Самоходная артиллерийская установка М52

Самоходно-артиллерийская установка М52 разрабатывалась для замены 105-мм САУ М37, созданной на базе танка М24 «Чаффи». Ее проектирование под индексом Т98 началось в конце 1940-х годов и велось параллельно с работами по танку М41. В конструкции САУ был учтен основной недостаток установок времен Второй мировой войны — ограниченный сектор обстрела по горизонту. Орудие смонтировали в поворотной башне заднего расположения, из-за чего моторно-трансмиссионное отделение пришлось перенести в переднюю часть корпуса. Соответственно вперед перенесли и ведущие колеса. Роль ленивца выполнял шестой опорный каток. Предполагалось оборудовать САУ электронной системой управления огнем, однако сложности с доводкой заставили ограничиться более простой системой с традиционными оптическими приборами прицеливания.

Сварная башня с вертикальными бортами впереди имела вырез, который служил амбразурой для 105-мм гаубицы; бронирование — противопульное. Сектор поворота башни — 120°, угол наведения гаубицы в вертикальной плоскости — от -10°до +65°, возимый боекомплект — 102 выстрела (осколочно-фугасные гранаты, осветительные, дымовые, химические и кумулятивные снаряды) — размещался в укладке барабанного типа, скорострельность — 4 выстрела в минуту. Для ведения огня прямой наводкой использовался телескопический прицел М101, для стрельбы с закрытых позиций — телескопический прицел М99 и панорама М100.

Все члены экипажа САУ размещались в башне: наводчик — справа от орудия; непосредственно за наводчиком — командир; место механика- водителя находилось слева от гаубицы. Доступ в башню обеспечивался через две дверцы в бортах башни, кормовая стенка башни, по сути, представляла собой сплошные люки, которые служили для погрузки боекомплекта, но через них был возможен и вход-выход членов экипажа. В крыше башни располагались верхний люк механика-водителя и командирская башенка. Справа от командирской башенки был установлен 12,7-мм пулемет на шкворне (боекомплект к пулемету — 945 патронов).

Интерьер башни и кормовой части корпуса 105-мм самоходной гаубицы М52. Обращает на себя внимание вращающаяся боеукладка в левой части башни

Интерьер башни и кормовой части корпуса 105-мм самоходной гаубицы М52. Обращает на себя внимание вращающаяся боеукладка в левой части башни

М52

М52

Опытный образец 105-мм самоходной гаубицы Т98Е1

Опытный образец 105-мм самоходной гаубицы Т98Е1

Испытания прототипа Т98 начались в 1950 году, однако доводка машины затянулась аж до 1955-го. На вооружение самоходка была принята под обозначением М52. Внешне серийные машины отличались от прототипа четырьмя, а не тремя поддерживающими роликами. В ходе серийного производства на САУ стали устанавливать двигатели с непосредственным впрыском; машины с такими моторами обозначались М52А1.

Выпуск 105-мм САУ М52 был развернут в 1955 году, всего за несколько лет было изготовлено 684 машины, состоявших на вооружении в США, Австрии, ФРГ, Иордании, Испании, Тунисе и Японии. Иорданские самоходки принимали участие в арабо-израильской войне 1967 года. В армии США САУ М52 были заменены самоходно-артиллерийскими установками М109.

Опытный образец 155-мм самоходной гаубицы Т99Е1. У этой машины изменена крыша МТО

Опытный образец 155-мм самоходной гаубицы Т99Е1. У этой машины изменена крыша МТО

155-мм самоходная гаубица Т99Е1 (вид сзади)

155-мм самоходная гаубица Т99Е1 (вид сзади)

Похожие книги из библиотеки

Средний танк «Центурион»

В 1943 году британский генеральный штаб разработал тактико-технические требования к крейсерскому танку, способному бороться с новейшими представителями немецкого бронированного «зверинца». Толщина лобовой брони перспективной машины задавалась не менее 5 дюймов (125 мм) и определялась пробивной способностью снаряда 88-мм немецкой пушки. Толщина бортов должна была составлять 60% от лобовой брони. Предполагалось, что форма днища корпуса уменьшит поражающее действие противотанковых мин. Ходовую часть планировалось прикрыть фальшбортами для защиты от фаустпатронов. Кроме того, конструкторам предписывалось установить бензиновый двигатель «Метеор» — танковый вариант знаменитого авиационного мотора «Мерлин», которым оснащались легендарные «спитфайры». Танковая пушка в обязательном порядке должна была поражать «тигры», а в боекомплект— входить бронебойные подкалиберные снаряды. Подвижности машины на пересеченной местности придавалось большее значение, чем достижению высокой скорости движения по шоссе.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Легкий танк «Шеридан»

Запрос проектов «бронированной разведывательной/воздушно-десантной штурмовой машины» (Armored Reconnaissance/Airborne Assault Vehicle, AR/AAV) был разослан всем американским фирмам, связанным с производством бронетехники. Лучшим из представленных оказался проект танка ХМ551 фирмы «Дженерал Моторс».

Конструкторы зашли в тупик. Для борьбы с Т-54 требовалось орудие калибра не менее 90 мм, но установка такой пушки влекла за собой увеличение массы до неприемлемого для воздушно-десантной машины значения. Выход из создавшейся ситуации появился с началом испытаний революционного на тот момент оружия — комбинированной пушки/пусковой установки, способной стрелять как обычными снарядами, так и ПТУР «Шиллела». С новой системой связывались далеко идущие планы — ею предполагалось вооружить танки М60А2 и МВТ70. Так почему бы не попробовать установить пушку/пусковую установку и на легкий танк?

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Основные боевые танки «Чифтен» и «Виккерс»

Подход к проектированию британского основного боевого танка резко отличался от такового в других странах Европы. Конец 1950-х гг. совпал по времени со всеобщим увлечением ракетным оружием. Считалось, что от ракеты не защитит никакая броня, а значит приоритет следует отдать скоростным качествам в ущерб защищенности. По такому пути пошли танкостроители с континента. Англичане, как и положено консерваторам, справедливо полагали, что появление ракет вовсе не отменяет обычную ствольную артиллерию и мины. На британцев большое впечатление произвел опыт, полученный при использовании танков «Центурион» в Корее, когда толстая броня не раз спасала танкистам жизнь. Опираясь на опыт войны в Корее, британцы сделали основной вывод: бронезащита перспективного танка ни в коем случае не должна приноситься в жертву подвижности и огневой мощи, а толщина брони — не уступать таковой у «Центуриона». При этом англичане хотели получить те же маневренные характеристики, что и их коллеги из Франции и ФРГ, а по огневой мощи превзойти их. Но сочетание толстой брони и мощной пушки вело к резкому росту массы танка, что, в свою очередь, заставило бы конструкторов искать такие технические решения, которые бы способствовали при данных требованиях к боевой машине повышению ее подвижности.

«Леклерк» и другие французские основные боевые танки

В соответствие с программой единого танка НАТО  ней предполагались постройка прототипов французской и западногерманской конструкции, проведение их сравнительных испытаний и принятие на вооружение лучшей машины. В конечном итоге и этот план потерпел фиаско: на вооружение армий двух стран поступили разные танки: в Западной Германии — «Леопард-1», во Франции — АМХ-30.

Характеристики обеих машин близки, они даже похожи внешне. Однако, если «Леопард-1» рассматривался как танк обороны, то АМХ-30 планировалось использовать прежде всего как танк наступления. К концу 1960-х годов сухопутные войска Франции должны были иметь в своем составе только механизированные подразделения, оснащенные исключительно бронетехникой — боевыми машинами пехоты, пушечными бронеавтомобилями и основными боевыми танками. Командование вооруженных сил исповедовало сугубо наступательную военную доктрину.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»