Глав: 11 | Статей: 11
Оглавление
Предлагаемая книга является одним из лучших стратегических обзоров действий ВМС Германии во Второй Мировой войне

Норвегия: Отважный бросок

Норвегия: Отважный бросок

апрель 1940 — июнь 1940

Одним из уроков Великой Войны стало постоянное беспокойство Германии за свой северный морской фланг. Это привело к самой смелой операции, которую когда-либо предпринимал более слабый флот.

10 октября 1939 Редер во время встречи с Гитлером впервые упомянул о желательности приобретения Тронхейма в качестве военно-морской базы. Эти встречи происходили несколько спорадически (через 2 — 4 недели). Их дополняли регулярные рапорты представителя флота при ставке Гитлера. Кроме Редера, Гитлера, военно-морского адъютанта Гитлера на этих встречах присутствовали высшие чины OKW. Приглашались так же те командиры, которых мог касаться обсуждаемый вопрос.

Задолго до того, как был упомянут Тронхейм, Германский флот совершенно ясно представлял стратегическое значение Норвегии. Следовало ожидать, что англичане, как и в первую Мировую войну создадут минный барьер поперек Северного моря, который зайдет в норвежские территориальные воды — с разрешения норвежцев или без него. Такой барьер создавал помехи выходящим подводным лодкам, блокировал пути выхода военных кораблей, серьезно мешал вывозу железной руды из Швеции и Норвегии морем. Британское вторжение в Северную Норвегию и Швецию полностью перекрыло бы поступление железной руды. Британское наступление на южную Норвегию создало бы угрожающую ситуацию в Балтийском море и северной Германии, сделало бы весьма опасным торговое судоходство и тренировки подводных лодок, поставило бы все балтийское побережье Германии под удары вражеской авиации. Здесь можно было открыть второй фронт, что дало бы Британии решающее превосходство в войне.

Базы в Норвегии прикрыли бы бреши в оборонительном периметре Германии. Кроме того они дали бы ряд дополнительных преимуществ флоту, которые не могли предложить французские базы. Из Норвегии германские флот и авиация могли угрожать британским коммуникациям и самой Великобритании. Вдобавок Британия лишилась бы поставок железной руды и леса из Скандинавии.

Многочисленные надежные разведывательные данные из нейтральных источников (в том числе норвежских) указывали, что англичане интересуются Норвегией. Но для немцев проводить операцию в присутствии британского флота был очень велик. Считалось, что германская оккупация Норвегии приведет к значительным трудностям позднее, когда придется ее защищать. На этой ранней стадии войны Гитлер едва приступил к изучению вопроса.

Русское вторжение в Финляндию 30 ноября 1939 кардинально изменило ситуацию. После осуждения агрессии Лигой Наций союзники начали посылать военную технику в Финляндию через Норвегию. Так как доступ в юго-восточную Финляндию закрывали Германия и Россия, единственной возможностью союзников оказать широкомасштабную помощь был путь через северную Норвегию и Швецию. Поскольку такая операция совершенно очевидно противоречила нейтралитету этих стран, германскому военному командованию казалось совершенно очевидным, что союзники используют благоприятный случай одновременно захватить источники поступления железной руды в Германию. Обе стороны правильно оценивали ситуацию, однако до весны никто ничего не предпринимал.

В начале декабря, сразу после начала советско-финской войны, толчок развитию планов флота дал визит в германию лидера крошечной пронацистской норвежской партии. Видкун Квислинг и его товарищ Вильям Хагелин сначала повстречались с нацистским теоретиком по расовым вопросам Альфредом Розенбергом, который позднее свел их с Редером. Они предложили устроить в Норвегии переворот, используя в качестве предлога продление правительством собственным полномочий. Предполагалось, что обученные в Германии норвежцы с определенной германской помощью сумеют совершить такой переворот. Они также подчеркивали высокую вероятность вторжения англичан в Норвегию, что встретило бы благожелательно большая часть норвежцев, которые в то время сильно опасались России. Редер согласился устроить им встречу с Гитлером, но сразу же оговорил, что германское вторжение не может состояться в середине января, так как подобную операцию следует долго готовить.

На совещании с Гитлером 12 декабря 1939 Редер детально обрисовал преимущества и недостатки вторжения в Норвегию. Предупредив Гитлера, что подлинные мотивы действий Квислинга трудно угадать, Редер предложил OKW выработать 2 плана: операции в поддержку переворота Квислинга и прямого военного вторжения. Гитлер трижды встречался с Квислингом, после чего приказал OKW начать выработку планов на основе предложения Редера. Флот разрабатывал свои собственные планы в рамках общей операции, а капитан 1 ранга Теодор Кранке, как представитель ВМФ, работал над общим планом в штабе OKW.

На своей следующей встрече с Гитлером 30 декабря Редер подчеркнул опасность британского вторжения, а также возможное отсутствие сопротивления норвежцев германской высадке. Позднее на том же совещании он упомянул о действиях британских кораблей в северном море и подготовке флотом отправки в Атлантику подводных лодок, "Лютцова" и вспомогательных крейсеров. Эти факторы тоже должны были оказать влияние на ход Норвежской операции.

Январь и первая половина февраля 1940 прошли в проработке планов и сборе разведывательной информации о Норвегии. Изучались потребности в железной руде, оценивалась вероятность высадки англичан. Было отмечено, что Англия арендовала 90 процентов тоннажа норвежских танкеров. 13 января, когда флот получил наброски плана OKW, Редер уже был уверен, что англичане оккупируют Норвегию в самом ближайшем будущем. Однако некоторые чины в Штабе РВМ полагали, что англичане не рискнут пойти на это, так как немцы могли нанести ответный удар через южную Норвегию, Швецию и Данию. Кроме того они утверждали, что англичане рискуют ввязаться в войну с Россией. Позднее Штаб РВМ изменил свою точку зрения в отношении намерений англичан. Однако тактическая оценка возможностей англичан в Норвежской операции оказалась исключительно точной.

Следующая встреча Редера с Гитлером не была посвящена прямо норвежскому вопросу. Рассматривались планы действий в океане и потери, понесенные британским флотом. Однако они тоже были косвенно увязаны с планами Норвежской операции, детальный план которой был доложен Гитлеру на следующий день — 27 января. Гитлер все более убеждался в неизбежности вторжения в Норвегию, несмотря на определенные колебания, так как он был слабо знаком с комбинированными операциями на суше, на море и в воздухе. Инцидент с "Альтмарком" 16 февраля послужил ясным указанием, что англичане не уважают нейтралитет Норвегии, и что норвежцы сами не в состоянии его защитить.

21 февраля был назначен командующей предполагаемой операцией. На совещании 2 дня спустя Редер высказал Гитлеру свое мнение, что нейтралитет Норвегии все еще остается наиболее желательным условием. Пока Норвегия не попала в руки англичан, вопрос обороны ее побережья и каботажного судоходства не стоит перед немцами. Это было резонной причиной задержать начало операции, пока она не станет жизненно необходима.

1 марта 1940 Гитлер издал Норвежскую директиву, приняв точку зрения флота, что германское вторжение должно произойти только когда высадка англичан станет неизбежна. Операция, которой должен был командовать генерал Николаус фон Фалькенхорст, планировалась как внезапный удар небольших сил, переброшенных по морю и воздуху под прикрытием флота и авиации. Командование операцией, как обычно в нацистский период, осуществлялось по сложной схеме, раздробленной и слабо увязанной. Для тех, кто знаком с тесно связанным, объединенным командованием такой операцией, как высадка союзников в Нормандии, казалось, что 2 германских вида вооруженных сил ведут 3 отдельные войны. Это вполне оправдывало печальную шутку, что Вторую Мировую войну вели прусская армия, императорский флот и нацистская авиация. В Норвежской операции не было единого штаба, хотя оперативный отдел OKW генерал-полковника Альфреда Йодля и осуществлял общую координацию. Морские командования "Ост" и "Вест" руководили действиями флота, а Штаб РВМ Редера был готов вмешаться в случае необходимости. Штаб Люфтваффе в Берлине руководил действиями авиации. Генерал Фалькенхорст имел штаб из представителей всех 3 видов вооруженных сил и командовал действиями сухопутных войск, а также тактической авиации на поле боя. Только превосходное личное взаимопонимание в среднем и нижнем звене давало операции шанс на успех.

Люфтваффе должны были перебросить парашютные части в южную Норвегию, чтобы захватить аэродромы Осло и Ставангера, которые потом можно было бы использовать для переброски дополнительных войск на транспортных самолетах. Следовало выслать истребители и бомбардировщики для атаки британских сил, что могло приободрить норвежцев. Крейсера и более мелкие корабли должны были высадить войска в 4 различных пунктах в южной Норвегии от Осло до Бергена. Планировалось проходить мимо фортов прямо в гавань.

Самым отважным в этом плане было предложение атаковать Нарвик и Тронхейм в северной Норвегии. Войска должны были перебросить 1 крейсер и 14 эсминцев под прикрытием 2 линейных крейсеров. Предполагалось, что "Лютцов" отвлечет британский флот, прорываясь в Атлантику для атаки судоходства. Высадив войска, корабли должны были покинуть северную Норвегию в тот же день. Подкрепления следовало перебросить уже по суше и позднее. Суда снабжения для этих частей должны были выйти в море за несколько дней до выхода военных кораблей, чтобы прибыть на место одновременно с ними. Они должны были маскироваться под обычные каботажники. Подводные лодки предполагалось использовать в качестве разведчиков и для отражения британских контратак, когда войсковые транспорты войдут в фиорды. Подкрепления на первом этапе предполагалось перебрасывать только в Осло на третий и пятый день операции. Оттуда они должны были развернуть наступление по суше и подавить сопротивление, если такое будет.

Сначала операцию назначили на 3 марта, задолго до начала наступления в Нидерландах, чтобы не столкнуться с зимними штормами и плохой видимостью и опередить англичан. Потом был отдан приказ завершить всю подготовку к 10 марта, чтобы операцию можно было начать через 4 дня после отдачи приказа. 5 марта Йодль встретился с 3 командующими видами вооруженных сил, которые должны были руководить операцией. Как ни странно, в первый раз запросили мнение Геринга, хотя офицеры Люфтваффе уже давно участвовали в подготовке вторжения.

Ко времени следующей встречи Редера с Гитлером 9 марта операция находилась на финальной стадии отработки деталей плана. Трудности прорыва из северных портов после высадки войск обсуждался особенно тщательно. Редер подчеркивал необходимость сильного воздушного прикрытия возвращающихся кораблей. От Люфтваффе потребовали провести минные постановки в Скапа Флоу. Редер также предложил позволить русским захватить Тромсё в северной Норвегии. Однако Гитлер не согласился, было принято решение захватить этот город наступлением с суши.

Но британские планы тоже стремительно развивались. 10 марта Чемберлен выступил с обещанием оказать помощь Финляндии. Однако через 2 дня Финляндия заключила мир с Россией — это был единственный выход из сложившейся безнадежной военной ситуации. В германском Штабе РВМ возникла надежда, что мир может задержать высадку англичан в Норвегии. Однако разведывательные донесения и действия англичан против германских кораблей у норвежского побережья указывали на противоположное.

26 марта Редер снова предложил провести операцию как можно быстрее, указав, что если англичане и не отреагируют немедленно, они будут мешать перевозкам руды и возможно попытаются создать повод для собственного вторжения в Норвегию. Погода и полная готовность благоприятствовали немцам. И Гитлер решил, что настало время нанести удар. Однако он не назначил дату. Еще через 3 дня были уточнены последние детали, но опять дата не была названа, так как исключительно суровая зима создала проблемы — замерзли балтийские проливы. Большой Бельт, главный водный путь между датскими островами вскрылся только на первой неделе апреля. Теперь Гитлер заявил, что хочет изменить план. Он захотел оставить корабли в Нарвике и Тронхейме для поддержки армии. Но Редер сумел переубедить его в отношении Нарвика, указав, что корабли там будут неизбежно атакованы и уничтожены превосходящими британскими силами. Проблема поддержки Тронхейма так и осталась висеть в воздухе. Провал попыток ВВС заминировать Скапа Флоу и таким образом помешать англичанам еще более запутал проблему.

2 апреля наконец была установлена дата вторжения — 9 апреля. На следующий день корабли группы снабжения начали продвижение вдоль берегов Норвегии, маскируясь под обычные торговые суда. Министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп впервые был поставлен в известность о готовящейся операции.

С этого момента каждый ход одной стороны вызывал ответную реакцию противника. Оба противника начали свои операции практически одновременно — немцы опережали англичан всего на 1 день. Кроме того англичанам мешала необходимость создать видимость законности. Они надеялись провести высадки без боев, тогда как немцы оставили все надежды на помощь Квислинга и строили свои действия в расчете на внезапность.

Вечером 6 апреля мощные силы прикрытия и десантный флот вышли из портов и двинулись к берегам северной Норвегии. В состав этой армады входили 2 линейных крейсера, тяжелый крейсер "Хиппер" и 14 эсминцев. 10 эсминцев должны были высадить 2000 человек в Нарвике. Крейсер в сопровождении 4 эсминцев должен был высадить 1700 человек в Тронхейме. Линейными крейсерами временно командовал вице-адмирал Гюнтер Лютьенс, так как Маршалл находился в отпуске по болезни. Они должны были действовать в качестве прикрытия, а потом направиться к северу и постараться увлечь британские тяжелые корабли от берегов Норвегии. Хотя в состав этой группы планировалось включить "Лютцов", его машины оказались неисправны, и карманный линкор включили в состав одной из южных десантных групп. В море вышел вспомогательный крейсер "Орион", чтобы вызвать переполох в Северной Атлантике.

Остальные группы вышли чуть позднее к портам южной Норвегии и Дании. В них входили "Лютцов", тяжелый крейсер "Блюхер", легкие крейсера и мелкие корабли.

Главные силы немцев были обнаружены британской авиацией через день после выхода, но атаки не принесли успеха англичанам. Было похоже, что потерян важнейший элемент внезапности. Хотя немцы надеялись, что цель выхода останется неизвестной англичанам, которые могли предположить, что германские корабли пытаются прорваться в Атлантику.

Рано утром 8 апреля, за день до высадки, британский эсминец "Глоууорм", отделившись от эскадры, минировавшей норвежские воды, в сильный шторм налетел на эсминцы группы "Хиппера". Британский корабль сообщил о встрече и атаковал немцев. Вскоре в районе боя появился сам "Хиппер". Он завязал бой на короткой дистанции и попытался протаранить эсминец. Видя, что его корабль получил тяжелые повреждения и полагая, что гибель неизбежна, капитан-лейтенант Джеральд Б. Руп сам пошел на таран. "Глоууорм" сорвал 120 футов обшивки "Хиппера", крейсер принял 528 тонн воды. "Глоууорм" после тарана взорвался и затонул. За этот бой Руп получил Крест Виктории. Группа "Хиппера" проследовала далее в Тронхейм, хотя крейсер получил крен 4<0176> на правый борт, однако все его механизмы действовали исправно.

Англичане в это же утро объявили, что заминировали норвежские воды. Они отделили эскадру эсминцев, которая прикрывала минные постановки возле Нарвика, чтобы помочь обнаружить группу "Шарнхорст" — "Гнейзенау", которая по всем признакам направлялась в Атлантику. Через несколько часов немецкий войсковой транспорт "Рио де Жанейро" был потоплен у берегов южной Норвегии польской подводной лодкой "Орел", которая в сентябре прошлого года сумела прорваться в Англию. Некоторые германские солдаты сообщили спасшим их норвежцам, что они направлялись в Берген, чтобы защитить их от вторжения союзников. Просто невероятно, но норвежцы так и не объявили тревогу, а англичане не оценили значимости информации.

Утром на следующий день 9 апреля "Шарнхорст" и "Гнейзенау" в одиночестве рассекали штормовые волны возле Нарвика. Внезапно видимость улучшилась, и появился британский линейный крейсер "Ринаун". Он немедленно открыл огонь из 15" орудий с дистанции 9 миль, используя короткие промежутки между снежными шквалами. Через несколько минут немцы начали отвечать из своих 11" орудий. Дуэль длилась 10 минут, после чего немцы дали полный ход и медленно оторвались от пожилого преследователя. Погода была такой скверной, что 9 эсминцев, сопровождавших "Ринаун", не смогли вступить в бой. Лютьенс был полон решимости выполнить приказ и увести англичан за собой на северо-запад, подальше от берегов Норвегии. Однако он не собирался вести бой с кораблем, имеющим такие мощные орудия. В результате, прежде чем "Ринаун" пропал в снежных зарядах за кормой, "Гнейзенау" получил 3 попадания 15" снарядами. Один снаряд уничтожил систему управления огнем главного калибра, другой вывел из строя носовые 11" башни. Немцы добились только 2 попаданий в "Ринаун", не принесших никакого вреда. Так как Лютьенс выполнил свою задачу и увел за собой британский линкор, повреждения "Гнейзенау" были умеренной платой за этот успех.

10 эсминцев коммодора Пауля Фридриха Бонте проскочили Вест-фиорд в темное время суток не встретив противника. На рассвете они потопили 2 норвежских броненосца береговой обороны, которые отказались капитулировать. Эсминцы высадили свои войска прямо в город Нарвик. Бонте торопился назад. Однако 1 танкер из 2 был потоплен, и заправка шла слишком медленно.

В Тронхейме поврежденный "Хиппер" и 4 эсминца ввели в заблуждение норвежские береговые батареи сигналя морзянкой на английском языке. Только самая последняя батарея открыла огонь, но "Хиппер" быстро подавил ее. Город не сопротивлялся, и батареи были захвачены с тыла немецкими войсками, которые тут же подготовили их для отражения британского нападения.

В Бергене береговые батареи повредили учебный артиллерийский корабль "Бремзе" и легкий крейсер "Кёнигсберг", но сам город был быстро захвачен. Эгерсунд был без труда захвачен с моря, а Ставангер — воздушно-десантными войсками. Норвежский эсминец потопил германское судно снабжения, и сам был потоплен германскими пикировщиками, действовавшими с аэродрома, захваченного парашютистами. В Кристиансанде не удалось достичь внезапности, так как густой туман задержал подход немцев, но с третьей попытки корабли прорвались мимо батарей, которые были подавлены налетами бомбардировщиков.

Береговые укрепления Осло были самыми мощными, именно они нанесли самый сильный удар немцам. В самом узком месте Осло-фиорда, значительно ниже города, поднятые по тревоге артиллеристы добились нескольких попаданий в тяжелый крейсер "Блюхер". После этого торпеды с береговой батареи потопили его. "Блюхер" стал единственным крупным кораблем, потопленным в этот день. (Это немного напомнило историю его предшественника, броненосного крейсера "Блюхер", который был единственным кораблем, потопленным в бою на Доггер-банке в 1915 году.) Остальные корабли высадили свои войска еще ниже в фиорде и остались дожидаться, пока бомбардировщики подавят батареи, а парашютисты захватят аэродромы. Эта задержка позволила скрыться королю и правительству, а также вывезти золотой запас.

Через несколько часов стало ясно, что вторжение увенчалось блестящим успехом. Однако потери среди танкеров и судов снабжения, в основном от атак многочисленных британских подводных лодок, оказались велики. Это осложнило положение эсминцев в портах северной Норвегии. Дания была оккупирована в то же утро без помощи флота. На западных подходах к Скагерраку были выставлены оборонительные минные заграждения.

Однако самые тяжелые испытания флота были еще впереди. Корабли следовало вернуть в Германию из портов, где их легко мог блокировать и уничтожить поднятый по тревоге британский флот. Некоторые корабли отправились назад в ту же ночь. Однако британская подводная лодка "Труант" перехватила легкий крейсер "Карлсруэ" южнее Кристиансанда. Торпеды "Труанта" так повредили крейсер, что кораблям эскорта пришлось затопить его. Легкий крейсер "Кёнигсберг" не успел отремонтировать свои повреждения, и британские пикирующие бомбардировщики поймали его на следующее утро у стенки в Бергене. Крейсер получил 3 бомбы и заработал сомнительную славу первого в истории крупного корабля, потопленного вражеской авиацией. Люфтваффе отомстили, чуть позднее потопив британский легкий крейсер "Карлью".

Подход к Нарвику с моря лежал через длинный и узкий Уфут-фиорд, продолжение Вест-фиорда. Более мелкие фиорды, стиснутые скалистыми мысами, изрезали его берега. Сам город лежит на берегу одного из таких мелких фиордов ближе к восточному концу Уфут-фиорда. 5 германских эсминцев, пополнявшие запасы топлива у городской пристани, были захвачены врасплох атакой 3 британских эсминцев капитана 1 ранга Б.А.У. Уобертона-Ли. Торпедами и артиллерией англичане потопили 2 эсминца и 3 повредили. В бою, длившемся всего несколько минут, погиб и коммодор Бонте. Британцы отошли в главный фиорд, но вернулись еще с 2 эсминцами, чтобы потопить 6 торговых судов. Потом они направились в открытое море.

Отважная атака капитана 1 ранга Уобертона-Ли принесла ему Крест Виктории, который он так и не увидел. Когда англичане уже торжествовали победу, с противоположной стороны фиорда внезапно выскочили 3 германских эсминца, а еще 2 отрезали англичанам путь отхода. В последовавшем ожесточенном бою Уобертон-Ли был убит, а 2 его эсминца пошли на дно. Остальные 3 сумели удрать, хотя 1 из них был тяжело поврежден. На обратном пути возле устья фиорда англичане заметили и обстреляли германский транспорт. Он немедленно взорвался, так как перевозил боеприпасы для десанта.

Позднее в тот же день "Кёльн" покинул Берген, "Хиппер" и эсминцы вышли из Тронхейма, а "Лютцов" — из Осло. Линкоры тоже повернули домой, успешно завершив операцию по отвлечению флота противника от берегов Норвегии. Благодаря плохой погоде все благополучно избежали встречи с британским Флотом Метрополии, хотя "Хиппер" разминулся с противником буквально на волосок. 12 апреля крейсер присоединился к линейным крейсерам. "Кёльн" был замечен уже на подходах к берегам Германии. Только "Лютцов", которому предстояло пройти меньше других, оказался несчастливым. Подводная лодка "Спиэрфиш", с большой отвагой действовавшая глубоко в Каттегате, так тяжело повредила его торпедой, что карманный линкор с большим трудом удалось дотащить на буксире до порта. Он простоял на ремонте целый год. Более мелкие корабли сумели прорваться в Германию, понеся некоторые потери.

Нехватка топлива задержала 8 эсминцев в Нарвике. Они прождали целых 3 дня второго боя у Нарвика. Единственную поддержку им оказали подводные лодки Деница, развернутые вдоль побережья Норвегии. 13 апреля британский линкор "Уорспайт", прикрытый 9 эсминцами, двинулся через Вест-фиорд к городу. Впереди летел разведывательный гидросамолет. Германская подводная лодка, попытавшаяся под перископом выйти в атаку на линкор, налетела на камень, выскочила на поверхность и едва сама не стала жертвой. Наблюдатель самолета сообщил эскадре об эсминце, стоящем в засаде в крохотной бухточке. Потом самолет заметил другую подводную лодку выше в фиорде и потопил ее бомбами.

Британские эсминцы потопили стоящий в засаде корабль и вступили в схватку с 6 боеспособными германскими эсминцами. 15" орудия "Уорспайта" сделали бой скоротечным. Только 1 германский эсминец был потоплен в главном фиорде, остальные разбежались в разные стороны, однако так и не сумели спастись. К вечеру из 10 эсминцев, высадивших 4 дня назад войска в Нарвике, не осталось ни одного. 2100 уцелевших моряков присоединились к 2000 альпийских стрелков в городе и подготовились встретить англичан, если те высадятся, хотя им не хватало боеприпасов. Весь автотранспорт попал в руки англичан, когда их эсминец перехватил судно снабжения. Английские потери ограничились повреждением 2 эсминцев.

Редер обсуждал положение с Гитлером, когда начался второй бой у Нарвика. Предполагалось, что использование вспомогательных крейсеров частично компенсирует отсутствие в Атлантике "Лютцова". Предполагалось, что действия этих кораблей отвлекут силы англичан и помешают им нанести ответный удар всеми силами. Обсуждалось выделение подводных лодок для снабжения Нарвика и атак британских кораблей.

К берегам Норвегии и Англии были отправлены 30 подводных лодок — все, что имелось на тот момент, включая учебные флотилии. Дениц передвигал их с места на место, по мере изменения ситуации. Немцы надеялись, что такая концентрация подводных лодок принесет значительные результаты, но у подводников обнаружились свои проблемы. Два раза они не только не помешали противнику, но даже не заметили британские эскадры, идущие к Нарвику. Хотя отчасти в этом повинна плохая погода, данный случай только еще раз подчеркнул, что низкая рубка подводной лодки, качающейся на волнах, очень плохой наблюдательный пункт. Но когда начались ответные атаки англичан, подводные лодки нашли много целей.

2 аса-подводника, каждый из которых уже имел Рыцарский Крест, оказались в прекрасной позиции. В полдень 11 апреля капитан-лейтенант Герберт Шульце обнаружил тяжелый крейсер и выпустил по нему 3 торпеды. Он услышал один взрыв, но, увы, слишком далеко от цели. Остальные торпеды прошли мимо. Вечером того же дня он обнаружил еще 1 тяжелый крейсер. Все 3 торпеды взорвались преждевременно. На Деница обрушился целый поток подобных сообщений. Он приказал своим командирам использовать только контактные взрыватели, не трогая магнитные. Через несколько дней Шульце натолкнулся на "Уорспайт", покидающий Вест-фиорд после уничтожения германских эсминцев в Нарвике. Неисправные торпеды спасли линкор и 2 эсминца от больших неприятностей.

Через день наступил через Гюнтера Прина. Рубку его лодки U-47 украшал "Пыхтящий бык" Скапа Флоу. Прин обнаружил группу британских кораблей, стоящих на якоре несколькими перекрывающимися рядами северо-западнее Нарвика. Они выгружали войска для наступления на захвативших город немцев. После наступления темноты Прин вышел в атаку под перископом. В качестве целей он выбрал 2 крейсера и 4 транспорта и выпустил по ним 4 торпеды. Цели были абсолютно неподвижны. Но ничего не произошло! Прин отвернул в сторону и перезарядил аппараты. На сей раз он выпустил еще 4 торпеды, но уже из надводного положения. На сей раз прогремел 1 взрыв. Торпеда отвернула в сторону в попала в скалистый берег фиорда. Взбешенный Прин повел U-47 в море. Однако он выскочил на мель, а позади британские эскортные корабли уже обшаривали фарватер. Дав полный назад обоими дизелями, продув носовые цистерны и заставив людей раскачивать лодку, бегая взад — вперед, Прин сумел сняться с мели. Несмотря на глубинные бомбы англичан, Прин сумел выскочить из фиорда в море.

В отчаянии Дениц отозвал лодки из фиорда и вызвал начальника торпедного отдела. 17 апреля он снова приказал лодкам использовать магнитные взрыватели, но не в фиордах. Он отозвал все лодки от берегов южной Норвегии. Через 2 дня Прин обнаружил "Уорспайт" и выпустил по нему 2 торпеды. Единственным результатом оказался взрыв торпеды в конце пробега, который привлек свору эсминцев и стал причиной ожесточенной бомбежки. На следующий день он обнаружил конвой, но отказался рисковать лодкой и экипажем для еще одной бессмысленной атаки. Прин сказал, что не следует ждать, что он "будет сражаться с неисправной винтовкой".

Печальный счет норвежской кампании пополнили 4 подводные лодки в обмен всего на 1 британский транспорт. 14 атак против крейсеров, 10 против эсминцев и 15 против транспортов оказались бесплодными. Линкор "Уорспайт" 4 раза подвергался атакам. Самым важным вкладом подводных лодок в Норвежскую операцию стали 6 походов с припасами для егерей в Нарвик. Конечно, результат был бы совсем иным, если бы лодки имели надежное оружие.

Начиная с 14 апреля англичане и их союзники начали высаживать войска рядом с Тронхеймом и Нарвиком. Они захватили этот город и отогнали немцев вглубь полуострова. Люфтваффе мешали британским войскам и флоту. Они потопили легкий крейсер и несколько эсминцев, более мелких кораблей. Были повреждены несколько кораблей, в том числе тяжелый крейсер. Немецкие подкрепления хлынули в Осло. В южной Норвегии была быстро создана группировка войск, которая развернула наступление на север, чему союзники даже не пытались помешать. Британские подводные лодки потопили несколько германских судов, в основном в первые дни кампании, потеряв 2 лодки в первую неделю боев. Третья, минный заградитель "Сиил", подорвалась в Каттегате на германской мине. Она всплыла не без труда и была захвачена германскими охотниками за подводными лодками, так как не была оснащена подрывными зарядами.

Действия англичан принесли Гитлеру несколько тревожных моментов и создали ряд проблем для Редера. 22 апреля были рассмотрены несколько проектов: выход тяжелых кораблей с целью помешать переброске британских подкреплений; снабжение войск в северной Норвегии с помощью подводных лодок. Редер настаивал на минировании Скапа Флоу. Однако Геринг отказался, заявив, что его пилоты слишком неопытны для такой операции.

26 апреля большая часть подводных лодок освободилась для удара по торговому судоходству после отвода от берегов Норвегии из-за неисправных торпед. Пришлось также обсуждать такие меры обороны Норвегии, как минные заграждения, береговые батареи и противолодочные сети. Поводом к этому послужила неудачная вылазка французских кораблей в Скагеррак. Проблема обороны Норвегии беспокоила Гитлера всю войну. Он также предложил использовать крупные транспорты для переброски войск в Тронхейм. Но Редер сумел убедить его не предпринимать такого рискованного шага.

В этот период вспомогательные крейсера "Атлантис" и "Орион" впервые заявили о своем существовании. Они посылали радиограммы якобы от британских судов, атакованных рейдерами типа "Дойчланд", ставили мины, сами уничтожали британские транспорты. Таким образом они надеялись отвлечь на себя британские корабли.

В середине мая ремонт поврежденных "Хиппера" и "Гнейзенау" близился к завершению. Они могли выйти в море в начале июня. Чтобы облегчить положение германских войск в Нарвике, был запланирован обстрел британских позиций в Харстаде. После этого планировался поиск далее на север, чтобы перерезать британские коммуникации. Это могло облегчить положение германских войск в южной Норвегии. Под прикрытием этих кораблей предполагалось провести конвой в Тронхейм.

Между тем германское Верховное Командование не подозревало, что наступление германских войск на север от Осло при поддержке авиации уже решило исход боев на суше. Угроза наступления немцев со стороны Балтики через Швецию, необходимость перебрасывать войска Западный фронт, все более угрожающая позиция Италии, которая вынуждала перебрасывать корабли на Средиземное море — все это вместе взятое ускорило отступление англичан. 3 мая они оставили район Тронхейма, а 8 июня — Нарвик, предварительно взорвав все, что было можно.

Германская эскадра, состоящая из линейных крейсеров "Шарнхорст" и "Гнейзенау", тяжелого крейсера "Хиппер", 4 эсминцев и судна снабжения вышла в море 4 июня под командованием только что произведенного в адмиралы Вильгельма Маршалла. Она следовала на север 4 дня, после чего оказалась в гуще британских судов, вывозящих войска из Нарвика. 5 июня самолеты-разведчики сообщили Маршаллу о 5 группах британских кораблей. На следующее утро германские корабли вышли на широту Нарвика. Они заметили и быстро потопили пустой танкер и сопровождавший его траулер. Вскоре после этого были замечены пустой войсковой транспорт и госпитальное судно. Немцы его не тронули, а оно в свою очередь не стало использовать радио. Но транспорт водоизмещением 20000 тонн пошел на дно. В этот момент вмешалась группа "Вест", приказав оставить конвои "Хипперу" с эсминцами, а линейным крейсерам заняться военными кораблями, судоходством и складами в районе Харстада. Маршалл игнорировал этот приказ, так как авиаразведка ничего не сообщила ему о складах, а единственной достоверной информацией было сообщение о полном отсутствии судов в порту. Он отправил крейсер и эсминцы в Тронхейм для дозаправки. Это позволило им решить свою вторую задачу — атаковать британские корабли, угрожавшие прибрежному флангу германских войск.

Маршалл держал "Шарнхорст" и "Гнейзенау" далеко в море, выискивая цели (особенно авианосцы), о присутствии которых ему сообщала корабельная служба радиоперехвата. Буквально через 3 часа после того, как 8 июня он разделил свое соединение, на горизонте был замечен дымок. Стоял прекрасный солнечный день, видимость была почти предельной. Поэтому уже через несколько минут противник был опознан как авианосец "Глориес" и 2 эсминца. Ринувшись в атаку, "Шарнхорст" открыл огонь с дистанции 14 миль. Авианосец не имел самолетов в воздухе по причинам, которые так и остались неизвестными. Немецкие артиллеристы быстро добились попаданий в полетную палубу, вскрыв ее "как консервную банку" по словам Маршалла. Эсминцы "Акаста" и "Ардент" бросились в атаку на своих огромных противников, чтобы защитить беспомощный авианосец. Они поставили дымзавесу и открыли огонь из 4.7" орудий, после чего выпустили торпеды. Однако их отважный выпад стал просто самоубийством. "Глориес" уже горел, его топливо и боеприпасы пылали и взрывались. Авианосец потерял ход, и экипаж покинул корабль. "Ардент" был накрыт огнем 11" орудий и быстро затонул. "Акаста" выпустил последние торпеды. Их следы не были заметны, и потому капитан "Шарнхорста" ошибся в расчетах. Он в течение 3 минут выполнял маневр уклонения, а потом снова повернул на противника — и слишком рано. Британский эсминец был уничтожен огнем 2 линейных крейсеров, но "Шарнхорст" получил торпеду под кормовую башню и был тяжело поврежден. Адмирал Маршалл, который командовал немецкой эскадрой в самом успешном бою со дня сражения при Коронеле в 1914 году, повел свои корабли назад в Тронхейм, бросив англичан в море.

Вполне возможно, что торпеда "Акасты" спасла конвой с 14000 солдат, который находился в 100 милях дальше на север прямо по курсу у немцев. Эта торпеда также помешала немцам спасти остатки английских команд, так как они решили, что ее выпустила подводная лодка. Германская служба радиопомех была очень эффективна. Только через 2,5 дня жалкие остатки команд были обнаружены, спасти удалось всего 26 человек. Только тяжелый крейсер "Девоншир" перехватил часть сильно искаженной радиограммы "Глориеса", но не решился сделать запрос. На борту крейсера находился король Норвегии, и он был в 100 милях от района боя.

КВВС атаковали германские корабли в Тронхейме через 3 дня. Флот Метрополии, бессмысленно метавшийся между Фарерскими островами и Исландией, получая ложные сигналы тревоги, занятый эвакуацией Дюнкерка, сумел нанести удар только через 5 дней. Бомбардировщики "Арк Ройяла" нанесли удар по Тронхейму, несмотря на сильное противодействие истребителей и зенитный огонь. В "Шарнхорст" попала только 1 бомба и та не взорвалась. За это англичане заплатили 8 самолетами. 20 июня "Гнейзенау" и "Хиппер" вышли в направлении Исландии, чтобы прикрыть возвращение "Шарнхорста" в Германию. Однако подводная лодка "Клайд" сорвала этот выход, всадив торпеду в "Гнейзенау". Корабли вернулись в Тронхейм. Наконец все они вернулись в Германию, причем большая часть крупных кораблей тут же отправилась на ремонт. Так завершилась Норвежская кампания, но ее последствия ощущались еще очень долго.

Штаб РВМ обрушился на адмирала Маршалла за отказ от предложенного плана. Маршалл заспорил с Редером, утверждая, что командующий в море должен действовать по своему усмотрению, и что командование Группы "Вест" только мешало ему все время. Эти склоки довели Маршалла до болезни, и ему потребовался длительный отпуск для поправки здоровья. Через 2 года он сам был назначен командующим Группой "Вест", и решил, что полностью отомщен.

Маршалл стал вторым германским командующим флотом, ушедшим в отставку за пол года. Его предшественник адмирал Герман Бём тоже имел разногласия с Редером на роль командующего эскадрой и относительно использования тяжелых кораблей для прикрытия минных постановок с эсминцев в первые 2 месяца войны. Ему отдали пост командующего морскими силами в Норвегии. Следующим командующим флотом после Маршалла стал вице-адмирал Гюнтер Лютьенс, который пытался выполнять все приказы командования максимально точно. Это привело к самой крупной трагедии германского флота.

Пока длилась Норвежская кампания, Дениц потребовал расследовать причины отказа торпед, что привело к нескольким судебным разбирательствам. Механические дефекты устранялись один за другим, но только к февралю 1942 года удалось устранить неисправности установки глубины, а надежный магнитный взрыватель появился только в декабре этого года. До тех пор приходилось использовать улучшенный контактный взрыватель. Так как взрыв у борта корабля не столь опасен, как взрыв под килем корабля. Для уничтожения цели требовалось больше торпед. В результате корабли отделывались только повреждениями, а подводным лодкам приходилось досрочно завершать патрулирование после израсходования торпед.

Значение Норвегии, как базы для действий против Англии было не столько велико, как предполагалось ранее. После падения Франции в руки немцев попали порты Бискайского залива и аэродромы на берегах Ла Манша. Но доступ в Атлантику и к французским базам был бы гораздо труднее без баз в Норвегии. Норвежским портам не хватало оборудования, страну переполняли норвежские и британские шпионы, которые следили за всем и вся. Путь через Исландские проливы был опасен для надводных кораблей — хотя он и был гораздо короче и надежнее старого маршрута между Норвегией и Шетландскими островами, а потом мимо Исландии. Сама Исландия была оккупирована англичанами.

Отношение русских можно характеризовать как благожелательный нейтралитет. Как только они узнали о вторжении в Норвегию, они решили, что Германия пытается обезопасить свой фланг от действий союзников. Уже через год им пришлось оценить эти германские базы в новом свете.

Перевозки железной руды временно прекратились, но потом возобновились снова. Экономические выгоды оправдывали потери: доставка руды из Швеции теперь не подвергалась опасности, а торговля Великобритании со Скандинавией прекратилась.

Потери союзников на море составили 1 авианосец, 2 крейсера, 9 эсминцев, 6 подводных лодок, несколько мелких кораблей. Были повреждены 4 крейсера, 8 эсминцев и несколько других кораблей. Это было неприятно, однако терпимо. Если бы немцы имели более эффективные торпеды, все могло обернуться иначе.

Потери немцев оказались тяжелыми, но так и предполагалось. 1 тяжелый крейсер, 2 легких крейсера, 10 современных эсминцев, 4 подводных лодки и несколько мелких кораблей были потоплены. 2 линейных крейсера, 1 карманный линкор, 1 тяжелый крейсер и ряд других кораблей получили повреждения. Ремонт тяжелых кораблей затянулся, что было особенно плохо, так как позволило англичанам перебросить флот на Средиземное море. Но единственными потерями, которые повлияли на ход войны в океане, стали тяжелый крейсер "Блюхер" (вообще-то корабль с умеренной дальностью плавания) и 4 подводные лодки. Остальные корабли были пригодны только для прибрежной войны, и их гибель не изменила стратегической ситуации.

Но Германия потерпела серьезное поражение в сфере политики. Король Норвегии и правительство сумели спастись. Хотя немцы вынудили капитулировать норвежскую армию, они так и не сумели добиться поддержки народом своего режима.

А в целом Норвежскую кампанию можно считать блестящим военным успехом.

Оглавление книги


Генерация: 0.318. Запросов К БД/Cache: 3 / 0