Глав: 7 | Статей: 11
Оглавление
Первую информацию о появлении в воздухе немецкого истребителя нового типа командование RAF почерпнуло из рапортов своих летчиков-истребителей. В сентябре 1941 г. многие пилоты стали докладывать о столкновениях с одномоторными самолетами, оснащенными двигателями воздушного охлаждения. Летчики ошибочно идентифицировали их как французские истребители Блок-151 или американские Кертисс «Хок-75». Привыкнув к преимуществу своих истребителей, англичане не могли поверить, что на вооружении люфтваффе может появится самолет лучший, чем истребители RAF.

Сомнения окончательно рассеялись 13 октября 1941 г. В этот день летчик «Спитфайра» из 129-й эскадрильи RAF заснял фотокинопулеметом таинственный самолет. В разведотделе британских ВВС установили: это — новейший истребитель Фокке-Вульф Fw-190.

Прим.: Полный комплект иллюстраций, расположенных как в печатном издании, подписи к иллюстрациям текстом.
С. Ивановi

Ла-Манш и Северное море

Ла-Манш и Северное море

Истребители Fw-190A появились над Ла-Маншем в не самое лучшее для англичан время, после шести месяцев операций над французским берегом Канала ожидаемые цели достигнуты не были. К концу второй половины 1941 г. потери Истребительного командования RAF над Ла-Маншем и северной Европой составили 411 самолетов. В свою очередь летчики рапортовали о 731 сбитом истребителе люфтваффе, на самом деле дислоцированные на Западе ягдгешвадеры потеряли всего 103 машины. Таким образом, соотношение потерь в воздушных боях составили 4:1 в пользу люфтваффе. Британский авиационный штаб предупредил маршала авиации Шолто Дугласа, человека, инициировавшего политику воздушного наступления на Францию, о том, что оборонительная установка на действия истребителей становится «неприятной необходимостью».

Зимние месяцы 1941-42 г.г. для летчиков истребительных эскадрилий Дугласа стали периодом отдыха. Положение ухудшилось весной с возобновлением рейдов за Канал — ПВО Ла-Манша и побережья Северного моря усиливалось за счет прибытия все большего количества истребителей Fw-190. Если в январе 1942 г. здесь имелось чуть более 60 боеспособных Fw-190, то в середине сентября 1942 г. — уже 350. Первые тревожные звонки о превосходстве самолета фирмы Фокке-Вульф над «Спитфайром V» — основной машиной Истребительного командования переросли в абсолютную уверенность. Fw-190 выглядел лучше своего оппонента по всем параметрам, уступая только в радиусе виража. Увеличение численности истребителей Fw-190 сопровождалось развертывание радиолокационных станций. Вплоть до появления «Спитфайров IX» в июле-месяце, 1942 г. был для англичан тяжелейшим испытанием. В 1942 г. на Британских островах появились первые подразделения ВВС США, вскоре они станут настоящим бичом не только для JG-26, но и для всех дневных истребителей Jagdwaffe. Рутина воздушных боев нарушалась в 1942 г. двумя яркими акциями.

Между 22 января и 10 февраля пилоты истребительных подразделений люфтваффе, которые базировались во Франции и странах Бенелюкса, провели совместно с кригсмарине восемь крупных учений — 450 самолето-вылетов. Учения проводились в обстановке строгой секретности, связанной с предстоящей операцией — прорыве через Ла-Манш из французского порта Брест линкоров «Шарнхорст» и «Гнейзенау» в сопровождении тяжелого крейсера «Принц Ойген». Крупные корабли германского военно-морского флота укрылись в Бресте в марте и июне 1941 г. С тех пор они примерно 300 раз подвергались налетам самолетов Бомбардировочного и Берегового командований RAF. Западный бастион «крепости Европа» Гитлер считал более защищенным перед лицом вероятной высадки союзников, чем северный фланг — Норвегию. Фюрер принял решения перевести тяжелые корабли сначала в порты Германии, затем — в норвежские фьорды, где линкорам и крейсерам предстояло реализовывать британскую стратегию «fleet-in-being», то есть одним своим присутствие сдерживать наступательные поползновения противника. Переброску кораблей решили осуществлять не рискованным длительным вояжем вокруг Ирландии и Шотландии, а кратчайшим путем — через Ла-Манш. Решение принял лично фюрер, не взирая на протесты своих адмиралов.



На снимке — самолет Fw-190A-2 штаба 26-й эскадры, Сент-Омер, 1942 г. Самолеты штаба имели уникальную систему идентификации по инициалам летчиков. Истребитель с литерами «Не» принадлежал обер-фельдфебелю Бруно Хегенауеру, долгое время летавшему ведомым командира эскадры.


Технический осмотр самолета адъютанта эскадры обер-лейтенанта Вилъфрида Зейлинга. В соответствии с документами люфтваффе Зейлинг погиб 30 апреля 1942 г. в бою со «Спитфайрами» на самолете Wk-Nr 20 202 с бортовой кодировкой «Не».

За организацию и обеспечение истребительного прикрытия прорыва отвечал полковник Адольф Галланд; свежеиспеченный Inspekteur der Jagdflieger всего за несколько недель до начала операции сдал командование JG-26 Герхарду Шёпфелю. В распоряжении Галланда имелось 252 истребителя Bf.109 и Fw-190 из состава 1-й, 2-й, 26-й истребительных эскадр и истребительного училища люфтваффе в Виллакубле под Парижем плюс около 30 ночных истребителей Bf.110. План Галланда предусматривал прикрытие кораблей на всем маршруте от Бреста до Вильгельмсхафена с перекрытием секторов патрулирования.

«Зонтик» над кораблями должен постоянно состоять, как минимум, из 16 истребителей. Группа эшелонировалась по высоте, нижним самолетам следовало действовать на высотах, где их не могли бы обнаружить операторы британских радиолокационных станций. Группа делилась на восьмерки, восьмерки на звенья-schwarm-ы. звенья на пары. Обязательным для летчиков являлось соблюдение режима радиомолчания. Полет планировался так, чтобы истребители находились в зоне патрулирования 30 минут, однако смена прибывала через 20 минут после начала патрулирования. То есть получается, что 16 истребителей будут «висеть» над кораблями только 10 минут, а в первую и последнюю 10-минутку патрулирования над ордером будет находится 32 самолета. Кроме того, на аэродромах вдоль всего маршрута следования выделялись в готовность № 1 истребители резерва.

В 20 ч 00 мин. 11 февраля три линкора начали медленное движение к выходу их акватории порта Брест, но сообщение о приближающихся самолетах противника заставило командиров отдать якоря. Атака 18 «Веллингтонов» была отбита сильнейшим зенитным огнем линкоров и крейсера. Экипажи самолетов RAF не заметили в гавани Бреста ничего необычного. Через три часа корабли покинули порт. В 8 ч 50 мин 12 февраля над соединением кригсмарине появилась первая группа истребителей прикрытия — ими были Bf.HO. В точке рандеву, расположенной на траверзе Шербура, облачность начиналась с высоты 500 м. Германские корабли оставались необнаруженными еще более двух часов. В районе 11 часов дня ночных истребителей сменили Bf.109 из JG-2. Когда корабли миновали устье Соммы, над ними пролетела пара «Спитфайров». Английские истребители возвращались из обычного рейда в воздушное пространство Северной Франции. Летчики «Спитфайров», как ни странно во главу угла поставили дисциплину радиообмена. Обнаружив крупные корабли неприятеля они сообщили об их появлении в Ла-Манше через 30 минут, только после посадки в Сурре. Добро бы в кабинах «Спитфайров» сидели новички или даже «середнячки»: одним «Спитом» управлял гроуп-кептен Виктор Бимиш, имевший на своем счету 14 сбитых, в кабине другого — командир авиакрыла Кинли Финли Бойд, ас с 14 победами!

К моменту, когда пилоты «Спитфайров» доложили, что «Канал забит германским флотом», флотилию кригсмарине отделало от Дуврского пролива всего 60 км. Нижняя кромка облачности тем временем опустилась до 250 м. В самую узкую часть Ла-Манша корабли втянулись в 12 ч 30 мин, но только в 13 ч 16 мин. по ним открыли огонь батареи, установленные на английском берегу Канала.



Аэрофотоснимок порти Брест, сделанный в конце 1941 г. британским самолетом-разведчиком. Белой рамкой обведен док, в котором стоят линейные корабли «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Через два месяца линкоры покинуть Брест и успешно пройдут Ла-Маншем в Германию.

В 13 ч 30 мин., когда корабли проходили мыс Грис-Нец поступило предупреждение о приближении неопознанных самолетов. Ударные силы англичан выглядели если не смешно, то скромно — шесть антикварных торпедоносцев «Суордфиш» из 825-й эскадрильи авиации флота под прикрытием одной эскадрильи «Спитфайров». 16 британских самолетов приближались к флотилии с севера, а с юга им на перехват неслись 16 истребителей люфтваффе. К этому времени корабли вошли в зону ответственности JG-26: Fw-190 совершали свой первый вылет на патрулирование. Группу из самолетов 8-го и 9-го стаффелей вел командир III./JG-26 майор Герхард Шепфель. Фокке-вульфы взлетели с аэродрома в Кокюлле чтобы сменить последние Bf.109 из JG-2.

Десятка «Спитфайров» безнадежно пыталась прикрыть «Суордфиши».

Пилоты «Спитов» даже отправили в серые воды Канала три Fw-190 из 9-го стаффеля, но другие фокке-вульфы пронзили тонкий щит прикрытия ударной группы. Атака тихоходных бипланов оказалось не столь простой как могло показаться: летчикам фокке-вульфов пришлось не только отклонить на максимальный укол закрылки, но и выпустить шасси, чтобы не проскочить цели. Имея современные, вооруженные пушками истребители на хвосте и стену зенитного огня с немецких кораблей впереди, экипажи «Суордфишей» не имели шансов на успех. Первой жертвой стал самолет командира — лейтенант-коммендера Юджина Эсмонда, его срезал с дистанции 60 м очередью из 20-мм пушек пилот Fw-190. Экипажи остальных пяти самолетов не надолго пережили командира. Несколько торпед все же было сброшено, но в цель не попала ни одна. Налет британских самолетов являл собой пример храброй, но самоубийственной атаки. Юджин Эсмонд посмертно был удостоен креста Виктории.

Несмотря на стелившийся над морем туман наземный персонал JG-26 на аэродроме Кокюлль отчетливо наблюдал грозные силуэты кораблей. В оставшиеся несколько часов дневного времени соединение подвергалось спорадическим плохо скоординированным атакам легких сил флота и авиации англичан. С наступлением темноты «зонтик» над кораблями вновь раскрыли ночные истребители Bf. 110. Дневные воздушные бои над Ла-Маншем обошлись люфтваффе в 17 истребителей, в числе которых были и три Fw-190 из 9./JG-26. RAF потеряли помимо шести «Суордфишей», еще 17 истребителей и 20 бомбардировщиков. На долю пилотов JG-26 пришлось семь подтвержденных и шесть вероятных побед. Успех этой операции определялся не только и не столько простым соотношением потерь. Корабли прошли Ла-Маншем и благополучно прибыли в Германию, избежав попаданий бомб, торпед или снарядов, единственное повреждение одному из линкоров причинила якорная мина, но корабль смог своим ходом дойти до места назначения. Прикрытие соединения кригсмарине от атак английской авиации стало звездным часом для Адольфа Галланда. Престиж же Британии упал как никогда низко.



Пара Fw-190А-2 из II./JG-26 перед взлетом, аэродром Эббвиль-Друкат, весна 1942 г. На переднем плане — самолет адъютанта группы. В отличие от самолетов штаба эскадры, самолеты штабов групп имели нормальную идентификационную маркировку.


Типичная картина «удачливых месяцев», когда превосходство истребителей Fw-190 было абсолютным. На снимке — разбитый «Спитфайр V» из 303-й (польской) эскадрильи RAF. Истребитель был сбит 4 апреля 1942 г. фокке-вульфом из I./JG-26, всего к этой дате при отражении нескольких «Цирков» летчики 26-й эскадры сбили над Сент-Омером 11 «Спитфайров V».

В следующем месяце RAF возобновило наступательные действия. К операциям «Rhubarb» и «Circus» добавились действия по планам «Ramrods», «Rangers», «Rodeos» и «Roadsteads», последний представлял собой действия против немецкого судоходства в Ла-Манше. В участившихся воздушных боях привычные к схваткам с истребителями Bf. 109F, британские пилоты испытали самый настоящий шок от агрессивных действий Fw-190.

В марте, как раз с началом активизации действий британской авиации, еще две истребительные эскадры люфтваффе приступили к переучиванию на истребители Fw-190. Одной из них являлась прикрывавшая сектор от Соммы до Атлантики эскадра JG-2 «Рихтгофен». В начале марта из состава I./ JG-2 гауптмана Игнаца Пристиля было выделена «подразделение переучивания» — Umrustungskommando. Личный состав Umrustungskommando для освоения новой техники, самолетов Fw-190A-2, прибыл в Ле-Бурже. Процесс переучивания сопровождался рядом аварий и даже катастроф: лейтенант Фриц Мали погиб из-за отказа двигателя вскоре после взлета. Тем не менее удавалось выдерживать заданный темп переучивания — по группе в месяц. К середине марта самолеты Fw-190А-1 получила III группа 2-й эскадры, III./JG-2 командовал гауптман Ганс «Асси» Ган. Месяц спустя фокке-вульфы модификации «А-2» получила I./JG-2 гауптмана Эриха Лея. До конца мая «рихтгофены» потеряли двух пилотов: 29-го числа разбился стаффелькапитан 9./JG-2 обер-лейтенант Вернер Штокельман, а через два дня в бою с истребителями RAF над Дьеппом погиб унтер-офицер Вальдемар Кипних из II группы. Процесс перевооружения 2-й эскадры завершился в августе, когда Geshcwaderstab обер-лейтенанта Вальтера Оесау сменил свои Bf.109F на Fw-190.


1. Fw-190A-4 «двойной черный шеврон» командира I./JG-1 гауптмана Фрица Лосигкейта, Арнем/Дилин, Голландия, весна 1943 г.

Самолет изображен так, как он выглядел вскоре после реорганизации группы в начале апреля 1943 г. На капоте двигателя изображена эмблема «дьявол в облаках», перешедшая вместе со сменой номера от IV./JG-1 к I./JG-1. Окружность на фюзеляже ближе к хвостовому оперению — идентификационный знак I./JG-1 — закрашена серой краской. Новая символика быстрой идентификации самолетов I./JG-1 — горизонтальные полосы черного и белого цвета на капоте мотора. Оконечность кока воздушного винта окрашена в зеленый цвет, что указывает на принадлежность самолета к штабу группы. Панель желтого цвета снизу капота двигателя — своеобразная дань традиции, такие знаки быстрой идентификации в обязательном порядке имели Bf. 109 в начальном периоде воздушной войны над Ла-Маншем. На борту фюзеляжа в районе выхлопного коллектора изображены зубцы черного цвета с белой обводкой — летчики Fw-190 часто изображали в этих местах что-нибудь «красивое» черного цвета в надежде сделать не слишком заметной осевшую на борт фюзеляжа сажу от выхлопов двигателя BMW-801. Непосредственно низке пилотской кабины видна эмблема 1-й эскадры, геральдический щит с мальтийским крестом. Национальные флажки символизируют страны, с которыми Лосигкейт сражался, слева направо флаги Испании (в Испании летчик был сбит и попал в плен к республиканцам), Бельгии, Нидерландов, Франции и Великобритании. Три последних флажка — страны, в которых Лосигкейт проходил службу: Япония (в должности военно-воздушного атташе при посольстве Германии в Токио), Норвегия, Дания. В июне 1943 г. Фриц Лосигкейт был направлен на Восточный фронт командиром III./JG-51, позже он стал командиром 51-й эскадры, а в последние недели войны — командиром JG-77. Часть своих 68 побед, включая один четырехмоторный бомбардировщик, он одержал на Западе.


2. Fw-190A-7 «белая 9» командира 1./JG-1 гауптмана Альфреда Гриславски, Липпспринге, апрель 1944 г.

На примере самолета Гриславски можно увидеть какие изменения произошли в окраске истребителей 1./JG-1 за 12 месяцев (если сравнить с Fw-190 Фрица Лосигкейта). Основное нововведение — цветная полоса вокруг фюзеляжа, которую стали наносить на истребители сил обороны Рейха, для 1-й эскадры был выбран красный цвет. У эскадры появилась новая эмблема (изображена на капоте двигателя) — крылатая цифра «1» красного цвета, вписанная в квадрат белого цвета, который в свою очередь заключен в черный круг. Возможно, что эскиз эмблемы предложил сам ее командир подполковник Оесау. На большинстве истребителей эмблема эскадры изображалась только по правому борту. Свою первую победу Гриславски одержал в Польше в первые дни второй мировой войны, всего он сбил 133 самолета, сам несколько раз был ранен. Его боевой счет на Западе составил 24 самолета союзников, в том числе шесть тяжелых бомбардировщиков.


3. Fw-J90A-7 «красный 13» (Wk-Nr 431007) командира IL/JG-1 майора Гейнца Бара, Стромиди, апрель 1944 г.

Самолет окрашен почти аналогично истребителю Гриславски, однако на кок воздушного винта нанесена спиральная полоса, а на фоне красной фюзеляжной «повязки» можно разглядеть контур горизонтальной полосы — знака принадлежности истребителя II группе. В тот период Бар на всех своих самолетах просил нарисовать бортовой номер «13». Он считал «13» счастливым числом — на самолете с таким бортовым номером (Bf.109E «белая 13») он одержал свою первую победу 25 сентября 1939 г. будучи фельдфебелем в 1./JG-51. Войну подполковник Бар закончил командиром III./EJG-2, а его персональный истребитель Ме-262 имел номер «13» красного цвета! На Западе Бар сбил 59 самолетов, в том числе 21 тяжелый бомбардировщик.


4. Fw-190A-7 «красный 23» командира II./JG-1 майора Гейнца Бара, Стромиди, апрель 1944 г.

Порой Бар летал на своей резервной машине. На «красном 23» 22 апреля 1944 г. ас сбил «Либерейтор», который стал его 200-й победой в воздушном бою. Следует отметить, что на обоих фокке-вульфах Бар («13» и «23») были демонтированы внешние крыльевые пушки. Бар отдавал предпочтение маневренности перед огневой мощью.


5. Fw-190A-5 «черный шеврон и окружность» Gruppen-TO IL/JG-1 лейтенанта Рюдигера фон Кирчмейера, Военсдрехт, июнь 1943 г.

Шеврон и круг наносились на самолеты технических офицеров групп, зеленая оконечность кока воздушного винта указывает на принадлежность самолета штабу группы. Слабо различим чуть выше щелей для выпуска выхлопных газов пламегаситель — ранее самолет использовался как ночной истребитель в группе «Wilde Sau», скорее всего — II./JG-300. Фон Кирчмейер в конце июня стал командиром 5./JG-1, позже — командиром I./JG-11, в конце войны служил на Ме-262 в JV-44. На Западе фон Кирчмейер сбил 32 самолета, в том числе 21 тяжелый бомбардировщик.


6. FW-190A-5 «черная 1» (Wk-Nr 7328) командира 5./JG-1 гауптмана Фрица-Дитриха Викопа, Военсдрехт, апрель 1943 г.

На самолете изображена не только эмблема группы (дракон, для 5-го стаффеля цвет дракона — красный), но и эмблема стаффеля, введенная предшественником Викопа на посту командира 5./JG-1 обер-лейтенантом Максом Бухгольцем — чайка с раправленными крыльями. Викоп получил назначение командиром 5-го стаффеля 1-й эскадры 17 апреля 1943 г., а всего через месяц, 16 мая, летчик погиб в бою с «Тандерболтами». Самолет Викопа, «черная 1», взорвался в воздухе. Викоп сбил не менее 12 самолетов союзников — половину из них составили «Спитфайры», также он сбил две «Летающих Крепости» достоверно и одну — вероятно.


7. FW-190A-3 «черная 1» (Wk-Nr 432) командира 11./JG-1 обер-лейтенанта Вильгельма Моритца, Мюнхен-Гладбах, июль 1942 г.

Окраска истребителя обер-лейтенанта Вильгельма Моритца типична для самолетов 1V./JG-1 пока ее не «перекрестили» в I./JG-1. На капоте двигателя — эмблема группы, на борту фюзеляжа ниже кабины — эмблема эскадры (эмблема раннего образца), обе эмблемы изображены только на левом борту самолета. Обратите внимание на нарисованную за опознавательным знаком окружность — отличительный знак самолетов IV./JG-1, после реорганизации группы в I./JG-1 окружности закрасили. Моритц год провоевал на Восточном фронте командиром 12./JG-51, после чего его вернули в силы обороны Рейха, где он получил назначение в JG-3 В апреле 1944 г. Моритц стал командиром IV./ JG-3, первой Sturmgruppe люфтваффе



Три будущих аса Fw-190 сфотографировались на фоне здания штаба H1./JG-2 в Бьюмон-ле-Роже, 1941 г. В полном летном обмундировании со спасательным жилетом — гауптман Бруно Столле, в центре — обер-лейтенант Эгон Майер, в легкой летней куртке — гауптман Ганс «Асси» Ган. На крыше штаба укреплены эмблемы трех стаффелей группы.

Эскадра JG-1 отвечала за ПВО Голландии и германского побережья Северного моря вплоть до Дании. Процесс перевооружения JG-1 начался в марте. Первые шесть летчиков из II группы гауптмана Ганса фон Гана (не путать с командиром III./JG-2 Гансом «Асси» Ганом) прибыли в Эбвилль-Друкат для переучивания на Fw-190A-1 под руководством летчиков II./JG-26, остальные проходили переподготовку в Ротенбурге в Германии. К маю 1942 г. II./JG-1 была полностью переоснащена истребителями фирмы Фокке-Вульф. Группа базировалась на голландских аэродромах Военсдрехт и Катвик. Надежность двигателей BMW-801 все еще оставалась недостаточной, поэтому каждому стаффелю придали по опытному механику с фирмы BMW.

1-я истребительная эскадра открыла боевой счет на истребителях Fw-190. 1 июня — унтер-офицер Мейснер из 6-го стаффеля сбил «Спитфайр». Через 18 дней было сбито еще пять истребителей RAF, собственные потери составили два Fw-190. В июле фокке-вульфы получили III (командир гауптман Герберт Киевски) и IV группы (командир гауптман Фритц Лозикейт) 1-й истребительной эскадры. Таким образом в начале второго полугодия 1942 г. три ягдгешвадера, дислоцированных на западных рубежах Рейха, были перевооружены фокке-вульфами. Между тем изменения происходили и по другую сторону Ла-Манша — в июле 1942 г. первая эскадрилья RAF получила на вооружение истребители «Спитфайр IX», в Британию начали прибывать подразделения 8-й воздушной армии ВВС США. У Fw-190 появились достойные противники.

Но прежде чем эти события произошли, три месяца летчики JG-26 ощущали себя королями воздуха. Доходило до того, что перед атакой пилоты Fw-190 делали рядом с группой «Спитфайров V» восходящие бочки! То есть они отмечали победу еще до начала схватки, можно представить какое моральное воздействие оказывали подобные фортели на летчиков RAF! Многие немецкие летчики справедливо полагали, что тогда на Западе люфтваффе находилось на своем пике. Данные о потерях не противоречат мнению летчиков: к концу марта RAF потеряли 32 истребителя и 32 летчика, в то время как 26-я истребительная эскадра люфтваффе лишилась пятерых пилотов. Опыт не страховал от гибели. Среди погибших летчиков JG-26 значился и 19-летний обер-ефрейтор Альберт Юбель из 2-го стаффеля, погибший в своем первом боевом вылете, и ветеран кампаний на Средиземноморье и над Каналом лейтенант Ганс Йохансен из 7-го стаффеля. В апреле цифра потерь RAF возросла до 104.

На протяжение мая летчики JG-26 продолжали наносить тяжелый ущерб истребительному командованию RAF. 1 июня RAF проводила операцию «Circus № 178»: восемь выступавших в роли бомбардировщиков «Харрикейнов» сопровождало 168 «Спитфайров»! На отражение налета поднялись фокке-вульфы двух групп — I./JG-26 гауптмана Зейферта из Сент-Омер-Аркуса и III./JG-26 гауптмана Приллера из Вевельгхема. Немецкие самолеты перехватили четыре эскадрильи «Спитфайров» восточнее Остенде. Классическая атака из верхней полусферы со стороны солнца оказалась весьма результативной: восемь «Спитфайров», включая самолет командира британского авиакрыла, было сбито, еще пять получили повреждения. Семь из восьми сбитых записали на свой счет пилоты I./JG-26, восьмой сбил «Пипе» Приллер. Это была 73 победа аса, 15-я — на Fw-190. Ни один самолет из JG-26 не только не был сбит, но даже не получил повреждений.

На следующий день жатву собирали пилоты II./JG-26 гауптмана Йахима Мюнхеберга. В районе Сент-Омера со стороны солнца «белокурые бестии» обрушились на неопытных канадцев из 403-й эскадрильи RCAF. Канадцы летели как «верхнее прикрытие» авиакрыла из Норд-Уилда. Командир 403-й эскадрильи новозеландец скуадрон-лидер Эл Дир (17 побед в период Битвы за Британию) только что вернулся после шестимесячной командировки в Штаты, в ходе которой он передавал свой боевой опыт оседлавшим истребители потомкам ковбоев. Дир как-то не удосужился осветить свои знания о противнике, поэтому он совершенно не представлял себе возможности Fw-190. Когда новозеландец обнаружил у себя на хвосте стаффель фокке-вульфов, он приказал своим парням начать хорошо отработанное расхождение по трем направлениям. Этот маневр хорошо срабатывал во времена Битвы за Британию. Раньше, чем канадцы успели хотя бы наполовину выполнить задуманный маневр на них обрушились два других стаффеля Мюнхеберга. Результат: было в 403-й эскадрилье 12 «Спитфайров», осталось — четыре. Наглядный пример превосходства тактики и техники, продемонстрированный в очередной раз немецкими летчиками союзникам.

Фокке-вульфы летали над Ла-Маншем уже девять месяцев, но с технической точки зрения самолеты все еще оставались загадкой для англичан. Требовалось как можно скорее заполучить Fw-190, но воздушные бои велись главным образом над Францией, поэтому даже обломки сбитых машин падали на территорию, контролируемую немцами или же на дно Ла-Манша. На таком безрадостном фоне появилась идея использовать для правого дела угона самолета обученного пилотированию летательных аппаратов шпиона. Один из летчиков RAF (предположительно скуадрон-лидер Пол Ричи из школы летчиков-истребителей) выдвинул следующий план. Трофейному Bf.109 возвращается его оригинальная символика люфтваффе, имитируются боевые повреждения, после чего пилотируемые говорящим по-немецки летчиком-англичанином истребитель берет курс на один из аэродромов JG-26. Перелет проходит под контролем большого количества «Спитфайров». Мессершмитт садится на базе люфтваффе, летчик меняет свой поврежденный Bf.109 на исправный Fw-190 (кто ж его ему даст!!!), взлетает и на полном газу уходит в сторону Туманного Альбиона.



Трофеи люфтваффе — доставленные в одно место сбитые «Спитфайры V». «Спитфайр» с бортовым кодом «AZ-B» принадлежал 234-й эскадрильи, с бортовым кодом «UZ-A» — 306-й (польской) эскадрилье. Самый дальний «Спитфайр» имеет маркировку «RS-Т» и отметки о 29 сбитых самолетах люфтваффе — это истребитель командира авиакрыла Бигген-Хилл уинг- коммендера P.P. Стэнфорд-Така, кавалера DSO и DFC. Стэнфорд-Так был сбит огнем зенитной артиллерии над Булонью 2Н января 1942 г.

Менее фантастичным выглядел план похищения германского истребителя отрядом коммандос. В основе плана лежал успешный рейд в ночь с 27 на 28 февраля 1942 г. коммандос в Брюневиль, когда англичанам удалось утащить немецкий радиолокатор. Аэродром в Эббвиль-Друкате находился недалеко от побережья, так что захват готового к взлету самолета теоретически представлялся вполне реальным делом. Сей план пошел в серьезную разработку, операция даже получила кодовое имя — «Airthief». Экстраординарное событие поставило крест на операции менее чем через сутки после подписания приказа о ее проведении. Вечером 23 июня два авиакрыла «Спитфайров» возвращались из патрульного полета над Бретанью, в котором они имели столкновения с Fw-190 из III./ JG-2. Над Девоном «Спитфайры» подверглись атаке фокке-вульфов из штаба III группы и 7-го стаффеля 2-й эскадры: немцы возвращались во Францию и не упустили случая пощипать на встречном курсе англичан. Схватка получилась короткой — противники испытывали нехватку топлива. Никто никого не сбил — все разошлись по домам. Все, кроме Gruppen-Adjuutant'a III./JG-2 обер-лейтенанта Арнима Фабера, который потерял ориентировку и взял курс на Эксетер. Фабер пребывал в полной уверенности, что направляется в сторону Франции. Обер-лейтенант приземлился на первом попавшимся аэродроме. К большому удивлению адъютанта группы аэродром оказался базой RAF Пембри! Истребитель Fw-190A-3 стал настоящим подарком судьбы для англичан! Чтобы провести облет секретного оружия противника требовалось всего-навсего залить в баки бензин. Летай на здоровье!










Потери не были односторонними. Здесь приведены кадры кинофотопулемета с пленки, отснятой летчиком «Спитфайра» 485-й новозеландской эскадрильи 4 мая 1942 г. севернее Булони. Хорошо виден весь процесс, от начала обстрела фокке-вульфа, до беспилотного полета немецкого истребителя. Интересно, что германские данные потери Fw-190 4 мая 1942 г. не подтверждают.

Июль 1942 г. стал поворотным пунктом в воздушных боях над Ла-Маншем — фортуна стала потихоньку отворачиваться от пилотов ягдгешвадеров. «Удачные месяцы» весны и лета остались в прошлом. Теперь на ночь истребители с прибрежных аэродромов приходилось перебазировать вглубь Франции. В люфтваффе опасались рейдов коммандос — возможно немцы что-то узнали о планировавшейся операции «Airthief». Надо сказать, что летчики извлекли определенную выгоду из подобных перелетов — тыловые базы обслуживали женщины-связистки!

Вторая половина 1942 г. прошла под знаком «естественного отбора». Если пилот оставался в живых после первых нескольких боевых вылетов, то он почти наверняка добивался успеха в воздушных боях, его личный счет начинал расти.

В июле произошли два крупных воздушных боя. 4 июля, в день Независимости, столь почитаемый в США, 12 бомбардировщиков «Бостон» из состава RAF, половину из которых пилотировали американцы, атаковала расположенные в Голландии базы 1-й истребительной эскадры люфтваффе. Это был первый рейд американских летчиков в Европу. Два самолета с экипажами ВВС США в Англию не вернулись, но почин дорогого стоит. 30 июля произошла первая стычка Fw-190 со «Спитфайрами IX». В этот день RAF проводили операцию «Circus № 200» — шестерка британских «Бостонов» под прикрытием авиакрыла «Спитфайров» наносила удар по аэродрому JG-26 в Эббвиль-Друкате. Пилоты «Спитфайров IX» из 64-й эскадрильи RAF рапортовали о пяти сбитых фокке-вульфах, на самом деле немцы потеряли один Fw-190 (его сбил 21-летний ас флайт-лейтенант Дональд Кингби). Летчики I./JG-26 и II./JG-26 сбили не менее десяти «Спитфайров», всего же из боевого вылета не вернулось 14 британских истребителей.



Звено Fw-190 А-2 из 7./JG-2, аэродром Тивилли.


Летчики бегут по тревоге к своим самолетам.

19 августа 1942 г. началась операция «Юбилей» — высадка канадцев в Дьеппе. Ее определили как разведку боем, проверку возможности десанта в Западную Европу. Ветераны сражений в небе Ла-Манша из JG-2 и JG-26 получили возможность принять участие во втором по масштабу сражении 1942 г. на Западном фронте. Силы вторжения достигли побережья Франции необнаруженными, однако затем войска подвергались постоянным ударам немецкой авиации. Первые самолеты, звено Fw-190 из 5./JG-26, взлетели примерно в 6 ч 15 мин утра с аэродрома Эббвилль-Друкат. Через несколько минут с аэродрома Сент-Омер-Аркуес взлетело еще десять Fw-190 из 1-го стаффеля обер-лейтенанта Йозефа Хайбюка, позже к ним присоединились самолеты 2-го и 3-го стаффелей 26-й эскадры. Сражение в воздухе завязалось с массы индивидуальных противоборств пилотов фокке-вульфов с летчиками «Спитфайров», прикрывавших силы вторжения. Более-менее организованный характер бой принял с вступлением в схватку районе 7 часов утра самолетов III./JG-26. Ближе к 8 часам в воздухе появились Fw-190 из II./JG-26. К 9 ч 30 мин в воздухе над местом высадки десанта кружилось примерно сотня истребителей 26-й эскадры, немцы сбили 27 «Спитфайров». Поздним утром над пляжами Дьеппа появились бомбардировщики люфтваффе в сопровождении истребителей из JG-2.

Последнюю за день посадку Fw-190 из 26-й эскадры выполнил в 21 ч 21 мин. Всего 19 августа летчики JG-26 выполнили 36 групповых боевых вылетов или 377 индивидуальных самолето-вылетов. Большинство летчиков поднималось в воздух три-четыре раза. Показатель активности пилотов JG-2 несколько ниже, но тоже высокие. Англичане заплатили дорогую цену за попытку установить господство в воздухе над Дьеппом: 106 потерянных в воздушных боях самолетов, в том числе 88 «Спитфайров». 2-я истребительная эскадра люфтваффе лишилась 14 фокке-вульфов (восемь летчиков погибло), 26-я эскадра — шести (погибли все шесть летчиков). Кроме истребителей, люфтваффе потеряли 28 бомбардировщиков, половина потерь пришлось на Do-217 из KG-2.



Пилоты забрались в кабины, скоро — взлет. Самолет с бортовым номером «Н» белого цвета принадлежал командиру звена.


Необычная для люфтваффе «зубасто- глазастая» окраска — на снимке истребитель Fw-190A-1 из I/./JG-26. Самолет использовался для обучения летчиков I/./JG-I, Эббвиль-Друкат, март 1942 г.

Наиболее тяжелые потери понесла I группа 26-й эскадры (группой командовал гауптман Эрих Лей): восемь Fw-190 и пять летчиков. Контрастом на этом фоне выглядят два раненых летчика в III./JG-2 «Асси» Гана. Наибольшую результативность в воздушных боях показали летчики III./JG-2: командир 7-го стаффеля обер-лейтенант Эгон Майер одержал свою юбилейную, 50-ю, победу на западе. Гауптман Зигфрид Шнелль из 9./JG-26 сбил за день пять «Спитфайров, но его превзошел лейтенант Йозеф «Зепп» Вурмхеллер, сбивший шесть «Спитфайров» и один «Бленхейм», правда и сам Зепп был близок к тому, чтобы попасть в разряд «потери»: свой первый за день боевой вылет он завершил вынужденной посадкой.

Летчики 26-й эскадры одержали в воздушных боях 40 побед. Среди отличившихся — Gruppenkommandeur Йоханнес Зейферт, сбивший 40-й самолет противника. На «шоу дня» мог претендовать рейд 22 бомбардировщиков В-17 «Летающая Крепость» 8-й воздушной армии ВВС США. «Крепости» обрушились на аэродром в Эббвиль-Друкате. Всего три минуты прошло с момента поступления о приближении бомбардировщиков до первых разрывов бомб. На аэродроме как раз находились фокке-вульфы, наземный персонал заправлял истребители топливом и пополнял боекомплект. Как ни странно, ни один самолет не получил повреждений. «Летающие Крепости» ВВС США второй раз бомбили объекты на территории Европы, пусть их налет не дал результатов, но это был шаг к абсолютному доминированию американской авиации в дневном небе Западной Европы.

До конца августа «Крепости» USAF шесть раз пересекали Ла-Манш и ни разу не понесли потерь. Первое реальное противодействие экипажи В-17 встретили 21 августа над Роттердамом. Фокке-вульфы из II./JG-1 прорвали щит истребителей сопровождения, ни одного четырехмоторного бомбардировщика они не сбили, но экипажи «Крепостей» пролили первую кровь. В свою очередь воздушные стрелки «Крепостей» 97-й бомбардировочной группы ВВС США записали на свой счет два достоверно сбитых Fw-190, пять вероятно и шесть самолетов повредили. Реальная картина несколько отличалась от рапортов экипажей В-17: два самолета из подразделения обер-лейтенанта Детлефа Рохвера получили повреждения, сбитых не было.

Рохвер временно исполнял обязанности командира II./JG-1 после того как гауптман Ганс фон Ган был посажен 15 июня под домашний арест из-за трагического убийства часового. Если «Летающие Крепости» оставались временно неуязвимыми, то с других дневных рейдеров союзников, в том числе с другой новинки — британских «Москито», пилоты Fw-190 собрали высокую плату за возможность полетать в небе Европы.

Первую «Крепость» сбили летчики из II./JG-26, которой тогда командовал гауптман Конни Мейер; неугомонный «Йохен» Мюнхеберг стажировался в JG-51 на должности командира эскадры. 6 сентября самолеты II./JG-26 взлетели на перехват группы из 30 «Летающих Крепостей», наносивших удар по самолетостроительному заводу фирмы Потез в городе Мюлт. Немцы проигнорировали истребительный эскорт (британские «Спитфайры IX») — вся группа, почти 50 F-190, обрушилась со всех направлений на строй бомбардировщиков. Честь первой победы над В-17 досталась командиру группы: В-17 из 97-й бомбардировочной группы упал северо-западнее Амьена. Через 11 минут в море недалеко от Ле-Трипотт рухнула еще одна «Крепость», эту победу записали обер-фельдфебелю Вилли Роту из 4./JG-26.

На следующий день «Летающие Крепости» появились над Роттердамом, где их опять встретили истребители 1-й эскадры люфтваффе. Два фокке-вульфа было сбито: один «Спитфайром», второй — воздушными стрелками В-17. Союзники опять слегка преувеличили свои достижения: согласно рапортам участников воздушного боя было сбито 12 Fw-190 достоверно, десять вероятно и 12 повреждено!» Крепости» потерь не имели. Американские самолеты, их огромные размеры, мощное оборонительное вооружение, высокая боевая живучесть, произвели впечатление на летчиков ягдгешвадеров. Примерно такой же эффект на британских пилотов годом раньше произвело появление Fw-190. Немцам предстояло в кратчайшее время найти адекватный ответ на дневные рейды американских бомбардировщиков.

Радиус эффективного поражения целей у крупнокалиберных пулеметов «Браунинг», которыми были вооружены «Летающие Крепости» был больше, чем у пулеметов MG-17 винтовочного калибра, которые стояли на FW-190. По трассирующим очередям MG-17 пилоты фокке-вульфов выверяли прицел перед стрельбой из пушек MG-151. Широкий конус ураганного оборонительного огня бомбардировщика миновать не представлялось возможным — стоит ли удивляться, что многие пилоты Fw-190 открывали огонь с большой дистанции и преждевременно выходили из атаки? В горячке боя далеко не все летчики были в состоянии определить наиболее благоприятный ракурс для атаки строя «Крепостей». Скоординированного удара группы истребителей не получалось, более того — командир далеко не всегда мог собрать в боевой порядок вышедшие из атаки истребители. Практика показывала, что во второй атаке принимало участие не более половины самолетов.

2 октября JG-26 потеряла от огня воздушных стрелков «Крепостей», опять бомбивших завод фирмы Потез первый Fw-190. Однако, уже через неделю, когда более сотни В-17 из 8-й воздушной армии USAF совершали рейд на промышленные объекты и аэродромы Северной Франции, пилоты 26-й эскадры поправили баланс.



Подготовка к боевому вылету истребителя Fw-190 А из III./JG-2. Хорошо видны фрагменты нарисованного на борту фюзеляжа головы орла. Черная эмблема имела функциональное назначение — на ее фоне был не так заметен нагар от выхлопов двигателя BMW-801.


На капоте истребителя Fw-190A-2 из II./JG-1 хорошо видна эмблема группы в виде дракона. Каждый стаффель имел дракона строго определенного цвета: белого, красного или желтого.

В 9 часов утра фокке-вульфы III группы гауптмана Приллера приземлились на передовом аэродроме Вевельгхем после ночевки в глубине Франции в кампании женского персонала службы связи. Сразу после посадки поступила команда на взлет. Истребители Fw-190 ушли на встречу «Крепостям», летевшим в разомкнутом строю троек. Пипе Приллер впервые летел на перехват четырехмоторных американских самолетов. Дважды Приллер выводил своих парней в исходную точку для атаки, но оба раза ошибался в определении высоты полета бомбардировщиков — они все время оказывались выше истребителей люфтваффе. С третьего захода Приллер занял удачную позицию. Он принял решение атаковать тройки «Крепостей» отдельными парами фокке-вульфов сзади сверху. Первым удар наносил сам командир с ведомым. Опытный ас, имевший 77 побед в воздушных боях над Западной Европой, не промахнулся — сбитый им В-17 из 360-й бомбардировочной группы (экипажи 360-й группы совершали свой первый боевой вылет) упал южнее Лилля. Вторую «Крепость» (бомбардировщик принадлежал 92-й бомбардировочной группе) отправил на гостеприимную землю Франции обер-лейтенант Отто Штаммбергер из 9-го стаффеля:

— Захожу в хвост. Полный газ. Объект атаки становится все крупнее и крупнее. Огонь открыл рановато — боялся врезаться в «ворота сарая». Никогда ранее я не охотился на такую дичь — размах крыла 40 метров! Я подошел ближе, сосредоточив огонь на двигателях левого крыла. Только после третьей очереди моторы загорелись. Бомбардировщик начал скользить на крыло, потом сорвался в крутую нисходящую спираль. На высоте примерно 2000 метров не то четыре, не то пять человек выпрыгнули из падающего самолета. Бомбардировщик упал восточнее Вендевилля.

В тот же день состоялся боевой дебют «Либерейторов» из 93-й бомбардировочной группы ВВС США. Крещение «Либерейторов» огнем в небе Западной Европы обошлось американцам в один бомбардировщик, сбитый стаффелькапитаном 7./JG-26 гауптманом Клаусом Митушом над Лиллем. 2 октября Митуш сбил еще и В-17 (третий самолет этого типа, потерянный американцами за день) из 301-й бомбардировочной группы — «Крепость» упала в Ла-Манш. Миф о неуязвимости американских четырехмоторных бомбардировщиков парни Приллера основательно поколебали. На следующий масштабный налет командование 8-й воздушной армии решилось только через два месяца. Рейды американцев побудили Гитлера отдать приказ люфтваффе принять ответные меры. Меры эти вылились в крупнейший после 1940 г. дневной атаке германской авиации на Великобританию, в налете приняли участие фокке-вульфы из JG-2 и JG-26. 31 октября 19 самолетов из двух специализированных Jabostaffeln вместе с 49 оснащенными бомбами Fw-190 из I./JG-26 и II./JG-26 под эскортом 62 фокке-вульфов (без бомб) из П./ JG-2 и III./JG-26 взяли курс на Кентербери. Немцы потеряли два самолета: над Сэндвичем огнем зениток был сбит фокке-вульф фельдфебеля Хелла из 5./JG-2, уже при возвращении над Ла-Маншем пилот «Спитфайра» отправил на дно Канала в районе Кале Fw-190 лейтенанта Пауля Галланда из 8./JG-26. Пауль был младшим из троих братьев Галландов (Адольфа Галланда знают все), до своей гибели он успел сбить 17 самолетов противника, последний, «Бостон», Пауль Галланд сбил вечером 30 октября.

Пока летчики 2-й и 26-й эскадр дрались с американцами, пилоты JG-1 тоже не сидели без дела. В октябре они записали на боевой счет эскадры три «Москито» (приз не менее почетный, чем «Летающая Крепость»), а 25 ноября обер-фельдфебель Хисен из 5./JG-1 сбил в 60 километрах от Бергенаам-Зее британский «Ланкастер». «Ланкастер» принимал участие в экспериментальном дневном налете бомбардировщиков RAF на Эссен. В случае удачи англичане планировали перейти к выполнению постоянных налетов в сложных метеоусловиях (25 ноября стояла на редкость облачная погода). Штаб первой эскадры отреагировал на появление новой угрозы молниеносно — группу летчиков спешно подготовили к полетам на боевое применение в сложных метеоусловиях.

Обстановку в ноябре диктовали события, происходившие вдали от Западной Европы. Союзники начали проведение операции «Торч» — высадку в Северной Африке. Операция «Торч» предвещала непосредственную угрозу гитлеровской «крепости Европа». Впервые с начала войны над истребительными подразделениями люфтваффе, расквартированными в Западной Европе, нависла ужасное угроза быть отправленными в кровавую мясорубку Восточного фронта. Во вторую неделю подполковник Вальтер Оесау лишился двух из трех групп своей 2-й эскадры. I./JG-2 была направлена в Марсель в рамках операции по оккупации германскими войсками Южной Франции, a II./JG-2 гауптмана Гельмута-Феликса Больце готовилась к перелету через Средиземное море в Тунис. Оставшуюся в распоряжении Оесау III./JG-2 гауптмана Эгона Майера привлекли к обеспечению ПВО расположенных на атлантическом побережье Франции баз подводных лодок кригсмарине. Самолеты III группы перебазировались из Пойкса в Ванни-Мюкон. Оборону побережья Канала теперь обеспечивали лишь летчики JG-26. Однако и в этой эскадре до конца года произошли изменения: III группу вновь перевооружили мессершмиттами Bf.109. Таким образом, в конце 1942 г. на европейском берегу Ла-Манша люфтваффе имели всего две истребительных группы, вооруженных самолетами Fw-190.

Однако, прежде чем произошли вышеописанные изменения был сделан важный шаг в предстоящей борьбе с четырехмоторными бомбардировщиками американских ВВС. Несколько недель аналитики люфтваффе на основе опросов пилотов и информации об американских самолетах рассматривали все возможные варианты атак: сзади, на встречных курсах, в кильватер, с флангов, с превышением или из нижней полусферы. Анализ показал, что наиболее предпочтительны атака на встречном курсе. В этом случае под обстрел попадает самые уязвимые «детали» любого самолета — летчики, с другой стороны именно в передней полусфере оборонительная мощь бортового оружия четырехмоторного бомбардировщика минимальна. Впервые новую тактику опробовали 23 ноября летчики Эгона Майера из III./JG-2.

Стоявшая в тот день плохая погода заставила экипажи многих тяжелых бомбардировщиков отказаться от пятого визита в Сент-Назер — базу немецких субмарин. Над целью девятку «Крепостей» перехватили фокке-вульфы. Fw-190 атаковали тройками на встречном курсе. В первом заходе немцы сбили сразу четыре самолета. Теперь шок пришел черед испытывать американцам.



Проблемы с двигателями BMW-801 привели к появлению на аэродромах фронтовых подразделений люфтваффе опытных гражданских механиков с фирмы BMW.

Первый успех далеко не всегда означает успех вообще. 20 декабря на перехват более 100 «Летающих Крепостей» и «Либерейторов» 8-й воздушной армии поднялись все три группы 26-й эскадры и II группа 2-й эскадры. Объектом налета американской авиации являлся крупнейшие во Франции авиаремонтные мастерские люфтваффе в Ромилле-сюр-Сейне. Немцы смогли сбить только пять В-17. Тактика лобовых атак нуждалась в ревизии. При атаке с задней полусферы относительные скорости самолеты были относительно невелики, опытный летчик успевал подкорректировать прицел. Теперь же, при атаке на встречных курсах скорость сближения составляла примерно 900 км/ч — пилоту отводились на прицеливание и стрельбу доли секунды. Если откорректировать курс можно было заранее, то определить точную дистанцию до цели в момент открытия огня не представлялось возможным. Бомбардировщик в сетке прицела вырастал в размерах просто угрожающе — пилот истребителя начинал думать не об определении дистанции, а том как бы прервать атаку, до «мягкого соприкосновения» с целью. Эксперименты показали, что подобные инстинкты пилотов частично лечатся, если правильно выбрать ракурс атаки. Наилучшим посчитали заход строго на встречном курсе с пологим пикированием под углом 10 град, к горизонту.

Простым решением проблемы определение дальности до цели стала рекомендация летчикам выдерживать постоянный угол ведения стрельбы, как при атаке наземных целей. Летчику истребителя требовалось постоянно удерживать перекрестие прицела на кабине бомбардировщика. Кроме того, было принято решение увеличить количество одновременно атакующих истребителей. Первый проход следовало делать параллельным со строем бомбардировщиков курсом, после обгона группы на 4–5 километров выполнялся разворот на 180 град. Атаку на встречном курсе выполняло звено — Schwarme, дистанция открытия огня -1000 м. При выходе из атаки летчики не должны были терять визуальный контакт с целью. После каждой атаки боевой порядок возобновлялся. Последний пункт отражал скорее пожелания, нежели реальность воздушного боя. Большинство пилотов выходило из атаки по принципу кто-куда, лишь бы побыстрее выскочить из зоны обстрела бортовых пулеметов «Крепостей». Собрать группу после такого выхода из атаки — проблема та еще.

Итак, на рубеже 1942-43 г.г. тактика борьбы с тяжелыми бомбардировщиками была отточена, а боевые линии прорисованы. Немцы все же просчитались — 27 января 1943 г. армада бомбардировщиков ВВС США обрушила свой груз на Вильгельмсхафен, воздушное наступление пересекло границу Рейха.



Предполетный осмотр самолетов Fw-I90A-2/A-3 из 5./JG-26, Эббвиль-Друкат, ранняя весна 1942 г.


Самолеты готовы к боевому вылету, 5-м стаффелем 26-й эскадры командовал обер-лейтенант Вильгельм-Фердинанд «Вутц» Голланд, средний из трех братьев Галландов.

Оглавление книги


Генерация: 0.427. Запросов К БД/Cache: 3 / 1