Глав: 8 | Статей: 35
Оглавление
В предлагаемой книге рассматриваются события, связанные с двумя противоположными тенденциями в международной политике 1920-х и 1930-х годов.

Суть первой в том, что после Великой войны 1914?1918 гг. правительства стран Антанты всерьез мечтали о Великом мире. Выйдя победителями из чудовищной бойни, разоружив своих бывших противников, они полагали, что в дальнейшем смогут решать споры между собой путем переговоров. Поэтому они создали Лигу Наций, пошли на серьезные количественные и качественные ограничения своих сухопутных, военно-воздушных и военно-морских сил.

Суть второй тенденции сводилась к тому, что вопреки благим намерениям руководства великих держав, за двадцать лет в мире про-изошли свыше тридцати военных конфликтов и локальных войн. Здание международного мирового порядка настойчиво поджигалось с разных сторон. В конце концов, разгорелся пожар новой всемирной бойни, еще более масштабной и жестокой, чем первой.

Обе эти тенденции подробно рассмотрены в данной книге на материале фактов, связанных с развитием и применением военно-морских флотов великих и второстепенных морских держав.

Глава 5. ПЕРВАЯ ЛОНДОНСКАЯ МОРСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В 1930 г

Глава 5. ПЕРВАЯ ЛОНДОНСКАЯ МОРСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ В 1930 г

Вашингтонский договор не установил никаких количественных ограничений в категории легких кораблей. Поэтому его участники обладали полной свободой выбора относительно того, сколько им строить новых крейсеров, эсминцев и подводных лодок.

Этой свободой воспользовались все главные участники договора. Во-первых, Франция, недовольная тем, что на конференции в Вашингтоне не учли ее требования, а также Италия.

Во-вторых, Великобритания и США, которые всегда уделяли большое внимание состоянию своего крейсерских сил. К тому же им в то время не требовалось увеличивать численность эсминцев и подводных лодок, поскольку кораблей этих классов у них после войны было более чем достаточно.

В-третьих, Япония. Японцы считали себя обиженными на Вашингтонской конференции в вопросе о количестве линкоров. Поэтому в качестве своего рода компенсации они интенсивно расширяли свои легкие силы.

В итоге, по состоянию на декабрь 1927 года, страны, подписавшие договор, строили в общей сложности 28 крейсеров, а во Франции, Италии и Японии, кроме крейсеров, в постройке находилось значительное число эсминцев (44 единицы) и подводных лодок (47 единиц).

Эту новую гонку вооружений попыталась притормозить Лига Наций. Еще в апреле 1927 года в Женеве состоялась конференция, главной целью которой было ограничение тоннажа легких кораблей (так называемая «крейсерская конференция»). Однако Италия и Франция отказались в ней участвовать, а остальные государства столкнулись лоб в лоб именно по вопросу о крейсерах.

В то время как Япония желала получить 70 % американского тоннажа в этом классе кораблей, между США и Великобританией разгорелся спор относительно «стандартного» типа крейсера. Американцы, провозглашая принцип ограничения общего тоннажа крейсеров, хотели в пределах отведенных им 400.000 тонн строить исключительно крейсеры «вашингтонского типа», с орудиями калибра 203 мм и значительной дальностью плавания. Англичане, наоборот, считали, что им нужно определенное количество крейсеров, а именно 70 единиц. Чтобы уложиться в отведенный им лимит общего тоннажа (572.000 тонн), они желали понизить «верхнюю планку» разрешенного водоизмещения и калибра орудий крейсера.

Конференция закончилась полным провалом. Дело даже дошло до обострения американо-британских отношений; оно выразилось в том, что конгресс США 13 февраля 1929 года одобрил законопроект о строительстве 15 новых «вашингтонских» крейсеров.

Только после смены правительств в обеих странах (новым президентом США стал Герберт Гувер, премьер-министром Великобритании — Джеймс Мак-Доналд), а также в связи с мировым экономическим кризисом, стало возможным снова приступить к переговорам. В конце сентября 1929 года была достигнута предварительная договоренность на этот счет. Дальнейшие переговоры, согласно статье 21-й Вашингтонского договора, должны были проходить с участием остальных государств — его участников.

Лондонская конференция морских держав

Заседания новой конференции по разоружению начались 21 января 1930 г. в здании британского парламента в Лондоне. Ряд морских государств прислал на нее своих наблюдателей (Испания, Нидерланды, Греция, Польша и другие).

Председательствовал на конференции британский премьер Мак-Доналд. В повестке дня значились вопросы дальнейшего ограничения морских вооружений, полной ликвидации подводных лодок (либо гуманизации подводной войны), а также установления строгих лимитов для тоннажа флотов государств — участников конференции. Вскоре определились три главных предмета спора: британско-французский, о ликвидации подводных лодок; франко-испанский, о паритете тоннажа флотов обеих стран; японо-американский, об увеличении соотношения тоннажа флотов обеих стран с 5:3 до 10:7.

Довольно быстро участники конференции пришли к соглашению относительно компромиссного метода ограничения морских вооружений. Он заключался в том, что для каждого государства устанавливался общий тоннаж флота, не подлежащий никакому пересмотру, который затем делился между классами кораблей. Компромисс состоял в том, что допускались некоторые «подвижки» тоннажа между классами кораблей, при условии точного соблюдения лимита общего тоннажа флота.

Основную часть заседаний (до 11 февраля) заняло обсуждение проблемы подводных лодок как средства войны. Главным их противником выступили Великобритания и США, главным сторонником — Франция. Англичане, которым для защиты своих протяженных коммуникаций требовалось очень много надводных кораблей, твердили, что подводную лодку нельзя использовать для обороны, а только для нападения, причем в первую очередь на торговые суда. Ликвидация их, с серьезным видом заявляли эти лицемеры, уменьшит военные расходы (ведь сами субмарины стоят дорого, а еще надо прибавить расходы на создание средств борьбы с ними). Кроме того, служба подводников более опасна, чем личного состава надводных кораблей.

Американцы сделали главный упор на финансовые аргументы. Дескать, одна тонна подводной лодки обходится при строительстве в два раза дороже, чем тонна надводного корабля, содержание же и ремонт подводной лодки стоят в 3?4 раза дороже.

Но французы твердили в ответ, что подводная лодка — это такой же корабль, как всякий другой, только обладающий возможностью погружения, и предостерегали от преувеличения значения подводных лодок. Они считали, что это оружие слабых (поскольку представляет угрозу для сильного надводного флота противника), которое должно использоваться прежде всего в целях обороны, не исключая, конечно, действий против торгового флота. Главное — распространить на подводные лодки международное морское право и тогда неограниченная подводная война не будет иметь места.

Позицию Франции поддержала Япония. Ее представитель заявил, что подводная лодка — это дешевое военное средство, наилучшим образом отвечающее задачам обороны, а их «гуманность» или «не гуманность» как оружия зависит лишь от того, как лодки используют люди.

В такой ситуации решающее значение приобрело мнение Италии. Англичанам не помогла попытка сыграть на франко-итальянских разногласиях, поскольку итальянцы, очевидно рассчитывая на смягчение позиции Франции по вопросу паритета их флотов, поддержали позицию Франции в отношении подводных лодок, правда не очень решительно (Мол, Италия согласится с запретом подводных лодок только в том случае, если к такому мнению придут все стороны).

Таким образом, проблема ликвидации подводных лодок утратила актуальность. В связи с этим была создана комиссия для разработки проекта конвенции, запрещающей подводным лодкам действовать против судов торгового флота вопреки нормам международного морского права.

Затем конференция приступила к рассмотрению главного вопроса — ограничения тоннажа легких надводных кораблей и подводных лодок, находящихся в составе флотов стран-участниц конференции. Согласно британским данным, тоннаж кораблей этих классов у пяти «великих морских держав» на 1 января 1930 года был следующим:

Таблица 1

Государство Крейсеры Эсминцы Подлодки
Великобритания 329.986 145.710 60.736
США 166.000 245.047 80.979
Япония 186.965 105.965 75.787
Франция 82.050 69.000 82.249
Италия 91.600 80.586 27.409

Для того, чтобы остановить реализацию весьма амбициозного французского «Закона о флоте», следовало навязать Франции паритет с Италией по тоннажу[13]. Французы на это не соглашались, и тогда Мак-Доналд попытался решить сначала другие проблемы. Основой для дискуссии послужили меморандумы, предоставленные 6?8 февраля британской, американской и японской делегациями.

Американцы хотели достичь паритета с Великобританией по легким кораблям к 31 декабря 1936 года, а по линкорам уже к 1 января 1931, для чего следовало списать 5 британских и 3 американских корабля этого класса. Некоторое превышение тоннажа линкоров следовало компенсировать соответствующим уменьшением тоннажа крейсеров. В остальных классах должно было соблюдаться равенство (по 135.000 тонн авианесущих кораблей, по 150.000 тонн эсминцев, по 60.000 тонн подводных лодок). Таким образом, оба флота должны были иметь тоннаж по 1.200.000 тонн.

Англичане предложили качественные ограничения: установить предельное водоизмещение авианосца — 25.000 тонн, крейсера с орудиями калибра 152 мм — 6.000 тонн, большого эсминца (лидера) — 1.850 тонн, эсминца — 1.500 тонн; сохранить запрет на строительство линкоров до 1936 года. При этом они хотели ограничить суммарный тоннаж авианосцев цифрой 100.000 тонн.

Много споров возникло по вопросу о паритете крейсеров. Согласно заявлениям англичан, равенство тоннажа не означало равенства в смысле количества единиц. Они утверждали, что Великобритания нуждается для защиты своих коммуникаций как минимум в 50 крейсерах общим тоннажем 339.000 тонн (15 крейсеров с 203-мм и 35 крейсеров со 152-мм орудиями), тогда как США (при лимите 315.000 тонн) — всего лишь в 36 крейсерах (по 18 единиц с орудиями калибра 203 и 152 мм).

Американцы согласились на 18 крейсеров с орудиями калибра 152 мм, водоизмещением до 10.000 тонн и с большой дальностью плавания, но зато потребовали 21 «вашингтонский» крейсер с 203-мм орудиями, что завело переговоры в тупик.

Американо-японские переговоры тоже продвигались с трудом. Японцы, находившиеся у черты полного финансового краха, стремились к сокращению вооружений, чтобы сохранить соответствующие пропорции с флотом США. Они утверждали, что их флот способен контролировать только Желтое и Восточно-Китайское море, тогда как со всех сторон им угрожает опасность (от англичан, американцев, русских, китайцев). Поэтому японцы хотели на каждые 10 американских крейсеров иметь 7 своих, а в классе подводных лодок они желали паритета.

Одновременно японские делегаты предложили: а) ввести мораторий на строительство линкоров до 1936 года; б) снизить водоизмещение одного авианосца до 20.000 тонн (чтобы уменьшить опасность авиационных налетов на их базы «в отдаленных уголках мира»); в) водоизмещение линкора — до 25.000 тонн, а калибр его орудий до 356 мм; г) водоизмещение крейсера со 152-мм орудиями — до 7.500 тонн; д) продлить сроки службы для кораблей этих классов.

Американцы отреагировали достаточно гибко, представив 1 марта встречное предложение. Согласно ему, японцы должны были сократить свой подводный флот до 60.000 тонн и согласиться на строительство американцами крейсеров со 152-мм орудиями по 9.000 — 9.500 тонн; взамен Штаты обязались до 1936 года иметь не более 15 «вашингтонских» крейсеров (150.000 тонн), что при уже существующих 12 японских (108.400 тонн) позволило бы Японии получить желаемые 70 % без постройки дополнительных кораблей.

Относительно удачные результаты этих переговоров заставили Францию несколько изменить свою позицию. Французы представили меморандум, по которому французский флот должен иметь к 1936 году общий тоннаж 724.479 тонн. При этом указывалось, что нынешний тоннаж составляет 681.808 тонн (включая все устаревшие и все строящиеся корабли). На самом деле здесь заключалась уловка: тем самым показывалось, что общая величина французского флота вырастет за 5 лет всего лишь на 42.671 тонну, и что эта величина столь значительно превышает тоннаж итальянского флота (около 435.000 т), что ни о каком паритете не может быть и речи.

Далее в меморандуме утверждалось, что Франция, как страна расположенная на берегах Средиземного моря и Атлантического океана, представляющая собой вторую в мире колониальную империю, с протяженными морскими путями, должна иметь соответствующий флот не только для охраны своих берегов, но и для обеспечения перевозок войск и сырья[14].

Поскольку Вашингтонский договор ограничил тоннаж французских линкоров, то эту задачу взяли на себя легкие корабли. Кроме того, французы предупредили, что в ответ на строительство немцами трех «карманных» линкоров типа «Deutschland», они построят два или три линейных крейсера[15].

Французские аргументы сильно возмутили итальянскую делегацию и серьезно обеспокоили британскую. Итальянцы заявили, что при всем своем стремлении к разоружению они не согласятся с тем, чтобы по общему тоннажу их флот был слабее, чем Средиземноморские эскадры Франции или Великобритании.

Англичане, сравнив французские требования с уже утвержденными цифрами для себя и американцев, увидели, что к 1936 году французский ВМФ достигнет 3/4 тоннажа их флота, а по некоторым классам кораблей даже превысит британский тоннаж (например, 99.629 тонн французских подводных лодок против 60.000 тонн британских). Следовательно, им потребовались бы дополнительно 150.000 тонн для легких кораблей. А это означало новый виток гонки вооружений, поэтому англичане стали резко протестовать против французских требований.

В свою очередь, французы не желали соглашаться с тем, чтобы мерилом величины их флота был тоннаж ВМФ Италии, утверждая, что паритет с Италией сильно ослабит морскую оборону Франции. Логика в их аргументах была: итальянский флот действовал лишь в Средиземном море, тогда как французский еще и в Атлантике, а также в Индийском океане, в Вест-Индии и в Океании.

Тогда французам предоставили на выбор три предложения:

— признать фиктивный паритет с Италией (так называемый «chiffres dе prestige»), тогда реальное количество итальянских легких кораблей не будет увеличено;

— обоим государствам взять обязательство в течение ряда лет (как минимум, пяти) не строить новых кораблей;

— Франция, признав паритет с Италией в Средиземном море, может построить дополнительные корабли для Атлантики, без права использования их в Средиземном море, причем Великобритания будет тому гарантом (по примеру договора в Локарно от 16 октября 1925 года, гарантировавшего нерушимость западных границ Германии).

В ответ Франция заявила, что готова отступить от своих требований в ответ на гарантии обшей безопасности. Такие гарантии должны быть обеспечены путем соглашения между великими державами, которые обязуются сообща выступить против возможного агрессора (речь тут шла о том, чтобы сильнее привязать США и Великобританию к европейскому континенту). Кроме того, французы выдвинули проект средиземноморского пакта о ненападении (так называемый «средиземноморский Локарно»).



Французский авианосец «Bearn»

Однако англосаксы заняли по отношению к этому предложению отрицательную позицию. США, не входившие в Лигу Наций и придерживавшиеся принципов изоляционизма, не желали ввязываться в европейские дела. Великобритания же, полагая, что за таким предложением кроется желание получить безусловный перевес в сухопутных вооруженных силах, заявила, что гарантии были даны ею уже в Локарно. Ничего сверх того для континентальной Европы она гарантировать не может. Японцев все это вообще не интересовало. В сложившейся ситуации Франция сочла невозможным пойти на снижение тоннажа своего флота.

Разногласия с Францией несколько сгладило японо-американское соглашение, принятое по инициативе японского министерства иностранных дел, несмотря на яростное сопротивление японского морского генерального штаба. Ценой снижения общего тоннажа подлодок до 52.700 тонн (из них 19.200 тонн подлежали замене после истечения срока службы в 13 лет), Япония получала право на 70 % американского тоннажа в категории легких кораблей на срок до 1936 года. После этой даты вопрос подлежал новому рассмотрению.

***

В итоге не оставалось ничего иного, кроме как подписать договор между Великобританией, США и Японией, с тем условием, что когда Франция и Италия договорятся между собой, то они присоединятся к этому договору. В итоге, Лондонский договор 1930 года получился не вполне определенным, поскольку установленные лимиты зависели от дальнейшего развития французского флота.

Но, хотя переговоры с премьер-министром Брианом закончились неудачей, Мак-Доналд, желая сохранить видимость согласия с Францией, заявил, что только чрезвычайные обстоятельства могут заставить Великобританию нарушить договор. На это Бриан, в свою очередь, ответил заверением, что Франция и Италия будут стремиться к подписанию договора, чтобы он стал, как и Вашингтонский, договором пяти стран.

Таким образом, формально конференция не была завершена, а лишь прервана до того времени, когда придут к соглашению Италия и Франция. После окончательного уточнения положений, касавшихся качественных ограничений некоторых классов кораблей и сроков их службы, а также ограничений в использовании подводных лодок против гражданских судов, 22 апреля 1930 года Лондонский морской договор был подписан.

***

Его текст состоял из пяти частей, содержавших 24 статьи. При этом условия третьей части распространялись только на три государства (США, Великобританию, Японию), тогда как содержание остальных четырех частей договора имели силу для всех пяти великих морских держав».

Запрет на строительство новых линкоров был продлен до 31 декабря 1936 года (статья 1), только Италия и Франция могли построить линкоры (по 70.000 тонн для каждой страны) с целью замены кораблей данного класса, отслуживших установленные сроки (20 лет).

Три других флота должны были вывести из боевого состава 9 линкоров и линейных крейсеров. Великобритания — 5 (Benbow, Emperor of India, Iron Duke, Marlborough, Tiger), США — 3 (Florida, Wyoming, Utah), Япония — 1 (Hiei). При этом «Iron Duke», «Wyoming» и «Hiei» разрешалось переоборудовать в учебные артиллерийские корабли путем сокращения количества башен ГК до трех, демонтажа зенитной артиллерии, главного броневого пояса и части котлов (чтобы скорость полного хода не превышала 18 узлов).

Для всех стран калибр артиллерии на авианосцах стандартным водоизмещением до 10.000 тонн был ограничен 155 мм (статья 4).

Предел надводного водоизмещения подводных лодок для всех стран был определен в 2.000 тонн, а калибр их орудий отныне не должен был превышать 130 мм. Однако каждый флот мог построить либо сохранить в своем составе три ранее построенных подводных крейсера стандартным надводным водоизмещением до 2800 тонн (статья 7). Это было сделано специально для того, чтобы сохранить в строю французский крейсер «Surcouf» (полное водоизмещение 3304 т, два 203-мм орудия), британский крейсер «Х-1» (2780 т, четыре 133-мм орудия), американский крейсер «Argonaut» (2710 т, два 152-мм орудия).

Не подлежали никаким ограничениям надводные корабли стандартным водоизмещением до 600 тонн, все классы вспомогательных кораблей и судов (за исключением бронированных, авианесущих, приспособленных для постановки мин), а также корабли водоизмещением от 600 до 2000 тонн при условии, что калибр их артиллерии не превышает 155 мм (максимум — 4 орудия ГК), отсутствует торпедное вооружение, а скорость не более 20 узлов (статья 8).

Корабли, не вписывавшиеся в указанные ограничения, были поименно перечислены в приложении 3 к части 2. Этот список включал 57 единиц (всего 243.000 т), причем одни корабли могли оставаться в строю вплоть до полного износа, тогда как срок службы других был ограничен конкретными датами. А именно: для кораблей водоизмещением 3?10 тысяч тонн, заложенных до 1 января 1920 г. он составлял 16 лет; после этой даты — 20 лет; для кораблей водоизмещением 2?3 тысячи тонн — 12 и 16 лет, соответственно; для подводных лодок — 13 лет.

Для США, Великобритании и Японии договор установил ряд ограничений в классах легких кораблей (статья 15). Так, корабли водоизмещением до 1850 тонн следовало считать эсминцами, больше этой цифры — крейсерами. Калибр орудий эсминцев не мог превышать 130 мм. Крейсеры разделялись на два подкласса: «а» (с орудиями более 155 мм) и «b» (с орудиями менее 155 мм).

Статья 21 установила для трех держав предельные цифры тоннажа боевых кораблей основных классов, которые они могли иметь к 31 декабря 1936 года.

Таблица 2

Класс корабля Великобритания США Япония
Крейсеры «a» 146.800 (15 единиц) 180.000 (18 единиц) 108.400 (12 единиц)
Крейсеры «b» 192.200 143.500 100.450
Эсминцы 150.000 150.000 105.500
Подлодки 52.700 52.700 52.700

В зависимости от потребностей флота, разрешалось до 10 % тоннажа крейсеров подкласса «b» перебросить в класс эсминцев, либо до 15 % тоннажа эсминцев передать на увеличение тоннажа таких крейсеров. Четверть всех крейсеров могла иметь стартовые палубы для колесных самолетов

США запрещалось вводить в строй 3 последних крейсера подкласса «а» раньше, чем в 1936?38 гг. Но зато они могли вместо них построить 3 крейсера подкласса «b» (статья 20).

До 31 декабря 1936 года разрешалось произвести замену устаревших кораблей в пределах следующего тоннажа. В подклассе крейсеров «b» Великобритания получила в этих целях 86.350 т; США — 14.100 т; Япония — 18.190 т. В классе подводных лодок: США — 24.000 т; Япония — 19.200 т.

Четвертая часть договора содержала статьи, определявшие правила подводной войны против коммерческого судоходства. Они требовали от подводников безусловного соблюдения положений международного морского права. В частности, категорически запрещалось топить коммерческие суда, не обеспечив сначала безопасность их экипажей и пассажиров. При этом было указано, что размещение людей в спасательных шлюпках их безопасность не обеспечивает.

Срок действия договора истекал 31 декабря 1936 года, после чего он, а также Вашингтонский договор 1922 года предполагалось заменить новым договором, для заключения которого предполагалось созвать новую конференцию в конце 1935 года.

Вину за отсутствие полного успеха конференции представители США и Великобритании возложили на Францию, хотя именно французская идея всеобщего соглашения о безопасности в Европе с современных позиций представляется наиболее перспективной.

Наибольшие выгоды от Лондонского договора получили Франция и США. Французы могли и дальше без особых помех наращивать свои легкие силы. Американцы добились полного паритета с Великобританией и обрели возможность обновления своего флота (начиная с 1932 года, они могли начать замену почти 250 старых эсминцев, так называемых «flash deck», отслуживших по 16 лет, и 39 подводных лодок).

Великобритания, по словам премьер-министра Мак-Доналда, сэкономила не менее 84 млн. фунтов стерлингов, которые пришлось бы истратить на строительство новых линкоров и подводных лодок. Только японцы остались недовольны выводом из боевого состава линкора «Hiei», а также навязанным им лимитом на тоннаж подводного флота.

Впрочем, пацифисты в разных странах Европы и Америки более или менее справедливо заявляли, что как Вашингтонский, так и Лондонский договор — это юридическое оформление перевооружения, а не разоружения. Во-первых, установленные ими ограничения заставляли конструкторов стремиться к обеспечению максимальных боевых возможностей новых кораблей при минимальном водоизмещении. Иначе говоря, вместо количества на первый план вышло качество. Во-вторых, многие классы вообще остались за пределами какой-либо регламентации (канонерки, охотники, торпедные катера, тральщики, и фактически, подводные лодки тоже).

Особенности морских вооружений в связи с Лондонским договором

Первые годы после подписания договора стали этапом интенсивного развития легких сил во флотах великих держав. Вслед за ними по тому же пути пошли малые морские страны. Все они стали поспешно строить на своих верфях, либо заказывать в других странах такие боевые единицы, как эсминцы, подводные лодки, крейсеры подкласса «b», боевые корабли других классов, не имевшие ограничений в договоре.

Рассмотрим немного более подробно те изменения, которые произошли под влиянием договора в следующие 5?7 лет в трех основных классах легких боевых кораблей.

Крейсеры

Сократилось до минимума строительство новых крейсеров подкласса «а» (с этого времени их стали называть «тяжелыми» — в смысле вооружения). Его продолжили лишь американцы. Кроме того, несколько таких крейсеров построили испанцы, немцы и русские. На первый план вышло строительство крейсеров подкласса «b», получивших определение «легкие».

В свою очередь, они подразделялись на три подгруппы: 1) большие (океанские) по 8?10 тысяч тонн; 2) средние (универсальные) по 6?7,5 тысяч тонн; 3) малые (эскадренные) по 3?6 тысяч тонн. До конца 1936 года пять великих морских держав построили или начали постройкой 46 легких крейсеров.

Остальные государства построили в указанный период 6 легких крейсеров стандартным водоизмещением от 2.500 тонн (китайский «Ning Hai») до 6.450 тонн (голландский «De Ruyter»). Среди них выделялся оригинальностью замысла шведский «Gotland» (4.225 тонн). Его создатели попытались объединить в нем возможности легкого крейсера (6 орудий калибра 152 мм, скорость 27,5 узлов, бортовая и палубная броня), гидроавианосца (11 гидропланов) и минного заградителя (100 якорных мин). Однако на практике такой симбиоз качеств оказался неудачным.

Фактически легкие крейсеры превращались в основу легких сил. Отсюда проистекало стремление к обеспечению их универсальности. Возобладало мнение, что они должны решать следующие задачи: а) охранять линкоры, тяжелые крейсеры и авианосцы от атак легких сил противника; б) вести ближнюю разведку; в) выводить в торпедные атаки свои эсминцы; г) обеспечивать повседневную деятельность флота.



Английский тяжелый крейсер «Suffolk»


Американский тяжелый крейсер «New Orleans»


Французский тяжелый крейсер «Foch»

Обладая высокой скоростью (от 32 до 40 узлов), они и сами могли производить торпедные атаки, поэтому все такие крейсеры получали две?четыре установки торпедных аппаратов калибра 533?609 мм (2, 3 или 4 аппарата в каждой установке). С учетом слабого горизонтального бронирования легкие крейсеры несли довольно сильную зенитную артиллерию (4?8 орудий калибра 75?127 мм, 4?8 орудий калибра 37?40 мм, от 6 до 16 крупнокалиберных пулеметов). Кроме того, они имели по 2?4 гидросамолета, а некоторые могли брать мины заграждения (до 200 штук). Дальность плавания колебалась в интервале от 4000 до 14500 миль на 15?16 узлах.

Эсминцы и лидеры

Если раньше эскадренные миноносцы являлись торпедно-артиллерийскими кораблями, то теперь они превратились в корабли универсального назначения, а термин «миноносцы» уже мало соответствовал реальности. Высокая скорость и маневренность, сравнительно небольшая осадка, достаточно сильное артиллерийское, торпедное, минное и противолодочное вооружение — все это позволяло им успешно решать разнообразные боевые задачи.

К числу таковых относились следующие: а) торпедные атаки крупных вражеских кораблей и зашита своих главных сил от аналогичных атак; б) борьба с подводными лодками; в) уничтожение малых боевых единиц противника; г) блокада вражеского побережья; д) постановка активных минных заграждений; е) ближняя и дальняя разведка; ж) охрана конвоев; з) дозорная служба в районе своих баз.

Эсминцы, как и легкие крейсеры, подразделялись на три группы: 1) большие (лидеры) стандартным водоизмещением 1.700?2.900 тонн, имевшие 5?8 орудий калибра 127?138 мм; 2) средние (собственно эсминцы) стандартным водоизмещением 1.200?1.600 тонн с 4?5 орудиями калибра 120?130 мм: малые (миноносцы) по 600?1.000 тонн, с 2?3 орудиями калибра 100?120 мм.



Французский эсминец «L'Alcyon»


Японский миноносец «Matsu»

Торпедное вооружение складывалось из 2?4 установок (по 3?4 аппарата калибра 533?550 мм). Почти все эсминцы могли брать якорные мины заграждения в количестве от 40 до 80 штук.

Их противолодочное вооружение не изменилось по сравнению с мировой войной. Это были глубинные бомбы, выбрасываемых из кормовых лотков и бортовых бомбометов. Зато значительному усовершенствованию подверглись шумопеленгаторы.

Согласно британской концепции, главное назначение эсминцев («истребителей», по английской классификации) заключалось в том, чтобы взаимодействовать с главными силами флота, защищать их от вражеских подводных лодок, производить торпедные атаки, эскортировать конвои. Все это требовало эсминцев среднего водоизмещения, но с большой дальностью плавания (5?6 тысяч миль на 15?16 узлах).

Французская концепция выглядела иначе. Эсминцы («контрминоносцы», по французской классификации) предназначались прежде всего для самостоятельных действий против легких сил противника. Они должны были иметь мощное вооружение и высокую скорость, позволяющую избегать встречи с вражескими крейсерами. Дальность плавания средняя, 3?4 тысячи миль на 17?18 узлах, что было вполне достаточно в Средиземном море, Бискайском заливе и в Ла-Манше.

Остальные страны так или иначе тяготели либо к британской, либо к французской концепции.

В рассматриваемый период пять великих морских держав построили или начали строительство 202 эсминцев. Девять других государств построили (или начали строительство) еще 50 эсминцев. Из них британской концепции соответствовали 30 кораблей (1.050?1.530 тонн, 34?37 узлов), а французской — 20 (1.850?2.700 тонн, 36?42 узла)

Вызывает недоумение тот факт, что французы, итальянцы и японцы построили довольно много миноносцев (соответственно, 12, 16 и 12 вымпелов) стандартным водоизмещением по 600?840 тонн. Вследствие недостаточной мореходности, скорости хода, дальности плавания, а также слабого противолодочного вооружения они не годились ни для торпедных атак, ни для борьбы с подводными лодками, ни для охраны конвоев. Во время войны пришлось их перестраивать, чтобы превратить в полноценные эскортные корабли.

Видимо, решающим фактором, обусловившим их создание, стала пресловутая «экономия средств». Эта капризная дама много раз «до» и еще больше «после» вызывала к жизни странные корабли, неспособные ни на что иное, кроме как быть обузой для моряков.

Подводные лодки

Англичане, когда предлагали установить верхний предел водоизмещения подводных лодок в 2000 тонн, надеялись, что все страны будут строить наиболее мощные подводные корабли. Благодаря этому, их общее число окажется небольшим. Увы, они жестоко ошиблись! Итальянцы, французы и японцы сделали ставку преимущественно на субмарины среднего тоннажа.

Тогдашние подводные лодки подразделялись на 4 основные группы; 1) подводные крейсеры (1.550?2.850 тонн, дальность плавания до 15 тысяч миль); 2) лодки открытого моря (700?1.500 тонн, дальность до 8 тысяч миль); 3) лодки прибрежного действия (150?650 тонн, дальность до 4 тысяч миль); 4) подводные заградители.

До конца 1936 года пять великих морских держав построили либо начали постройку 191 подводной лодки. Флоты одиннадцати других государств получили 40 субмарин. Кроме того существовали еще две страны, придававшие огромное значение подводному флоту — СССР и Германия.

В течение рассматриваемого периода (1930?36 гг.) большевики построили (либо начали строить) 163 подводные лодки. Из них 52 единицы составляли малые лодки типа «М-VI» (по 160 тонн); 83 — средние (75 типа «Щ» и 8 типа «С»); 28 — большие (6 лодок типа «Д», 3 эскадренные лодки типа «П», 19 подводных заградителей типа «Л»). Все они отличались плохим качеством постройки и низкими тактико-техническими характеристиками, усугубленными неудовлетворительным качеством корабельных систем, механизмов, приборов, торпедного вооружения. Как показала вторая мировая война, их реальная боевая ценность была невелика.

Немцы, которым Версальский договор запретил иметь подводный флот, не сидели сложив руки. Не сомневаясь в том, что наступят лучшие времена, несколько германских фирм создали в 1922 году в Гааге (Нидерланды) совместное конструкторское судостроительное бюро, укомплектованное на 90 % немецкими инженерами, проектировавшими в годы войны подводные лодки. По проектам этого бюро был построен ряд подводных лодок для ВМФ Испании, Нидерландов, СССР, Турции, Финляндии, Швеции.

В результате, когда Гитлер в 1935 году полностью отверг Версальский договор, немцы смогли менее чем за год построить 12 малых подводных лодок серии II-А и очень быстро перешли к строительству более крупных субмарин.

***

«Ахилессовой пятой» всех тогдашних подводных лодок являлась небольшая скорость подводного хода, не позволявшая им атаковать быстроходные надводные корабли. Поэтому во время своих походов они плавали преимущественно на поверхности воды, погружаясь только для атаки или бегства. Однако в надводном положении субмарины были весьма уязвимы для атак с воздуха, поскольку их зенитное вооружение являлось очень слабым. А под водой им требовалось погружаться все глубже и глубже, чтобы прятаться от быстро совершенствовавшихся гидроакустических приборов. Если во время мировой войны рабочая глубина погружения не превышала 60?80 метров, то теперь она достигла 100?130 метров.

Еще одним слабым местом подводных лодок являлись плохие условия обитания их экипажей. За редкими исключениями, автономность субмарин была не более 30?45 суток.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 0.105. Запросов К БД/Cache: 0 / 0