Глава 27. ВОЕННО-МОРСКИЕ ДОКТРИНЫ БУДУЩИХ ПРОТИВНИКОВ

Один из выдающихся теоретиков того времени, французский вице-адмирал Рауль Виктор Кастекс (Castex) в своем трехтомном труде «Theories strategiques», изданном в 1929?1933 годы, пытался предвидеть облик будущей войны на море.

Он считал, что борьба, как и раньше, будет идти прежде всего за господство над морем. Такое господство достигается посредством: а) генерального сражения; б) блокады баз противника; в) систематических действий легких надводных сил, подводных лодок и авиации. Крупные боевые корабли, помимо участия в генеральных сражениях, должны поддерживать легкие силы, тогда как авиация должна поддерживать главные силы флота. Кастекс не отрицал полезность крейсерских действий на коммуникациях, но полагал. что они могут быть успешными только при поддержке главных сил флота.

Свою концепцию он противопоставил различным «молодым школам», представлявшим будущую морскую войну как массированное использование подводных лодок, авиации и легких сил. Кастекс утверждал, что полноценный флот должен быть сбалансированным, т. е. иметь хорошо продуманное пропорциональное соотношение надводных и подводных кораблей разных классов, а также морской авиации, и взаимодействующих друг с другом.

Кастекс предвидел важную роль фактора неожиданности в первые часы войны (стремительные налеты, особенно воздушные, на морские базы) и доказывал необходимость рассредоточения собственных сил. Одновременно он был далек от недооценки роли подводных лодок, утверждая, что благодаря им «морское господство» превратилось в «господство на поверхности моря» (слабая сторона могла развернуть масштабные наступательные действия субмарин против более сильного противника).

Посмотрим теперь, какие взгляды на характер морской войны, в отличие от теории Кастекса, господствовали в командных кругах главных морских держав.

Великобритания. Вследствие острого дефицита сырьевых и пищевых ресурсов, это государство не могло не то, что воевать, а просто существовать без непрерывной доставки минерального сырья, топлива и продовольствия по морю из многочисленных колоний и доминионов. Поэтому обеспечение безопасности морских коммуникаций являлось краеугольным камнем британской системы обороны и определяло задачи флота.

Он предназначался в первую очередь для охраны морских путей сообщения, в частности, для предотвращения атак флота противника на эти коммуникации и для сопровождения транспортов с войсками, мобилизованными в колониях и доминионах. Для решения этой задачи требовалось располагать большим количеством крупных и средних надводных кораблей.

Строительству малых кораблей уделялось меньше внимания, а значение подводных лодок и морской авиации вообще недооценивалось. Не были также разработаны принципы взаимодействия с другими родами войск, хотя с 1938 года производились попытки отработки взаимодействия с воздушными силами, особенно с авиацией службы береговой обороны. Что касается сухопутных войск, то считалось, что их следует «использовать в первую очередь для обороны морских баз».

США. Военно-морская доктрина Соединенных Штатов была более наступательной по своему духу. Американцы, последователи взглядов Мэхэна, считали, что главная задача флота — это активная борьба за господство на море, поскольку лишь при условии его достижения можно будет оказывать помощь союзникам, перебрасывая свои войска в Европу или в Азию.

Достижению данной цели должен был служить мощный надводный флот, способный разгромить морские силы противника в генеральных сражениях, в действиях на коммуникациях и в атаках на его базы. Флот должен был также блокировать побережье противника. Американская доктрина, как и британская, недооценивала стратегическое значение подводных лодок и морской авиации.

Япония. Напротив, в японской доктрине использованию авиации придавалось очень большое значение. Нанесение мощных ударов с воздуха по базам и военным объектам противника в момент начала войны считалось необходимым условием для установления господства в воздухе, без которого, в свою очередь, нельзя было добиться господства на море.

Учитывая превосходство британского и американского флотов, предполагалось уничтожить эскадры союзных флотов в базах и в море путем нанесения внезапных массированных ударов морской авиации (палубной и берегового базирования), чтобы затем ввести в бой собственные главные силы, прежде всего линкоры.

В морских сражениях, особенно в условиях ограниченной видимости, помимо бомбардировочной и торпедоносной авиации, предусматривалось широкое использование соединений эсминцев, вооруженных 610-мм торпедами, для осуществления массированных торпедных атак.

Однако японское командование недооценило значение подводного флота, особенно эффективность его действий на морских коммуникациях противника, вследствие чего отсутствовали планы надлежащего его использования (планировалось использовать субмарины для дальней разведки, проведения диверсионных операций — в качестве носителей сверхмалых подводных лодок или гидросамолетов, и даже для обстрела побережья противника).

Невзирая на постоянные споры о сферах компетенции между командованием армии и флота, обе стороны стремились к тесному взаимодействию всех родов войск, особенно в ходе морских десантных операций.

Германия. Немцы готовили свой флот прежде всего для войны с Великобританией. Главной его задачей должна была стать дезорганизация британской экономики путем массового уничтожения судов торгового флота. Но при выработке способов реализации этой задачи столкнулись две концепции.

Первая из них предполагала, что основной удар по британскому грузовому судоходству нанесут соединения крупных надводных кораблей (линкоров, броненосцев и тяжелых крейсеров), поддерживаемых эсминцами, а также самостоятельно действующие корсары (вспомогательные крейсеры).

Это вынудит противника рассеять свои силы и тем самым даст больше шансов германскому флоту. Ввиду слабости последнего, генеральные сражения с британским флотом не предусматривались. С осени 1938 г. немцы приступили к расширению своего надводного флота («план Z»). Но делалось это без всякой спешки, поскольку Гитлер заявлял командованию Кригсмарине, что война начнется не раньше 1944?1945 годов, и что для достижения своих целей в Центральной и Восточной Европе он не собирается использовать флот. Данная концепция являлась официальной, развитие Кригсмарине проводилось «под нее».

Согласно другой концепции, главным оружием против британского торгового флота должны были стать подводные лодки. Поэтому на их строительство следует направить основные силы. Требуется не менее 300 субмарин для того, чтобы парализовать английские морские перевозки в Атлантике. Эта концепция была отвергнута, поскольку, по мнению командующего Кригсмарине, генерал-адмирала Редера, действия «у-ботов» не сломят дух британского флота. Достижению этой цели должна была служить реализация «план Z».

Не были также выработаны принципы взаимодействия с другими родами войск, особенно с сухопутными войсками, а организационное подчинение морской авиации командованию Люфтваффе создавало много оперативных и тактических трудностей.

Франция. Французская военно-морская доктрина, опиравшаяся на опыт прошедшей мировой войны, носила пассивный характер. Франция обладала сильной сухопутной армией и значительными воздушными силами, благодаря чему могла успешно бороться с врагом на сухопутных фронтах.

Однако наличие у нее обширных колониальных владений требовало также охраны морских путей, соединявших эти владения с метрополией. Кроме того, вследствие значительной протяженности морских границ (атлантическое и средиземноморское побережье) требовалось держать крупные силы береговой обороны.

Обе задачи возлагались на флот, у которого, по мнению властей и высших военных чинов, условиями договоров по морским вооружениям были сильно урезаны возможности. Поэтому для успешного решения этих задач французский флот должен был тесно сотрудничать с британским флотом. Решено было совместно осуществлять морскую блокаду Германии и Италии, блокировать их военно-морские силы в базах и портах, охранять французские морские коммуникации (переговоры начальников штабов в апреле 1939 года).

Французская доктрина предусматривала взаимодействие всех родов войск, но не сумела разработать принципы такого взаимодействия. Таким образом, британская и французская доктрины фактически отдавали инициативу в руки противника.

Италия. Главными задачами итальянского флота были определены, во-первых, обеспечение морских коммуникации в Средиземном море и, во-вторых, борьба с морскими силами противника путем атак его баз и конвоев. Эти задачи итальянцы намеревались решать на основе взаимодействия надводных сил, подводных лодок и морской авиации. Взаимодействию флота с ВВС придавалось большое значение. Условием завоевания господства на море считалось обладание значительного числа линкоров.

Генеральные сражения с британским флотом тоже предусматривались, однако при этом итальянским кораблям следовало противопоставлять броне британских кораблей свою большую скорость и высокую маневренность, позволявшие им уходить от преследования превосходящих сил противника. Следовательно, итальянцы не особенно рассчитывали на успех в таких сражениях.

Итальянское военно-морское командование возлагало определенные надежды на подводные диверсионные средства и силы, но вплоть до начала войны не были выработаны методы их боевого применения.

СССР. Под влиянием опыта испанской гражданской войны, здесь была отброшена теория «малой морской войны» (массированное использование торпедных катеров, подводных лодок и авиации). Вместо нее приняли на вооружение теорию операционного использования разнородных сил (надводных кораблей, подводных лодок, авиации, береговой артиллерии) для нанесения концентрированных ударов. Такие удары следовало наносить в виде серии наступательных операций, проводимых флотом самостоятельно, либо во взаимодействии с другими родами войск, против соединений кораблей противника и его баз.

Но главной задачей флота считалась поддержка действий своих сухопутных войск в прибрежной полосе (артиллерийские обстрелы, десантные и противодесантные операции, минирование).

Единицами наибольшей боевой ценности, как наступательной, так и оборонительной, были признаны линкоры, способные долгое время вести мощный артиллерийский огонь.

В СССР, государстве вполне самодостаточном в экономическом отношении, проблема морских коммуникаций не играла такой роли, как в других странах. Поэтому прибрежные морские пути должны были охранять авиация и силы береговой обороны, а для действий на коммуникациях противника предназначались подводные лодки и морская авиация дальнего действия.

***

В целом, несмотря на многочисленные новинки в области военно-морских вооружений и техники, несмотря на колоссальное развитие морской авиации, флоты великих морских держав готовились к «прошедшей войне». Когда начались боевые действия, очень быстро выяснилось, что ни один флот не отвечает в полной мере тем требованиям, которые предъявила суровая реальность.

Похожие книги из библиотеки

Линкоры США Часть 2

Существует миф, согласно которому тот флот, который помог США выиграть войну, Америка начала строить с утра 8 декабря 1941 г., когда немного очухалась от случившегося накануне разгрома японцами Перл-Харбора. Миф. На самом деле американские милитаристы все десять быстроходных линкоров, которые принесли на своих палубах победу Вашингтону, начали строить минимум за десять месяцев до атаки самураями Перл-Харбора. Линкоры типа «Северная Каролина» были заложен с двухнедельным интервалом в июне 1940 г. и вошли в строй в апреле и мае 1941 г. Фактически, три из четырех линкоров типа «Южная Дакота» были спущены на воду до 7 декабря 1941 г. Да, тот флот, который сокрушил Японию, еще не был построен, но его тем более нельзя было бы построить, засучив рукава только с утра 8 декабря. Таким образом. удар японской авиации по главной базе Тихоокеанского флота США не сыграл абсолютно никакой роли в судьбе скоростных линкоров ВМС США.

Боевой путь Императорского японского флота

Аннотация издательства: Книга посвящена наиболее интересному и трагичному периоду в истории Императорского Японского флота — его участию во Второй Мировой войне. Являясь одной из лучших работ обзорного характера, она может быть рекомендована самому широкому кругу читателей.

Карты и схемы приведены из различных источников

Легкий танк M41

В 1944 году на вооружение армии США начал поступать легкий танк М24 «Чаффи». Однако уже первые бои показали, что ни по вооружению, ни по бронированию «Чаффи» не может тягаться с немецкими средними танками. После окончания Второй мировой войны и последовавшим вскоре охлаждением отношений между бывшими союзниками американцы здраво рассудили, что «Чаффи» вряд ли сможет справиться и с советскими танками. Поэтому в 1946 году был дан старт проектированию нового легкого танка, в конструкции которого был бы учтен опыт Второй мировой войны. Предполагалось создание семейства из трех танков — легкого, среднего и тяжелого — с близкими конструктивно-компоновочными решениями и внешним видом. Все три машины позднее были реализованы в металле; легкий получил известность как М41, средний — М47 и тяжелый — М103.

Броненосцы типа “Бранденбург”

Речь Вильгельма II на борту броненосца «Вёрт» вызвала резкие отклики официальной прессы Великобритании. В связи с так называемым «инциндентом с „Вёртом“ в британских кругах, а после первой мировой войны и в немецких, стали раздаваться критические замечания, осуждающие использование мест битв для названий германских кораблей, хотя многие французские корабли носили на борту названия иностранных городов, у стен которых произошли успешные для них сражения. Например, взорвавшийся в 1907 г. вследствие самовоспламенения боезапаса французский линкор „Иена“. Точно такой же порядок существовал и в британском военно-морском флоте. Так, в свое время британские корабли носили названия „Хог“, „Абукир“, „Трафальгар“ и т.д.

Резкая критика официальной британской прессы на эту речь кайзера показала, что уже тогда отчетливо выявилось постепенное ухудшение отношений Великобритании и Франции по отношению к Германии.