Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 4. ВАШИНГТОНСКАЯ МОРСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В 1921?1922 гг

Глава 4. ВАШИНГТОНСКАЯ МОРСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В 1921?1922 гг

10 июля 1921 года государственный секретарь США (т. е. министр иностранных дел) Чарльз Эванс Хьюз (Charles Evans Hughes) предложил созвать конференцию девяти государств. Во-первых, в ней должны были участвовать страны, имеющие выход к Тихому океану — США, Япония и Китай. Во-вторых, страны, обладавшие колониями в данном регионе — Великобритания, Франция, Нидерланды, Португалия (плюс США и Япония). В-третьих, страны, имевшие концессии в Китае — Бельгия и Италия (плюс США, Великобритания, Япония, Франция).

Советская Россия не получила приглашение на том основании, что она утратила выход к Тихому океану в связи с образованием так называемой Дальневосточной республики — ДВР. Однако представителей ДВР, прибывших в Вашингтон, к участию в работе конференции тоже не допустили в связи с тем, что правительство ДВР — это марионетка, всецело зависящая от Москвы. В ответ правительство РСФСР заявило протест США, Великобритании, Японии, Франции и Китаю, подчеркнув, что оно не будет считать обязательным для себя ни одно принятое на конференции решение.

Конференция должна была обсудить два главных вопроса: ограничение морских вооружений и урегулирование положения на Дальнем Востоке. После стадии предварительных переговоров, она начала свои заседания 12 ноября 1921 года в Вашингтоне, под председательством Ч.Э. Хьюза.

В итоге работы конференции были подписаны три договора, ставшие победой американской дипломатии. Соединенным Штатам удалось затормозить японскую экспансию в бассейне Тихого океана и в Китае, а также установить принцип паритета с флотом Великобритании, не прибегая при этом к дорогостоящей гонке вооружений.

Первый из указанных договоров (договор четырех государств) подписали 13 декабря 1921 года США, Великобритания, Япония и Франция сроком на 10 лет. Стороны обязались соблюдать права каждого из государств-участников договора и гарантировали сохранность их владений на островах Тихого Океана (то есть, они разделили сферы влияния). После его ратификации терял силу англо-японский договор от 1902 года (продленный в 1911 году), оговаривавший интересы обеих стран в этом регионе, что облегчало американскую экономическую экспансию на Дальнем Востоке.

Второй договор (договор девяти государств) 6 февраля 1922 года подписали представители США, Великобритании, Японии, Франции, Италии, Нидерландов, Бельгии, Китая и Португалии. Он касался политики этих государств по отношению к Китаю. Участники договора обязались уважать суверенитет, независимость и административно-территориальную целостность Китая. В результате Японии пришлось вернуть Китаю полуостров Шандунь, захваченный ею в 1914?1915 гг. вместе с германской военно-морской базой Циндао. Возврат произошел до конца 1922 года. Одновременно договор обязал Китай и дальше проводить политику открытых дверей», что было на руку прежде всего именно американцам.

***

Третий договор касался военно-морских вооружений. Здесь исходная позиция США была достаточно ясной. Военно-морские флоты Австро-Венгрии и Турции удалось ликвидировать, а германский и российский (советский) флоты сократились до безопасного минимума. Осталось договориться лишь остальным пяти «великим морским державам».

Этот договор, известный также как «договор пяти государств» (США, Великобритании, Японии, Франции, Италии) — был принят после долгого периода споров. Госсекретарь США Хьюз заявил, что, договариваясь о разоружении, следует принять за исходную точку уже существующий потенциал флотов великих морских держав. При этом сравнение этих потенциалов надо производить по общему водоизмещению линкоров и линейных крейсеров, т. е. так называемых «capital ships». Тоннаж остальных боевых единиц следует суммировать и пересчитать на количество условных линкоров либо линейных крейсеров соответствующего водоизмещения.

Самым главным пунктом плана ограничения вооружений, предложенного Хьюзом, являлось провозглашение своего рода «каникул в строительстве линкоров» на срок не менее 10 лет.

Далее американская делегация предложила детальную программу разоружения, касавшуюся только трех самых крупных морских держав.

Соединенные Штаты, реализовывавшие план 1916 года, имели в тот момент 10 линкоров и 6 линейных крейсеров в разных стадиях строительства. Причем один линкор был уже почти полностью построен, готовность еще 2 составляла 80 %, а остальные 7 линкоров находились на стапелях.

Согласно предложения Хьюза, все 9 недостроенных линкоров и 6 линейных крейсеров следовало отправить на слом, что давало в сумме 15 кораблей общим водоизмещением 618.000 тонн (тоннаж кораблей, указанный Хьюзом, отличался от реального в пределах 6?7 %). Кроме того, он предлагал разобрать на металл 15 старых американских линкоров, за исключением «Delaware» и «South Dacota», что добавляло еще 15 кораблей общим водоизмещением 227.000 тонн, а всего 30 кораблей и 845.700 тонн.

Великобритании было предложено отказаться от постройки 4 линейных крейсеров по проекту 1921 года (172.000 тонн), сдать на слом все линкоры-додредноуты, а также дредноуты, построенные до серии кораблей типа «King George V» — это составляло 19 единиц. Итого 23 корабля общим водоизмещением 583.375 тонн.

Японии предложили отказаться от запланированного строительства 8 линкоров и линейных крейсеров, разобрать 3 линкора — «Mutsu» (готовый на 95 %), «Tosa» и «Kaga» (спущенные на воду), а также 4 линейных крейсера — «Amagi» и «Akagi» (спущенные на воду), «Atago» и «Takao» (на стапелях). Всего японцам было предложено отправить на слом 7 недостроенных кораблей общим водоизмещением 289.100 тонн. Кроме того, им следовало уничтожить все додредноуты — 10 единиц (159.828 тонн). А всего на слом должны были пойти 17 кораблей общим водоизмещением 448.928 тонн.

Тем самым три великие морские державы отказывались от 70 крупных военных кораблей общим водоизмещением 1.878.000 тонн. Пораженный масштабами такого «погрома», корреспондент лондонской газеты «Times» написал в своем репортаже: «Госсекретарь Хьюз за 35 минут потопил больше линейных кораблей, чем все адмиралы мира на протяжении веков»!

Через три месяца после подписания договора количество оставшихся в строю кораблей данного класса было бы следующим: 1) США — 18 линкоров, 500.650 английских тонн; 2) Великобритания — 18 линкоров и 4 линейных крейсера, 604.450 тонн; 3) Япония — 6 линкоров и 4 линейных крейсера, 299.700 тонн.

Одновременно Хьюз предложил установить максимально допустимый общий тоннаж линкоров для США и Великобритании по 500.000 тонн, для Японии — 300.000 тонн, для Франции и Италии — по 175.000 тонн.

Надо пояснить откуда взялись эти цифры. Согласно принятым на конференции положениям, каждый флот должен был складываться из двух групп кораблей: линейных и легких, при этом соотношение между группами определялось как 1: 1.

Суммарный тоннаж британского флота был установлен на основании математического равенства суммарного тоннажа флотов трех самых крупных европейских государств на 1921 год: Франции (575.000 тонн), Италии (345.000 тонн) и Германии (108.000 тонн) — всего 1.028.000 тонн, после округления 1 000.000 тонн.

Такой же предел тоннажа предусматривался для американского флота. Учитывая пропорцию между группами внутри флотов — 1:1, получаем по 500.000 тонн линкоров для каждой из обеих англосаксонских стран. Аналогичным образом были рассчитаны показатели для французского и итальянского флотов. Из упомянутого выше математического равенства следовало, что тоннаж каждого из них не должен превышать 1/3 тоннажа британского флота, т. е. 333.333 тонны для каждой страны, после округления — 350.000 тонн, из которых на долю линкоров приходилось по 175.000 тонн.

Что касается Японии, то ее тоннаж был определен следующим образом: под конец 1921 года водоизмещение американского флота составляло 2.052.000 тонн (считая вместе корабли в строю и в постройке), а японского — 1.042.042 тонны, т. е. около 50 % тоннажа флота США. Эту пропорции решено было сохранить, отсюда цифра 500.000 тонн для императорского флота. Японцы сумели выторговать еще 10 % американского тоннажа — в сумме набралось 600.000 тонн, из них для линкоров — 300.000 тонн.

Таким образом, пропорции тоннажа линкоров для 5 государств должны были составлять 5:5:3:1,75:1,75. Было также предложено, чтобы стандартное водоизмещение новых линкоров не превышало 35.000 тонн, а калибр орудий — 406 мм.

При этом американцы взяли за основу характеристики своих новейших линкоров типа «Colorado», стандартное водоизмещение 32.500 тонн, наибольшая ширина — 30 метров, осадка — 9,5 метров, вооружение — 8 орудий калибра 406 мм, дальность плавания — 10.000 миль на 10 узлах. Между тем, ширина шлюзов Панамского канала составляла тогда 35 метров. Иными словами, более крупные линкоры через этот канал не могли пройти.

Вторую группу боевых кораблей разделили на три категории: легкие надводные единицы (крейсеры и эсминцы), подводные лодки, авианесущие корабли (авианосцы и гидроавианосцы).

Для трех государств вводились лимиты в этой группе. Легкие надводные корабли США и Великобритании — по 450.000 тонн, Японии — 270.000 тонн; подводные лодки США и Великобритании — по 90.000 тонн, Японии — 54.000 тонн; авианесущие корабли США и Великобритания — по 80.000 тонн, Японии — 48.000 тонн.

Было также предложено достроить корабли данной группы, находившиеся в стадии строительства. А тоннаж, превышающий установленные лимиты, предлагалось пустить на слом только после полной замены устаревших кораблей. Срок службы устанавливался такой: для линкоров и авианесущих кораблей — 20 лет; для крейсеров — 17 лет, для эсминцев и подводных лодок — 12 лет.

В отношении всех остальных боевых единиц водоизмещением менее 3.000 тонн, со скоростью до 15 узлов, вооруженных орудиями калибра до 127 мм, никакие ограничения не предусматривались.

Страны-участницы договора должны были предоставлять всем заинтересованным сторонам всестороннюю информацию о сроках замены кораблей и тактико-технических данных строящихся новых единиц. Было предусмотрено, что подлежащие списанию крупные боевые корабли нельзя продавать третьим странам и что такие корабли для третьих стран нельзя строить на верфях стран-участниц.

***

15 ноября началась дискуссия по американским предложениям. При этом выявилось значительное расхождение мнений. Делегация Франция, оскорбленная тем, что Францию низвели до уровня второстепенной морской державы (паритет с Италией), требовала равного тоннажа с флотом Японии. Французы мотивировали это большой протяженностью своей береговой линии, а также необходимостью охраны коммуникаций, связывающих метрополию с колониями.

Франция планировала создать две линейные эскадры — атлантическую и средиземноморскую. Между тем, в рамках предложенных ей 175.000 тонн она могла иметь только 5 линкоров (по 35.000 т), из которых можно было составить всего одну эскадру. Ссылаясь на упомянутое выше математическое равенство, французы аргументировали, что благодаря ограничениям, наложенным на германский флот Версальским договором, они, французы, могли бы сохранить существующий тоннаж, то есть 575.000 тонн. Следовательно, общее водоизмещение их линкоров должно составлять 290.000 тонн, то есть почти тоже, что и у японского флота.

Однако эти требования встретили резкое сопротивление Великобритании, вечного соперника Франции. Англия не желала, чтобы недавний союзник увеличил тоннаж своего флота за счет немцев. Свою позицию англичане мотивировали тем, что в будущем германский флот может увеличиться и тогда упомянутое равенство будет нарушено, а три главных европейских флота превысят своим тоннажем британский флот. Кстати говоря, такой аргумент свидетельствовал, что спустя всего два года после Версаля англичане уже были готовы смотреть сквозь пальцы на возрождение германской морской мощи.

Оба англосаксонских государства твердо придерживались указанной позиции. Когда французская делегация затребовала директив из Парижа, Хьюз энергично надавил на французского премьер-министра Аристида Бриана (Aristide Briand), заявив, что в случае отказа именно Франция «в глазах мирового сообщества будет ответственна за срыв конференции по разоружению». Бриан капитулировал. В качестве компенсации французская делегация выторговала себе больший тоннаж легких единиц и подводных лодок, решительно отвергнув предложенные ей 200.000 тонн. Она потребовала 420.000 тонн, в том числе 90.000 тонн для подводных лодок.

Против этого, в свою очередь, стала протестовать Великобритания, которая еще слишком хорошо помнила то побоище, которое учинили ее коммерческому флоту германские субмарины. Британская делегация заявила, что такое количество французских подводных лодок представляет угрозу британской империи. Британский представитель лорд Ли (Lee) сказал: «Франции никогда не приходилось опасаться вторжения из Великобритании, имеющей слабую армию; британские линейные корабли не могут угрожать существованию Франции ни на один час. Зато Франция может совершенно уничтожить Англию с помощью подводных лодок». На этом основании он потребовал полного прекращения их строительства.

Но тут англичане встретили решительный отпор. Французский представитель парировал: «Если Англия не намерена использовать против Франции свои линейные корабли, которые она держит, по всей вероятности, для ловли сардинок, так пусть же будет разрешено бедной Франции строить подводные лодки для ботанических исследований морского дна». Французов поддержали итальянцы, японцы и американцы, тоже являвшиеся сторонниками этого вида оружия. Британской делегации пришлось уступить.

Японская делегация внешне казалась удовлетворенной третьим местом в мире. Японцев волновали иные проблемы, по сравнению с которыми вопросы тоннажа линкоров отходили на второй план. Они прежде всего опасались англо-американского сближения на Тихом океане и расширения американских военно-морских баз на Филиппинах и острове Гуам. Если бы это произошло, флот США значительно приблизился бы к японским островам.

На уступчивость Японии влиял еще один фактор, хотя и в меньшей степени — судьба линкора «Mutsu». Согласно американским предложениям, он должен был пойти на слом. Поскольку его строительство полностью завершилось 24 октября 1921 года, Японии важно было сохранить его, чтобы располагать двумя кораблями с артиллерией калибра 406 мм. Поэтому они предложили сдать на слом вместо него устаревший дредноут «Settsu» (он был спущен на воду в 1911 году; 12 орудий калибра 305 мм). Тем самым общее число уничтожаемых кораблей сохранялось, но суммарное водоизмещение оставшихся единиц возрастало на 13.600 тонн, до 313.000 тонн.

Участники переговоров встретили это предложение «в штыки». Им очень не хотелось оставлять в распоряжении японцев два новейших линкора большой боевой мощи. Однако неожиданно на помощь азиатам пришли американцы. Два их корабля с орудиями калибра 406 мм — «Colorado» и «West Virginia», готовые на 80 %, тоже предназначались на слом. Воспользовавшись прецедентом с «Mutsu», американцы пообещали, что они достроят эти два корабля, а вместо них разберут два более старых — «North Dacota» и «Delaware». Опять же, при этом общее число кораблей не менялось, но суммарный тоннаж возрастал на 25.200 тонн (до 525.850 тонн).

Тут уже резко запротестовали англичане, у которых вовсе не было ни одного линкора, сконструированного после Ютландской битвы. Самый мощный их корабль — линейный крейсер «Hood» — строился по старым чертежам, лишь частично измененным после сражения в мае 1916 года.



Американский линкор «Colorado»

Японский линкор «Mutsu»

Чтобы сломить сопротивление англичан, конференция согласилась на то, чтобы для сохранения равновесия Великобритания построила 2 новых линкора по 35.000 тонн с орудиями калибра 406 мм. Вступив в строй, они должны были заменить 3 корабля типа «King George V» и один типа «Orion», благодаря чему число линкоров в британском флоте сократилось бы до 20, тогда как их общий тоннаж составил бы 558.950 тонн, что давало превышение над американским флотом 33.100 тонн. Такое превышение стороны признали допустимым, поскольку все британские дредноуты были построены до 1916 года и в течение ближайших 10 лет все они приближались к верхней планке срока эксплуатации.

Разумеется, вопрос о «новейших» линейных кораблях для Франции и Италии даже не поднимался, что еще больше разъярило французов, имевших линкоры исключительно довоенной конструкции. Даже 5 недостроенных линкоров типа «Normandie» были заложены еще в 1913 году, то есть, морально они давно устарели. Чтобы подсластить горькую пилюлю, Франции разрешили временно сохранить тоннаж, превышающий допустимые 175.000 тонн, а именно 221.170 тонн, причем после 1927 года Франция могла начать замену старых линкоров на новые, но уже в пределах тоннажа, установленного соглашением.

Такое же разрешение получила Италия, чей линейный флот находился в состоянии почти плачевном (из 15 имевшихся у нее в 1921 году линкоров только 5 представляли реальную боевую ценность, остальные 10 являлись безнадежно устаревшими и, к тому же, сильно изношенными).

***

Поименный список линейных кораблей и линейных крейсеров, обладание которыми было разрешено, выглядел следующим образом.

Великобритания: «Ajax», «Barham», «Benbow», «Centurion», «Emperor of India», «Hood», «Iron Duke», «King George V», «Malaya», «Malborough», «Queen Elizabeth», «Ramillies», «Renown», «Repulse», «Resolution», «Revenge», «Royal Oak», «Royal Sovereign», «Thunderer», «Tiger», «Valiant», «Warspite».

Всего 22 единицы суммарным водоизмещением 580.450 тонн[12]. После вступления в строй двух новых линкоров, разрешенных к постройке («Nelson» и «Rodney»), были сданы на слом «Ajax», «Centurion», «King George V» и «Thunderer», а общий тоннаж 20 кораблей составил 558.950 тонн.

США: «Arizona», «Arkansas», «California», «Delaware», «Florida», «Idaho», «Maryland», «Mississippi», «OkIahoma», «Nevada», «New Mexico», «New York», «North Dakota», «Pennsylvania», «Tennessee», «Texas», «Utah», «Wyoming».

Всего 18 единиц суммарным водоизмещением 500.650) тонн. После окончания строительства, линкоры «Colorado» и «Vest Virginia» заменили линкоры «Delaware» и «North Dacota», а общее водоизмещение составило 525.850 тонн.

Япония: «Fuso», «Haruna», «Hiei», «Hyuga», «lse», «Kirisimа». «Kongo», «Mutsu», «Nagato», «Yamashiro».

Всего 10 единиц суммарным водоизмещением 313 300 тонн.

Франция: «Bretange», «Condorcet», «Courbet». «Diderot», «France», «Jean Bart», «Lorraine», «Paris», «Provence», «Voltaire».

Всего 10 единиц суммарным водоизмещением 221.170 тонн. С учетом того, что все эти корабли, спущенные на воду в 1909?12 гг., давно устарели, разрешалось построить 3 новых линкора стандартным водоизмещением по 35.000 тонн, с закладкой их в 1927, 1929 и 1931 гг. Однако Франция не смогла использовать данное разрешение в связи с недостатком средств.

Италия: «Andrea Doria», «Caio Duilio», «Conte di Cavour». «Dante Alighieri», «Giulio Cesare», «Leonardo da Vinci», «Napoli», «Regina Elena», «Roma», «Vittorio Emanuele».

Всего 10 единиц суммарным водоизмещением 182.800 тонн. Однако 4 последних корабля были спущены на воду еще в 1904?07 гг. и являлись броненосцами (додредноутами). Дредноут «Leonardo da Vinci», затонувший в Таранто от взрыва погребов 2 августа 1916 г., был поднят в ноябре 1919 г. и введен в док, но из-за недостатка средств не ремонтировался. Он был сдан на слом в 1922 г. Поэтому итальянцам тоже разрешили построить 3 новых линкора по 35.000 тонн, с закладкой их в 1927, 1929, 1931 гг. Нехватка средств не позволила воспользоваться этим разрешением.

***

После того как разобрались с линкорами, делегации снова занялись подводными лодками. Но теперь речь шла об ограничении подводной войны против торгового флота.

По этому вопросу докладывал член делегации США, сенатор Э. Рут (Е. Root). Суть его предложений сводилась к тому, что во всех случаях следует производить проверку груза. Если судно после проверки подлежит уничтожению, то необходимо гарантировать жизнь его пассажирам и экипажу. Без соблюдения этих условий судно нельзя атаковать, а если проверка невозможна, то надо отказаться от атаки. Нарушители этих постановлений подлежат суду как военные преступники.

Под давлением Хьюза предложения Рута были одобрены и 6 января 1922 года делегаты утвердили окончательный вариант текста отдельного договора, состоявшего из трёх пунктов, о правилах подводной войны против торгового флота. В пункте 1 содержались указанные выше предложения Рута; пункт 2 призывал от имени участников договора народы всего мира заключить всеобъемлющий договор, устанавливающий правила ведения подводной войны; пункт 3 призывал международное право принять запрет на использование подводных лодок для нарушения морской торговли.

Несмотря на то, что представители Франции подписали этот договор, французское правительство отказалось его ратифицировать, желая посредством расширения подводного флота компенсировать перевес линейного флота Великобритании. Англо-французские споры по данному поводу продолжались вплоть до лондонской конференции 1930 года.

***

В ходе дискуссий в Вашингтоне явно вырисовалась разделительная линия между участниками конференции. По одну ее сторону находились США и Великобритания, по другую — Япония, Франция и Италия. Обе группы преследовали противоположные интересы, обе хотели извлечь максимальную выгоду из принятых ограничений. Такая атмосфера, царившая на переговорах, не способствовала первоначальной идее Вильсона о полном разоружения.

Стало известно, что перед конференцией шли доверительные переговоры между англичанами и американцами, во время которых США получили согласие на свои главные предложения взамен на обещание, что в процессе общего морского разоружения британский флот сохранит свою позицию ведущего в мире. Правда, Великобритании все же пришлось отказаться от первой позиции среди флотов, но лучше было «делить ее с родственником», чем с японцами могло бы произойти, если бы гонка вооружении продолжалась.

C немцами, как с соперниками на море, можно было уже не считаться, Франция же вырвалась далеко вперед в отношении сухопутных сил. Поэтому усилия британской дипломатии были направлены на то, чтобы ограничить хотя бы морские силы Франции. При поддержке США эти старания увенчались успехом. В свою очередь, французам удалось избежать обсуждения проблемы ограничения сухопутных войск (к чему призывали англичане), так что у них тоже было свое утешение.

Что касается авианесущих кораблей, то в отношении их установили максимальное водоизмещение (27 тысяч тонн) и определили калибр главной артиллерии (не более 203 мм). Был также увеличен, по сравнению с американским предложением, их общий тоннаж, однако количественное соотношение сохранилось в пропорции 5:5:3.

Относительно крейсеров конференция не приняла никаких ограничений, кроме определения максимально допустимого тоннажа (10 тысяч тонн) и калибра главной артиллерии (203 мм).

По кораблям других классов, ввиду решительного противодействия Франции, не было достигнуто никакой договоренности. Единственно, подписали соглашение относительно постройки на верфях стран-участниц легких кораблей по заказу третьих стран, однако запрещалось продавать или передавать им уже построенные единицы.

***

6 февраля 1922 года была подписана окончательная редакция договора, вошедшего в историю под названием «Вашингтонского». Он состоял из трех разделов, содержавших 24 статьи. Первый раздел (статьи 1?20) содержал наиболее важные постановления, касавшиеся тоннажа и вооружения боевых кораблей основных классов.

Для участников договора были определены следующие суммы тоннажа. Линкоры — Великобритания и США по 525.000 тонн, Япония — 315.000 тонн, Франция и Италия — по 175.000 тонн (ст. 4). Авианесущие корабли (авианосцы и гидроавианосцы) — Великобритания и США по 135.000 тонн, Япония — 81.000 тонн, Франция и Италия — по 60.000 тонн (ст.7).

Максимально допустимое водоизмещение линкора устанавливалось в 35.000 тонн — без учета веса топлива и смазки, воды для котлов, боеприпасов, продовольствия, экипажа (ст.5), а калибр его главной артиллерии в 406 мм (ст.6). Только Великобритании в порядке исключения разрешили оставить в строю линейный крейсер «Hood» водоизмещением 42.100 тонн.

Водоизмещение авианосца не должно было превышать 27.000 тонн (ст.9), причем каждому из участников договора разрешили переоборудовать в авианосцы по два линкора либо линейных крейсера из числа предназначенных на слом, при том условии, что водоизмещение каждого из них не превысит 33.000 тонн. Калибр орудий авианосца ограничивался 203 мм, число таких орудий — 10 стволами для кораблей водоизмещением до 27.000 тонн и 8 стволами для кораблей большего водоизмещения (ст.10).

В договоре был дан поименный перечень тех линкоров и линейных крейсеров, которые могли оставаться в боевом составе флотов (приложение 5), а также постановления, касавшиеся срока службы и способов замены линкоров и авианосцев. За исключением кораблей, утерянных в результате несчастных случаев, которые могли заменяться немедленно, остальные корабли разрешалось менять на новые лишь после 20 лет эксплуатации.

Максимальное водоизмещение крейсеров было определено в 10.000 тонн, а калибр их орудий в 203 мм (ст. 12). Надо отметить, что в этом случае делегаты взяли в качестве образца британские крейсеры типа «Effingham», которые только что вступили в строй. Их водоизмещение составляло 9800 тонн, а вооружение было представлено семью орудиями калибра 190 мм.

Запрещалось в мирное время переоборудовать гражданские суда в военные корабли. Единственное, что разрешалось, это укреплять палубы, чтобы в будущем при необходимости на них можно было ставить орудия калибром до 152 мм (ст. 14).

В бассейне Тихого океана участникам договора разрешалось строить военно-морские базы в следующих регионах (ст.19): 1) Великобритании — на берегах Канады, Австралии и Новой Зеландии, а также в Сингапуре. Ей запрещалось укреплять базу в Гонконге; 2) США — на западном побережье Штатов, на Аляске, в районе Панамского канала, на Гавайях. Им запрещалось укреплять Алеуты, Филиппины и Гуам; 3) Японии — на самих Японских островах, в районе Корейского пролива, на Сахалине. Ей запрещалось укреплять Курилы, архипелаги Бонин, Пескадоры, Рюкю (Окинава) и остров Формоза (Тайвань).

***

Договор считался действительным до 31 декабря 1936 года (раздел 3, ст. 23), причем этот срок подлежал автоматическому продлению, если за два года до истечения ни один из участников его не расторгнет. Аннулирование договора тоже наступало автоматически через два года после выхода из него кого-либо из участников.

Через восемь лет после подписания договора должна была собраться новая конференция для уточнения ограничений, касающихся линкоров, в свете новых научно-технических достижений (ст.21).

От выполнения предписаний договора можно было уклониться лишь в случае войны, предварительно уведомив остальных участников (ст.22). Специальный протокол, приложенный к договору, содержал помимо упомянутого выше постановления, касавшегося методов ведения подводной войны, еще и запрет на использование отравляющих веществ в боевых действиях на море.

***

Оценивая результаты Вашингтонской конференции, надо подчеркнуть, что она на какое-то время смягчила разногласия между государствами Антанты. С другой стороны, она углубила и дополнила Версальский договор, став вторым важнейшим составным элементом так называемой Версальско-вашингтонской системы. формировавшей тогдашние международные отношения.

Разумеется, как и всякий договор, Вашингтонское соглашение представляло собой определенный компромисс. Уже только поэтому оно не могло сдержать гонку морских вооружений. Правильнее сказать, что это соглашение изменило курс военно-морской политики некоторых стран. Так, отсутствие количественных ограничений в категории легких надводных единиц и подводных лодок позволяло всем странам, особенно «обиженным» при распределении тоннажа больших кораблей (Японии, Франции, Италии) воспользоваться этой возможностью для увеличения своих флотов. В дальнейшем все они так и поступили.

В наибольшей мере результатами конференции были довольны правящие круги США. Хотя убытки американцев, связанные с уничтожением недостроенных линкоров и линейных крейсеров, составили около 357 млн. долларов, договор ограничил аппетиты Японии, возвратил в Китай полезную для США политику «открытых дверей», установил принцип паритета с ВМФ Великобритании. Таким образом, «доход» превысил «расход».

Реализация решений Вашингтонского договора

Итак, Вашингтонский договор внес конкретные качественные и количественные ограничения в строительство линкоров и авианосцев, а также качественные в строительство крейсеров, оставив при этом полную свободу действий при строительстве эсминцев, подводных лодок и кораблей других классов.

Линкоры

Согласно договору, к строительству новых линкоров сразу же приступила только Великобритания. Два новых корабля (напомним, взамен трех типа «King George V» и одного типа «Orion»), были заложены на стапелях уже в 1922 году.

Это были «Rodney» и «Nelson», спущенные на воду в 1925 году и вступившие в строй в 1927 году. При их конструировании были частично использованы проекты линейных крейсеров образца 1921 года, строительство которых прекратилось в соответствии с решениями конференции.

Имея стандартное водоизмещение 33.900 тонн (Rodney) и 33.950 тонн (Nelson), они были вооружены 9 орудиями калибра 406 мм с дальностью стрельбы 32 км, 12 пушками калибра 152 мм, 6 зенитками калибра 120 мм, а также 8 зенитными автоматами калибра 40 мм и 15 пулеметами. Кроме того, они имели по два подводных торпедных аппарата калибра 609 мм. Мощная броня (по ватерлинии — 356 мм, палубы от 76 до 159 мм, башни ГК 178?406 мм) защищала лишь жизненно важные части корабля, но все равно существенно снизила скорость, составившую всего 23 узла.



Британский линкор «Nelson»

Главная архитектурная особенность линкоров типа «Nelson» заключалась в том, что вся три башни 406-мм орудий (по 1300 тонн каждая) находились в носовой части. Трехногую фок-мачту сменила пятиэтажная надстройка призматической формы. Чтобы избежать ее задымления, трубу перенесли в сторону кормы, благодаря чему котлы оказались за ходовыми турбинами, а не перед ними. Большое внимание было уделено противоторпедной защите и разделению корабля на водонепроницаемые отсеки. Стоимость каждого линкора составила 14.893.538 фунтов стерлингов. В целом, получились очень мощные, но довольно тихоходные корабли.

Хотя после Вашингтонского договора в составе флотов великих держав остались только самые современные линкоры, срок службы которых не превышал 10 лет, однако вследствие непрерывного прогресса техники, а также в силу боевого опыта, приобретаемого в локальных конфликтах и «малых войнах», с ходом времени возникла необходимость их модернизации.

Усовершенствовали свои корабли не только участники договора, но и другие государства, имевшие линкоры либо броненосцы береговой обороны. В период 1922–1931 гг. такую модернизацию провели Великобритания (5 кораблей типа «Revenge», 5 типа «Queen Elizabeth»); Франция (3 корабля типа «Courbet», 3 типа «Bretagne»); Соединенные Штаты (2 типа «Florida», 2 типа «Wyoming», 2 типа «New York», 2 типа «Nevada»); Япония (3 типа «Kongo»); СССР (3 типа «Гангут»); Аргентина (2 типа «Rivadavia»); Чили («Almirante Latorre»); Турция («Yawus Selim»); Германия (3 старых броненосца типа «Schlesien»).

Модернизация заключалась, прежде всего, в установке нового оборудования для управления огнем, которое позволяло вести прицельную стрельбу на дистанциях свыше 20 км; в перестройке броневых башен для увеличения угла подъема стволов (например, увеличение угла американских 356-мм орудий с 15 градусов до 30 увеличило их дальнобойность с 19 км до 30 км; у британских 381-мм орудий переход от 20 градусов к 30 увеличил дальнобойность с 21 до 29 км); в усилении зенитной артиллерии (как правило, 4?8 орудий калибра 75?127 мм); в демонтаже торпедных аппаратов и части казематной средней артиллерии.

Кроме того, улучшалась противоторпедная защита путем устройства в подводной части корпуса специальных кессонов (так называемых «булей»). Они увеличивали ширину корабль на насколько метров и тем самым отдаляли место взрыва торпеды от собственно корпуса, что уменьшало последствия этого взрыва. Усиливалось также горизонтальное бронирование палуб для зашиты от авиабомб и от снарядов, выпущенных с большого расстояния.

Одновременно паровые машины заменялись на турбины, а вместо угольных котлов ставили котлы на жидком топливе — мазуте. Это значительно облегчало корабли, что позволяло увеличить либо скорость, либо бронирование. На верхней палубе размешали одну — две катапульты для запуска гидросамолетов, корректирующих огонь орудий ГК, а также краны для подъема этих самолетов с воды.

Модернизация кардинальным образом меняла первоначальный внешний вид линкоров. Постепенно все эти изменения привели к исчезновению разницы между линкорами и линейными крейсерами, так что к концу 1920-х годов, несмотря на сохранение теоретического разделения, практически они стали кораблями одного класса. Модернизация производилась до самого начала второй мировой войны.



Американский линкор «New Mexico»


Американский линкор «Pennsylvania»


Французский линкор «Bretagne»


Французский линкор «Courbet»

Авианосцы, гидроавианосцы, авиатранспорты

Согласно представлениям 20-х годов, корабельная авиация должна была наносить бомбовые удары по кораблям противника, корректировать огонь орудий главного калибра линкоров и крейсеров, производить разведку акватории и баз противника, защищать свои корабли от его авиации. Учитывая небольшую дальность полета тогдашних самолетов, все эти действия становились возможными лишь при использовании соответствующих кораблей — авианосцев и гидроавианосцев, имеющих оборудование, делающее возможным взлет самолетов и их посадку.

Поначалу оба этих класса занимали почти одинаковые позиции, но вскоре большая автономность авианосцев (возможность использования независимо от состояния моря, атмосферных условий и без ограничений скорости при взлете и посадке самолетов) решительно выдвинули их на первое место среди всех подклассов авианесущих кораблей.

Удобная стартовая палуба, делающая возможным взлет и посадку колесных самолетов, а также вместительные ангары привели к тому, что численность их авиагрупп быстро перевалила за 20, достигнув рекордной отметки 90 на американских авианосцах типа «Lexington». Кроме самолетов, авианосцы имели достаточно сильное артиллерийское вооружение (4?16 орудий калибра от 120 до 203 мм и пулеметы), поскольку считалось, что они сами должны защищаться от атак легких надводных кораблей противника. В то время еще не была решена проблема посадки на авианосцы скоростных бомбардировщиков, поэтому их авиагруппы состояли в основном из истребителей и разведчиков.

В 1921?1930 годы в строй вступили 13 авианосцев (5 в Великобритании, 3 в США, 3 в Японии), из них 9 являлись переоборудованными линейными крейсерами или линкорами, 2 — перестроенными гражданскими судами и только 2 были с самого начала спроектированы как авианосцы. Именно эти два корабля продемонстрировали выдающиеся конструкторские решения и принципы. Британский авианосец «Hermes», построенный в 1919?1924 годы, отличался длинной полетной палубой (182 м), под которой находились ангары. Все палубные надстройки и зенитная артиллерия находились по правому борту в так называемом «острове», благодаря чему почти вся ширина палубы (27 м) была доступна самолетам. Именно такое конструктивное решение позже стало образцом для большинства типов авианосцев.

Другой удачный вариант представлял собой японский «Hosho», построенный в 1918?1922 годах. Не слишком большая стартовая палуба (163?19 м) позволяла стартовать и садиться только легким самолетам, но надо учесть, что японцы добились максимальной ее площади, убрав первоначально запроектированные надстройки. Выброс продуктов сгорания из паровых котлов осуществлялся через трубы в бортах, ниже уровня полетной палубы, там же находились все орудия главного калибра. Такая схема общего расположения («гладкопалубная») стала типичной для более поздних японских авианосцев.



Японский авианосец «Hosho» — первый в мире авианосец специальной постройки


Американский авианосец «Lexington» — самый большой в мире в 1930-е годы

Транспорты гидросамолетов, обычно называемые гидроавианосцами, не имели стартовой палубы. Гидросамолеты взлетали с помощью катапульт, а после выполнения задания садились на воду возле корабля и на палубу их поднимали краны.

Поначалу на этот подкласс кораблей возлагали определенные надежды. Предполагалось, что они будут взаимодействовать с разведывательными силами флота, однако гидроавианосцам для подъема самолетов с воды на палубу нужно было останавливаться, что в условиях угрозы со стороны подводных лодок являлось слишком большим риском. Кроме того, запуск и прием гидросамолетов нельзя было производить в свежую погоду. Вдобавок, эти корабли являлись сравнительно тихоходными, а численность их авиагрупп уступала авианосцам.



Итальянский гидроавианосец «Giuseppe Miraglia»


Французский гидроавианосец «Соттапdаnt Teste»

В течение рассматриваемого периода времени вступили в строй 6 гидроавианосцев, из которых 3 являлись переоборудованными торговыми судами, а 3 три были специальной постройки. Если не считать Японии, где в 30-е годы построили еще 4 гидроавианосца, больше таких кораблей никто не строил вплоть до Второй мировой войны.

Крейсеры

Ограничение общего тоннажа линкоров вызвало рост интереса к крейсерам. Большая скорость и хорошая маневренность позволяли им уклоняться от боя с линкорами, избегать атак подводных лодок и самолетов, тогда как сильное артиллерийское вооружение давало возможность побеждать надводные корабли всех остальных классов. Но в начале 20-х годов вступали в строй последние из серий крейсеров, начатых постройкой еще во время войны.

Первыми крейсерами, полностью спроектированными и построенными после войны, стали законченные в 1926?27 годах французские крейсеры типа «Duguay Trouin» водоизмещением по 7250 тонн. Согласно концепции тогдашних французских теоретиков, они совсем не имели брони, но зато развивали скорость 34 узла (63 км/час). Такую же концепцию приняли итальянцы, которые до 1933 года построили 6 аналогичных крейсеров: 4 типа «Alberto di Giussano» (5.070 тонн, скорость 37 узлов) и 2 типа «Luigi Cadorna» (5.000 тонн, скорость 42 узла). Однако позже как итальянцы, так и французы отказались от концепции легких сверхскоростных крейсеров в пользу так называемых «вашингтонских» крейсеров.

Вашингтонский договор установил довольно высокие качественные лимиты для кораблей данного класса. Поэтому, как только были введены ограничения на количество линкоров, следующие за ними по значимости артиллерийские корабли — крейсеры — тут же заняли важное место в программах расширения и реорганизации флотов пяти великих морских держав на 1923?27 годы. До конца 1932 года было завершено строительство 40 крейсеров (не считая 2 британских типа «York» по 8390 тонн и 4 японских типов «Furutaka» и «Aoba» по 8100?8300 тонн) и строились еще более 10.

Обладая большим радиусом действия, «вашингтонские» крейсеры предназначались для контроля морских коммуникаций, дальней разведки и для нанесения артиллерийских ударов по кораблям и соединениям противника. Орудия калибра 203 мм обладали дальнобойностью на 30 % большей, чем 152-мм орудия, а снаряды (весом 113?123 кг) — значительной разрушительной силой снарядов. К тому же эти корабли отличались большой дальностью плавания (10.000 миль и больше), достаточно сильной зенитной артиллерией, мощным торпедным вооружением. Кроме того, они несли по 2?4 гидросамолета, запускавшиеся с катапульт.

При встрече с небольшими группами кораблей противника, вашингтонские крейсеры могли вести с ними бой, либо, благодаря большой скорости, уклониться от него. Высокая скорость являлась главным козырем этих кораблей. Для ее обеспечения приходилось весьма значительно увеличивать мощность машин. Чтобы получить нужный резерв водоизмещения, конструкторы ослабляли броню. Некоторые вашингтонские крейсеры обладали броней, сведенной до минимума, другие вообще ее не имели, например, британские крейсеры, которые презрительно прозвали «tin class» — «класс жестянок» (или консервных банок).

Данная особенность их конструкции вызвала много критических замечаний, тем более, что сами они представляли собой слишком большую мишень для снарядов и авиабомб (длина корпуса порядка 170?200, ширина около 20 метров). Была также проблематичной полезность орудий калибра 203 мм. Они не представляли никакой угрозы линкорам, а в условиях ограниченной видимости (ночью, в туман), когда дистанция боя сокращалась, 203-мм орудия существенно уступали 152-мм орудиям по скорострельности.



Британский крейсер «Frobisher» (типа «Еffiпghат»)


Американский крейсер «Wichita»

Кроме того, вашингтонские крейсеры были слишком дорогими. Они стоили в среднем 1,5?2 миллиона фунтов стерлингов. В частности еще и поэтому к концу 20-х годов определились две тенденции в строительстве крейсеров: согласно первой усиливалась броня, согласно второй — строили корабли меньших размеров, с более легкой артиллерией, зато дешевые и большими сериями.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.360. Запросов К БД/Cache: 0 / 0