Предисловие

«Нож — древнейший предмет материальной культуры…»

Мы редко задумываемся о вещах, которые держим в руках каждый день: зубная щетка, расческа, нож — мы привыкли к ним и не обращаем внимания. Кому интересно происхождение кастрюли или ножниц? Обыденность не стоит внимания.

Но если заглянуть в прошлое окружающих нас предметов, можно сделать массу поразительных открытий. Некоторые из них сопровождают человека всю его историю, и все же самым древним из наших рукотворных спутников является НОЖ.

Именно нож стал первым инструментом, использованным человеком. И сегодня неважно, была это раковина с острым краем или обломившийся кусок ремня — появилось ЛЕЗВИЕ. Это произошло раньше появления огня и приручения собаки, раньше, чем человек заговорил и нарисовал углем первый рисунок. Изготовление ножа положило начало первым инструментам, и наш обезьяний предок стал человеком. С той поры именно нож — главный человеческий инструмент и помощник.

Поразительно, но, окончательно оформившись еще в каменном веке, нож с тех пор не претерпел принципиальных изменений. Острие, лезвие, рукоять… И как бы не менялись эпохи и технологии, материалы и вкусы, — основа остается все той же. Подобной принципиальной стабильностью отличается, пожалуй, только посуда, но ее возникновение относится к гораздо более поздним временам.

Появившись так давно, нож не собирается в отставку. В нашем обиходе нет другого столь многофункционального инструмента: порезать пищу и оголить провод, заточить карандаш, срезать цветок… вплоть до защиты жизни. И все это мы говорим об элементарном ноже, а не об универсальной механической мастерской типа швейцарского офицерского складного набора!

Сегодня полированная сталь клинка завораживает нас так же, как и на заре цивилизации, а функциональное обладание им может перейти в страсть к собирательству. Любовь к холодному оружию необъяснима, но далека от кровожадности или порочности. Это, скорее, дань истории, поклонение тому, что верой и правдой служило человеку с момента осознания себя Человеком. Это стремление должно было отпечататься в генах, и оно отпечаталось. В греческой мифологии существует трогательная история о том, как мать не хотела отпускать Ахиллеса к стенам Трои, где он должен был погибнуть, и спрятала его на женской половине. Хитроумный Одиссей проник туда под видом торговца драгоценностями и узнал Ахиллеса в девушке, которая выбрала нож на подносе с ювелирными изделиями.

Даже сегодня, отправляясь в космос и обладая самым совершенным оружием, человек не может обойтись без ножа, который настолько вошел в нашу жизнь, что порой мы даже не осознаем важности этого предмета. Однако стоит лишиться его — и мы беспомощны, как без рук.

Мы живем в стране с длинной и трагической историей. Фактом ее существования является то, что практически на протяжении трех поколений государство боролось против права своих граждан на обладание оружием. Сама идея владения холодным или огнестрельным оружием вводилась в сознание наших соотечественников как несовместимая с обликом законопослушного гражданина. Желание выразить художественные наклонности в изысканных линиях стального клинка могло привести за колючую проволоку, где господствовала совсем иная эстетика. В результате прочные традиции оружейного дела в России едва не были утрачены. Сейчас положение восстанавливается, но, кроме традиций изготовления, должны существовать и традиции потребления и вкуса, которые невозможны без знаний. С целью немного пополнить этот культурный багаж и написана данная книга.

При формировании публикации возникали сложности не столько по отбору, сколько по исключению материала. Мир ножей необъятен, и описать все невозможно, ибо, где начинаются описания, возникает проблема систематизации и классификации, а там, где встает вопрос классификации, сразу появляется новая проблема: ведь в основу любой системы необходимо положить рациональный принцип. С другой стороны, разнообразие типов ножей не поддается исчислению. Попытка втиснуть их в какие-то, всегда искусственно возведенные, границы не может не породить ошибок.

Иногда подобное «насилие» служит определенным целям, например, целям криминологической экспертизы для определения принадлежности данного ножа к холодному оружию в соответствии с Уголовным кодексом. Но когда такая классификация начинает применяться повсеместно, она теряет заложенный в ней смысл, а универсальной не становится. Тем не менее именно в криминологической экспертизе находятся истоки наиболее распространенных попыток классификации. Устоявшийся подход состоит в выделении разделов примерно следующего содержания:

1. Национальные ножи и кинжалы.

2. Боевые ножи и кинжалы (часто к этой группе относят и штыки, а также специализированные метательные ножи).

3. Охотничьи ножи.

4. Ножи выживания.

5. Складные ножи.

6. Хозяйственные ножи (кулинарные, садовые, узкоспециальные).

На самом деле, подобная сортировка удобна для судебного эксперта по холодному оружию или менеджера специализированного магазина, но классификацией в строго научном смысле слова она не является. Более того, она ничего не прояснит человеку, который хочет подобрать себе универсальный клинок или нож для каких-то конкретных целей.

В подтверждение этой точки зрения можно привести массу примеров. Вероятно, самым красочным, будет попытка отнести к какой-нибудь из рубрик классический нож Боуи. Единой точки зрения на происхождение этого, одного из из наиболее универсальных клинков в истории не существует, кроме того различные национальные традиции по-разному воспринимают его назначение. Наши и европейские оружейники утверждают, что это «охотничий нож, названный по имени английского оружейника Джима Боуи, изготовлявшего такие ножи около 200 лет назад».[2] Однако американские знатоки оружия называют этот нож «полковник Боуи» в честь национального героя, погибшего в Аламо в 1836 г.[3] Они считают «Боуи» одним из лучших образцов боевого и метательного ножа. Современные специалисты по выживанию и путешественники тоже воспринимают этот нож как неотъемлемую часть своего снаряжения. Так в какую графу классификации его относить? Но к истории «Боуи» и его эволюции мы еще вернемся.

Предисловие

Другой пример: убой скота является утилитарной хозяйственной операцией, не имеющей ничего общего ни с благородным искусством охоты, ни с уважаемой профессией «родину защищать». Однако все «умельцы» этого достаточно сложного ремесла, с кем мне довелось разговаривать, пользовались либо разнообразными штыками времен Второй мировой войны (как германскими, так и советскими), либо различными самоделками очень похожей формы и размеров. Куда относить эти произведения безвестных оружейников: к хозяйственному инвентарю или к ружейным принадлежностям?

Понятно, что авторы книги могут привести еще несколько таких же провокационных примеров. И мы долго пытались избрать приемлемый способ изложения материала: систематизировать ножи, исходя из их функционального назначения, страны происхождения, особенностей формы и строения, эпохи создания и т. д. В результате пришли к парадоксальному по простоте решению: по нашему мнению, ножи бывают 3 видов: большие, малые и складные, а классификации не надо никакой.

Похожие книги из библиотеки

Бронеколлекция 1997 № 01 (10) Бронеавтомобили «Остин»

Самыми же массовыми броневиками Русской армии стали «остины». За период с 1914 по 1919 год было изготовлено около 250 боевых машин трех английских и одной русской серий. Простые по конструкции и надежные в эксплуатации (по тому времени, разумеется), эти бронеавтомобили хорошо зарекомендовали себя на фронтах первой мировой, а затем и гражданской войны в России. Они использовались в различных климатических условиях от Белоруссии до Дальнего Востока и от Архангельска до Средней Азии и Кавказа, и повсюду с неизменным успехом. Лучшей модификацией «Остина» стали машины последней — русской серии, спроектированные инженерами Путиловского завода. По совокупности боевых и эксплуатационных качеств русский «Остин» можно смело назвать лучшим броневым автомобилем первой мировой войны.

Победа Советской Армии в Заполярье [Десятый удар (1944 год)]

В первые же дни Великой Отечественной войны Кольский полуостров стал ареной ожесточенных боев.

Кольский полуостров имеет свою многовековую историю. Этот суровый заполярный край еще в очень давние времена — в XI веке — начал заселяться и осваиваться русскими. На далекий Север шли смелые новгородские люди. На берегу незамерзающего Мурманского моря (так называлось Баренцово море до 1853 года) они устраивали промысловые поселки, варницы, ловчие станы и «острожки». Так, одно из старейших русских поселений — Кола (южнее Мурманска) упоминается в исторических источниках уже в 1264 году.

В XV веке после образования Русского централизованного государства приток русских на Крайний Север усилился. В XVI веке трудовой люд потянулся к берегам Студеного моря в надежде найти там убежище от угнетения и жестокой эксплуатации бояр и купцов. Многие попали в Заполярье в принудительном порядке за непокорность существующему строю. Русские люди смело вступали в борьбу с суровой природой Заполярья, занимались рыбной ловлей, промыслом морского зверя и торговлей с заморскими странами, совершая далекие и опасные морские походы.

Охотничьи боеприпасы и снаряжение патронов к охотничьим ружьям

Издание содержит подробное описание всех видов боеприпасов для гладкоствольного и нарезного оружия, в том числе сорта и навески дымного и бездымного порохов (Сокол, Барс, Сунар, ВУСД), зарубежную и отечественную нумерацию дроби и еевыбор, типы гильз, их доработка и подготовка к снаряжению, способы изготовления дроби, картечи, пуль, пыжей, и прокладок, чертежи приспособлений и пулелеек, снаряжение короткобойных, дальнобойных и полузарядных дробовых патронов, описание и способы снаряжения более двадцати видов пуль для гладкоствольного и приемы усиления экспансивного действия пуль нарезного оружия, приемы пристрелки дробового и нарезного ружей.

Справочное пособие рассчитано как на начинающего охотника, так и на опытного промысловика и спортсмена.

Военная педагогика

В учебнике излагаются основы педагогики и, с учетом достижений современной педагогической науки и опыта практической деятельности, рассматриваются вопросы теории и практики обучения и воспитания военнослужащих.

Основное внимание в издании уделено специфике и особенностям военно-педагогического процесса в Вооруженных Силах Российской Федерации, практическим аспектам деятельности офицера по обучению и воспитанию подчиненного личного состава. Излагаются цели, задачи, принципы, методы, формы обучения и воспитания военнослужащих.

Учебник рассчитан на курсантов, слушателей, адъюнктов, преподавателей военных вузов, командиров, начальников, воспитателей, других должностных лиц Вооруженных Сил и иных силовых ведомств; лиц, проходящих и проводящих военную подготовку в учебных заведениях и всех интересующихся как военной педагогикой, так и педагогическими проблемами в целом.