базу эсминец «Antequera»). На следующий день возле острова Тенедос было потоплено республиканское судно «Ciudad de Cadiz».

Кроме того, 16 августа в том же районе (но ближе к полуострову Галлиполи) было потоплено республиканское судно «Mar Negro», а через три дня республиканское судно «Armuru». 30 августа в районе Алжира был потоплен советский пароход «Тимирязев». Следующими жертвами итальянских подводных лодок стали советский пароход «Благоев» (1 сентября в Эгейском море), и британский пароход «Woodford» (в тот же день в районе Валенсии). В ночь с 1 на 2 сентября подводная лодка «Iride» атаковала британский эсминец «Havock». 2 сентября возле Сантандера «неизвестная» лодка, действуя в надводном положении, пыталась заставить идти в Бильбао республиканское судно «Nuestra Senora del Carmen», однако без успеха.

Надводные корабли потопили 12 августа в Сицилийском проливе республиканский танкер «Campeador» (эсминцы «Ostro» и «Saetta»), 13 августа было потоплено республиканское судно «Conde de Abasolo» (эсминец «Turbine»); 14 августа в том же районе получил серьезные повреждения панамский пароход «George Мас-Knight» (эсминец «Freccia»).

В этот же период самолеты совершили 8 налетов на коммерческие суда, потопив 12 августа в районе Барселоны одно из них, датское судно «Edith».

Ввиду этих пиратских акций 19 августа республиканское правительство выразило официальный протест, направленный, вследствие отсутствия определенного адресата, народам Европы и Америки, а также обратилось 25 августа в Лигу Наций с просьбой созвать чрезвычайную сессию Совета Лиги для рассмотрения вопроса об агрессивных действиях итальянских кораблей.

Британское и французское правительства усилили свои эскадры на этом ТВД и заявили, что их корабли будут уничтожать любую подводную лодку «уклоняющуюся от объявления своей национальной принадлежности и без предупреждения открывать огонь по каждому самолету, приближающемуся к военному кораблю, либо атакующему гражданское судно».

Правительство СССР направило 6 сентября итальянскому правительству ноту протеста и требование компенсации в связи с потоплением двух советских судов. Итальянское правительство отвергло обвинение в том, что именно итальянские лодки потопили эти суда, однако с 15 сентября, после консультаций с Германией, решило соблюдать «большую осторожность при торпедировании большевистских судов».

Одновременно под франкистские флаги были переданы еще 2 подводные лодки — в качестве аргумента, что нападения совершают именно франкисты. Так в конце сентября во флоте мятежников появились еще две субмарины — «Gonzales Lopes» (бывшая «Ferraris») и «Aguibar Zablada» (бывшая «Galilei»)[56].

Не исключено, что часть перечисленных атак могли совершить и немецкие подводные лодки. В испанских водах в августе — сентябре 1937 года находились 8 «у-ботов» (U-14, U-19, U-25, U-26, U-28, U-30, U-31, U-36). Они базировались в Сеуте, заходили на Канарские острова и в Понта Дельгада (Азоры). Их плавбазами служили 4 транспортных судна — «August Schultze», «Liselotte Essberger», «Neptun» и «Wallin».

Конференция в Нионе

Возмущение, вызванное пиратскими действиями итальянских подводных лодок, вылилось в решительный дипломатический демарш Великобритании, Франции и СССР.

Эти государства 10 сентября 1937 года созвали в Нионе под Женевой конференцию по вопросу безопасности судоходства в Средиземном море. В ней также приняли участие Болгария, Египет, Греция, Румыния, Турция и Югославия. Италия и Германия от участия в конференции отказались, а представителей республиканской Испании туда не пригласили.

Конференция отказала обоим испанским правительствам в признании прав воюющих сторон и заявила, что они не имеют никаких полномочий для контроля торгового судоходства. Делегат СССР Максим Литвинов, не произнося слова «Италия», тем не менее обвинил ее в государственном пиратстве».

Нападения на гражданские суда были признаны пиратством, в связи с чем участники конференции получили право «предпринимать любые действия, признанные необходимыми для охраны своего торгового судоходства и против всякого рода нежелательного вмешательства в открытом море».

14 сентября был подписан договор об охране торгового судоходства в Средиземном море, содержавший 7 статей. Участники договора обязались охранять своими вооруженными силами любое торговое судно, за исключением судов сторон, участвующих в испанском конфликте (статья 1). Любая подлодка, атакующая гражданское судно с нарушением четвертой части первого Лондонского договора (1930 г.), подлежала уничтожению (ст. 2), даже если она не была «поймана с поличным», а просто находилась рядом с тем местом, где погибло судно (ст. 3).

Контроль за выполнением этих решений в Средиземном море к западу от Мальты был возложен на Великобританию и Францию (за исключением Тирренского моря), а в восточной части (за исключением Адриатики) — на всех участников договора в своих территориальных водах, на Францию и Великобританию — в открытом море (ст. 4).

Передвижения подводных лодок стран-участниц должны были осуществляться только в надводном положении и в сопровождении надводного корабля (ст. 5); были определены маршруты для движения гражданских судов (ст. 6) и ограничено право военных кораблей ходить по этим маршрутами (ст.7).

17 сентября в Нионе был подписан дополнительный протокол о совместных действиях по защите торгового судоходства от нападений авиации и надводных кораблей.

Кроме того, Великобритания и Франция, пытаясь добиться присоединения Италии к этому договору, созвали 21 сентября в Париже конференцию экспертов. Она закончилась успешно, поскольку 30 сентября Италия вынуждена была подписать соглашение по вопросу охраны гражданского судоходства в Тирренском море и в Адриатике. Для несения патрульной службы предназначались эсминцы, миноносцы и гидросамолеты.

Великобритания и Франция усилили свое присутствие в указанных акваториях дополнительными кораблями. Так, французы дополнительно задействовали отряд вице-адмирала Эстеви (Estevy), в составе 22-х эсминцев, гидроавианосца «Commandant Teste» и 30 гидросамолетов. Англичане направили легкий крейсер «Cairo», 9 эсминцев и несколько десятков гидросамолетов (частично базировавшихся на Мальте, частично на плавбазе «Cyclops»).

Падение Северного фронта

Бискайский залив

Когда 1 сентября мятежники предприняли новое наступление с целью окончательного захвата Астурии, их флот и авиация начали плотную блокаду единственного порта, оставшегося у республиканцев — Хихона. 7 сентября в этом районе был сбит французский транспортный самолет, на следующий день задержано британское судно «Stanwald», 21 сентября подвергся авианалету британский эсминец «Fearless».

Борьба с блокадой требовала таких сил и средств, которых у республиканского правительства просто не было, а базировавшиеся на севере корабли, хотя и действовали по мере сил и возможностей, но сделать могли немногое ввиду явного преимущества противника на море и в воздухе. Разве что в начале сентября подводная лодка «С-6» потопила торпедой миноносец мятежников № 7, обстреливавший Хихон.

Требовалось как можно быстрее вернуть на ТВД корабли, ремонтировавшиеся во Франции и Великобритании. Но там среди экипажей активно работали агенты франкистов. Когда эсминец «Diez» вышел в конце сентября из Фалмута, с него дезертировали 66 человек. Офицеры подводной лодки «С-4», стоявшей в Ле-Вердоне, открыто перешли на сторону Франко и вдобавок попытались угнать из Бреста лодку «С-2», ремонт которой подходил к концу.

19 сентября командир «С-4» Аррас (Harras) вместе с тремя своими офицерами прибыл на «С-2». Увидев, что на лодке присутствуют всего лишь 9 членов экипажа, они запугали их, а затем предложили командиру «С-2» Х.Л. Феррандо 3 миллиона песет за переход на сторону Франко. Когда тот отказался, Харрас попытался принудить корабельного механика Табуса запустить дизель-моторы. Произошло столкновение, во время которого погиб один из предателей, а остальные сбежали, уведя с собой Феррандо и Табуса.

Французская полиция пустилась в погоню, захватила нападавших и освободила заложников. Замешательство, вызванное этим происшествием, а также мелкий саботаж привели к тому, что ремонт обеих субмарин затянулся до начала 1938 года.

В первых числах октября 1937 года стало ясно, что падение Хихона — вопрос нескольких дней. Теперь республиканские корабли занимались в основном охраной британских и французских транспортных судов, эвакуировавших из Хихона гражданское население. В открытом море эту функцию брали на себя британские и французские военные корабли.

Хихон, подвергавшийся ежедневным бомбежкам франкистской авиации, больше не мог служить базой для кораблей. 18 октября, во время очередного налета были повреждены эсминцы «Ciscar» и «Diez», а также подводная лодка «С-6». Ввиду отсутствия возможности перехода в какой-нибудь французский порт для ремонта, на следующий день «Ciscar» был затоплен своим экипажем прямо в порту, а «С-6» вышла из порта и была затоплена на рейде с помощью зарядов взрывчатки.

«Diez» по инициативе своего командира Х.Х. Кастро, 20 сентября прорвался через блокаду мятежников и ушел в Бордо. Вместе с ним во французские порты ушли несколько сторожевиков, вспомогательных тральщиков и торговых судов. Это произошло вовремя, В ту же ночь в Хихоне произошел мятеж, который возглавил командир местного гарнизона. Мятежники захватили весь город, а на следующий день в него вошли части франкистов.

В порту в их руки, кроме затопленного «Ciscar», попали поврежденный миноносец № 3 и несколько сторожевиков (среди них «Santa Eulalia»). В первом квартале 1938 г. они подняли эсминец «Ciscar» и отвели его на ремонт в Эль-Ферроль.

С падением Хихона рухнул и северный фронт, хотя бои в Астурии продолжались еще несколько дней. Республика потеряла важнейшие центры тяжелой промышленности и оружейного производства, а также более 100 тысяч солдат убитыми, взятыми в плен, либо интернированными во Франции. Кроме того, было потеряно много военного снаряжения.

Средиземное море

Вследствие того, что основная часть его сил была занята в Бискайском заливе, действия франкистского флота на этом ТВД сводились к блокаде Гибралтарского пролива и к авианалетам с Балеарских островов на республиканское побережье. Время от времени сюда также приходили тяжелые крейсеры и вели охоту на республиканские конвои.

За период с 18 июля по 30 октября были задержаны, либо подверглись нападению 11 торговых судов, шедших без охраны, из них 4 потоплены.

Так, 19 сентября корабли франкистов потопили панамский пароход «Reina», 24 сентября в районе Барселоны их самолет разбомбил французский пароход «Oued Mel!ah», который затонул, а 30 сентября в том же районе при аналогичных обстоятельствах был потоплен британский пароход «Jean Weems».

Агенты франкистов 27 сентября захватили шедший из Севастополя в Валенсию республиканский пароход «Саbо Sacratif» и привели его в Неаполь.

Нападения производились и на военные корабли англичан и французов. Например, 4 октября британский эсминец «Basilisk» атаковала «неизвестная» подлодка (скорее всего это была U-24), а 24 сентября в результате бомбежки самолетами в Форнельсе на Менорке был потоплен французский противолодочный корабль С-91.

10 октября канонерки «Dato» и «Canovas del Castillo» атаковали в районе Алжира республиканское судно «Саbо Santo Tome», идущее из Одессы в Барселону с грузом боеприпасов и военного снаряжения. В ходе артиллерийского поединка (судно было вооружено двумя орудиями калибра 100 мм) на «Саbо Santo Tome» вспыхнул сильный пожар, затем взорвались перевозимые боеприпасы, и судно затонуло.

Базировавшиеся на Балеарах итальянские самолеты предпринимали массированные налеты на восточное побережье. 11?12 июля они бомбили Барселону, Валенсию, Аликанте и прибрежную железнодорожную линию, 28 июля — Барселону, а 3 октября — Валенсию. В ответ республиканские самолеты 7 октября бомбили итальянский аэродром в Пальме.

Как уже упоминалось, деятельность крейсеров мятежников была спорадической и сводилась к обстрелу портов (22 июля «Canarias» обстрелял Барселону) и к охоте за конвоями. Крейсеры использовали дальнобойность своей артиллерии, стараясь уничтожать транспортные суда на максимальных дистанциях, чтобы избежать прямых столкновений с кораблями охранения.

***

Одно из наиболее серьезных конвойных сражений состоялось 7 сентября в районе Алжира. Республиканский отряд под командованием М. Буисы, в составе крейсеров «Libertad» и «Mendez Nunez», эсминцев «Antequera», «Escano», «Gravina», «Jorge Juan», «Lepanto», «Miranda», «Valdes», конвоировавший идущие из СССР транспорты «Аldесса» и «Antonio», был атакован двумя тяжелыми крейсерами.

Произошел бой, в котором республиканский флот проявил волю к борьбе, но также показал недостаточную выучку личного состава, слабую подготовку командных кадров и неумение взаимодействовать с авиацией.

Конвой был обнаружен разведывательным самолетом франкистов в 8.35. В это время транспорты и крейсеры шли кильватерной колонной, слева от них шли 3 эсминца, справа — 4. Около 10.00 транспорты подверглись обстрелу снарядами крупного калибра, что на других кораблях приняли за разрывы авиабомб (сигнальщики все внимание уделили разведывательному самолету и невнимательно оглядывали морские просторы).

Вскоре, однако, они заметили приближавшийся справа крейсер мятежников, вследствие чего все военные корабли одновременным повернули вправо, чтобы заслонить транспорты и дать им возможность продолжать путь в Картахену, а затем пошли на сближение. Около 10.20 было установлено, что крейсер противника — это «Baleares», который к тому времени перенес огонь с транспортов на «Libertad».

В свою очередь около 10.40 оба республиканских крейсера открыли огонь с дистанции 16 км. После трех залпов снаряды «Libertad» попали в «Baleares». Крейсер мятежников отклонился вправо, а затем, увеличив скорость, вышел из зоны обстрела и сам прекратил огонь. Отряд продолжил погоню, но вскоре перестал стрелять, поскольку «Baleares» оторвался от преследования.

В это время «Aldecca» и «Antonio» шли вдоль африканского берега, направляясь к мысу Тенес. Вопреки предложениям советского советника (капитан-лейтенанта Н.Е. Басистого), Буиса продолжал погоню, в результате чего потерял связь с транспортами. Когда в конце концов он решил вернуться, то транспорты уже не удалось обнаружить (как позже выяснилось, они вошли во французские территориальные воды, а затем повернули к Алжиру).

Во время этих поисков республиканские корабли были атакованы фашистской авиацией, но не получили никаких повреждений. Около 17.20 в районе мыса Тенес отряд снова наткнулся на «Baleares», но он не принял боя и после обмена несколькими выстрелами ушел дальше в море.

Позже выяснилось, что в акции принимали участие оба тяжелых крейсера мятежников. «Baleares» должен был отвлечь корабли охранения от транспортов, а «Canarias» атаковать их и потопить. Но поскольку транспорты свернули со своего курса, «Canarias» не нашел их и присоединился к своему брату-близнецу, после чего крейсеры вновь атаковали республиканскую эскадру. «Baleares» теперь обстреливал «Mendez Nunez», а «Canarias» — «Libertad», причем после нескольких залпов оба добились попаданий.

Чтобы избежать поражения, Буиса начал маневрировать своими крейсерами и затребовал у Картахены авиационную поддержку. Однако республиканские бомбардировщики не смогли опознать противника среди сражающихся кораблей и, опасаясь разбомбить свои корабли, улетели назад.

Тогда Буиса направил в торпедную атаку эсминцы, ранее находившиеся за линией огня (4 атаковали «Canarias», 3 — «Baleares»). Когда, несмотря на шквальный огонь, эсминцы приблизились к крейсерам франкистов на расстояние 18,5 км, те прекратили огонь и полным ходом покинули место боя.

Хотя это столкновение завершилось тактическим успехом республиканцев, в оперативном плане они его проиграли, поскольку главная цель операции — сопровождение транспортов до самой Картахены — не была достигнута.

Похоже проходил бой ночью 17 сентября в районе Барселоны между крейсером «Canarias» и республиканским конвоем (3 транспорта и 3 эсминца). За 15?20 минут до наступления сумерек «Canarias» обстрелял конвой. В атаку против него устремились эсминцы «Antequera», «Gravina» и «Sanches». Они выпустили торпеды, но не попали, зато в ходе погони в наступивших сумерках потеряли контакт с охраняемыми транспортами. Утром их нашел «Canarias», одно судно потопил, а два отконвоировал в Пальму.

В начале октября 3 торпедных катера, охранявшие поврежденное республиканское судно в районе Аликанте, были атакованы бомбардировщиком мятежников. Слабое вооружение катеров (2 пулемета) не позволило им дать отпор. Бомбардировщик отогнал катера, повредив один, а транспортное судно загнал на мель.

***

До конца ноября количественный состав флотов противников мало изменился. Кроме потерянных на Севере кораблей, при неизвестных обстоятельствах в ноябре погиб один из 4 республиканских торпедных катеров, зато вступил в строй эсминец «Jorge Juan» (в сентябре).

В то же время из катеров-охотников типа «МО-2» и мобилизованных рыбацких судов 21 сентября была сформирована третья по счету флотилия противолодочной обороны (в районе Валенсии).

11 октября итальянцы передали мятежникам во временное пользование две следующие подводные лодки. Это были «Iride» (названная мятежниками «Моlа II») и «Onice» («Sanjurjo II»).

Впрочем, их передача (как и предыдущих субмарин) носила чисто формальный характер, поскольку сменились только названия и флаги. Экипажи остались итальянские, сами лодки находились в оперативном подчинении штаба итальянского флота. «Национальная» флотилия подлодок базировалась в Соллере на Майорке.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.291. Запросов К БД/Cache: 3 / 1