Ниндзямания в Японии

В то время как японское правительство было озабочено созданием эффективных разведорганов, массовое сознание японцев оказалось в плену у очаровательного образа «ночных невидимок» ниндзя.

С конца позапрошлого века в Осаке существовало частное издательство «Татикава бунко». Оно специализировалось на дешевой развлекательной литературе — рассказах о похождениях самураев, знаменитых монахов, разбойников и т. д. Душой всего предприятия был старый профессиональный рассказчик Тамада Гёкусюсай, знавший тысячи занимательных сюжетов и обладавший выдающимся красноречием. Фактически издатели просто переносили на бумагу его замечательные рассказы. Первой книгой «Татикава бунко» стала книга «Дзэнский наставник на отдыхе», вышедшая в самом начале XX в. За ней последовали «Золотые ворота Мито», «Ивами Дзютаро», «Окубо Хикодзаэмон» и др. Эти книги пользовались большой популярностью, но постепенно объем продаж издательства стал падать. Требовалось найти нового героя, способного привлечь публику. И тут Тамаде вспомнились предания о знаменитых воинах Санады Юкимуры. В некоторых сказаниях упоминался ниндзя, который был прыгуч, словно обезьяна, и совершал невероятные проделки. Ну чем не герой?! Но как его назвать? Феноменальная память Тамады напомнила ему, что на острове Кюсю у подножия горы Исидзути есть мост Сарутоби-хаси. Вот и имя для героя, ведь «Сарутоби» значит «прыгающая обезьяна». По замыслу создателей образа, это должен был быть отважный воин, умный и преданный, короче, классический герой. По ходу дела он будет расправляться с отступниками, нарушившими заповеди ниндзя. Их подобрали из всё тех же героев устных сказаний: Исикава Гоэмон, Ники Дандзо, Дзирая и другие. Так появилась на свет книга «Мастер ниндзюцу Сарутоби Саскэ». Она имела колоссальный успех. Тираж был раскуплен в мгновение ока. Жителям Осаки пришлись по душе деяния ниндзя-героя, защищавшего их родной город от врагов. К тому же книга была написана добротным языком и с немалой толикой юмора. Увидев такой успех «Сарутоби Саскэ», редакция «Татикава бунко» решила продолжать в том же духе. Так появились на свет десятки повестей о легендарных «невидимках»: «Сарутоби Котаро», «Маленький тэнгу Сарутоби», «Маленький тэнгу Санада», «Большие деяния ниндзюцу», «Ниндзюцу: буря в Эдо», «Маленький тэнгу Киритаро», «Дзинцу Котаро», «Ниндзюцу: сто обезглавленных», «Маленький тэнгу Касумигакурэ», «Похвальное ниндзюцу Саскэ», «Состязание в ниндзюцу», «Три героя ниндзюцу», «Ниндзюцу: Гэндзо из Набари», «Момоти Мицуёмару», «Четыре небесных царя ниндзюцу», «Мастера ниндзюцу в сборе», «Ниндзюцу: Кумогакурэ Рютаро», «Саруватари Торатаро», «Синдо Хэбимару», «Сиратацу Мондзюмару», «Момоти Хатиро», «Ниндзюцу: Фума Рютаро», «Муракумо Рютаро», «Тацумаки Кумохира», «Киригакурэ Дайдзо», «Тодзава Ямасиро-но Ками», «Состязание в ниндзюцу перед Тоётоми и Одой» и другие. Эти книги в начале XX в. стали любимым чтивом для миллионов японцев. Многие хотели быть похожими на легендарных героев. Возможно, отчасти поэтому японцы вступали в националистические общества, шли работать в разведку, наполняли залы боевых искусств. Во всяком случае, в Японии в тот период сложился благоприятный климат для развития шпионажа, который отнюдь не считался чем-то постыдным. Об этом свидетельствует, например, интерес японцев к экспозиции Токийского военного музея, где выставлены портреты и костюмы легендарных агентов времен Русско-японской войны.

Ниндзямания в Японии

Реклама книг Ямады Футаро о ниндзя в журнале «Сюкан гэндай»

Во время Второй мировой войны, когда американская авиация бомбила японские города, и после нее, когда разруха и хаос не оставляли времени на развлечения, а боевые искусства были под запретом, о ниндзюцу на некоторое время замолчали. Но ненадолго. С середины 1950-х гг. одна за другой стали появляться многочисленные книги о «воинах ночи» средневековой Японии. Особенно плодовитым автором оказался Ямада Футаро, написавший несколько десятков повестей о ниндзя: «Книга о нинпо Кога», «Книга о нинпо Эдо», «Книга о нинпо Хида», «Книга о нинпо куноити», «Книга о нинпо Внешнего пути», «Книга о лунном свете ниндзя», «Сокровищница вассальной верности нинпо», «Книга о нинпо Сингэна», «Книга о нинпо Приходящего с ветром» (в 2-х частях), «Книга о нинпо Ягю» (в 3-х частях), «Книга о мимолетном нинпо», «Книга о нинпо побелевших костей скелета», «Книга о нинпо Ига», «Шпионская свастика», «Черт-меченосец — Будда Рама», «Веселый гадальщик», «Путешествие по миру злых духов» (в 2-х частях) и другие. Его книги сильно отличались от изданий «Татикавы бунко». Здесь уже не было конфуцианской морали, утверждающей победу добра над злом. Зато было полным-полно эротических сцен, крови и мистики. С творчеством Ямады Футаро россияне могли ознакомиться по телепостановкам одной из книг этого автора — «Книги о нинпо куноити», которые появлялись на нашем видеорынке.

Выход книг Ямады Футаро совпал со второй волной «ниндзямании» в Японии. В 1950–60-х гг. на помощь писателям пришли кино и телевидение со своими колоссальными возможностями. На экране ниндзя стали летать, спрыгивать с невероятной высоты, мгновенно исчезать, превращаться в жабу или тигра, ходить по воде и т. д. В это время появляются такие сериалы, как «Шпионы-фехтовальщики», «Фудзимару — Мальчик-ниндзя», яркие трюковые кинофильмы «Синоби-но моно» и «Синоби-но моно 2», к постановке которых привлекался Окусэ Хэйситиро, «Замок совы» и «Нинпо куноити». Несколько позже на экраны вышли кинобоевики с участием замечательной группы каскадеров и мастеров будо под руководством Тибы Синъити (Сонни Шиба) «Момоти Сандаю» (прошел на российском телевидении под названием «Ниндзя правителя»), «Тень сёгуна» и другие; прекрасный сериал «Одинокий волк с ребенком» («Убийца сёгуна») с блистательным Вакаямой Томисабуро в главной роли и т. д. Публика, еще мало разбиравшаяся в тонкостях киносъемки, была очарована невероятными возможностями героев этих фильмов.

Ниндзямания в Японии

Страница одной из книг о ниндзя для детей

В начале 1960-х гг. бум ниндзя в Японии достиг своего пика. По телевидению ежедневно шли сериалы о шпионах Средневековья, все кинотеатры показывали фильмы о них. Волна «ниндзямании» захватила практически все возрастные категории — от пожилых до малышей. В это время игра «в ниндзя» стала самой распространенной детской игрой. Исследователь Ямагути Масаюки отмечает такой факт: в январе 1964 г. все три крупнейших детских журнала Японии опубликовали специальные приложения с рассказами о похождениях ниндзя в виде комиксов. В прессе отмечалось, что первое место среди товаров, купленных в канун Нового года в подарок детям, занимали настольная игра с костями и фишками «Кога нинпо сугороку», электрический возвращающийся сюрикэн и игрушечное ружье «Ниндзя», выстреливающее сюрикэны.

Многие дети хотели стать настоящими ниндзя и всячески подражали любимым киногероям. Было зарегистрировано несколько случаев, когда дети выпрыгивали из окон второго-третьего этажа и разбивались насмерть. Кое-где ребятишки подкладывали под колеса поездов гвозди, расплющивали их таким образом, а потом метали как сюрикэны или попросту вырезали звездочки из крышек консервных банок. Иногда такие сюрикэны выпускались и в живую мишень, например в полицейского на соседней улице. Был зафиксирован даже случай, когда 13-летний подросток, одетый в полный костюм ниндзя, обвешанный звездочками, с мечом за спиной попытался перелезть через ограду императорского дворца в Киото. Когда охрана схватила его и притащила в полицейский участок, на удивленные вопросы он отвечал, что прекрасно знал, что дворец хорошо охраняется, и потому решил испробовать свое шпионское умение именно в этом месте.

Нет ничего удивительного в том, что общественность стала выступать с протестами против раздувания «ниндзямании». В ряде японских городов образовательные комитеты приняли постановления, запрещающие игры «в ниндзя». С другой стороны, многие были не прочь погреть руки на интересе широкой публики. По утверждению Ямагути Масаюки, к 1961 г. на тему ниндзюцу было опубликовано около 10 000 книг разного рода — от детских комиксов до серьезных исследований, снято огромное количество кино— и телефильмов. Магазины были забиты разного рода «ниндзевскими» штучками и «примочками». Именно в это время на родине ниндзя в г. Ига Уэно был создан музей «Шпионская усадьба» — «Ниндзя ясики», который стал местом паломничества десятков тысяч японцев. Видя такой успех этого предприятия, предприимчивые дельцы выстроили ниндзя ясики и в других городах, выдавая их за подлинные дома ниндзя.

Естественно, что очень многие, насмотревшись фильмов и начитавшись книг, мечтали научиться ниндзюцу. А, как известно, спрос рождает предложение. В результате в Японии появились десятки самозванцев, объявивших себя «хранителями древних традиций». Так, «Большой энциклопедический словарь школ боевых искусств» («Бугэй рюха дайдзитэн»), созданный двумя крупнейшими специалистами по истории будзюцу и будо Вататани Киёси и Ямадой Тадаси и изданный в 1969 г., к числу «подозрительных» относил такие школы, как Ига-рю в исполнении «17-го патриарха» Ига Сироюсая Норихиро (приговор «Бугэй рюха дайдзитэн» краток, но выразителен: «То, чем он занимается, не превышает уровня театрального искусства киай и счета в уме»), Курода-рю в исполнении Мацуо Кэнфу из Иокогамы («Выдаёт себя за представителя школы ниндзюцу Курода-рю. Является мастером боя железным веером тэссэн и кусаригама школы Ягю-рю») и другие.

Похожие книги из библиотеки

«Маус» и другие. Сверхтяжелые танки Второй Мировой

Этот сверхтяжелый танк должен был стать «чудо-оружием», способным переломить ход войны и вернуть Пенцеваффе утраченное превосходство на поле боя. Этот чудовищный 180-тонный монстр с 200-мм броней и двумя орудиями, то ли для конспирации, то ли в припадке сумрачного германского юмора названный «Маусом» (Maus — «мышь»), поставил в гонке вооружений жирную точку, доведя до абсурда маниакальную страсть руководства Третьего Рейха к созданию все более тяжелых танков. Чуда не произошло — серийный выпуск этих колоссов был уже не по зубам немецкой промышленности. Но даже появись «маусы» в сколько-нибудь заметных количествах, вряд ли они смогли бы переломить ход боевых действий — эти огромные и крайне малоподвижные танки скорее всего стали бы легкой добычей советской и англо-американской авиации.

Менее известно, что легендарный «Маус» не был исключением — «сухопутные дредноуты» пытались создать не только в гитлеровской Германии, но и в других странах, в том числе и в СССР. Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники исследует эту тупиковую ветвь танкостроения, анализируя самые феноменальные, парадоксальные и просто безумные проекты, среди которых «Маус» был далеко не худшим.

Тяжелые крейсера типа “Адмирал Хиппер”

Появление в германском флоте тяжелых крейсеров типа «Адмирал Хиппер» само по себе является интересной историей, показывающей, насколько причудливо могут изменяться морские доктрины, следуя иногда не вполне ясной на первый взгляд логике. Многие особенности кораблей этого типа, как удачные, так и неудачные, явились следствием не достижений или ошибок проектировщиков, а требований морской политики.

Сверхмалые субмарины и человекоторпеды. Часть 1

Данная работа содержит обширную информацию о малоизвестной до сих пор теме, связанной со строительством, применением и боевых действиях миниатюрных подводных лодок и управляемых торпед. Экипаж управляемых торпед обычно составлял один-два человека, а экипаж миниатюрных подводных лодок мог достигать четырех-пяти человек. Именно численностью экипажа мы руководствовались, отбирая материал для нашей книги. Чтобы дать читателю как можно более четкое представление об описываемой технике, мы включили в наше издание подробные чертежи и силуэты упоминаемых образцов. Кроме того, издание снабжено многочисленными фотографиями техники.

D3A «Val» B5N «Kate» ударные самолеты японского флота

К нападению на базу американского тихоокеанского флота в Перл-Харборе Императорский Японский Флот располагал лучшими в мире ударными самолетами. Это был пикирующий бомбардировщик Aichi D3A «Val» и бомбардировщик- торпедоносец Nakajima B5N «Kate». Оба этих самолета, также как истребитель А6М «Zero», стали символами японских военных успехов на Тихом океане. Точность бомбометания у D3A не имела себе равных. Японский пикировщик превосходил даже знаменитую немецкую «штуку» — Ju- 87. И. хотя самолеты D3A довольно быстро устарели, они успели пустить на дно кораблей больше, чем любой другой тип самолетов стран Оси. В свою очередь живучий, скоростной и необычайно маневренный бомбардировщик-торпедоносец B5N участвовал почти во всех боях Японского ВМФ. Военные историки заслуженно считают B5N лучшим японским палубным самолетом Второй Мировой войны.

Описанные в настоящем издании самолеты уничтожили 7 декабря 1941 года основные силы американского тихоокеанского флота. Тем самым начав события, результатом которых стал военный, политический и экономический крах Страны Цветущих Вишен, а также атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.