Главная / Библиотека / Германский флот во Второй Мировой войне /
/ Северная Атлантика: Подводная оборона

Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Предлагаемая книга является одним из лучших стратегических обзоров действий ВМС Германии во Второй Мировой войне

Северная Атлантика: Подводная оборона

Северная Атлантика: Подводная оборона

июнь 1943 — май 1945

"Черный май" 1943 — поворотный пункт битвы за Атлантику — стал последним из поражений Оси, которые поставили ее войска в положение обороняющихся. Битва при Мидуэе на Тихом океане в июне 1942 была первым. За ней в ноябре 1942 последовал Эль Аламейн в Северной Африке. Следующим в феврале 1943 стал Сталинград. Гитлер не стал обвинять морское командование за поражение подводных лодок, Дениц уже давно предупреждал его о росте противолодочных сил англичан, и Гитлер верил, что Дениц делает все, что в его силах. Поражение на конвойных маршрутах не было столь драматичным, как гибель "Бисмарка". Это было чисто морским событием и не подрывало веры Гитлера в себя, как в величайшего полководца всех времен.

Неудачи подводных лодок заставили принять крайне тяжелые решения. Было видно, что уже некоторое время назад кораблестроение союзников с избытком возмещало потери. В это же время оборонительные доктрины начали укрепляться в головах германского морского командования. Начали подумывать о потоплении такого тоннажа, который бы помешал союзникам высаживаться в Европе или Африке. Наконец на немцев обрушился последний удар — подводные лодки были вытеснены из Северной Атлантики.

Несмотря на тяжелые потери подводного флота, еще до появления новых средств борьбы с эсминцами и новых, антирадарных покрытий, новых систем ПВО, Дениц решил продолжать посылать лодки в море. Они по-прежнему оставались одним из основных средств ведения войны Германией. Лодки связывали огромное количество кораблей союзников, в десятки раз больше, чем их собственное количество. Союзникам приходилось сохранять систему конвоев со всеми ее последствиями. Большие производственные мощности отвлекались на строительство кораблей ПЛО и противолодочных систем оружия. И самое главное — большое количество самолетов отвлекалось от налетов на континент. Любые потери, которые подводные лодки могли нанести врагу, оставались ценным вкладом в военные усилия Германии. Однако они были вторичны по сравнению с тем истощением ресурсов союзников, которое вызывал сам факт присутствия лодок в Атлантике. Они все еще прямо влияли на ход войны, уничтожая особо важные цели, такие как мурманские конвои. Кроме того оставались еще 2 возражения против полного отзыва лодок из Атлантики. Первое: для лодок нового поколения требовались обученные, опытные экипажи. Второе: сосредоточение всех лодок в портах неизбежно привело бы к большим потерям во время бомбардировок, так как не хватало надежных убежищ.

Встреча Деница с Гитлером 31 мая 1943 была посвящена в основном проблемам подводных лодок. На этой встрече было сделано правильное заключение, что причиной гибели 36 или 37 лодок в течение месяца стали новые системы обнаружения, полученные авиацией союзников. Было признано, что подводным лодкам требуются новые детекторы радиолокационного излучения, системы глушения радаров, радарные буи-фоксеры, противорадарное покрытие рубок. Собственный поисковый радар все еще оставался мало эффективным. Он обшаривал горизонт слишком медленно и слишком узким лучом. Были затребованы новые самолеты для уничтожения самолетов-разведчиков союзников над Бискайским заливом. Однако Гитлер усомнился в реальности этой задачи и отказал. Вскоре ожидалось поступление на вооружение акустической торпеды, способной поражать эсминцы, началась установка на лодках новых зенитных автоматов. Как только завершится установка новых систем оружия, атаки на североатлантические конвои возобновятся.

Несмотря на смутные перспективы, Гитлер утвердил новую программу строительства подводных лодок — по 40 единиц в месяц. Все дела были переданы в руки министра вооружений Альберта Шпеера.

Мечты Гитлера о секретном оружии уже запали в головы адмиралов, и началось обсуждение перспектив пуска ракет с подводных лодок для борьбы с эсминцами и создание 16" ракет для обстрела городов. Против первого проекта выступил Гитлер, не веривший в него. Второй проект был отвергнут самим флотом, как непрактичный, хотя были проведены успешные пробные пуски ракет с лодок в подводном положении. Флот остановился на развитии не столь экзотических систем оружия. Остается только гадать, к каким результатам могли привести несколько ракет, разорвавшиеся на улицах Нью-Йорка.

Первые усилия ответить на воздушные атаки союзников в Бискайском заливе начали предприниматься уже в мае. На специальных платформах позади рубки на лодках начали устанавливать четырехствольные 20-мм автоматы. Некоторые лодки были вооружены еще сильнее и служили специальными ловушками ПВО. Они должны были сражаться с самолетами, чтобы поубавить у них смелости. Тогда лодки смогли бы передвигаться более свободно. Сначала такая тактика действовала. Одиночные британские самолеты становились жертвами лодок-ловушек. Воодушевленный Дениц приказал обычным лодкам пересекать Бискайский залив в надводном положении группами для оказания взаимной поддержки. Англичане ответили на это массированным применением самолетов. Авиагруппы атаковали лодки одновременно с нескольких направлений. В ход пошли ракеты воздух — поверхность. В коротких, но ожесточенных схватках обе стороны понесли большие потери. К концу лета лодкам пришлось пересекать Бискайский залив снова под водой, а ловушки ПВО были превращены в обычные лодки.

Остальную часть 1943 и весь 1944 года бои велись с прежней яростью — уже не ради победы, а ради выживания. Немцы начали использовать радарные фоксеры — резиновый баллон, который волочил за собой полосы фольги. Другим типом, использованным в Бискайском заливе, был буй с отражающей поверхностью. Новые фугасно-зажигательные снаряды к началу осени снова подтолкнули лодки вступать в дуэль с самолетами. Чуть позднее появился тяжелый зенитный автомат. В августе началось использование для борьбы с эсминцами акустических торпед. Новый детектор радиолокационного излучения заменил старую модель, хотя предположение, будто его собственное излучение засекала радиоаппаратура союзников, как выяснилось позднее, было ошибочным.

Тяжелые потери вынудили подводные лодки действовать поодиночке в ранее не посещавшихся ими районах. Но к августу 1943 года погибли 9 из 12 подводных танкеров, что крайне затруднило действие лодок. Однако, как только появились новые системы оружия, немцы совершили новую попытку дать бой в Северной Атлантике. В середине сентября группа подводных лодок атаковала конвой, добившись некоторого успеха. Особенно эффективны были акустические торпеды, использованные против кораблей сопровождения. Но к феврале 1944 года все закончилось, так как теперь гибло больше подводных лодок, чем торговых судов. С этого времени подводные лодки стремились только уцелеть. "Никакого ненужного риска" — таков стал их девиз.

Выбора у них просто не было, так как эффективность противолодочной обороны стремительно росла. С августа 1943 года быстроходные суда союзников начали совершать переходы самостоятельно, освободив эскортные корабли для формирования поисково-ударных групп, которые строились вокруг эскортных авианосцев. Эти авианосцы теперь были выведены из состава сил сопровождения конвоев, их место заняли танкеры и рудовозы, оборудованные временными полетными палубами. Теперь эскортные корабли сочетали выслеживание и атаки одиночных лодок. Как правило один корабль поддерживал гидроакустический контакт, а остальные атаковали всеми видами оружия. Самым эффективным из них был новый бомбомет "хеджехог", который выбрасывал серию маленьких глубинных бомб вперед по ходу корабля. Бомбы взрывались только попав в цель, поэтому попадания четко регистрировались и не нарушился акустический контакт. Появились более тяжелые обычные глубинные бомбы, весящие по 500 кг. Для защиты от новых германских акустических торпед были созданы специальные шумовые буи-фоксеры, которые буксировались позади корабля. Они отвлекали на себя торпеду, расстраивая работу ее системы наведения. Самолеты сбрасывали гидроакустические буи для прослушивания шумов подводных лодок, а после установления контакта использовали акустические авиаторпеды. Подводники сообщили о появлении шумовых буев, они полагали что эти буи изображают эскортные корабли, вводя в заблуждение командиров лодок. На мелководье использовались тралы с подвешенными зарядами. Некоторые из новинок эффекта на давали, но все вместе взятые они свели успехи подводных лодок до минимума.

Загадка с радаром была разгадана в августе 1943 года, когда удалось восстановить одну установку, собранную по кусочкам на сбитых британских самолетах. Были выяснены его характеристики. Немцы назвали эту установку "Роттердамским прибором", так как именно в этом городе был найден первый обломок. Оказалось, что германские радиолокаторы безнадежно уступают технике союзников. Даже воссозданный образец мало чем помог. Хотя можно было построить новые радиолокаторы, слишком часто подводным лодкам приходилось действовать под водой. А там они были почти беспомощны — слепы, глухи и малоподвижны. В апреле 1944 года был потоплен последний подводный танкер, а опыты по дозаправке топливом под водой вперед не продвинулись. Противорадарное покрытие дало некоторые результаты, однако оно никогда не использовалось широко.

Единственным решением проблемы было создание принципиально новой лодки — "настоящей" подводной лодки, имеющей большую дальность плавания и высокую скорость под водой. Еще до начала войны инженер Гельмут Вальтер предложил новый двигатель для подводных лодок, использовав газовую турбину и перекись водорода вместо воздуха в качестве окислителя. Развитие этой конструкции, как и радар, сдерживало консервативное мышление, а потом началась война, и в середине 1940 года Гитлер запретил вести разработки, которые потребуют более года для завершения.

В начале сентября 1942 Дениц понял, что подводная лодка нового поколения, за создание которой он всегда ратовал, потребуется очень скоро. Он высказал это на встрече с Гитлером, куда его пригласил Редер. Гитлер разрешил построить 2 экспериментальные лодки Вальтера. Через месяц он разрешил строительство 24 малых и 2 больших лодок.

На основе этих идей был создан совершенно новый корабль с подводной скоростью 24 узла. Это превышало скорость большинства эскортных кораблей. Лодка имела высокую маневренность, могла быстро менять глубину и скорость, запутывая своих противников. Большие лодки имели по 10 носовых торпедных аппаратов. К несчастью для Деница первые лодки могли войти в строй не раньше декабря 1944 года. Столь долгое время требовалось для отработки принципиально новых систем вооружения, и помешало использовать их во время войны.

Однако другая лодка была не столько радикально новой. В ноябре 1942 Дениц провел совещание с Вальтером и 2 ведущими конструкторами подводных лодок. Выяснилось, что работы над лодками Вальтера идут слишком медленно, поэтому Дениц указал на срочную необходимость в новой лодке и запросил совета специалистов. Вальтер предложил отработать трофейное голландское изобретение, складной воздуховод, который позволял обычной лодке идти под водой на дизелях и перезаряжать батареи, не всплывая. Это был шноркель. Вторым предложением стала большая лодка с новой обтекаемой формой корпуса, многократно увеличенной емкостью батарей для достижения высокой подводной скорости и увеличения дальности плавания под водой и имеющей шноркель для перезарядки батарей под водой.

Скорость для подводных лодок в конце войны стала главной характеристикой, именно это определяло все новые проекты. В середине 1943 первые чертежи были представлены Деницу. Это были 2 лодки, имеющие примерно одинаковые характеристики. Первая — малая лодка водоизмещением 200 тонн проекта XXIII. Второй была океанская лодка водоизмещением 1500 тонн проекта XXI. Первая лодка могла развивать под водой 13 узлов, вторая — 17 узлов. Дениц потребовал немедленно организовать их производство. Когда он решил, что флот слишком медленно строит корабли, то обратился к Шпееру. Шпеер выделил гражданских специалистов по организации производства, которые начадили массовое производство лодок, используя блочно-модульный метод постройки. В апреле — мае 1944 года планировалось достроить первую лодку, а к сентябрю довести скорость строительства до 36 единиц в месяц. Прототипы не строились. Отдельные части лодок производились на множестве разбросанных по всей стране заводов, секции собирались на 11 заводах далеко от моря. Окончательная сборка лодок производилась на 3 верфях.

8 июля 1943 Дениц представил этот план Гитлеру и получил его полное одобрение. Уже в апреле была построена первая лодка, к августу были достроены еще 8 единиц. Однако их строительство замедляли технические трудности, а с весны 1945 — постоянные бомбардировки. Однако зимой 1944 — 45 годов было налажено массовое производство обоих типов.

В те месяцы, когда лодки ожидали установки новой техники и вооружения, которые позволили бы им начать новый раунд битвы за Атлантику, они продолжали свою многогранную деятельность. На Дальнем Востоке была усилена группа лодок, базирующаяся с мая 1943 в Пенанге. Она потеряла свой танкер в январе 1945. После провала операций в Северной Атлантике стали невозможны походы блокадопрорывателей. Теперь 15 германских, несколько японских и итальянских лодок были переоборудованы для перевозки особо ценных грузов с Дальнего Востока. Однако большая часть их них погибла. Одна лодка была отправлена в Японию в качестве подарка, но она оказалась слишком сложной, и японцы не смогли ее скопировать.

В конце 1943 и начале 1944 года германские лодки усилили давление на мурманские конвои. Однако осенью 1944 года была потоплена последняя лодка в этом районе. В Арктику были переброшены новые подкрепления, чтобы парировать угрозу вторжения и для действий против мурманских конвоев, однако их успехи были невелики. В течение 8 месяцев в 1944 году обсуждались проблемы действий лодок в условиях, когда конвои сопровождают британские авианосцы. Дениц утверждал, что подводные лодки не смогут уничтожить их, но все-таки согласился выдвинуть несколько лодок на подходы к Скапа Флоу. Геринг утверждал, что его авиация слишком слаба, чтобы атаковать авианосцы, хотя и согласился перебросить несколько торпедоносцев в Норвегию. Ни одна из этих операций не повлияла серьезно на ход войны.

В марте 1944 года давление союзников стало настолько сильным, что командир U-852 после потопления торгового судна "Пелеус" обстрелял из пулемета спасшихся и обломки, чтобы скрыть все следы атаки. Чуть позднее в этом же походе его лодка была потоплена, а он попал в плен. 3 человека из экипажа "Пелеуса" спаслись. Они стали свидетелями на процессе, который завершился смертным приговором командиру лодки и артиллеристу. К чести германских подводников нужно сказать, что случай с "Пелеусом" был единственным проявлением жестокости с их стороны. Решительное сопротивление Деница не позволило реализовать идею Гитлера об уничтожении спасшихся экипажей. Приказ "Лаконии" не имел целью истребление людей, никто его так и не толковал. Несмотря на несколько неопределенную фразу "Спасательные действия противоречат основному требованию войны — уничтожению вражеских судов и их экипажей", этот приказ "Не спасать!" имел целью только увести лодки от атак с воздуха.

В июне 1944 тщательно спланированная операция дала союзникам еще одно прямое подтверждение возможностей подводных лодок. Американский эскортный миноносец "Шателейн" обнаружил и атаковал глубинными бомбами U-505. Поврежденная подводная лодка поднялась на поверхность. Ее палубы были обстреляны из автоматических пушек, а самолеты эскортного авианосца "Гуадалканал" угрожающе кружили над головой. Экипаж лодки бросился на борт, открыв кингстоны. На борту американских кораблей раздался древний клич: "На абордаж!" Группа моряков эскортного миноносца "Пиллсбери" высадилась на лодку, закрыла кингстоны, и U-505 стала первым вражеским кораблем, захваченным американцами за последние 100 лет. Самым ценным призом стала кодовая книга, оставшаяся на борту лодки.

Но подводные лодки продолжали сражаться. Несмотря на рост потерь, в конце 1943 — начале 1944 в море находились до 50 лодок ежемесячно. Весной 1944 началось использование шноркеля. Он не повысил ударную мощь существующих лодок, но позволил им заряжать батареи, не поднимаясь на поверхность. Приемник радиолокационного излучения ставился на головке шноркеля, что позволяло лодке хоть как-то "видеть". Подводную лодку, идущую под шноркелем, было трудно обнаружить асдиком. Но шноркель оставлял большой бурун, а временами самолеты просто видели подводную лодку на малой глубине, поэтому для переходов под шноркелем немцы предпочитали ночь. Подводная лодка с работающими дизелями не могла использовать свою гидроакустическую аппаратуру, поэтому в принципе полезный шноркель не стал панацеей.

Однако Дениц увидел в нем возможность нанести еще один удар по британским линиям снабжения. В мае 1944 группа лодок, оснащенных шноркелями, была послана в мелководные районы вокруг Британских островов, чтобы в случае атаки отлеживаться на дне между скал и рифов. Была достигнута определенная внезапность, поэтому после 1 июня были запрещены действия лодок, не оснащенных шноркелем. К сожалению, переход под шноркелем требовал гораздо больше времени и резко снижал эффективность лодок.

В марте подводные лодки были сосредоточены в тех секторах, где можно было ожидать вторжения. Союзники высадились в июне 1944 в Нормандии. 16 подводных лодок из Бискайского залива были брошены в Ла Манш. Предполагалось, что они нанесут союзникам какие-то потери и вызовут хаос на плацдармах в критический период. 19 лодок действовали в Бискайском заливе, несколько лодок были переведены к берегам Нормандии из Норвегии. Потери оказались высокими. За 2 месяца погибли 15 лодок и 21 корабль союзников. Однако лодки со шноркелем могли действовать и далее. Часть лодок была отправлена в Северную Атлантику, чтобы отвлечь часть сил союзников. Когда союзники прочно закрепились на берегу, потери подводных лодок сравнялись с потерями десантных судов, в августе лодки были отозваны. Несколько лодок использовались для доставки снабжения в осажденные порты, но после того, как союзники захватили французские порты с суши, уцелевшие лодки были переведены в Норвегию и Германию.

То, что подводные лодки смогли вести борьбу еще 2 безнадежных года — с мая 1943 по май 1945 — лучше всего характеризует Деница как командующего. Из 1170 подводных лодок 784 были потоплены, многие со всем экипажем. Более половины были уничтожены в течение последних 2 лет. Однако лодки продолжали выходить в море до апреля 1945 — как бы пытаясь искупить мятеж Флота Открытого Моря в 1918.

Несмотря на потери, маленькие достижения и усиление ПЛО союзников, Дениц с надеждой ожидал, когда войдут в строй новые лодки. В феврале 1945 малые лодки XXIII серии вышли к берегам Британских островов. Там они успешно действовали до самого конца войны, причем ни одна из 8 лодок не погибла. Они несли всего по 2 торпеды, поэтому их боевая ценность была невелика. Если бы у Германии было чуть больше времени, 31 лодка XXI серии, готовая к маю 1945, вместе с 8 малыми лодками Вальтера оказались бы серьезной угрозой.

Для больших лодок XXI серии, на которые надеялся Дениц, его штаб создал совершенно новый план действий, который полностью использовал возможности новых кораблей. Они имели шноркель и противорадарным покрытием головки. На ней был установлен приемник радарного излучения. Сверхчувствительные гидрофоны могли обнаруживать цели на расстоянии до 50 миль от погрузившейся лодки. Гидролокатор мог определить курс, скорость, дистанцию, количество и тип целей. Новые акустические торпеды не отвлекались на фоксеры. Появились торпеды, которые лодка могла выпускать под любым углом к цели. Винты лодки не производили шумов при скорости менее 5 узлов, их приводил в движение специальный бесшумный мотор с ременным приводом. Подводная лодка могла смело двигаться прямо под конвоем, где их нельзя были ни обнаружить, ни атаковать. Зато они могли выпускать торпеды с глубины 150 футов, не видя своего противника.

Характеристики новых лодок позволяли им противостоять всей мощи противолодочных сил союзников. Самолеты не могли засечь их ни визуально, ни радаром, так как новая тактика требовала от лодок оставаться под водой днем, а ночью следовать под шноркелем. Асдик, глубинные бомбы, хеджехог становились менее эффективны, когда резко возросли подводная скорость лодки и глубина погружения. Конструкторы XXI серии и штаб Деница, разработавший новую тактику, опередили союзников в технологической гонке. Битва за Атлантику могла начаться заново, и тактическое превосходство немцев могло поставить линии союзников в опаснейшее положение.

Были построены более 100 этих грозных лодок, многие экипажи уже закончили тренировки. Первая лодка вышла в море 30 апреля 1945. Она легко оторвалась от поисково-ударной группы, несколько дней проводила поиск, а потом обнаружила крейсер в сопровождении эсминцев. Лодка вышла в атаку и оторвалась от противника, даже не замеченная им. Новые методы атаки были совершенными. Новое оружие могло полностью изменить ход войны на море. Однако Гитлер покончил самоубийством неделю назад, и все эти совершенные лодки достались союзникам в качестве трофеев.

Оглавление книги

Реклама

Генерация: 1.611. Запросов К БД/Cache: 3 / 1