Мидзу хинава — «водный фитиль»

Как следует из самого названия, этот фитиль не боялся воды. Начинка его приготавливалась следующим образом: 70 моммэ селитры вместе с мотком фитиля опускали в воду объемом в две чашечки для чайной церемонии и варили до полного выпаривания воды. Затем брали 70 моммэ камфары и 50 моммэ сосновой смолы и растворяли их в масле цветов камелии. Получившейся липкой жидкостью обмазывали высушенный фитиль, а для надежности сверху накладывали еще и слой воска. Скорость горения таких фитилей составляла 5,5 м в день.

* * *

Возможно, читатель с недоверием отнесется к приведенным выше описаниям различных видов артиллерийских орудий, ракет, бомб, мин, зажигательных стрел. Уж очень они не вяжутся с популярным образом ниндзя в черном костюме с сюрикэнами. Отчасти он будет прав. Действительно, большинство указанных здесь видов вооружения известны нам лишь из книг XVII–XVIII в., о реальном использовании многих из них нет никаких упоминаний в хрониках и иных документах времен феодальных войн в Японии. Кроме того, использование крупногабаритных видов огневого вооружения «воинами ночи», учитывая специфику их работы, можно допустить лишь гипотетически.

С другой стороны, использование огневых средств и примитивной артиллерии имеет на Дальнем Востоке очень долгую историю. Так, в знаменитом китайском трактате по военному искусству «Сунь-цзы», написанном в V в. до н. э. (!), главе «Использование шпионов» предшествует глава «Огневое нападение».

Две эти главы соседствуют не случайно. Говоря об условиях, позволяющих применять «огневое нападение», «Сунь-цзы» упоминает элементы, с помощью которых производится такое нападение. Сам он не говорит, что это за элементы, но комментаторы разъясняют, что очень большую услугу может оказать растительность вокруг неприятельского лагеря, особенно во время засушливой погоды. Можно воспользоваться и ветром, когда он достаточно силен и дует в нужном направлении. Если нет ни того, ни другого, можно заслать в неприятельский стан лазутчиков-поджигателей или использовать тайных сообщников, находящихся в лагере противника. Этот последний способ считался самым надежным и был самым распространенным. Комментатор Цао-гун говорит коротко: «Нужно пользоваться лазутчиками». Ду Ю также ставит этот способ на первое место: «Нужно пользоваться лазутчиками, а также можно устраивать поджоги, пользуясь ветром и сухой растительностью». Таким образом, уже в Древнем Китае огневое нападение было неразрывно связано с использованием лазутчиков и диверсантов.

В распоряжении древнекитайского полководца был большой и разнообразный ассортимент всевозможных средств огневого нападения. Комментатор Сунь-цзы японец Огю Сорай, ссылаясь на различные описания древнего китайского вооружения, перечисляет 144 вида орудий такого рода. Сюда входят всевозможные орудия для метания зажигательных снарядов, орудия, выбрасывающие горящую жидкость, а также облака дыма или газов. Для действий на дальнем расстоянии применяли «огневые пушки», «огневые стрелы», «огневые ружья», «огневые бомбы»; для ближнего боя — «огневые копья», «огневые ножи», «огневые дощечки», «огневые палки».

К числу древнейших видов этого оружия, как уже упоминалось выше, следует, по-видимому, отнести «огненные стрелы», которые должны были вызывать пожары в расположении врага — в осажденном городе, во вражеском лагере и т. п. Впоследствии подобные стрелы нашли применение и в полевом бою. «Огненные стрелы» хранились не в колчанах, а в особых футлярах, рассчитанных на 30–35 стрел каждый. Внутри футляра имелись две горизонтальные перегородки с отверстиями, через которые пропускали древки «огненных стрел». Делалось это для того, чтобы не сбить прикрепленный к древку зажигательный состав. Воспламеняющееся вещество прикреплялось к древку в трубках различной длины или помещалось в небольшой шарообразный футляр. При запуске стрелы воин поджигал фитиль, длина которого была рассчитана на горение в продолжение ее полета.

«Огневое нападение», о котором говорит «Сунь-цзы», в первую очередь означало поджог, сжигание живой силы и средств врага. Поджоги производились различными способами. В одних случаях формировали особые «огневые отряды», которые «с палочками в зубах» (для предотвращения возможности разговаривать), с завязанными языками у лошадей незаметно подкрадывались к стану противника. У каждого солдата за спиной была связка хвороста, за пазухой — огниво. Подобравшись к противнику, эти солдаты пускали огонь. Были и так называемые «огненные разбойники», то есть специально обученные поджигатели, в одиночку пробиравшиеся в лагерь противника и делавшие там свое дело. Использовались также «огневые животные» — олени или кабаны, к головам которых привязывали сосуды из тыквы с зажженной моксой внутри. Чтобы огонь не гас, в таком сосуде делали четыре отверстия. Стадо животных загоняли на поле, где располагался противник; растительность загоралась, и стан противника оказывался окруженным огнем, который перекидывался, в конце концов, на него самого. Применялись и «огненные птицы», главным образом фазаны, к которым подвязывали скорлупки от орехов с зажженной моксой. Специальные пехотные части, снабженные «огненными арбалетами», обстреливали позиции врага зажигательными стрелами.

В ряде случаев в военных целях использовался не только огонь как таковой, но и дым, особенно если в огонь подбрасывали вещества, усиливавшие его действие на глаза и дыхательные органы воинов противника.

Китайская история дает множество примеров применения огневых средств. Огромной популярностью огневое нападение пользовалось и в Японии, где к нему охотно прибегали практически все крупные военачальники: Ода Нобунага, Такэда Сингэн, Уэсуги Кэнсин, Тоётоми Хидэёси, Токугава Иэясу и другие. Об этом свидетельствуют многие эпизоды из японской военной истории.

Прекрасный образец использования огневых средств дал Кусуноки Масасигэ во время героической обороны крепости Акасака в 1333 г. Историк Рай Санъё в своей «Внешней истории Японии» рассказывает: «В третьей луне Така-токи, послав гонца, стал понуждать всех военачальников, чтобы они шли на штурм замка, вследствие чего после общего совещания военачальников было приказано мастерам соорудить облачную лестницу (унтэй). Длиной она была в 20 дзё (60,6 м), и ее через обрыв перекинули на валы замка. 6000 самых отчаянных воинов начали карабкаться по этой лестнице, стремясь попасть в замок, но Масасигэ приказал бросать на лестницу зажженные факелы и вместе с тем поливать ее маслом из ручных насосов, благодаря чему зажег ее. Поднялся дым, заклокотало пламя, и разбойники в суете начали метаться взад и вперед. Наконец лестница перегорела посередине, и несколько тысяч человек, полетев в обрыв, были сожжены и погибли» (разумеется, реально на лестнице было не более пяти-шести десятков воинов, но дело ведь не в численности. — Прим. ред.).

Похожие книги из библиотеки

Великие танковые сражения. Стратегия и тактика. 1939-1945

Книга посвящена главной ударной мощи сухопутных сил – танковым войскам. Автор реконструировал основные танковые сражения Второй мировой войны, подробно рассказал о предыстории создания и послевоенном развитии бронетанковой техники, дал характеристику различных видов и типов танков, уделяя большое внимание броневой защите и параметрам танковых орудий, их маневренности в конкретных ландшафтах. Издание снабжено картами, схемами и фотографиями.

Panzer III. Стальной символ блицкрига

Panzer III — самый известный немецкий танк начального периода Второй мировой войны! Именно его чаще всего можно увидеть в немецкой кинохронике тех лет. Крупный план — бешено вращающиеся гусеницы, перемалывающие пыль европейских дорог! Вот оно — зримое, конкретное воплощение блицкрига!

Между тем, ни в Польском, ни во Французском походах эта машина не составляла большинства в танковых дивизиях Вермахта. Лишь к началу операции «Барбаросса» Panzer III стал наиболее массовой немецкой боевой машиной. Хорошая маневренность, неплохая бронезащита и относительно мощное вооружение позволили этому танку вплоть до 1943 года уверенно противостоять советским танкам на Восточном фронте и английским — в Северной Африке. Но век Panzer III уже был отмерен: возможности модернизации были исчерпаны полностью и в строю немецких боевых машин на завершающем этапе Второй мировой войны места «тройке» не нашлось…

Легкие танки семейства Т-40. «Красные» разведчики

Эта книга посвящена целому семейству легких разведывательных танков Красной Армии. История их создания напрямую связана с политическим и военным противостоянием Советского Союза и Германии. Танк-амфибию Т-40 разрабатывали в предвоенные годы для замены не слишком удачных плавающих танков семейства Т-37 и Т-38. Он должен был стать основной гусеничной разведывательной машиной РККА. Однако с началом Великой Отечественной войны потребности действующей армии в технике резко изменились – теперь уже требовались боевые машины поддержки пехоты. Так появилась лишенная водоходного оборудования упрощенная версия Т-40С, а уже в боях под Москвой – модификация Т-30, вооруженная 20-мм скорострельной пушкой ШВАК/ТНШ, наводившей ужас на германскую пехоту.

Легкий танк Т-26

Советская закупочная комиссия, возглавляемая И.А.Халепским — начальником недавно созданного Управления механизации и моторизации РККА, 28 мая 1930 года заключила контракт с английской фирмой «Виккерс» на производство для СССР 15 двухбашенных танков «Виккерс» 6-тонный. Первый танк был отгружен заказчику 22 октября 1930 года, а последний — 4 июля 1931-го. В сборке этих танков принимали участие и советские специалисты. В частности, в июле 1930 года на заводе «Виккерс» работал инженер Н.Шитиков. Каждая изготовленная в Англии боевая машина обошлась Советскому Союзу в 42 тыс.руб. (в ценах 1931 года). Для сравнения скажем, что сделанный в августе того же года «основной танк сопровождения» Т-19 стоил свыше 96 тыс.руб. Кроме того, танк В-26 (такое обозначение получили в СССР английские машины) был проще в изготовлении и эксплуатации, а также обладал лучшей подвижностью. Все эти обстоятельства и предопределили выбор УММ РККА. Работы по Т-19 были свернуты, а все силы брошены на освоение серийного производства В-26.

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»