Введение

Меня очень радует факт выхода в свет в издательстве «Гринхилл Букс» этого третьего издания на английском языке биографии генерала Гудериана, выдержавшей три издания крупным тиражом в его собственной стране. Не только из-за возможности привлечь внимание к этому великому германскому полководцу, но и потому, что я хочу объяснить вещи, которые в предыдущих изданиях намерено замалчивались. Конечно же, я имею в виду сомнительное влияние капитана Бэзила Лиддел-Гарта, о котором идет речь на стр. 97.

Мои сомнения по поводу выражения Гудерианом признательности Лиддел-Гарту, имевшей место на стр. 20 английского издания «Воспоминаний солдата», получили свое обоснование задолго до 1973 года, когда в ходе работы над материалами будущей книги я познакомился с его старшим сыном, генерал-майором Гейнцем-Гюнтером Гудерианом. Почти сразу же он указал, что абзац, заканчивавшийся словами: «Итак, я обязан капитану Лиддел-Гарту многими идеями, касавшимися нашего дальнейшего развития», в оригинале «Воспоминаний солдата» отсутствовал. Затем он показал мне всю переписку между его отцом и Лиддел-Гартом, включая два важных письма, которых, как мне уже было известно, не хватало в собственном архиве Лиддел-Гарта, во всем прочем находившемся в образцовом порядке. Письма, в которых Лиддел-Гарт подчеркивал свою роль в издании «Воспоминаний» в Англии и написании предисловия, а также спрашивал, не согласится ли Гудериан добавить несколько строк, подтверждающих заявление Лиддел-Гарта, что он внес значительный вклад в формирование германской танковой доктрины. Он даже предупредительно представил вариант абзаца, который Гудериан, вне всякого сомнения чувствовавший себя в долгу, просто взял и дословно переписал.

Все это не имело бы никакого значения, если бы было правдой, или если бы Гудериан был единственной жертвой такого обмана со стороны Лиддел-Гарта. Однако, как профессор Джон Мирсхаймер убедительно доказал в своей недавно вышедшей книге «Лиддел-Гарт и весы истории», семьи генерала фон Манштейна и фельдмаршала Роммеля также подверглись обработке со стороны Лиддел-Гарта, желавшего, чтобы они подтвердили его амбициозные притязания на первенство в предвидении формы и характера наступательных боевых действий с применением танков до 1939 г. В действительности же, судя по бесспорным документам, которые привел в своей книге Мирсхаймер, с 1935 года Лиддел-Гарт в правительственных кругах и в прессе отстаивал концепцию превосходства обороны над наступлением, согласно которой танки будут якобы нейтрализованы при помощи новейшего противотанкового оружия и устареют. Это часть очень эффективной пропагандистской кампании Лиддел-Гарта (который прежде всего был чрезвычайно тщеславным журналистом), имевшей целью восстановить его пошатнувшуюся довоенную репутацию.

Сын Гудериана и я согласились с тем, что в то время как ссылка на это несоответствие на стр. 20 является необходимой, упоминание о «пропавших» письмах Лиддел-Гарта не имеет смысла. Теперь же, когда все это прискорбное дело стало достоянием гласности, остается лишь спросить, почему Гудериан согласился выполнить просьбу Лиддел-Гарта (хотя фон Манштейн отказался), и как это сказалось на его репутации. Не подлежит сомнению, что Гудериан написал этот абзац по причине своего природного добросердечия и желая отблагодарить Лиддел-Гарта за дружескую помощь – таким он был, и этого у него не отнять. Он мог позволить себе такое великодушие, поскольку, что бы там ни говорил Лиддел-Гарт, ничто не могло умалить великих достижений Гудериана. Но он мог бы и не быть столь сговорчивым, проживи он чуть дольше и стань свидетелем беззастенчивых спекуляций Лиддел-Гарта вокруг этого злосчастного абзаца. Гудериан, видимо, упустил из вида одно обстоятельство: будь он истинным последователем Лиддел-Гарта, то, по логике вещей, в 1939 году выступил против создания танковых дивизий. Однако этого не было, что доказывает самостоятельность Гудериана и то, что он никогда не был ничьим последователем, за исключением генерала Фуллера.

Похожие книги из библиотеки

Зиновий Колобанов. Время танковых засад

В начале войны с Советским Союзом немцы применили на Восточном фронте ту же тактику молниеносной войны, что и в Европе. В приграничных сражениях наши танковые дивизии пытались контратаками остановить немецкие бронированные колонны, но это привело к катастрофе. Немцы были лучше подготовлены, у Вермахта было идеально отлажено взаимодействие между родами войск. Постепенно от тактики контрударов советские танкисты стали переходить к очень эффективной тактике танковых засад, и именно она стала своего рода «противоядием» от «Блицкрига».

Август 1941 года стал поистине временем танковых засад. Именно в этот месяц советские танкисты 1-й Краснознаменной танковой дивизии на дальних подступах к Ленинграду стали массово применять эту новую тактику. 4-я немецкая танковая группа неожиданно натолкнулась на глубокоэшелонированную систему танковых засад, и это стало для Панцерваффе очень неприятным сюрпризом.

20 августа 1941 года экипаж тяжелого танка КВ-1 старшего лейтенанта Зиновия Колобанова провел один из самых результативных танковых боев в мировой истории. На дальних подступах к Ленинграду, при обороне предполья Красногвардейского укрепрайона, наши танкисты из засады уничтожили, 22 танка противника, а всего рота Колобанова, состоящая из 5 танков КВ, уничтожила в этот день 43 танка. Танковый погром, который учинили Панцерваффе танкисты Зиновия Колобанова, – это пик развития данной тактики, своего рода идеально проведенная танковая засада.

Вот уже многие годы среди историков не затихают ожесточенные споры.

Подтверждают ли немецкие документы феноменально высокий результат советских танкистов? Технику какой немецкой дивизии уничтожили наши воины? Как повлиял бой Колобанова на обстановку под Ленинградом в целом?

В своей книге автор представляет на суд читателя развернутые ответы на эти важные вопросы.

Линейные корабли “Эджинкорт”, “Канада” и “Эрин”. 1910-1922 гг.

Данная работа посвящена «необычным» линейным кораблям Королевского флота. Перед началом первой мировой войны крупные британские частные судоверфи завершали постройку нескольких «супердредноутов», заказанных правительствами Турции и южноамериканских государств, участвовавшими в местной гонке морских вооружений, вызванной клубком глубоких противоречий между ними сдобренным непомерными амбициями правительств этих «экзотичных» стран за лидерство в данном регионе и «манией величия».

Работа несколько сужена в объеме по сравнению с исследованием этой темы С.Б. Трубициным в его книге «Линкоры второстепенных морских держав» (СПб, 1998), поскольку речь пойдет только лишь о трех линейных кораблях, вошедших в состав Британского военно-морского флота, но расширена по содержанию, более подробно описывая историю их строительства и службы.

Стальной кулак Сталина. История советского танка 1943-1955

Танки 1943-1955 годов стали последними танками сталинской эпохи – танками, которые помогли приблизить победу в великой войне XX века. Ни одна из крупных наступательных операций Красной армии второй половины войны не проводилась без масс танков. Концентрация их на главных направлениях Белорусской, Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской операций не знала аналогов. Немецко-фашистская армия так и не смогла воспрянуть после потерь масс танковых войск в летнем сражении 1943 года. И перешла от действий танковых групп и танковых армий к операциям с использованием небольших танковых соединений.В этот период советские танкостроители смогли дать армии тысячи простых и дешевых, но надежных и современных боевых машин, обладающих весьма достойными характеристиками, тогда как Германия отставала если не в качестве, то в количестве боевых машин на фронте.Так каким был этот путь? Путь от освоения сырых и еще не вполне надежных боевых машин к тьме "бронированной саранчи" (как ее называли за рубежом), которая наводила страх на все страны мира в конце 1940-х – начале 1950-х? Каков был путь развития "танка Победы" в этот ответственный момент?На эти вопросы призвана ответить новая книга Михаила Свирина, основанная на документах конца войны и первых послевоенных лет.

Руководство по 30-мм автоматическому гранатомету на станке (АГС-17)

Настоящее Руководство разработано Главным управлением боевой подготовки Сухопутных войск.

Введено в действие приказом Главнокомандующего Сухопутными войсками от 13 апреля 1973 года № 025.