Главная / Библиотека / Военно-морское соперничество и конфликты 1919 — 1939 /
/ ЧАСТЬ V ЯПОНО-KИTAЙCKAЯ ВОИНА / ГЛАВА 24. ДЕЙСТВИЯ ФЛОТОВ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ВОЙНЫ (АВГУСТ 1937 — ОКТЯБРЬ 1938 гг.)

Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

ГЛАВА 24. ДЕЙСТВИЯ ФЛОТОВ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ВОЙНЫ (АВГУСТ 1937 — ОКТЯБРЬ 1938 гг.)

ГЛАВА 24. ДЕЙСТВИЯ ФЛОТОВ НА ПЕРВОМ ЭТАПЕ ВОЙНЫ (АВГУСТ 1937 — ОКТЯБРЬ 1938 гг.)

Начало боевых действий

Чтобы создать повод для войны, японская военщина спровоцировала вооруженный инцидент в городке Люгоуцзяо, в 12 км к юго-западу от Пекина.

В ночь с 7 на 8 июля под предлогом «учений», подразделения японского гарнизона обстреляли размещенный в этом районе китайский пехотный полк. Утром японцы заявили, что, дескать, это китайцы стреляли по ним и пошли в атаку на китайские казармы. Однако она не принесла желаемого результата. Тогда японцы предложили китайцам перемирие, а сами стали готовиться к серьезным боям.

Собрав необходимые силы (40 тысяч солдат, до 120 орудий, 150 танков и бронемашин, около 120 самолетов), японцы начали массированное наступление. 30 июля они захватили Пекин, на следующий день взяли Тяньцзинь и Таку, после чего двинулись вдоль железнодорожных линий на запад и юг.

Конечной целью этого наступления с севера являлся захват провинций Хубэй, Шаньдунь, Шанси, Сычуань, Чжахар и создание на их территории марионеточного государства. Овладение к концу июля районом Пекин Тяньцзинь ускорило начало операции на шанхайско-нанкинском направлении, где решающую роль призван был сыграть императорский флот.

Взятие Шанхая

Приказ о штурме Шанхая тоже предварил спровоцированный японцами 9 августа вооруженный инцидент в районе аэродрома Хунчжао, во время которого погибли офицер и матрос из японского отряда, расквартированного в международной концессии.

Японцы заявили, что в качестве «наказания» за это убийство, они захватят город силами данного отряда (около 2 тысяч солдат) при поддержке десанта морской пехоты (4 тысячи солдат), который высадился 11 августа с кораблей 3-го флота в шанхайском районе Хонгкью (Hongkiu).

Шанхай должен был стать плацдармом для похода к Нанкину — в том случае, если правительство Чан Кайши не согласится на отторжение северных провинций Китая в форме очередного марионеточного государства.

Как уже упоминалось выше, японские силы в Шанхае были расквартированы на территории международной концессии (район Хонгкью и район Янцзепу), а также в казармах возле Северного вокзала. Эта территория была неудобной в оперативном отношении, для улучшения положения требовалось овладеть территорией к востоку от железнодорожной линии Шанхай — Усун.

Китайские власти по соглашению от 5 мая 1932 года держали в городе лишь охранные подразделения (около 10 тысяч солдат). Поэтому в ожидании столкновений оно перебросило сюда две исходные дивизии (№ 87 и № 88). 12?13 августа эти части заняли позиции в районе Северного вокзала, а также к северу от кварталов Хонгкью и Янцзепу, и в порту Усун.

На аэродромах, расположенных вокруг Шанхая и Нанкина, были сосредоточены до 100 китайских военных самолетов, которые составили 3 авиагруппы.

Одновременно в Шанхай прибыли все корабли 1-й эскадры (из Фучжоу) и часть кораблей 3-й эскадры (из Циндао; при этом для блокирования входа в Циндао китайцы затопили на фарватере старые канонерки «Czu Ju» и «Jung Hsiang» вместе с миноносцем «Tung An»).

Вскоре, однако, корабли обеих эскадр, ввиду подавляющего перевеса флота и авиации противника, отошли вверх по Янцзы (крейсеры, миноносцы, большинство канонерок) и вверх по Хуанпу (сторожевик, несколько торпедных катеров).

Возле Шанхая находились уже более 50 японских кораблей. Чтобы преградить им путь вверх по рекам, 11 августа в районе Цзянцзин (в 160 км к западу от Шанхая), а тремя днями позже на траверзе французской концессии, китайцы затопили более 60 старых военных кораблей, коммерческих судов и джонок.

В частности, возле Цзянцзина были затоплены списанные крейсеры «Hai Czi», «Hai Czou», «Hai Jung», «Hai Sben», «Tung Czi», плавбазы гидросамолетов «Ten Szeng» и «Nei Szeng. Кроме них, водную преграду составляли 28 грузовых судов. На реке Хуанпу китайцы затопили 6 японских пароходов, реквизированных ими в Шанхае, а также 20 больших джонок.

В шанхайский порт вошли и стали на якорь возле международной и французской концессий британские корабли (тяжелые крейсеры «Cumberland» и «Suffolk», легкий крейсер «Danae», 5 эсминцев), американские (тяжелый крейсер «Augusta», одна канонерка) и французские (2 канонерки).

***

Бои начались 13 августа, около 10.00, с атаки японской морской пехоты на китайские позиции к северо-западу от Северного вокзала. На следующий день обе стороны ввели в бой авиацию. 15 августа китайцы произвели массированный налет (около 40 самолетов) на японские позиции в международном квартале и на корабли, стоявшие на реке.

Однако слабая подготовка пилотов привела к тому, что большая часть сброшенных бомб взорвалась в жилых районах, вызвав значительные жертвы среди мирного населения (около 500 убитых и 900 раненых). Лишь несколько бомб упали среди кораблей, повредив эсминец и канонерку.

Уже на следующий день, в ответ на китайский налет, вице-адмирал Хасегава перевел авианосец «Kaga» поближе к порту Усун, благодаря чему японцы добились полного господства в шанхайском небе.

На земле их дела шли менее успешно. Здесь китайские контратаки остановили наступление японцев. Если бы не артиллерийская поддержка с кораблей, вошедших в Хуанпу и ставших на якорь вдоль набережной квартала Хонгкью, то подразделения морской пехоты были бы сброшены в реку.

На ее правом берегу, в китайском квартале Путун (Putung), заняли оборону против возможного десанта добровольческие отряды, сформированные из полицейских, студентов и жителей Шанхая. Однако они несли напрасные потери от огня крейсера «Izumo» (бортовой залп — 4 орудия 203 мм и 4 орудия 152 мм).

Командование обороны Шанхая решило устранить эту занозу. Но самолеты, атаковавшие крейсер 14 и 16 августа, не попали в него ни одной бомбой.

***

Тогда оно применило торпедные катера. Это было рискованное решение: атаковать крейсер предстояло на узкой реке (ширина не более одного километра), проходя под мостами, огибая затопленные корабли, под огнем не только кораблей, но и полевых батарей японцев.

Благоприятными обстоятельствами служили ночная мгла и совпадение времени ее проведения с наступлением подразделений 88-й дивизии на японские позиции, что должно было отвлечь внимание противника от реки. Атаку поручили 4 торпедным катерам (№№ 1, 2, 3, 4). Два первых (водоизмещение 14 тонн) были английской постройки, два следующих (18 тонн) — итальянской. Вооружение каждого катера составляли две торпеды калибра 450 мм и 2 пулемета, они могли развивать ход до 43 узлов (80 км/час), однако на реке это было ни к чему.



Атака китайских торпедных катеров на японский крейсер «Izumo» 17 августа 1937 года

Вечером 17 августа, около 19.30, катера отошли от пристани в Нандао (река Сучжоу, южный приток Хуанпу). Но вскоре на катере № 4 произошла поломка двигателей, поэтому он в операции не участвовал. Спустились сумерки, катера шли на малых оборотах вниз по реке, ориентируясь по зареву пожаров. Оставаясь незамеченными противником, они дошли до впадения Сучжоу в Хуанпу. Здесь они, повернув направо, развили ход около 40 узлов и строем фронта устремились к «Izumo», стоявшему на якоре примерно в 2-х км от них.

Около 23.00 японцы обнаружили катера и открыли по ним огонь. В этот же момент катера выпустили торпеды, целясь в силуэт крейсера, стоявшего поперек лечения реки Японский снаряды потопили катер № 1 еще во время атаки. Катер № 2, поворачивая назад, попал на мель и был расстрелян артиллерийским огнем. Катер № 3, у которого, видимо, было повреждено рулевое управление либо убит рулевой, на полной ходу врезался в каменную набережную и, разбившись, затонул возле правого берега.

Из пяти выпущенных торпед одна попала в левый берег перед японским консульством; еще две, поставленные на слишком большую глубину, утонули. Две остальные застряли в противоторпедной сети, натянутой вдоль бортов «Izumo» (о чем китайская разведка не предупредила командиров катеров). При этом одна из них взорвалась, повредив крейсер.

Японцы скрыли это повреждение, но им пришлось отвести крейсер вниз по реке, где он пришвартовался к плавучей мастерской. Оттуда он вернулся на исходную позицию лишь 23 августа (на период ремонта его заменяла канонерка «Atami»).

***

Несмотря на перевес японской артиллерии и авиации, контратака 88-й дивизии, начавшаяся вечером 17 августа, завершилась успехом. За два дня боев китайские части продвинулись вглубь позиций противника, на ряде участков они дошли до Хуанпу. Японцы были вытеснены в северо-восточную часть международной концессии и там заблокированы. Им также не удалось расширить фронт, высадив десант в Путуне.

Японское командование в целом повторяло схему своих действий в Шанхае в 1932 году, однако оно не сделало должных выводов из уроков той операции. Чтобы избежать очередного поражения, им пришлось снова подтягивать подкрепления (3-ю и 11-ю пехотные дивизии), которые высаживались днем 23 августа, в ночь с 24 на 25 августа и днем 1 сентября в тылах китайской обороны (районы Люхэ — Шицзилинь, Усун — Луцзя).



Японский десант в районе Шанхая (11 августа — 12 ноября 1937 года)

После ожесточенных боев японцы лишь 14 сентября оттеснили китайцев на вторую линию обороны (Люхэ — Лоцзян — Цзяньван — Северный вокзал), но прорвать ее уже не смогли. В конце сентября — начале октября в этот район были доставлены еще две дивизии (101-я и 13-я) и одна пехотная бригада, после чего японские силы возросли до 100 тысяч солдат, 350 пушек, 100 танков и 150 самолетов. Они составили центральный фронт под командованием генерала И. Мацуи.

Одновременно активизировала свою деятельность японская авиация. В конце августа десант морской пехоты захватил остров Чунминь в устье Янцзы, где японцы построили два аэродрома для бомбардировщиков. Получив две такие базы плюс авианосец «Kaga», японские самолеты бомбили не только Шанхай (8 августа они потопили миноносец «Hu Jing», а 25-го канонерку «Jung Czien»), но с 19 сентября начали также бомбить Нанкин и Наньчан.

***

Эти налеты представляли опасность прежде всего для немногочисленных китайских кораблей, которые стояли без движения возле пристаней на Янцзы, практически без противовоздушной обороны. Поэтому они представляли легкую добычу. Главной целью японских летчиков вскоре стал Цзянцзын, где за дамбой стояли крейсеры «Ping Hai» и «Ning Hai», канонерки «Yat Sen» и «Jung Sui», а также Нанкин, где базировались старые миноносцы и остальные канонерки.

В течение сентября и октября японская авиация значительно усилилась за счет прихода в устье Янцзы авианосцев «Hosho» (21 самолет) и «Ryujo» (36 самолетов). Это позволило японцам потопить большинство китайских кораблей.

23 сентября 60?70 самолетов атаковали и потопили под Цзянцзыном оба китайских крейсера, потеряв при этом 4 машины, сбитые огнем зенитной артиллерии. Поврежденные канонерки «Yat Sen» и «Jung Sui» китайцы увели в Нанкин, но уже через два дня японцы потопили «Yat Sen» во время бомбежки города.

Покончив с наиболее крупными кораблями, японская авиация начала охоту на уцелевшие остатки китайских эскадр. 27 сентября их самолеты обнаружили и потопили миноносец «Czien Kang», 1 октября миноносец «Hu Peng», днем позже канонерку «Czu Jiu», 3 октября канонерку «Ming Seng», 8 октября миноносец «Hu Ngo»; а 25 октября легкий крейсер «Jing Suei». Все эти корабли были потоплены на Янцзы, между Цзянцзынем и Уху.

Параллельно японская авиация непрерывно бомбила дамбу на Янцзы возле Цзянцзыня, стараясь проделать проход для своих кораблей в верховья реки.

Слабая китайская авиация, насчитывавшая всего лишь 30?40 машин, избегала воздушных боев. Она атаковала прежде всего японские корабли (27 августа в районе Шанхая был поврежден эсминец, 7 сентября еще два).

***

Новое японское наступление началось 12 октября. Китайским войскам пришлось 26 октября отступить за реку Сучжоу. После того, как в начале ноября провалились попытки форсировать ее, японское командование, воспользовавшись затишьем на северном фронте, перебросило под Шанхай еще три пехотные дивизии. Из них они сформировали отдельную армию (под командованием генерала Янагава), чтобы высадить ее в заливе Ханьчжоу (в 120 км к юго-востоку от Шанхая). Оттуда она должна была двинуться на Цзяцзинь — Биньван и Сучжоу, окружая защитников Шанхая с юга и запада.

Таким образом, взаимодействуя с войсками, расположенными к северу от Шанхая, эта армия должна была окружить и уничтожить китайские части (210 тысяч солдат, 230 пушек, 30 танков).

Для введения противника в заблуждение, японцы направили в район Люхэ группа транспортных судов, а в устье Хуаньпу сосредоточили большое количество десантных средств. Тем самым, китайцам дали понять, что новая операция будет проводиться в этом районе.

Высадка десанта (6-й, 18-й и 114-й пехотных дивизий; всего около 50 тысяч солдат), под прикрытием кораблей 2-ro флота, началась на рассвете 5 ноября в районе Цзиньшаньвэй — Нанья — Бэйся. Операцией командовал начальник штаба 3-ro флота, контр-адмирал Сугияма.

Чтобы держать китайцев в неведении относительно точного места высадки, японские крейсеры обстреливали местность Чжапу, как бы намекая, что это произойдет именно здесь (тут даже высадился отряд морской пехоты). Словом, японцы делали все возможное, чтобы оттянуть слабые китайские подразделения береговой обороны (из состава 78-й пехотной дивизии) от истинного места высадки.

Около 5.30 первый эшелон десанта, размещенный на 180 малых десантных судах, высадился на берег и захватил Цзиньшанвэй. До 9 ноября завершилась высадка всего десанта.

После этого японские силы в районе Шанхая были разделены на две группы войск — северную и южную, действовавшие на фронте протяженностью 120 км. Северная группа, при поддержке 6-и артиллерийских полков и 120 самолетов, начала форсирование Сучжоу. Южная, отражая китайские контратаки, наступала на Сунчжан, пытаясь форсировать Хуанпу и овладеть железнодорожную линию Шанхай — Цзяцзинь.

Опасаясь полного окружения, китайское командование решило эвакуировать Шанхай и отвести свои войска на новый рубеж обороны: Чжапу — Фэнъин — Цзяцзинь. 11 ноября защитники Нандао ушли на территорию французской концессии, где были интернированы, а главные силы китайцев покинули город на следующий день, затопив при отходе остатки своего флота (торпедный катер и 11 сторожевиков).

В Шанхае японцам достались недостроенные минные заградители «Tung Teh» и «Tung Hsin», а также сторожевики «Czang Ning», «Czeng Ning», «Czeng Sheng», «Ji Ning», «Kiang Ning» и «Wei Ning».

3 декабря японское командование устроило парад на территории международной концессии. Однако торжества не могли скрыть того факта, что своей главной цели — окружения и уничтожения китайской армии — оно не добилось.

Блокада китайского побережья

Упорное сопротивление китайцев и отсутствие перспектив быстрого разрешения конфликта побудили японское правительство ввести блокаду китайского побережья. Тем самым оно пошло на серьезное нарушение международного права, ибо официально Китай и Япония не находились в состоянии войны между собой.

В соответствии с заявлением командующего японским экспедиционным флотом, сделанном 25 августа 1937 года, зона блокады простиралась более чем на 2 тысячи миль: от пункта, расположенного в 100 милях севернее Шанхая до пункта Суатоу на юге.

Официально блокада распространялась исключительно на суда под китайским флагом. Однако японцы предупредили, что при малейшем подозрении они будут подвергать досмотру также и суда других стран, причем в случае обнаружения военной контрабанды применят к ним принцип «первой покупки» (т. е. выплаты за конфискованный груз суммы, установленной ими самими).

Поскольку «де юре» японский адмирал в данном вопросе не представлял свое правительство, а японский МИД не уведомил о блокаде в официальном порядке (путем рассылки дипломатических нот) ни одну из великих держав, многие политики и журналисты думали, что ввиду их протеста блокада не начнется. Однако никаких протестов не последовало. Более того, правительство США заявило 27 августа, что Китай и Япония в равной степени несут ответственность за убытки, понесенные американскими фирмами и частными лицами в результате блокады.

Когда позиция американцев, с которыми японцы считались более всего, таким образом, прояснилась, японское правительство 5 сентября разослало официальные уведомления об установлении блокады. Более того, в своем заявлении оно распространило ее на все китайское побережье, за исключением Циндао и Гонконга.

С целью осуществления блокады командование японского флота учредило два новых района контроля судоходства: северный (от границы с Кореей до северной границы блокадной зоны) и южный (от границы с Индокитаем до южной границы блокадной зоны). Одновременно были определены оперативные районы. Для 3-ro флота таковым стал предыдущий район «контроля судоходства» — от Шанхая до Суатоу, включая реку Янцзы. В оперативный район 2-го флота вошли оба новых района «контроля судоходства». Поскольку 2-й флот к тому же обеспечивал десантные операции на китайском побережье, командование Объединенного императорского флота передало 19 сентября 1937 года в его состав эскадру вице-адмирала Н. Тоёда (1 авианосец, 2?3 легких крейсера, 10?12 эсминцев).

Главнокомандующим японских военно-морских сил в китайских водах стал вице-адмирал Хасегава.

Японские власти потребовали от всех зарубежных судоходных компаний, чтобы те точно информировали японское правительство о маршрутах движениях своих судов в китайских водах и дали указания своим капитанам беспрекословно предъявлять для контроля документы на перевозимый груз. 11 сентября факт блокады признало британское правительство, через три дня — правительство США.

Однако все правила и условия красиво выглядели только на бумаге. Начав действовать, японский флот стал препятствовать не только китайскому судоходству, но и с судоходству третьих стран.

Например, 28 августа японцы задержали возле Усуна британский пароход «Shenking». Хотя Гонконг не входил в зону блокады, на подходах к нему только в сентябре японские эсминцы задержали два британских судна, а также потопили две рыбацкие джонки, обвинив их в перевозке контрабанды. Кроме того, южнее территориальных вод Гонконга они захватили более 100 грузовых джонок.

Одновременно группы кораблей из состава 2-го и 3-го флотов неустанно патрулировали китайское побережье, входили в заливы и устья рек, высаживали десанты на близлежащие острова. Все это японцы объясняли необходимостью борьбы с «военной контрабандой».

Так, 7 сентября они захватили острова Пратас (170 миль к юго-востоку от Гонконга) и Линьдинь (в 10 милях на юго-запад от Гонконга); в конце октября острова Хутоу и Вэнчжоу (в устье реки Вэнчжоу, в 250 милях южнее Шанхая) и три безымянных острова в районах Макао, Хачжоу (в 16 милях к юго-западу от Гонконга) и Кимой (возле Амоя). На этих островах они намеревались создать аэродромы либо пункты базирования кораблей. Части морской пехоты высадились также в заливе Цзюлинкань (остров Хайнань) и на Парасельских островах (150 миль к юго-западу от Хайнаня). Японские корабли часто появлялись в заливе Биас (в 30 милях к юго-западу от Гонконга) и в устье реки Чжуцян, обстреливая при этом укрепления Цзинцзигуфана и форты Хумэня.

Японские корабли и палубная авиация (60 самолетов авианосца «Akagi»), обстреливали и бомбили в сентябре остров Хайнань, города Суатоу и Кантон, а также железнодорожную линию Коулун — Кантон. 26 сентября во время воздушного налета на Кантон (ныне Гуанчжоу) затонула китайская канонерка «Hoi Fu», через день в районе Макао погиб сторожевик «Wu Feng», в начале октября пошла на дно канонерка «Fu Yu».

Слабый китайский флот мало что мог противопоставить японской блокаде. Но иногда его командование организовывало ответные воздушные налеты и атаки отдельных кораблей. Одна из таких атак привела к самому крупному в ходе этой войны воздушно-морскому сражению возле Кантона. 12?13 сентября японское соединение (авианосец, 3 крейсера и 5?6 эсминцев) совершило очередной рейд в залив Тая Вань. Там корабли обстреляли китайские береговые укрепления, авиация бомбила город Тамшуй, а высадившийся на берег десант уничтожил один из китайских военных складов.

На следующий день 5 японских кораблей (2 крейсера и 3 эсминца) начали обстрел фортов, защищавших ближние подступы к Кантону. В это время сюда прилетели несколько китайских самолетов и сбросили бомбы на японские крейсеры, получившие незначительные повреждения. Тем не менее, они срочно ушли дальше в море.

В ночь с 14 на 15 сентября из Кантона вышли легкие крейсеры «Czao Но» и «Hai Czou», которые на рассвете атаковали японские крейсеры и эсминцы. Их атака была отчаянной, но безнадежной. В ходе перестрелки оба китайских крейсера получили повреждения и вынуждены были лечь на обратный курс. На отходе их бомбили японские самолеты, которые нанесли крейсерам новые повреждения. Крейсеры с трудом дошли до устья реки Чжуцзянь, под защиту береговых фортов, пушки которых отогнали преследователей.

Здесь «Czao Но», чтобы не затонуть, выбросился на прибрежную мель, где 28 сентября его добили снаряды корабельных орудий японцев во время очередного рейда, а «Hai Czou» китайцы позже затопили в устье Чжуцзяня в качестве одного из элементов подводной преграды.

Несмотря на то, что японцы осуществляли блокаду малыми силами (в среднем, 1 корабль на 25 км побережья), она нанесла серьезный ущерб китайской торговле с Соединенными Штатами. Кроме того, доставку оружия и боеприпасов теперь приходилось производить по суше. Для этого китайцам пришлось поспешно, с большими затратами сил и средств, строить новые дороги.

Нанкинская операция

Чтобы принудить центральное правительство Китая к капитуляции, японское командование решило окружить и уничтожить прижатые к Янцзы его главные силы.

С этой целью из состава войск центрального фронта были сформированы две армейские группы — северная (5 пехотных дивизий) и южная (3 дивизии), насчитывавшие в совокупности 180 тысяч солдат. При поддержке кораблей 3-го флота и авиации, они должны были взять китайскую столицу — Нанкин.

Китайские войска в районе Шанхай — Нанкин насчитывали 300 тысяч солдат, но без тяжелого вооружения и с очень слабой авиацией (только 20 самолетов). Поэтому китайское командование не намеревалось вступать в генеральное сражение за столицу. Оно планировало причинить противнику как можно больше потерь, а затем оставить город и перебросить войска на левый (северный) берег Янцзы.

С 12 ноября шли бои за оперативный плацдарм Цзянгын — Уси — Хучжоу, откуда должно было начаться японское наступление на Нанкин. Сама операция началась 22 ноября. Главный удар в направлении Чаньчжоу наносила северная группа, тогда как южная группа, в обход озера Тайху, двигалась на Хучжоу, Нинго и Уху, пытаясь отрезать китайским войскам пути отхода на запад. Чаньчжоу японцы взяли 29 ноября, а Цзянгын пал 4 декабря.

При этом японские сухопутные войска с реки все время поддерживала артиллерия кораблей 3-го флота. Однако их дальнейшему продвижению помешала преграда из затопленных китайских военных кораблей, гражданских судов и джонок. Хотя японцы немедленно начали расчистку брекватера, пройти через этот рубеж им удалось лишь через три дня, что серьезно сказалось на ходе завершающего этапа операции.

Китайская оборона теперь установилась на рубеже Цзяньбинь — Лишуй — Данцзань, одновременно главные силы китайцев начали переправу через Янцзы западнее и на северо-западе от Нанкина (в район Букоу — Тайпинь — Уху).

На правом берегу остались только заградительные отряды и гарнизон Нанкина. Они не смогли задержать японцев, которые ускорили темп наступления, однако Уху и Тайпинь были взяты лишь 10 декабря, когда главная часть китайской армии находилась уже на левом (северном) берегу Янцзы. Массированные налеты японской авиации в районе переправ не дали ожидаемых результатов, тогда как корабли 3-го флота, застрявшие возле преграды, не смогли вовремя туда придти.

В последних боях за Нанкин участвовали советские летчики, прибывшие на его аэродромы 1 декабря (они прилетели на купленных китайским правительством в СССР 23 истребителях И-16 и 27 бомбардировщиках СБ). В тот же день они сбили над городом 5 или 6 японских бомбардировщиков (потеряв 2 своих), а на следующий во время налета на рейд Шанхая повредили 7 кораблей 3-го флота. Вплоть до 9 декабря, когда их перебросили в Наньчань, советские летчики в ходе ежедневных вылетов атаковали корабли на Янцзы и наступавшие части японцев. Всего они сбили в районе Нанкина 20 японских истребителей и бомбардировщиков.

Штурм Нанкина начался 10 декабря, но лишь приход японских кораблей, начавших обстрел из тяжелых орудий в сочетании с непрерывными воздушными налетами позволили японцам после четырех дней тяжелых боев захватить город Часть китайского гарнизона сумела уйти за реку в районе Букоу, так что японцы взяли в плен всего лишь 2 тысячи человек.

Если не считать политического эффекта, то нанкинская операция закончилась неудачей. Она в очередной раз похоронила надежды японского командования на скорое завершение войны. Разъяренная этим фактом японская солдатня устроили в Нанкине чудовищную резню гражданского населения. За 5 дней японские солдаты, действуя якобы «без ведома» командования, убили более 42 тысяч горожан.

***

День 12 декабря 1937 года стал роковым для гражданских судов и военных кораблей нейтральных государств, которые занимались эвакуацией собственных граждан из Нанкина в населенные пункты, расположенные выше по течению Янцзы. Поскольку эта эвакуация совпала с переправой китайских войск, река была забита различными плавсредствами. Поэтому не удивительно, что корабли нейтральных стран стали жертвами артиллерийских обстрелов и авиационных бомбежек японцев.

Более того, японцы специально стремились к тому, чтобы посредством таких обстрелов и авианалетов отбить у всех охоту вмешиваться в японо-китайский конфликт, а также подорвать престиж «белых варваров» в глазах китайцев. Инциденты, вызванные действиям полевых батарей 5-й и 114-й пехотных дивизий и самолетов 2-й смешанной авиагруппы контр-адмирала Т. Мицунами, вызвали обострение отношений Японии с Великобританией и Соединенными Штатами.

В Уху, около 8.15, японская батарея обстреляла снимавшуюся с якоря британскую канонерку «Ladybird», на борту которой находился британский военный атташе в Китае. В канонерку попали четыре снаряда, при этом один человек погиб, двое были ранены. Одновременно подверглась обстрелу стоявшая неподалеку на якоре канонерка «Вее», на борту которой находился командующий британской Флотилией реки Янцзы контр-адмирал Р. Хольт (R. Holt). Разъяренный адмирал направил резкий протест японскому командованию в Уху, которое выразило свои соболезнования и сожаления, однако не предприняло абсолютно ничего, чтобы избежать в будущем аналогичных «ошибок».

В этот раз их совершила авиагруппа контр-адмирала Т.Мицунами. Около полудня, когда на аэродром в Чаньчжоу пришло сообщение о большом караване судов с китайскими войсками в районе Хосиянь (29 километров от Нанкина вверх по Янцзы), туда были посланы 24 самолета под командованием капитана M. Окумия. Около 13.30 эти самолеты обнаружили американскую канонерку «Раnау», которая сопровождала три американских танкера — «Meiping», «Meian» и «Meihsia». Они сбросили бомбы, попав по одному разу в «Раnау» и в «Meiping», а затем обстреляли их из пулеметов.



Нанкинская операция (22 ноября — 13 декабря 1937 года)

В ходе второго вылета самолеты капитана Окумия сбросили бомбы на стоявшие на якорях выше Нанкина британские канонерки «Scarab» и «Cricket», однако не добились ни одного попадания из-за сильного зенитного огня с кораблей.

Тем временем канонерка «Раnау» стала тонуть, несмотря на то, что ее пытался взять на буксир танкер «Meihsia». В 14.00 экипаж оставил корабль, который полностью затонул в 15.54. В это же время на поврежденном танкере «Meiping» бушевал пожар, угрожавший взрывом цистерны с жидким топливом. В связи с этой угрозой танкер «Meihsia» дотащил его на буксире до одного из ближайших островков, где были предпринята попытка погасить пламя.

Но в 16.00 последовал новый авианалет, в результате которого цистерна все же взорвалась и оба судна погибли. А танкер «Meian», капитан которого погиб во время налета. выбросился на северный берег реки.

В общей сложности на канонерке и танкерах погибли 4 человека, еще 74 получили ранения. Спасшиеся члены экипажа доплыли до Хосияня, а оттуда на британских канонерках «Вее» и «Ladybird» и американской «Oahu» 17 декабря они прибыли в Шанхай.

В 15.30 японские самолеты атаковали стоявшие в Уху британские торговые пароходы «Tuckwo» и «Tatung». Первый из них сгорел, второй получил серьезные повреждения. Осколки бомб незначительно повредили канонерку «Ladybird» и ранили ее командира.

Оба государства, стремясь сохранить свой престиж (а также свои интересы в Китае), предприняли решительные дипломатические шаги. При этом США, помимо официальных извинений, потребовали еще и выплаты денежной компенсации до 24 декабря 1937 года, угрожая в случае отказа самыми серьезными последствиями.

Японское правительство намеренно оттянуло выражение извинений буквально до последней минуты, но компенсацию в размере 2.214.007 долларов оно уплатило. Одновременно вице-адмирал Хасегава выразил адмиралу Х. Ярнеллу сожаление о случившемся и глубокие соболезнования родственникам погибших моряков; контр-адмирал Мицунами был снят с должности командира авиагруппы, капитан Окумия получил выговор в приказе. Японцы принесли официальные извинения и британскому правительству. Время показало, что все это было обычной дипломатической уловкой.

***

За первые шесть месяцев военных действий обе стороны понесли серьезные потери в людях и технике. Японская армия потеряла около 70 тысяч солдат убитыми и ранеными и 137 самолетов. Военно-морской флот потерял 3200 человек убитыми, 250 самолетов и гидросамолетов и 4 транспортных судна. Кроме того, получили повреждения авианосец «Ryujo», легкие крейсеры «Tama», «Tenryu», «Sendai», «Oi», 3 эсминца и 4 речные канонерки.

Китайская армия, ввиду своей технической отсталости, понесла гораздо более серьезные потери: около 300 тысяч убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 480 самолетов, 750 орудий и 35 танков. Китайский флот потерял практически все ценные корабли (8 крейсеров, 5 миноносцев, 18 канонерок, 2 авиатранспорта, 7 торпедных катеров, 2 минных заградителя, несколько сторожевиков и вспомогательных судов). Кроме того, погибли свыше 300 тысяч гражданских лиц.



Японский легкий крейсер «Sendai»

Потеря морских баз на полуострове Шаньдун

Начав в сентябре наступление вдоль железнодорожной линии Пекин — Букоу, японцы дошли в октябре до границы провинции Шаньдун. Ее губернатор, генерал Хань Фучу вместе с частью войск отступил без боя в провинцию Хэнань. Остальные части оказали японцам упорное сопротивление на подступах к железнодорожной линии Циндао — Цзинань, а также в районе Великого канала, соединяющего Хуанхэ и Янцзы.

На полуострове Шаньдун находились 3 китайские военно-морские базы: Яньтай (Чифу), Вэйхай (Вэйхайвэй) и Циндао. Из двух первых корабли Третьей эскадры уже давно ушли, тогда как Циндао оставался единственным незаблокированным портом северного побережья. Для охраны судоходства китайское командование оставило здесь несколько канонерок.

В октябре?декабре 1937 года корабли японского 2-го флота дважды пытались прорваться в Циндао с десантом и дважды береговые батареи сорвали эти попытки. Только захват японцами Цзинаня 24 декабря сломил сопротивление китайцев на полуострове. Уже на следующий день японский десант высадился в районе Хайчжоу, к юго-западу от Циндао, но все равно не смог захватить базу с суши, хотя полностью отрезал ее от основных сил.

Понимая тяжесть ситуации, командование базы затопило 25 декабря несколько кораблей и канонерок («Jung Szan», «Kiang Heng», «Kiang Li») у входа в порт. Однако эта акция, проведенная в спешке и без должной подготовки, не принесла желаемых результатов. 10 января 1938 года японские транспортные суда с десантом вошли в порт и на следующий день Циндао пал. Вэйхай был занят с суши, а Чифу захватил десант морской пехоты, который высадился там 3 февраля.

Усиление блокады побережья

Хотя весной 1938 года японцы добились новых военных успехов (19 мая они захватили Сучжоу и тем самым соединили северный и центральный фронты), однако сопротивление китайских войск не уменьшилось.

Это сильно беспокоило японское командование. Оно ошибочно считало, что решающее влияние на поддержание боевого духа китайской армии оказывают поставки из-за рубежа оружия и боеприпасов, которые все еще продолжались, невзирая на блокаду. Поэтому было решено всемерно ее усилить.

После падения Шанхая и Циндао основные усилия в блокаде японцы перенесли на южное побережье Китая. Именно здесь, в устье Чжуцзяня, находились два порта, через которые происходила доставка военных грузов — британский Гонконг и китайский Кантон. Из Гонконга поезда с оружием шли в Кантон по магистрали Коулун — Кантон, а оттуда, тоже по железной дороге, через Чжучжоу в Ханькоу и Фучжоу.

Не решаясь, из опасения серьезного конфликта с Великобританией, подвергнуть блокаде Гонконг, японцы решили массированными авианалетами парализовать железнодорожную магистраль Коулун — Кантон. Самый мощный налет состоялся 13 января 1938 года, когда 166 самолетов несколько часов подряд бомбили дорожную и железнодорожную сеть в районе Кантона и Гонконга, прервав движение грузов на несколько дней.

Параллельно, в конце января — начале февраля, небольшие японские десанты высадились в районе устья реки Чжуцзянь (под Макао — на островах Унькун и Тоньван) и в Нантоу недалеко от Гонконга.

Чтобы полностью пресечь попытки снабжения китайской армии по Янцзы, 18 января штаб японского блокадного флота в Шанхае объявил о закрытии судоходства по этой реке для судов третьих стран, начиная с 1 февраля.

Этот запрет стал сильным ударом по британскому и американскому транзиту, однако, вопреки ожиданиям, они ограничились лишь формальными протестами. Вскоре США начали выводить свои гарнизоны из северного и центрального Китая, а Великобритания приступила к переговорам с Японией о передаче последней таможенных пунктов на оккупированных китайских территориях. Переговоры завершились подписанием в апреле соответствующего соглашения.

***

Доставка военных грузов в Китай происходила также через вьетнамский порт Хайфон (во французском Индокитае), откуда они шли по железной дороге Ханой — Лаокай до китайской границы и дальше через Куньмин в Чунцин. Кроме того, существовал воздушный мост из СССР по маршруту Сары Осек — Ланьчжоу.

Благодаря помощи из СССР за относительно короткое время произошло возрождение китайской авиации. Уже 23 февраля 1938 года 28 бомбардировщиков СБ, пилотируемых советскими летчиками (командир — капитан Ф. Полунин) произвели из Ханькоу налет на Формозу (Тайвань). Во время бомбардировки японской авиабазы в городе Тайбэй и порта в Синьчжу они уничтожил и более 40 самолетов, ангары и трехлетний запас авиационного горючего.



Китайская канонерка «Hsien Ning»


Китайская канонерка «Yat Sen»

Любопытная операция была осуществлена в ночь с 19 на 20 мая. Звено бомбардировщиков СБ (командир, подполковник Сю Хуаньшэнь) пролетело над японскими городами Нагасаки, Фукуока, Сасэбо и Осака, сбросив… миллион листовок, призывавших японцев прекратить агрессию.

Однако в дальнейшем дальние рейды китайская авиация не предпринимала, поскольку начавшееся наступление японцев на Ханькоу потребовало сосредоточить почти все китайские самолеты в этом районе. Только возле Кантона она еще проявляла некоторую активность против японских кораблей, несших блокадную службу. В конце апреля — начале мая был даже произведен авианалет во взаимодействии с торпедными катерами. К сожалению, никаких данных об его результатах нет.

***

В начале мая 1938 года произошли смена командования японских морских сил в Китае. Эти перестановки объяснялись двумя причинами. С одной стороны, за 10 месяцев непрерывных боев адмиралы и старшие офицеры физически и психически сильно устали. С другой стороны, высшее японское руководство решило предоставить возможность приобретения боевого опыта широкому кругу высших офицеров.

Итак, главнокомандующим Морских Сил в Китае и одновременно командующим 3-м флотом стал вице-адмирал К. Оякава, его начальником штаба — контр-адмирал И. Кусака, командующим 2-м флотом — вице-адмирал Н. Тоёда, а отдельной Флотилией Янцзы — контр-адмирал Е. Кондо.

В тот период Япония держала в китайских водах 3?4 дивизиона крейсеров (9?12 тяжелых и легких крейсеров), 2 авианосца, 2?3 гидроавианосца, 8 дивизионов эсминцев (24?32 корабля), флотилию подводных лодок (плавбаза и 9 субмарин), минный заградитель, 25 тральщиков, 8?10 морских и 16 речных канонерок, до 200 вспомогательных судов.

Размах японской блокады серьезно беспокоил французские власти, которые опасались, что транзит оружия и других военных грузов через Индокитай может вызвать распространение зоны блокады на его побережье.

Играя на опережение, французы 4 июля 1938 года высадили свои войска на Парасельских островах, лежащих в 192-x милях от берегов Индокитая, напротив Тонкинского залива и ранее уже захватывавшихся японцами. Этот десант вызвал дипломатический конфликт, разрешившийся и пользу Франции.

Зато привела к неудаче совместная акция США, Великобритании и Франции, призванная вернуть свободу судоходства на Янцзы (заявление японского министра иностранных дел Хакиро Ариты от 14 ноября).

Десант, высадившийся 3 ноября в Фусине (в 35 км южнее Фучжоу), стал последним японским мероприятием по расширению блокады в первый период войны.

Всего за период 1937?1938 гг. потери китайского торгового флота в результате блокады составили 34 потопленных судна (около 50.000 брт) и 6 поврежденных. Из них 38 % стали жертвами японской авиации, а 62 % — ВМФ. Кроме того, были потоплены 628 грузовых и рыболовных джонок вместе с экипажами (около 10 тысячи человек).

Эти цифры, на первый взгляд, свидетельствуют о низкой эффективности действий японского флота (в среднем, ежемесячно через китайские и японские прибрежные воды проходили 96 только британских судов). Но значительно большее число иностранных судов было задержано и отпущено после конфискации груза. В итоге, морская торговля великих держав с Китаем пришла в полный упадок.

Захват Ханькоу

Наступление на Ханькоу (Ухань), очередную столицу Чан Кайши и важный транспортно-промышленный узел. должно было принести японским стратегам долгожданное разрешение китайского конфликта.

Поначалу они намеревались наступать вдоль железнодорожной линии Пекин — Ханькоу, однако подрыв дамб на Хуанхэ вынудил японцев изменить направление наступления. Решено было вести его вдоль Янцзы, как из района Уху вверх по реке, так и севернее его из района Хэфэй. Одновременно, захватив Цзюцзян, японцы намеревались двинуться на юго-запад, чтобы заблокировать железнодорожную линию и шоссейную дорогу Кантон — Ханькоу и отрезать китайским войскам путь к отступлению.

В этой операции, которой руководил генерал С. Хата, должны были принять участие два японских корпуса — 11-й (пехотные дивизии №№ 6, 9, 27, 101, 106 и формозская бригада), к югу от Янцзы; и 2-й корпус (пехотные дивизии №№ 3,10, 13, 16), к северу от реки. Всего 240 тысяч солдат, 376 орудий, 180 танков, около 300 самолетов плюс корабли Флотилии Янцзы, усиленные силами 3-го флота (до 80 единиц, в том числе крейсеры, эсминцы, тральщики, десантные суда), которые находились в районе Нанкин — Уху.

Китайское командование считало линию Янцзы самостоятельным оперативным направлением. Его инженерное обустройство, которым руководил командующий речной обороной генерал Лю Ифунь, началось сразу же после падения Нанкина. Предвидя дальнейшее японское наступление вдоль реки — на Ханькоу или через Цзюцзян на Наньчан (к северу от реки единственной дорогой на Ханькоу было старое, узкое, совершенно непригодное для автомобильного и гужевого транспорта в сезон дождей шоссе Хэфэ — Тайху — Хуанмэй — Ксишуй — Ханькоу), китайцы создали 7 укрепленных пунктов (Матань, Хукоу, Цзюцзян, Уси, Фуциси (Фучжикоу), Тяньчячжень, Ичан, Лотян), способных бороться с кораблями, идущими вверх по реке. Минные заградители установили минные поля. Были также созданы 3 речные преграды из затопленных судов возле Цзичжоу, Матаня и Хукоу (всего около 90 затопленных пароходов и джонок).

Особое внимание китайцы уделили обороне Матаня (5 фортов) и пролива Уху (здесь река пробивалась между отрогами горных цепей, ее русло сужалось до 800?900 м), у входа в который (на южном берегу) находился форт Фуциси, а у выхода (на северном берегу) — укрепления Тяньчячжень. До конца июля из 88 запланированных фортификационных сооружений китайцы успели построить 40. Кроме того, в этом районе имелись подвижные батареи для борьбы с японскими кораблями (48 пушек калибра 75?105 мм).

Восточнее Ханькоу были оборудованы два оборонительных рубежа, а вокруг города, на расстоянии от 10 до 60 км, проходили две линии полевых укреплений. Сам город тоже подготовился со стороны реки к противодесантной обороне, и систему которой вошли стоявшие в порту канонерки «Ming Chuen» и «Yung Sui». На территории иностранных концессий в пределах города тоже были возведены укрепления.

Всего в ханькоуской операции с китайской стороны приняли участие 106 пехотных дивизий, 1 танковый полк и артиллерия резерва верховного командования (более 1 миллиона солдат), при поддержке 281 самолета. Иначе говоря, на одного японского солдата приходились 4 китайских, что изначально ставило крест (невзирая на введение в действие в ходе операции еще 4-х японских дивизий) на главной цели японского наступления — окружении и полном уничтожении противника.



Китайская канонерка «Yung Sui»


Китайская канонерка «Ming Chuen»

Ввиду столь крупного численного преимущества китайцев, главную роль в прибрежных действиях должен был сыграть японский флот, тем более, что в это время произошел разлив Янцзы. Это позволило японским кораблям входить во многие притоки реки и в близлежащие озера.

Операции предшествовали массированные налеты японской авиации на районы сосредоточения китайских войск, на аэродромы и сам город. С воздуха его зашикали 4 авиагруппы (180 истребителей, большей частью с советскими пилотами), базировавшиеся на аэродромах в Ханькоу, Наньчане и Сячане. Происходили ожесточенные воздушные бои. Например, 29 апреля из 54 японских самолетов был сбит 21 при потере 2 своих; 31 мая тоже из 54 самолетов были сбиты 15, при потере одного своего.

Сама операция началась 8 июня. В течение трех дней японцы ликвидировали подводную преграду в районе Цзичжоу. Одновременно десант морской пехоты захватил Увэйчжоу, а корабли флотилии подвергли бомбардировке Датунь. Для наступления на Анькин и укрепления Матаня были выделены 12 тысяч солдат (на 8 транспортных судах) и 80 орудий. Эту группировку поддерживали 150 самолетов и группа кораблей (3 крейсера, 7 эсминцев, 7 канонерок, 8 тральщиков).

Высадившись ночью 12 июня восточнее и западнее Анькина, десанты уже к утру овладели городом (вместе с войсками, наступавшими из района Хэфэй), и вышли на подступы к Матаню, охранявшему протоку между Янцзы и озером Тэнпо. 22 июня возле Доньлю японцы высадили ложный десант (всего-навсего 100 морских пехотинцев), который ввел в заблуждение китайское командование. Оно перебросило туда из района Матаня 3 пехотные дивизии.

Эта ошибка позволила японцам двумя днями позже высадить новый десант под Матанем (6 тысяч солдат), который с ходу попытался захватить укрепления, но был отброшен назад гарнизоном цитадели. В ночь с 24 по 25 июня китайцы перегруппировали силы и начали серию контратак, сделав невозможной высадку дальнейших десантов в районе восточных фортов Матаня. Только после обстрела укреплений химическими снарядами (они содержали фосген и хлор) японцам удалось высадить десанты на северном берегу Тэнпо и на южном берегу Янцзы (2 тысячи солдат), откуда они двинулись на Пэнцзе.

Китайцы попытались в ответ нанести удар по японским тылам, но огонь орудий с кораблей, стоявших за очередной подводной преградой, сорвал эти попытки. 26 июня форты Матаня пали, а через три дня был захвачен Пэнцзе. 5 июля японцы заняли оставленный китайскими войсками Хукоу, закончив тем самым первый этап ханькоуской операции.

Во время боев японская авиация потопила на реке китайские канонерки «Czu Tai» (1 июня), «Hsien Ning» (1 июля) и «Kiang Czen» (20 июля).

Затем в действиях на Янцзы наступил 20-дневный перерыв, во время которого японские корабли вели интенсивную работу по ликвидации навигационных преград и минных заграждений на реке. Тем временем японское командование собирало силы для удара на Цзюцзян.

Цзюцзян, важный порт, транспортный узел и место переправы войск через озеро Поянь (2 буксира, 2 парома, 100 грузовых джонок), должен был стать оперативной базой для нанесения последующего удара в сторону Ханькоу. Поэтому японское командование выделило для атаки на город 4 пехотные дивизии и несколько десантных судов, поддерживаемых 20 военными кораблями и многочисленной авиацией. Хотя район Цзюцзяна обороняли 6 китайских дивизий, здесь на реке не были устроены подводные преграды и не установлены минные заграждения; кроме того отсутствовала зенитная артиллерия. Китайские войска остро это ощутили, когда 12 июля японская авиация начала свои губительные налеты (в частности, она уничтожила переправу через Поянь).

21 июля японская пехотная бригада, погрузившись на десантные суда, под прикрытием 12 боевых кораблей, вошла в Поянь и ночью 22 июля без артподготовки высадилась под Дакутанем), в стыке двух китайских армий. Буквально на плечах застигнутых врасплох китайцев японцы прорвались на 6 километров в глубь их обороны. Когда китайские контратаки были парализованы японской бомбардировочной авиацией, ниже Дакутаня высадился второй десант в составе пехотной дивизии, который двинулся по дорогам на Цзюцзян и Деан.

Для дезорганизации обороны города, утром 25 июля на южном берегу Янцзы (в трех местах западнее и восточнее Цзюцзяна) под прикрытием корабельной артиллерии и дымовой завесы высадилась бригада морской пехоты. Китайцы, увидев дым, решили, что это облако отравляющих газов и побежали, оставив свои позиции. Паника и угроза окружения привели к тому, что город был оставлен. На следующий день японцы его заняли. Однако предпринятое ими преследование отступавших китайцев, лишенное поддержки корабельной артиллерии, было остановлено в 40?50 км южнее Янцзы.

В начале августа японское наступление к северу от Янцзы затормозилось. После захвата Тайху (22 июля) и Хуанмэя (3 августа) японские дивизии почти до самого октября завязли в ожесточенных позиционных боях с 10-й и 7-й армиями китайцев, потеряв при этом часть захваченных территорий (26 августа китайцы отбили Тайху); только войска, наступавшие вдоль шоссе Хэфэй — Наньчан, после захвата Гуши (28 августа) вышли на левый фланг китайских армий.

В сложившейся ситуации японское командование решило перенести центр тяжести операции на юг от Янцзы и наступать вдоль реки, а для этого требовалось форсировать пролив Уху. Учитывая возможность высоких потерь, японцы попытались обойти укрепления Фуциси с юга, атакуя Жуйчань одновременно вдоль дороги из Цзюцзяна и со стороны реки. С этой целью в районе Ганькоу (Гуаньчжи) высадился десант морской пехоты численностью 1000 человек (12 августа).

После ожесточенных боев, во время которых снова были применены отравляющие газы, 24 августа Жуйчань был взят. Оттуда японцы двинулись на Дэань, Яньсин и Матоу.

8 сентября, во взаимодействии с десантом морской пехоты, был захвачен Матоу и начались трехнедельные бои за Фуциси. Одновременно по северному берегу реки 6-я пехотная дивизия наступала на Тянчжячжэнь.

Чтобы задержать продвижение противника вверх по реке, китайское командование бросило против него базировавшуюся в Ханькоу бомбардировочную авиацию. В частности, 27 июля 6 самолетов СБ бомбили 28 кораблей и судов японцев в районе Хукоу, 8 августа 5 бомбардировщиков СБ атаковали группу японских кораблей под Матанем, а 11 августа группу в составе 25 кораблей на рейде Цзюцзяна: утром 5 машин и вечером 7 бомбардировщиков. В ходе этих налетов они уничтожили и повредили до 20 кораблей и судов.

Чтобы защитить свой флот от этих налетов, японцы ввели систему речных конвоев: группы из 40?70 транспортных судов эскортировали малые и средние военные корабли, имевшие сильное зенитное вооружение. Кроме того, была усилена зенитная артиллерия в портах и в местах дислокации войск, а также создана сеть полевых аэродромов вдоль реки. С них японцы пытались перехватывать китайские бомбардировщики.

12 августа во время очередного налета на Цзюцзян китайская авиация потеряла 5 самолетов СБ (при этом японцы потеряли 5 истребителей); 18 августа во время бомбежки группы судов под Хукоу 9 самолетов СБ вели воздушный бой с 30 японскими истребителями (без потерь), а 19 августа, когда группа китайских самолетов-бомбардировщиков атаковала японские суда на участке Хукоу — Цзюцзян, 27 японских бомбардировщиков бомбили авиабазу в Ханькоу, потеряв в бою с 12 истребителями охраны аэродрома 2 своих самолета.

***

На суше из-за ожесточенного сопротивления китайцев (средний темп продвижения японцев составил 1 км в день), невзирая на применение отравляющих газов, японское наступление выдохлось. Оживило его только операция речной флотилии, которая прорвалась вверх по реке, высадив утром 19 сентября в Усу десант морской пехоты и захватив город.

Второй десант (бригада морской пехоты, усиленная артиллерией), высадился 24 сентября в тылах цитадели Тянчжячжэнь и спустя три дня захватил ее. Фуциси пал 29 сентября. Таким образом, после форсирования пролива японская флотилия на Янцзы обеспечила себе свободу маневра, а войскам — доставку провианта, боеприпасов и подкреплений водным путем.

Потеря укрепрайона Усу, высадка японского десанта в заливе Биас, вызванная им необходимость отвода 3-й квантунской армии (6 дивизий) с центрального фронта для усиления обороны Кантона, а также попытки окружения левого фланга китайской армии 2-м японским корпусом, который вел наступление вдоль железнодорожной линии Пекин — Ханькоу, привели Чан Кайши к решению (18 октября) оставить Ханькоу. Столицу перенесли в Чунцин (более чем в 2200 км на запад от Шанхая), а войска отвели на рубеж реки Хань и в окрестности Чаньшу и Нанчаня.

Первыми начали отход армии, находившиеся севернее Янцзы и продолжавшие вести бои с наступавшими японскими дивизиями. Достигнув железнодорожной линии Пекин — Ханькоу, ввиду провала плана по окружению главных сил китайцев, японские войска прекратили их преследование и направились вдоль железной дороги к Ханькоу.

Южнее Янцзы, ввиду отхода китайцев за реку Сюхэ, командование 11-го корпуса прекратило бои за Дэань и Унинь, перебросив войска на ханькоуское направление. 20 октября они захватили Дайе, а 24 — Яньцин и, при поддержке речной флотилии, порт Ичэнь. Ввиду отступления на юг китайских частей, которые должны были защищать Ханькоу, дальнейшее продвижение японских войск происходило без помех. 25 октября был занят Хуанянь, в тот же день корабли флотилии Янцзы вышли к Ханькоу, высадив следующим утром в Ханькоу десант морской пехоты и подразделений 115-й пехотной дивизии. Десант без единого выстрела вошел в оставленный город. Назавтра в город вошли также части 2-го корпуса.

В заключительных боях на реке японская авиация потопила канонерку «Yung Czi» (21 октября) и канонерку «Kung Czen».

***

Фактически ханькоуская операция завершилась 12 октября, когда японцы были остановлены на подступах к Чаньша. И хотя за 5 месяцев боев японские войска продвинулись на 350?400 км (со средней скоростью 2?3 км в день), однако им не удалось окружить и уничтожить слабо вооруженную современной военной техникой китайскую армию. Невзирая на весьма значительные потери (около 300 тысяч убитых, раненых и пропавших без вести, а также 212 сбитых самолетов), она сохранила свою боеспособность. Успеху японцев в немалой степени способствовало преступное отсутствие взаимодействия между китайскими армиями, обусловленное частными интересами их командиров (в боях участвовали войска шести провинций и центрального правительства), что в ряде случаев лишило китайцев возможности перехватить оперативную инициативу.

Потери японцев в живой силе были вдвое меньше (но и резервы у них тоже были значительно меньше китайских), зато почти одинаковыми в технике (200 сбитых самолетов, 50 потопленных и поврежденных кораблей и вспомогательных судов).

Хотя ханькоуская операция закончилась тактическим успехом японцев, она развеяла миф о непобедимости японской армии и ее техническом превосходстве.

Захват Кантона

Штурм Кантона (Гуанчжоу) был прежде всего ударом по интересам Великобритании, граждане которой являлись владельцами либо совладельцами многочисленных промышленных и торговых предприятии в городе и его окрестностях (в частности, немало англичан вложили деньги в железную дорогу Коулун — Кантон — Ханькоу).

Кроме того, захват Кантона создавал прямую угрозу Гонконгу, находившемуся примерно в 150 км к юго-востоку от Кантона. Заняв Кантон, японцы отсекали Гонконг от Китая, парализуя тем самым военные поставки для армии Чан Кайши и серьезно ограничивая британскую торговлю с Китаем, которая являлась главным источником доходов этой колонии.

Но страдали не только экономические интересы Великобритании. Самым существенным образом страдал ее престиж, поэтому японское правительство, опасаясь возможных осложнений, долго откладывало операцию. Подготовка к ней началась в первых числах мая 1938 года. В южной части Формозы происходило сосредоточение сил. Одновременно японцы внимательно следили за ситуацией в Европе. Мюнхенский договор убедил японцев в слабости Великобритании и устранил их опасения.

Операцию начали скрытно. 10 октября из Такао вышла, вместе с кораблями прикрытия, десантная группа (2 пехотные дивизии и 2 танковых батальона, составлявшие 21-ю армию генерала Фурусо). Два дня спустя, на рассвете, транспорты с войсками (всего 35 тысяч солдат) вошли в залив Биас и под прикрытием авиации (50 самолетов) и корабельной артиллерии начали высадку десанта в шести пунктах побережья. Кроме того, для дезориентации противника 15 октября небольшой десант морской пехоты высадился в Нантоу, к западу от Гонконга (через несколько дне и он был снят).

Высадка в заливе Биас (160?180 км от Кантона) стала для китайского командования полной неожиданностью. Правда, после начала войны было начато строительство укреплений вокруг Кантона, но по непонятным причинам только с северной стороны. Теперь же известие о том, что японцы высадились в тылу, вызвало панику в китайских частях.

Дислоцированные вдоль побережья 8 дивизий, 2 бригады и 4 отдельных полка пехоты, усиленные 3 артиллерийскими дивизионами, оказав незначительное сопротивление, начали отходить перед наступавшей двумя колоннами 21-й японской армией.

Северная колонна после захвата Хучжоу, Поло и Шилуня 19 октября овладела Дзеньчженем, откуда вдоль железнодорожной линии двинулась на Кантон. Западная колонна, после захвата Тамшуй и Тайпу, дошла до устья реки Чжуцзянь под Тайпинем. Охранявшие устье укрепления Хумэнь 22 октября захватил десант, доставленный на 12 транспортных судах под прикрытием крейсера, эсминца, двух канонерок и трех тральщиков. Он высадился по обе стороны от пролива Хумэнь, взял штурмом форты и удерживал их до подхода западной колонны.

Кантон был взят 22 октября почти без боя. Находившиеся там войска китайской 12-й армии (около 100 тысяч солдат) оставили наполовину разрушенный город (с сентября 1937 года японская морская авиация совершила около 600 налетов на город и порт). Противнику досталась вся артиллерия, многочисленные склады оружия, продовольствия и снаряжения.

Поскольку японцы прекратили преследование в 30?50 км к северу и северо-востоку от Кантона, китайские войска заняли к 15 ноября новые оборонительные позиции в районе Дзиньчжуань — Фогань (80 км на север) и Хэчжуань — Синфынь (150 км на северо-восток от Кантона). Ввиду слабости своих сил, японцы до июня 1939 года никаких действий на этом направлении больше не предпринимали.

Первыми их действиями после захвата Кантона стала ликвидация заграждения из затопленных судов и кораблей в устье реки Чжуцзянь, а затем — блокирование британской и французской концессий на острове Шаминь.

***

Захватом Ханькоу и Кантона завершился первый этап японо-китайской войны. Несмотря на большие военные успехи (захват всех главных портов и ряда крупных городов на континенте, уничтожение 90 % китайского флота и авиации), выявилось, что японская армия недостаточно сильна для того, чтобы покорить весь Китай в ходе одной кампании.



Кантонская операция 12?22 октября 1938 года

Японское командование допустило ряд серьезных ошибок, вытекавших прежде всего из легкомысленной недооценки противника и ложной уверенности в абсолютном превосходстве своей армии. Эти ошибки привели к тому, что китайская армия, невзирая на огромные потери в живой силе (около 510 тысяч убитых, более 700 тысяч умерших от ран и болезней), не была разбита. Война, ввиду огромной территории Китая и колоссального людского потенциала страны, приобрела затяжной характер, повиснув тяжким бременем на японской экономике. Один день войны стоил, в среднем, 4?4,6 миллионов иен. Затянувшиеся военные действия и высокие потери (около 300 тысяч убитых и раненых, более 570 сбитых самолетов) значительно ослабили боевой дух японской армии. Все эти факторы привели, в итоге, к краху японских планов захвата Китая чисто военным путем.

Вследствие серьезных экономических и военных трудностей японское правительство решило завершить войну в Китае путем политической торговли. Отныне все вооруженные акции должны были служить исключительно средством политического давления.

Приступая к реализации новых планов, японцы стали склонять Чан Кайши к «уступчивости» с помощью воздушных бомбардировок, используя аэродромы, расположенные в районе Ханькоу. Именно с них японские самолеты выполняли теперь рейды на Наньчан, Чанша, Ичан и Чунцин.

Вопрос о японской агрессии был вынесен на форум Лиги Наций, однако Лига не предприняла никаких решительных действий, кроме «морального» осуждения этой агрессии и рекомендации членам Лиги воздержаться от шагов, могущих принести ущерб Китаю (постановление от 6 октября 1937 года).

Брюссельская конференция 19 стран, заинтересованных в делах Дальнего Востока (3?24 ноября 1937 года) тоже не предприняла никаких конкретных шагов против агрессора, кроме призыва к обеим сторонам к мирному урегулированию спора.

Западные державы оказались в двусмысленной политической ситуации. С одной стороны, японская агрессия угрожала их интересам в Китае; с другой (и этого они больше всего опасались) она могла вызвать национально-освободительную войну китайского народа вообще против всех иностранных государств, грабивших Китай.

Исходя из этих соображений, эти страны поддерживали нормальные дипломатические отношения с обоими противниками, стараясь, однако, дипломатическим путем склонить Японию свернуть китайский конфликт.

Но предельное упрямство Японии, не желавшей поступиться хотя бы дюймом захваченной территории, привело к тому, что с начала 1939 года они стали оказывать Китаю финансовую помощь.

Сначала США 8 февраля выделили Китаю кредит в размере 25 млн. долларов для закупки оружия и военного снаряжения, затем Великобритания 15 марта и 18 августа выделила кредиты на общую сумму 3 млн. фунтов стерлингов. Не остался в стороне и Советский Союз, ибо успехи японцев угрожали безопасности его юго-восточных границ. Кремль выделил три займа на общую сумму 250 млн. долларов (1 марта и 1 июля 1938 г.; 13 июня 1939 г.).

До ноября 1939 года китайская армия получила только от СССР 985 самолетов, 82 танка, 1317 орудий, 14025 пулеметов, 1550 грузовых автомобилей. В ее рядах находились 3665 советских военных советников и военных специалистов, 200 из которых погибли.

Доставка военных грузов в Китай сначала осуществлялась морским путем через Сватоу и Кантон (до октября 1938 года), а также через Пакхой и Хайфон (до февраля 1939 года). Позже, по мере успехов японского сухопутного наступления и морской блокады, наземными и воздушными путями.

Поставки из СССР шли по так называемому Синцзяньскому тракту (3500 км), от Сары Озек в Казахстане до Сяньяна в провинции Каньсу. Воздушные мосты проходили по линиям Сары Озек — Хами — Ланьчжоу, либо Иркутск — Улан-Батор — Далань — Дзадагад — Ланьчжоу.

Американское и британское оружие доставлялось частично через Индокитай (до 6 июля 1940 года) по железной дороге Хайфон — Лаокай — Куньмин), а с января 1939 года — по созданной с большим трудом Бирманской дороге (3379 км): Рангун — Мандалай — Лашио — Куньмин.

Оба этих пути — Синьцзянский и Бирманский — находились далеко за пределами досягаемости японской авиации.

Оглавление книги


Генерация: 2.077. Запросов К БД/Cache: 0 / 0