Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

ГЛАВА 2. ПЕЧАЛЬНАЯ СУДЬБА РУССКОГО ФЛОТА

ГЛАВА 2. ПЕЧАЛЬНАЯ СУДЬБА РУССКОГО ФЛОТА

Поначалу, после стихийной февральской революции 1917 года, большевики усиленно заигрывали с балтийскими матросами, поскольку видели в них реальную силу, способную обеспечить захват власти в столице разваливавшейся на глазах Российской империи. Действительно, революционные матросы, не желавшие воевать с внешними врагами, оправдали оказанное им «высокое доверие». Они помогли Ленину и его сообщникам совершить государственный переворот в Петрограде 7?8 ноября того же года. Этот переворот спустя десять лет идеологи партии большевиков стали именовать Великой Октябрьской Социалистической Революцией.

В последующие годы более 75 тысяч моряков сражались в пехотных частях и в составе экипажей «сухопутных броненосцев» — знаменитых бронепоездов. Но сам флот был слишком слаб для решения даже такой задачи, как блокада морских коммуникаций противника, не говоря уж о достижении морского господства на Балтике, на Черном море или на Севере. Да и вообще судьба власти большевиков решалась в сражениях на суше.

Сомнения в полезности флота для дела «мировой революции» значительно усилились в результате неудачных действий новоявленных красных флотоводцев на Балтике в 1918?1919 гг. против англичан. Оказалось, что командовать боевыми кораблями гораздо труднее, чем расстреливать своих прежних командиров.

Кронштадтский мятеж 1921 года привел к полному разочарованию Ленина и его сподвижников в военных моряках. Пришлось даже устроить показательную «порку» балтийским «красным военморам». Вот что пишут по этому поводу современные историки:

«После подавления Кронштадтского восстания деятельность флота практически оказалась парализованной. Большая часть квалифицированных матросов старших возрастов оказалась среди «классовых врагов», судьба этих людей, не воспользовавшихся возможностью уйти по льду в Финляндию, оказалась очень печальной (расстреляли каждого второго повстанца из числа сдавшихся комиссарам — Авт.)… Фильтрационные комиссии безжалостно «вычищали» всех, кто давал малейшие основания для подозрений в нелояльности — в первую очередь «бывших офицеров», большинство из которых было арестовано летом 1921 года… В августе арестовали более половины из находившихся в Петрограде 977 флотских офицеров…

Флот, надолго ставший для партийно-государственного руководства страны символом серьезнейшей внутренней опасности, подвергся опале. Последовали резкие сокращения ассигнований и численности, которые «идеологи» маскировали «недостаточным количеством выделенных пайков». Тогда же из состава Морских Сил вывели береговую оборону, морскую авиацию и командные учебные заведения.»[4]

Одержав в 1918?21 гг. победу над своим народом, пытавшимся бунтовать против их власти, большевики устремили взгляды в Европу. Однако первая попытка насильственной смены власти на Западе (Польский поход, предпринятый в 1920 году Красной Армией под командованием Александра Егорова и Михаила Тухачевского) завершилась полным провалом. Стало ясно, что лихим кавалерийским наскоком Запад не возьмешь, надо серьезно готовиться к штурму «цитадели империализма».

В пределах контролируемой ими территории большевики провозгласили 30 декабря 1922 года создание нового государства — Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Фактически эта была та же Российская империя, но в сокращенном виде. От нее отделились Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Западная Белоруссия, Западная Украина, Бесарабия. Кроме того, в Закавказье большевики уступили туркам большую часть Армении с городами Артвин и Карс, с огромным озером Ван и другими территориями, имевшими важное стратегическое значение.

С 1925 года в СССР началось и с каждым годом приобретало все более широкие масштабы планомерное военное строительство. Но при этом военно-политическое руководство СССР делало главную ставку на кавалерию, пехоту, артиллерию и бронепоезда, флот в своих перспективных военных планах оно фактически игнорировало. Почти до конца 30-х годов стратеги «мировой революции» считали флот не более, чем придатком сухопутных вооруженных сил, целиком от них зависящим и тесно с ними взаимодействующим.

Одно из последних писем Ленина генеральному секретарю ЦК РКП(б) Сталину, опубликованное в Полном собрании сочинений вождя, никогда не цитировалось в многочисленных трудах по истории советского флота, ибо не соответствует официальной версии о горячей ленинской любви к нему. Что же такое написал Ильич своему верному ученику и наследнику в ноябре 1922 года по поводу флота, раз его письмо постарались прочно забыть?

«Я думаю, что флот в теперешних размерах, хотя и является флотишкой… все же для нас непомерная роскошь… Флот нам не нужен, а увеличение расходов на школы нужно до зарезу… держать флот сколько-нибудь значительного размера нам, по соображениям экономическим и политическим, не представляется возможным»[5].

Итак, товарищ Ленин считал военный флот излишней роскошью для Страны Советов. Более того, он требовал скорейшей продажи за границу уцелевших и недостроенных боевых кораблей. Так, Ильич дал согласие на финансирование достройки черноморского крейсера «Адмирал Нахимов» (будущего «Червона Украина») лишь потому, что — как его убедили «военспецы» — тогда этот корабль можно будет продать какой-нибудь Турции или Греции значительно дороже, чем по цене металлолома.

Аналогичной точки зрения придерживались руководители Реввоенсовета и Наркомата обороны, среди которых кавалеристы и пехотинцы имели абсолютное большинство. Они тоже считали, что без флота можно прекрасно обойтись. По их мнению, судьба мировой революции будет решена на сухопутных полях сражений.

Остатки императорского флота

Кратко рассмотрим боевой состав того «флотишки», который находился в распоряжении руководителей СССР к концу периода восстановления экономики после мировой и гражданской войн.

Как известно, по состоянию на 1 августа 1914 года российский императорский флот по своей величине (тоннажу) занимал седьмое место в мире — после Великобритании, Германии, Франции, США, Японии, Италии. Среди тогдашних великих держав ему уступал только флот Австро-Венгрии. Но реальные боевые возможности русского флота были еще скромнее, чем величина. Во-первых, немногочисленные корабли находились в морях (на Балтике, в Черном море, на Каспии, в Японском море), изолированное географическое положение которых исключало взаимодействие флотов и усиление одних за счет других. Во-вторых, почти все имевшиеся в 1914 году корабли относились к числу безнадежно устаревших.

Правда, с 1909 года предпринимались попытки возрождения флота после полного разгрома в русско-японской войне[6].

В частности, выполнялась так называемая «малая программа судостроения» 1912?1916 гг. В рамках этой программы (включавшей также достройку ранее заложенных кораблей) планировалось построить до конца 1917 года 8 линкоров, 4 линейных и 10 легких крейсеров, 54 эскадренных миноносца, 30 подводных лодок — всего 106 боевых единиц основных классов. Однако в связи с мировой войной данная программа была выполнена лишь на 60 %. Флот получил от промышленности 7 линкоров, 32 эсминца и 24 подводные лодки; 1 линкор, 14 крейсеров, 22 эсминца, 6 подлодок (43 корабля) остались недостроенными.

В результате мировой и гражданской войн Российский флот понес огромные потери. Во-первых, погибли по разным причинам (не считая затонувших, но затем поднятых и снова вступивших в строй) 3 линкора, 4 крейсера, 7 канонерских лодок, 27 эсминцев, 23 подводные лодки, 4 заградителя, десятки малых боевых единиц (тральщики, посыльные и сторожевые корабли) и вспомогательных судов (учебные суда, плавбазы, транспорты и т. д.).

Это были следующие корабли. Линкоры — «Императрица Екатерина Великая», «Императрица Мария», «Слава». Крейсеры — «Жемчуг», «Олег», «Паллада», «Пересвет». Канонерки — «Гиляк», «Донец», «Кореец», «Кубанец», «Сивуч», «Уралец», «Черноморец». Эсминцы — «Бдительный», «Владимир», «Гавриил», «Гаджибей», «Гром», Громкий», «Доброволец», «Живой», «Живучий», «Исполнительный», «Казанец», «Капитан-лейтенант Баранов», «Керчь», «Константин», «Лейтенант Бураков», «Лейтенант Зацаренный», «Лейтенант Пущин», «Лейтенант Шестаков», «Летучий», «Москвитянин», «Охотник», «Пронзительный», «Сметливый», «Стремительный», «Стройный», «Счастливый», «Фидониси». Подводные лодки — «АГ-14», «Акула», «Барс», «Гагара», «Гепард», «Единорог», «Kapаcь», «Карп», «Кашалот», «Кит», «Краб», «Лебедь», «Лосось», «Львица», «Морж», «Налим», «Нарвал», «Орлан», «Пеликан», «Скат», «Сом», «Судак», «Угорь». Заградители — «Буг», «Енисей», «Ладога», «Прут».

Во-вторых, целую эскадру боевых кораблей и вспомогательных судов Черноморского флота (156 вымпелов) белогвардейцы увели в Константинополь (а затем часть их в Бизерту — французскую военно-морскую базу на территории Туниса).

Это линкор «Генерал Алексеев» (бывший «Император Александр III»). Крейсер «Генерал Корнилов» (бывший «Кагул»). Старый броненосец «Георгий Победоносец». Эсминцы «Беспокойный», «Гневный», «Грозовой», «Дерзкий», «Жаркий», «Живой» (затонул в пути), «Звонкий», «Зоркий», «Капитан Сакен», «Поспешный», «Пылкий», «Цериго». Канонерки «Гайдамак», «Грозный», «Джигит», «Кавказ», «Страж», «Урал», «Якут». Подводные лодки «АГ— 22», «Буревестник», «Тюлень», «Утка». Авиатранспорт Алмаз». Заградители «Аю-Даг», «Ксения», «Константин», «Николай», «Шилка». Посыльные суда «Гидра», «Днепровец», «Киев», «Лукулл». Тральщики «Альбатрос», «Баклан», «Веста», «Доброволец», «Жанетта», «Капитан 2 ранга Медведев», «Керчь», «Китобой», «Мери», «Мечта», «Ногайск», «Пандия», «Скиф», «Скорый», «Смелый», «Чурубаш». Парусно-моторное учебное судно «Моряк». Ледоколы «Всадник», «Горгипия», «Козьма Минин», «Илья Муромец», «Морж». Гидрографические суда «Беглицкий», «Веха», «Казбек», «Тендра». А также около 90 коммерческих пароходов, шхун, буксиров и военных транспортов (из них в состав Русской эскадры в Бизерте в ноябре 1920 года официально вошли 38 транспортов и 8 буксиров).



Русский ледокол «Козьма Минин» стал французским минным заградителем «Castor»


Русский ледокол «Илья Муромец» тоже стал «французом» — минным заградителем «Роllих»

Крейсер «Варяг» (Фл. СЛО), эсминцы «Автроил» (БФ), Спартак» (БФ) и «Счастливый» (ЧФ), тральщики флотилии СЛО Т-6, Т-12, Т-13, Т-14, Т-16, Т-17, Т-19, Т-22, Т-31, Т-ЗЗ, Т-34, Т-36, Т-41 и посыльное судно «Порыв» захватили англичане; крейсер «Прут» — турки. Более сотни боевых кораблей и вспомогательных судов (включая 10 недостроенных сторожевиков) достались финнам, эстонцам, латышам, румынам.

Так, финны захватили 5 старых миноносцев (Подвижный, Послушный, Прозорливый, Резвый, Рьяный), 21 посыльное судно (Беркут, Воевода, Виола, Кондор, Посадник, №№ 103, 104, 119, 120, 127, 128, 129, 212, 214, 215, 716, 217, 218, 219, 220, 222), 5 сторожевиков (Голубь, Гриф, Пингвин, Филин, Чирок), более 20 сторожевых катеров, 9 заградителей (Бурея, Воин, Дюна, Зея, Ильмень, Иртыш, Луга, Молога, Мста), 30 тральщиков (Алеша Попович, Груз, Добрыня, Дуло, Защитник, Капсюль, Комета, Крамбол, Микула, Минреп, Намет, Пламя, Планета, Поток Богатырь, Святогор, Ствол, Тумба, Фортрал, Цапфа, Чека, М-1, М-4, М-5, М-6, М-7, №№ 2, 3, 16, 17. 23), ряд вспомогательных судов. Эстонцы «прихватизировали» малые заградители М-2, М-8 и М-10, канонерку «Бобр», несколько вспомогательных судов.

Тридцать кораблей и судов Сибирской флотилии вице-адмирал В.К. Старк увел сначала в Шанхай, а затем в Манилу, где продал их. Среди них были канонерка «Манчжур», заградитель «Алеут», вспомогательный крейсер «Лейтенант Дыдымов», тральщики «Аякс» и «Патрокл», ледокол «Илья Муромец», транспорты «Байкал», «Камчадал», «Охотск», «Якут» и другие

В-третьих, множество кораблей в 1922?27 гг. большевики продали как металлолом. Так, в Германию были проданы на слом 15 кораблей Балтийского флота. Это недостроенные линейные крейсеры «Бородино», «Кинбурн», «Наварин»; крейсеры «Аскольд», «Адмирал Макаров», «Баян», «Богатырь», «Громобой», «Диана», «Россия», эсминец «Властный», канонерская лодка «Грозящий», подводная «Язь», учебные суда «Заря Свободы» и «Африка».

Различным советским предприятиям были переданы для разборки на металл недостроенный дредноут «Демократия» (бывший «Император Николай I») и 8 старых броненосцев: «Андрей Первозванный». «Республика» (бывший «Император Павел I»), «Евстафии», «Иоанн Златоуст», «Три Святителя», «Гражданин» (бывший «Цесаревич»), «Чесма» (бывший «Полтава»), «Борец за свободу» (бывший «Князь Потемкин»); крейсер «Рюрик», 7 недостроенных эсминцев («Брячислав», «Федор Стратилат», «Капитан Конон Зотов», «Капитан Кроун», «Мечеслав», «Михаил», «Сокол»); учебное судно «Освободитель» (бывший «Рында»).



Русское посыльное судно «Воевода» стало финским сторожевиком «Matti-Kurki»


Русский сторожевик «Филин» превратился в финский «Kajrala»


Русский сторожевик «Голубь» получил у финнов название «Uusimaa»

Кроме того, были отправлены на слом 60 устаревших эсминцев и миноносцев, 3 новые подводные лодки, ряд других боевых кораблей и вспомогательных судов. Эсминцы и миноносцы — «Беспощадный», «Бесстрашный», «Бесшумный», «Бодрый», «Боевой». «Бойкий», «Бравый», «Бурный», «Видный», «Властный», «Внимательный», «Всадник», «Гайдамак», «Генерал Кондратенко», «Грозный», «Громящий», «Дельный», «Деятельный», «Донской казак», «Достойный», «Жуткий». «Забайкалец», «Заветный», «Завидный», «Инженер-механик Анастасов», «Искусный», «Капитан Юрасовский», «Крепкий», «Легкий», «Лейтенант Малеев», «Лейтенант Сергеев», «Лихой», «Ловкий», «Меткий», «Молодецкий», «Мощный», «Пограничник», «Поражающий», «Послушный», «Прочный», «Прыткий», «Разящий», «Расторопный», «Резвый», «Ретивый», «Свирепый», «Сердитый», «Сильный», «Скорый», «Смелый», «Статный», «Стерегущий», «Сторожевой», «Страшный», «Твердый», «Точный», «Тревожный», «Уссуриец», «Финн», «Эмир Бухарский», подводные лодки «Вепрь», «Кугуар», «Угорь».

Что же осталось после всего этого?

По состоящего на 1 августа 1929 года Морские Силы Балтийского моря имели в своем составе 3 линкора («Марат», «Октябрьская Революция», «Парижская Коммуна»); 1 легкий крейсер («Профинтерн»); 1 канонерскую лодку («Красное Знамя»); 12 эсминцев типа «Новик» («Володарский», «Зиновьев», «Калинин», «Карл Либкнехт», «Карл Маркс», «Ленин», «Рыков», «Сталин», «Троцкий», «Урицкий», «Энгельс», «Яков Свердлов»); 9 подводных лодок типа «Барс» («Батрак», «Большевик», «Комиссар», «Коммунар», «Красноармеец», «Краснофлотец», «Пролетарии». «Рабочий», «Товарищ»); заградители «Баррикада» и «25 Октября»; 7 учебных кораблей («Аврора», «Девятое января», «Дозорный», «Комсомолец», «Красный Ленинград», «Ленинградсовет», «Яуза»); около 30-и вспомогательных судов.

Морские Силы Черного моря включали 1 легкий крейсер («Червона Украина»); 5 эсминцев («Дзержинский», «Незаможник», «Петровский», «Фрунзе», «Шаумян»); 5 подводных лодок («Коммунист», «Марксист», «Политработник», «Политрук», «Шахтер»); 5 канонерских лодок («Красная Абхазия», «Красная Армения», «Красная Грузия», «Красная Молдавия», «Красный Аджаристан»); заградитель «1 Мая», учебный корабль «Коминтерн», около 20 вспомогательных судов.

Эти жалкие остатки бывшего императорского флота не представляли сколько-нибудь серьезной угрозы ни для одного вероятного противника, за исключением разве что ближайших соседей, таких как Эстония или Румыния. Например, подводные лодки типа «Барс» (9 на Балтике) и «Нерпа» (1 на Черном море) морально устарели еще к моменту своего вступления в строй в 1915?16 гг. Линкоры типа «Гангут», как известно, обладали очень слабым бронированием, делавшим их легкой добычей для любого линейного корабля, спущенного на воду после 1913 года. Эсминцы, канонерки и заградители годились только для охраны собственных берегов, да и то в ограниченных пределах, поскольку тоже безнадежно устарели.

На Дальнем Востоке и на Севере военного флота у СССР до 1932?33 гг. вообще не было.

Помимо весьма скромного корабельного состава и устарелой материально-технической базы, имела место вопиющая нехватка кадрового командного состава и технических специалистов. Старый офицерский корпус в своем большинстве либо бежал в эмиграцию, либо навсегда покинул службу, либо был уничтожен во время революции и гражданской войны. Места прежних офицеров и адмиралов заняли рядовые матросы или унтер-офицеры бывшего императорского флота или же младшие офицеры ускоренных военных выпусков. Поэтому профессионализм командного состава всех звеньев оставлял желать много лучшего.

Поиски доктрины

Большевики с первых дней захвата власти в России постоянно твердили о том, что их главной целью является победа революции в «мировом масштабе». Однако уже к 1925 году они поняли, что даже в Европе, не говоря обо всем мире, с «пролетарской революцией» придется повременить Более того, идеологи РКП(б) уяснили очень важное обстоятельство: «недостаточно сознательные» пролетарии на Западе вряд ли смогут самостоятельно придти к власти. Поэтому необходимо оказать им «помощь» в деле захвата власти.

В 1925 году советское руководство прекратило необъявленную партизанско-диверсионную войну на территории Польши (велась в 1921?25 гг.) и начало планомерную подготовку к грядущему «Великому освободительному походу».

В докладе на Пленуме ЦK ВКП(б), состоявшемся 19 января 1925 года, Сталин сделал вывод о неизбежности в будущем новой «большой войны» и заявил, что «в связи с этим нс может не встать перед нами вопрос о нашем вмешательства в эти дела». Но для того, чтобы такое вмешательство стало возможным и успешным, требуется в кратчайшие сроки создать мощную военно-экономическую базу, которая станет надежным фундаментом для войны с «капиталистическим окружением».

В декабре 1927 года, выступая с отчетным докладом на XV съезде партии, Сталин поставил задачу «партийному активу» и руководителям всех ведомств — учесть противоречия в лагере империалистов. оттянуть войну» до того момента. пока «не назреют вполне колониальные революции», либо «пока капиталисты не передерутся между собой»

Давным-давно опубликовано множество подобных высказываний и документов, предельно откровенных, не составляющих никаких сомнений в изначально агрессивных устремлениях большевистского режима. С ними не знакомы лишь те, кто не желает знать правду, а упрямо повторяет ложь о миролюбивом характере внешней политики СССР, об исключительно оборонительном характере советских военных доктрин и планов и т. п.

В связи с ясно указанной в 1925?27 гг. «генеральной линией» партии и правительства, проблемы возрождения и дальнейшего развития флота стали предметом оживленной дискуссии среди военных моряков. При этом очень скоро определились две принципиально различные точки зрения на возможные пути развития советского флота.

Бывшие офицеры императорского флота, пошедшие на службу большевикам, составили основу так называемой «старой школы». В нее входили В.А. Белли (1887?1981), Е.А. Беренс (1876?1928), А.К. Векман (1884?1955), Л.М. Галлер (1883?1950), Л.Г. Гончаров (1885?1948), А.В. Домбровский (1882?1954), Б.Б. Жерве (1878?1934), А.В. Немитц (1879?1967), Н.Н. Несвицкий, Э.С. Панцержанский (1887?1937), М.А. Петров, Ю.Ф. Ралль (1890?1948), Е.Е. Шведе, А.В. Шталь (1865?1950) и другие.

Они считали, что в первую очередь нужно строить линейные корабли, крейсеры, авианосцы и эскадренные миноносцы, способные действовать в открытом море. Например, известный в те годы теоретик, начальник военно-морской академии М.А. Петров считал, что для войны с Великобританией Балтийский флот должен иметь в строю как минимум 8 линкоров, 16 крейсеров и 3 флотилии эсминцев (15?18 единиц). Иными словами, «старая школа» ратовала за создание сбалансированного флота, ядро которого обычно составляют крупные боевые единицы.

В отличие от этих «военспецов», «революционные новаторы» так называемой «молодой школы» предложили теорию «малой морской войны». Это были М.В. Викторов (1894?1938), К.И. Душенов (1895?1940), В.И. Зоф (1889?1937), И.К. Кожанов (1897?1938), С.В. Курков, И.М. Лудри (1895?1937), Р.А. Муклевич (1890?1938), В.М. Орлов (1895?1938), Ф.Е. Родин и прочее флотское начальство «пролетарского происхождения».

Их концепция заключалась в том, что для разгрома линейных, легких и десантных сил противника в прибрежной зоне вполне достаточно применить ограниченные по составу силы и средства. Основу этих сил, по мнению «новаторов-пролетариев», составляют торпедные катера (их в то время часто называли «москитами» — по аналогии с мошками, способными искусать до смерти крупное животное), подводные лодки и морская авиация; главными средствами обороны являются береговая артиллерия и стационарные минные заграждения. Основными формами боевых действий «малого флота» они считали «молниеносные» удары по вражеским эскадрам, противодействие операциям вражеских легких сил возле собственных берегов и поддержку сухопутных войск. Все это — без значительного удаления от своих баз.

Именно вторая из упомянутых концепций в период 1927?1936 гг. пользовалась официальной поддержкой «наверху». Во-первых, как уже сказано выше, главную ставку в будущих революционных войнах военно-политическое руководство СССР в то время делало на сухопутные войска. Во-вторых, денег и материально-технической базы для создания мощного флота «открытого моря» все равно не было. Существовавшее положение вещей нашло зримое выражение в организации вооруженных сил. Сейчас уже мало кто знает, что «красный флот» в 1920?1930-е годы являлся… частью армии! Руководство им осуществляло Управление военно-морских сил РККА.

В начале 1928 года высшее военное руководство страны призвало своих подопечных прекратить дискуссию и полностью определиться со «значением и задачами морских сил в системе вооруженных сил страны». Черту под спорами между «старой» и «молодой» школами подвело постановление Реввоенсовета СССР:

«При развитии Военно-Морских Сил стремиться к сочетанию надводного и подводного флотов, береговой и минно-позиционной обороны и морской авиации, отвечающему характеру ведения боевых операций на наших морских театрах в обстановке вероятной войны… Считать основными задачами Военно-Морских Сил PKKA:

А) содействие операциям сухопутной армии в прибрежных районах;

Б) оборону берегов в условиях совместного разрешения этой задачи средствами морских сил и сухопутной армии;

В) действия на морских коммуникациях противника; Г) выполнение особых морских операций.

По составу флота руководствоваться нижеследующим:

А) основным фактором, сообщающим операциям флота боевую устойчивость и активность действий, являются линейные корабли;

Б) развитие легких сил (крейсера, миноносцы, торпедные катера, сторожевые суда, канлодки) должно отвечать требованиям современной морской войны и соответствующей организации флота на наших театрах с учетом особенностей характера использования морских сил в будущей войне;

В) развитию подводного плавания уделять особое внимание, при учете специальных операций подводных лодок и обеспечения возможности совместных их действий с надводным флотом».

Этот документ интересен тем, что он представлял собой попытку объединения противоположных взглядов. В самом деле, в нем сказано, что флот должен действовать в основном возле своих берегов, а его главную силу составят подводные лодки. Но в то же время основным фактором «устойчивости» флота были названы линкоры (которые, напомним, имелись в количестве всего лишь трех безнадежно устаревших единиц).

Строительство «малого флота»

В соответствии с концепцией «малого» флота, шестилетняя программа военного судостроения, принятая Советом Труда и Обороны СССР в ноябре 1926 года, предусматривала постройку всего лишь 12 подводных лодок, 18 сторожевых кораблей и 36 торпедных катеров для Балтийского и Черного морей.

Программа была разделена на два этапа. В ходе первого из них (1927?1928 гг.) планировалось построить 6 больших подводных лодок, 8 сторожевых кораблей, 6 торпедных катеров. Одновременно следовало достроить 2 легких крейсера типа «Светлана» и 3 эсминца типа «Новик», спущенные на воду в 1915?16 гг.

Второй этап (1929?1932 гг.) предусматривал строительство еще 6 подводных лодок, 10 сторожевых кораблей и 30 торпедных катеров, достройку еще одного крейсера типа «Светлана», а также восстановление одной подводной лодки типа «АГ», одного эсминца типа «Новик» и поврежденного пожаром линкора «Фрунзе».

Всего в рамках этой программы, подвергавшейся изменениям, были достроены три крейсера: «Адмирал Нахимов» («Червона Украина», 1927 г.), «Светлана» («Профинтерн», 1928 г., позже переименован в «Красный Крым»), «Адмирал Лазарев» («Красный Кавказ», 1932 г.) и три эсминца: «Прямислав» («Калинин», 1927 г.), «Капитан Белли» («Карл Либкнехт», 1927 г.), «Капитан Керн» («Рыков», 1927 г. позже переименован в «Куйбышев»). Были восстановлены поднятый в 1925 г. в Новороссийске эсминец «Калиакрия» («Дзержинский», 1929 г.) и поднятая в 1928 г. районе Севастополя подводная лодка «АГ-21» («Металлист»).

В 1927?32 гг. были построены 6 подводных лодок типа «Д» (они получили «революционные» имена, соответствовавшие эпохе: «Декабрист», «Народоволец», «Красногвардеец», «Революционер», «Спартаковец», «Якобинец»), а в 1929?33 гг. — 6 подводных заградителей типа «Л» («Ленинец», «Сталинец», «Фрунзенец», «Гарибальдиец», «Чартист», «Карбонарий»).

В 1929 г. в указанную программу были внесены коррективы. Реввоенсовет СССР принял постановление об увеличении количества строившихся подводных лодок. На основе данного постановления в 1930 г. были заложены 4 подводные лодки типа «Щ» («Щука», «Окунь», «Ёрш», «Комсомолец»). Чтобы при этом не выходить за пределы отведенных на флот финансовых средств, пришлось сократить количество сторожевых кораблей, вместо 18-ти построили только 10 («Вихрь», «Вьюга», «Гроза», «Метель», «Смерч», «Тайфун», «Ураган», «Циклон», «Шквал», «Шторм»). Восстановление линкора «Фрунзе» (бывшего «Полтава») тоже было исключено из плана.

В связи с составлением Первого пятилетнего плана развития экономики СССР на 1929?33 гг., Реввоенсовет решил «пересмотреть программу строительства морского флота в сторону некоторого увеличения», по-прежнему делая упор на строительство подводных лодок и малых надводных кораблей.

Первый пятилетний план предусматривал строительство уже 18 больших (типа «Л») и 4 средних (типа «Щ») подводных лодок, 3 больших эсминцев (лидеров), 18 сторожевых кораблей, 5 охотников за подводными лодками, а всего 28 боевых кораблей, 22 подводных лодок и 37 вспомогательных судов.

Но одного желания вождей, без прочной материальной основы, оказалось совершенно недостаточным для претворения в жизнь даже этой скромной программы. Как известно, первый советский пятилетний план был провален по всем основным параметрам и заданиям, хотя советская пропаганда твердила об его выполнении и даже перевыполнении. Оказалась невыполненной и программа военного судостроения. Из предусмотренных к постройке 28 надводных кораблей были заложены всего лишь 18, немного лучше обстояло дело с подводными лодками.

Кадры

В довоенную эпоху в СССР был весьма популярен лозунг «кадры решают всё»! Спорить с ним не приходится. Действительно, главное — это люди, их квалификация и моральный дух. Поэтому давайте бегло прикоснемся к проблеме обеспечения советского флота квалифицированными кадрами.

Современный автор отмечает, что период 1920?1928 гг. характеризовался подготовкой специалистов для флота и его береговых учреждений «из числа лиц преимущественно рабоче-крестьянского происхождения, имевших недостаточный общеобразовательный уровень (5?6 классов средней школы и ниже) и не имевших военно-морского образования»[7].

Чтобы сделать для «пролетариев» доступным обучение в военно-морской академии, им сначала давали общее образование (по программе средней школы) на курсах продолжительностью от 6 до 24 месяцев. Однако, как известно, ускоренное образование всегда является неполноценным. Что же касается ВМА, то перегрузка ее программы ненужными предметами, постоянные изменения структуры и содержания учебных планов, слабая материально-техническая обеспеченность учебного процесса, репрессии в отношении преподавательского состава — все это сильно снижало эффективность обучения.

Весьма характерно то, что высшие военно-морские «командиры-пролетарии» до Гражданской войны на флоте либо вообще не служили, либо служили матросами, а специальное военно-морское образование у них отсутствовало.

Например, Михаил Викторов, который в период с 1924 по 1937 гг. последовательно командовал морскими силами на Балтике, на Черном море и на Дальнем Востоке, пришел на флот лишь в 1918 г. Все его специальное образование, это трехмесячные (!) курсы командного состава в 1924 г.

Ромуальд Муклевич в 1926?1931 гг. командовал ВМС СССР, в 1931?1934 гг. являлся инспектором ВМС; в 1934?1936 гг. был начальником Главного управления судостроительной промышленности. Он в 1915 г. окончил школу мотористов, затем служил в армии унтер-офицером. После революции продолжал армейскую службу до тех пор, пока Реввоенсовет республики не поручил ему командование сразу всеми морскими силами СССР.

Владимир Орлов в 1926?1931 гг. командовал морскими силами Черного моря, а в 1931?1937 гг. всеми морскими силами СССР. На флот он пришел в 1918 году, где сразу нашел занятие себе по душе: стал комиссаром. Главное комиссарское занятие заключалось в том, чтобы повсюду выискивать «контру» и вдохновлять «братишек» безжалостно ставить «контру к стенке» (варианты: топить в проруби, сжигать живьем, закапывать в землю, вешать за ноги — комиссары были весьма изобретательны по этой части). В 1919?1926 гг. Орлов возглавлял политотделы разного уровня. Военно-морское образование этого «стратега» и «флотоводца» заключалось в трехмесячных курсах, которые он прошел в 1926 году, перед тем, как возглавить Черноморский флот.

Под стать Орлову, Муклевичу, Викторову были все остальные «начальники флота» периода 1925?1938 гг. Именно такие «эрзац-специалисты» принимали ответственные решения, разрабатывали оперативные планы, руководили боевой подготовкой военно-морских сил СССР.

***

Итак, в период 1920-х и 1930-х годов Россия (CCCP) имела небольшие военно-морские силы, способные действовать лишь в незначительном удалении от своих берегов. Вдобавок, эти весьма скромные силы были разделены между несколькими морскими театрами. Соответственно, страны Запада вплоть до конца 30-х годов могли позволить себе не принимать русский (советский) флот в расчет.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.671. Запросов К БД/Cache: 3 / 1