Боевые шесты и дубинки

Одним из главных видов оружия ниндзя во все времена была деревянная или бамбуковая палка или же ее аналоги. Понятно, что в свои ночные рейды «невидимки» шест не брали, так как он мешает лазить по деревьям и стенам. Но для работы в облике странствующего монаха, селянина, нищего посох или палка были просто незаменимы.

Так, орудуя под видом ямабуси, шпион вооружался конгодзё — специальным многогранным посохом, являвшимся непременным атрибутом горного отшельника. Действуя под видом буддийского священника, снаряжался стандартным монашеским посохом сякудзё или такой его любопытной разновидностью, как рокудзё — «оленья палка» — с насаженными ветвистыми оленьими рогами. Излюбленным трюком ниндзя была маскировка под раненного в ногу воина. В этом случае в качестве боевого шеста выступал примитивный костыль с Т-образной рукояткой, называвшийся сюмокудзуэ. Наложив на глаза рыбьи чешуйки, можно было сыграть роль слепого, в руках которого «трость» смотрелась совершенно естественно. При самой же примитивной маскировке под сельского жителя ниндзя мог воспользоваться коромыслом.

Со всеми этими предметами можно было перемещаться практически беспрепятственно, так как они не привлекали никакого внимания со стороны окружающих, конечно же, при условии их соответствия внешнему облику и одеянию.

В разных школах японских будзюцу изучались приемы с шестами, дубинками и палочками самой разной длины. Даже палки с одинаковыми названиями в разных школах могли быть разной длины. Возьмем, к примеру, «трость» ханбо. Чаще всего ханбо делали длиной в 3 сяку, то есть примерно 90 см. Однако уже из самого названия этой «трости» очевидно, что длина ее могла быть и иной. Ханбо означает «половинный шест», а шесты бо в разных школах использовались разные. Соответственно, известны и более длинные образцы ханбо — до 4–5 сяку (120–150 см; в некоторых школах ханбо делались в половину длины копья).

Боевые шесты и дубинки

Характерный прием Кукисин-рю: Гансэки отосигарами

Вообще, существовало две системы измерения длины оружия: так сказать, фиксированная и под конкретного владельца. Согласно «фиксированной системе измерений» длинный боевой шест делался длиной в 6 сяку (около 180 см), а ханбо — 3 сяку. Если же палки подгонялись под конкретного человека, то, в соответствии с наставлениями разных школ, они могли иметь длину «до уха» (мимикирибо), «до пояса» (косикирибо), «в длину руки с вытянутыми пальцами» (тэсакикирибо), «в длину руки» (тэкирибо). Использовались и более короткие дубинки. Длина тэбо, например, была менее длины руки от локтя до кончиков пальцев. Как правило, все эти предметы изготавливались из японского остролистного дуба каси.

Все школы, включающие в свою программу бодзюцу — искусство боя длинным шестом — или дзёдзюцу — искусство боя палкой дзё (90–150 см), по преобладанию той или иной техники можно условно разделить на 2 группы: «боевые» и «полицейские» школы.

В «боевых» школах бодзюцу преобладают удары концами шеста, бой на дистанции. Приемы в основном заимствованы из арсенала копья (яри) — все виды уколов — и алебарды (нагината) — маховые удары. Происхождение такой техники вполне очевидно. Если в бою противник обрубал наконечник копья или лезвие алебарды, воину ничего не оставалось, как отмахиваться обрубком. При этом в руках у него всё же оставалось довольно грозное оружие, так как, в отличие от относительно безобидной обычной палки, на одном конце обрубка имелся железный набалдашник с шипом исидзуки, которым можно было проткнуть человека насквозь. Характерный пример такой техники — бодзюцу школы Катори синто-рю, в которой длина шеста равняется длине алебарды минус лезвие.

В Катори синто-рю боец старается контролировать дистанцию и не подпускать к себе противника. Один кончик шеста с набалдашником исидзуки почти во всех случаях устремлен в горло противника. Из-за довольно большой тяжести шеста его, как правило, держат обеими руками. Удары направлены в области, не защищенные доспехами, и почти всегда наносятся самыми концами оружия, а не серединой. В защите в основном используют отводящие удары концами древка, а подставки выполняют только под руки противника — в противном случае вражеский клинок попросту разрубит шест пополам.

Похожим образом в «боевых» школах используется и более короткая палка дзё, но в ее арсенале присутствуют и многочисленные приемы, заимствованные из фехтования мечом. Благодаря этому техника дзёдзюцу богаче и многограннее техники бодзюцу. Дзё нередко держат одной рукой ближе к одному концу или за середину, что позволяет работать как бы прямым и обратным хватом одновременно. Это дает некоторое преимущество в схватке с несколькими противниками. В лицо, горло, в сердце и солнечное сплетение, в пах в бою наносят тычковые удары, а по суставам рук и ног — секущие. В схватке против фехтовальщика-меченосца палку не подставляют под лезвие катаны, а бьют ею противника по рукам или сбоку по его клинку. Последнее действие грозит противнику поломкой меча, который не терпит сильных ударов по боковине. Очень часто в дзёдзюцу используют удары со скользящим хватом, что делает их непредсказуемыми.

В умелых руках дзё — оружие универсальное и весьма могущественное. Не случайно, по преданию, самый знаменитый из всех японских фехтовальщиков, Миямото Мусаси (1584–1645), свое единственное поражение потерпел от мастера дзёдзюцу Мусо Гонноскэ, который, кстати, на основе техники Катори синто-рю создал типичную «боевую» школу Синто мусо-рю.

В «полицейских» же школах бодзюцу и дзёдзюцу в арсенале большое место занимают различные болевые приемы, удушения, зацепы ног, как правило, позаимствованные из арсенала дзюдзюцу. Такие школы появились позднее, чем «боевые», — не ранее начала XVII в., когда палки разной длины стали стандартным оружием полиции. Как и сейчас, при сёгунах Токугава полицейские не имели права просто так без суда и следствия расправиться даже с самым злостным преступником. Закон предписывал задержать его, доставить в участок или тюрьму и предать правосудию. Отсюда и специфика техники бодзюцу и дзёдзюцу «полицейских» систем.

У нас нет точных данных, как выглядела техника боя шестом, которую использовали ниндзя из Ига и Кога. Но, исходя из специфики их деятельности, можно предположить, что она соответствовала «боевому направлению» бодзюцу и дзёдзюцу. Общеизвестно, что «невидимки» стремились свести «огневой контакт» с противником до минимума. Они вряд ли имели возможность тратить драгоценные секунды на довольно сомнительные попытки обезоружить противника, сковать его болевым приемом и удержать при помощи хитрой «завязки» суставов, так как для всего этого требовалось обладать немалым превосходством в мастерстве, силе, ловкости, а противник должен был быть строго в единственном числе. В этой связи можно однозначно сказать, что техника бодзюцу и дзёдзюцу, которую изучают последователи «современного ниндзюцу» Будзинкан, имеет мало отношения к реальной технике палочного боя «невидимок» из Ига и Кога. И действительно, сам создатель Будзинкана Хацуми Масааки в своей книге «Stick-fighting» (в немецком издании «Hanbo-jutsu») указывает на источник своего мастерства в этой области — школу Кукисин-рю, которая сложилась в первой половине XVII в. и изучалась полицейскими, откуда и происходит ее обширный «бросково-болевой» арсенал.

Авторы большинства работ называют создателем искусства дзёдзюцу основателя школы Синто мусо-рю Мусо Гонноскэ. Но в действительности школы дзёдзюцу существовали и до него. Однако довлеющее положение Синто мусо-рю, положенной в основу современного боевого искусства дзёдо и прижившейся в современной японской полиции, не позволило им прославиться. Большинство этих школ были связаны с объединениями ямабуси. Таковы, например, Гассан-рю, которую разработали сюгэндзя трёх гор северного края Дэва (Гассан, Хагуро и Юдоно) и передали тамошним ниндзя, носителям школы ниндзюцу Хагуро-рю, а также Дайэн-рю, названная по имени своего основателя, горного отшельника Дайэна.

Боевые шесты и дубинки

Касуми-ути — редкий в кукисин-рю прием, в котором используется удар в уязвимую точку

Вообще выделить какие-то «особые», «шпионские» приемы с обычными бо или дзё (о «хитрых» «шпионских тростях» мы будем говорить отдельно) довольно трудно. Пожалуй, можно предположить, что «ночные демоны» большое внимание уделяли отработке различных приемов из позиции мунэн мусо-но камаэ. В этой позиции ноги естественно расставлены на ширину плеч, а «трость» опущена одним концом на землю возле правой или левой стопы — в зависимости от того, в какой руке держится палка. Мунэн мусо-но камаэ имитирует стандартное положение при ходьбе с посохом в руке. Атака или защита из этой позиции чаще всего выполнялась в виде резкого кистевого щелчка, выбрасывающего оружие по дуге к мишени. Впрочем, аналогичные приемы сплошь и рядом встречаются и в так называемых «самурайских» школах, не имеющих никакого отношения к «воинам ночи».

В бою концом палки нередко загребали песок или грязь и швыряли ее в лицо врагу, стараясь хотя бы на мгновение ослепить его для нанесения решающего удара. А еще длинный шест использовали в опорных прыжках через заборы и как подпорку для ударов ногами в прыжке.

Своя специфика имелась и в работе с различными видами особых посохов. Например, монашеским посохом сякудзё, снабженным железными лопастями, можно было орудовать как секирой. На нем же нередко имелись кольца, позволявшие подцепить наконечник вражьего копья или кончик его меча. Ветвистыми рогами посоха рокудзё можно было зажать клинок катаны противника, вырвать ее из рук или даже сломать. Надо сказать, что укол таким посохом был поистине страшен. Он оставлял на теле врага многочисленные рваные раны с неровными краями, которые потом почти не зарастали. Костылем же сюмокудзуэ ниндзя подцеплял ноги противника, прихватывал его руки и лупил как киянкой.

А вот короткие «ручные» дубинки тэбо большой популярностью у ниндзя не пользовались, так как техника работы ими была довольно ограниченна.

Похожие книги из библиотеки

Речные броненосцы северян. 1861-1865

Не было в период Гражданской войны между Севером и Югом кораблей более странных, а потому интригующих, чем броненосцы. А самыми необычными в этой группе стали броненосцы, построенные северянами для действий на Миссисипи и ее притоках. Используя приемы и опыт строительства коммерческих речных пароходов, северяне сумели отработать тип броненосца, идеально подходившего для действий на великой реке Северо- Американского континента. Такой корабль представлял собой комбинацию корпуса и машинерии речного парохода с защищенностью и могучим вооружением броненосца. Все знают о знаменитом сражении между «Монитором» и «Вирджинией» в марте 1862 г., однако тот не стал боевым крещением броненосцев как таковых. К этому времени Западная флотилия канонерских лодок северян уже вовсю хозяйничала в водах Миссисипи, атаковала форты Генри и Донельсен на реках Теннеси и Кумберленд в феврале 1862 г.

300 лет российской морской пехоте, том I, книга 3

27 ноября 2005 г. исполнилось 300 лет морской пехоте России. Этот род войск, основанный Петром Великим, за три века участвовал во всех войнах, которые вела Российская империя и СССР. На абордажах, десантах и полях сражений морские пехотинцы сталкивались с турками и шведами, французами и поляками, англичанами и немцами, китайцами и японцами. Они поднимали свои флаги и знамена над Берлином и Веной, над Парижем и Римом, над Будапештом и Варшавой, над Пекином и Бейрутом. Боевая карта морской пехоты простирается от фьордов Норвегии до африканских джунглей.

В соответствии с Планом основных мероприятий подготовки и проведения трехсотлетия морской пехоты, утвержденным Главнокомандующим ВМФ, на основе архивных документов и редких печатных источников коллектив авторов составил историческое описание развития и боевой службы морской пехоты. В первом томе юбилейного издания хронологически прослеживаются события от зарождения морской пехоты при Петре I и Азовского похода до эпохи Николая I и героической обороны Севастополя включительно. Отдельная глава посвящена частям-преемникам морских полков, история которых доведена до I мировой и Гражданской войн.

Большинство опубликованных в книге данных вводится в научный оборот впервые. Книга содержит более 400 иллюстраций — картины и рисунки лучших художников-баталистов, цветные репродукции, выполненные методом компьютерной графики, старинные фотографии, изображения предметов из музейных и частных коллекций, многие из которых также публикуются впервые. Книга снабжена научно-справочным аппаратом, в том числе именным указателем более чем на 1500 фамилий.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся военной историей, боевыми традициями русской армии и флота, а также всем, кто неравнодушен к ратному прошлому Отечества.

Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне

Символом отечественной военной мощи в XX веке принято считать танковые войска. Но так было не всегда. В годы Первой мировой войны, еще до массового появления на фронтах танков, Россия уже состоялась как великая «броневая держава».

Неудачи русской армии принято списывать на «техническую отсталость» и «косность чиновников», однако что касается бронетехники — в этой области мы всегда были на лидирующих позициях.

Во время Великой войны русские бронеавтомобили не уступали по качеству лучшим английским образцам, а бронепоезда вообще не имели себе равных. Технические решения, применявшиеся при их изготовлении, надолго обогнали свое время.

Бронечасти русской армии комплектовались самыми грамотными солдатами. Многие из них были добровольцами. Именно поэтому команды бронепоездов и бронеавтомобилей практически не поддавались разложению и революционной агитации и до самого конца войны оставались наиболее боеспособными подразделениями русской армии.

Новая книга ведущего специалиста по истории бронетехники Максима Коломийца посвящена истории, вооружению, организации и боевому применению отечественных бронечастей в годы Первой мировой войны.

Боевые корабли Германии 1939 – 1945

Данная работа, выполненная в форме справочника,является единственной в своем роде и не имеет аналогов в России. В ней впервые в нашей стране обобщены основные сведения о боевых кораблях основных классов специальной постройки, привлекавшихся для решения боевых задач на море в интересах ВМС Германии. Для крупных надводных кораблей и подводных лодок наряду с основными тактико-техническими элементами приведены основные моменты их боевой деятельности в годы войны. При этом особое внимание уделено ведению боевых действий против ВМФ СССР и в оперативных зонах советских Северного, Балтийского и Черноморского флотов. Последнее принципиально отличает данный справочник от других аналогичных работ, как у нас в стране, так и за рубежом, и позволяет наглядно увидеть реальный ущерб, нанесенный германским флотом советскому и наоборот.