Впервые в океане

Третья попытка выхода "Хиппера" на океанский простор была связана с разведданными о британских конвоях, накопившихся к этому времени у германского морского командования. Средняя часть Атлантики, лежащая на линии Ньюфаундленд-Брест, являлась зоной пересечения сразу двух транспортных путей: из Канады и африканского порта Фритаун. По ним перевозились и важнейшие стратегические грузы и войска. Единственным свободным скоростным кораблем, способным выбрать нужный способ действий против охраняемого конвоя - атаковать или уйти, был "Хиппер". Его командиру был дан "карт бланш" в отношении конкретных решений. Обслуживание операции осуществляли танкеры "Дитмаршен", "Фридрих Беме" и "Торн".

Выход крейсера предполагался 28 ноября, но его пришлось отложить на двое суток, поскольку прогноз погоды обещал слишком хорошую видимость в Северном море. В последний день ноября "Хиппер" наконец вышел в поход, идя большой скоростью (25- 27 узлов). Заправившись с танкера у норвежских берегов, он беспрепятственно достиг Северного полярного круга 2 декабря. Здесь ему вновь пришлось заправиться с танкера. 5 декабря Майзель получил разрешение группы "Север", в зоне действий которой находился сейчас его корабль, на полностью самостоятельные действия.

Для прохода в Атлантику командир выбрал Датский пролив между Исландией и Гренландией. Погода оказалась очень холодной даже для этого времени года, ветер иногда достигал ураганной силы, скорость порой падала до 5-7 узлов, зато противник оказался совершенно неосведомленным о том, что в Атлантическом океане вновь появился германский боевой корабль.

Майзель планировал атаковать "канадский" конвой "НХ-93" 10 декабря, рискуя оказаться с очень небольшим запасом топлива. Главный "снабженец", танкер ВМФ "Дитмаршен", выбыл из игры в самом начале операции и "Хипперу" приходилось рассчитывать только на два оставшихся, переоборудованных из торговых судов и имевших малую скорость. В дополнение ко всему вновь отказала правая турбина. Ее пришлось отключить и скорость крейсера теперь ограничивалась 25 узлами. Наиболее простым решением было не возвращаться в Германию, а идти в Брест, ставший после оккупации Франции главной атлантической базой немецкого флота. Майзель с большой неохотой принял такое решение, утешая себя соображением, что для Германии "лучше иметь крейсер в Бресте, чем в Гамбурге или Киле".

С большим трудом, при помощи радара, "Хипперу" удалось поздно вечером 12 декабря установить контакт с последним из своих танкеров - "Бреме". После заправки Майзель надеялся атаковать следующий конвой. "НХ-94". однако погода была против немцев. Отвратительная видимость и сильнейший ветер продолжались в течение трех суток, а когда во второй половине 16 декабря море несколько успокоилось, командиру крейсера не оставалось ничего, кроме как вновь искать свой танкер. Недостаточная дальность его корабля дала о себе знать в очередной, но отнюдь не в последний раз.

Атлантические рейды "Адмирала Хиппера'

Атлантические рейды "Адмирала Хиппера'

Вновь заправившись, Майзель собирался выбрать своей целью уже третий канадский конвой, "НХ-95", а затем "переключиться" на фритаунский "SC-15". Однако 18 декабря погода вновь испортилась, препятствуя использованию бортового самолета, и британские конвои снова оказались не атакованными. "Хиппер" в очередной раз принял топливо 20-го и опять приготовился к перехвату. На утро следующего дня впервые удалось поднять гидросамолет, но попытка оказалась для него роковой. "Арадо" пропал без вести, так ничего и не сообщив. Второй самолет был поврежден при извлечении из ангара, а третий находился в разобранном состоянии. К вечеру 21-го, снова испытывая недостаток топлива и получив сообщение о выходе из Гибралтара британского соединения "Н", Майзель не решился форсировать события. Наутро 22 декабря наконец собрали и подготовили к полету третий самолет, но его вылет не дал ожидаемых результатов. "Хиппер" упрямо продолжал крейсировать в данном районе и его настойчивость была, наконец, вознаграждена. Поздно вечером 24-го его радар засек приближающийся с юга конвой.

Ввиду возможного нахождения в составе эскорта эсминцев противника, командир отказался от атаки в темноте и следовал рядом с конвоем параллельным курсом, оставаясь необнаруженным. Вскоре после полуночи он приказал сблизиться с правым флангом конвоя и попытаться атаковать торпедами, рассчитывая, что англичане отнесут эти действия на счет подводной лодки. Около 2 часов был дан трехторпедный залп с дистанции, принятой по данным радара равной 25 каб., после чего "Хиппер" резко отвернул, чтобы избежать обнаружения. Германский радар "ошибся" и торпеды прошли мимо цели.

Рождественская ночь заканчивалась. В 6 утра "Хиппер" начал сближение с конвоем в условиях ограниченной видимости и сильного юго-восточного ветра. Первый же визуальный контакт оказался малоутешительным: характерный трехтрубный силуэт крупного корабля с высоким гладкопалубным корпусом ясно говорил, что противником будет британский крейсер типа "Каунти". Им оказался старый знакомый - "Бервик", едва разминувшийся с "Хиппером" апрельской ночью у берегов Норвегии.

Майзель решил сначала атаковать британца, который явно находился в полном неведении, торпедами. Торпедисты уже приготовились разрядить 6 труб правого борта, когда наблюдатели заметили, что британский крейсер не одинок - за ним следует другой боевой корабль. Торпеды следовало поберечь, и последовал приказ дать только трехторпедный залп.

Тяжелый крейсер "Принц Ойген" в 1942 году

Тяжелый крейсер "Принц Ойген" в 1942 году

В результате задержек с принятием решения противники к 630 значительно сблизились и в б39 Майзель приказал открыть огонь. Видимость оставалась настолько плохой, что не удалось даже увидеть всплески от падения первых двух залпов. Зато ударной волной газов из орудий был выведен из строя механизм наведения торпедного аппарата и "Хиллеру" не удалось выпустить ни одной торпеды, упустив очень благоприятную возможность. Теперь оставалась артиллерийская дуэль. Но она грозила быстро перестать быть честным поединком: неудачник Майзель после долгих поисков нашел-таки войсковой конвой "WS-5A", прикрытый надежным эскортом, в состав которого помимо "Бервика" входили легкие крейсера "Бонавенчер" и "Данидин", а также страшный для рейдера противник - авианосец "Фьюриес". Правда, на сей раз он служил в роли авиатранспорта и не имел действующей авиагруппы. "Хиппер" быстро ввел в дело не только главный калибр, но и 105-мм зенитки, которые вначале также вели огонь по "Бервику", а затем перенесли его на показавшееся из дымки торговое судно. Восьмидюймовки также пришлось перенацелить на легкий крейсер, который показался Майзелю находящимся в удобной позиции для торпедной атаки.

"Бервик" уже находился в полной боевой готовности и открыл огонь двумя минутами позже, одновременно увеличив скорость и взяв курс на сближение. Командир германского крейсера счел нужным отвернуть от предполагаемого торпедного залпа с того, что он счел "эсминцами", но на деле являлось легкими крейсерами, впрочем, ничуть не менее опасными в этом отношении (они в сумме имели 18 торпедных аппаратов). Майзель понял, что атака не удалась, и решил уходить от превосходящего по силам противника. "Хиппер" развернулся к британским кораблям кормой, ведя огонь из задних башен по "Бервику", а из 105-мм орудий - по легким крейсерам. Английский тяжелый крейсер лег на курс преследования, также стреляя только половиной своей артиллерии.

Крейсер "Бервик" (10600 Т, 31 уз., 8 203/50, 8 102 зен., 2x8 '40, пояс 114, палуба 35-38, барбеты и башни 25 мм).

Крейсер "Бервик" (10600 Т, 31 уз., 8 203/50, 8 102 зен., 2x8 '40, пояс 114, палуба 35-38, барбеты и башни 25 мм).

Мощное оборудование для ведения стрельбы на "Хиппере" дало свои плоды: в 705 203-мм снаряд попал в заднюю башню "Бервика". На счастье англичан он не взорвался, пробив тонкую 25-мм обшивку, но "Бервик" лишился четверти артиллерии. Немцы перешли на бронебойные снаряды, и спустя 3 минуты добились второго попадания у ватерлинии на уровне возвышенной носовой башни. Британский крейсер начал принимать через пробоину воду. Третий снаряд поразил носовую 102-мм зенитную установку правого борта, свернул ее с основания и срикошетировал, взорвавшись в дымоходе. Наконец четвертое (и последнее) попадание вновь пришлось ниже ватерлинии. "Бервик" оказался счастливым кораблем: он одним из первых среди совершенно небронированных "Каунти" получил короткий 114-мм пояс, при остром угле встречи благополучно отразивший немецкий снаряд, который в противном случае поразил бы котельное отделение, возможно, с тяжелыми последствиями. Но и так он разворотил около 13 метров буля, вызвав сильное затопление. Германский крейсер вчистую выигрывал артиллерийский бой, не получив никаких повреждений, и добившись 4 попаданий из 174 выпущенных 203-мм снарядов - 2,3%, что в исключительно плохих погодных условиях можно считать удовлетворительным результатом. Его вспомогательный калибр нанес легкие повреждения двум торговым судам. "Бервик" испытывавший из-за полученных повреждений затруднения с рулевым управлением, отказался от погони и вернулся к конвою.

Развязавшись с неудачной атакой, Майзель решил в последний раз заправиться с танкера и направиться во Францию. Его экипаж устал от бесконечных боевых дежурств в безостановочном походе в суровых условиях, а сам крейсер, как обычно, нуждался в техосмотре и исправлении повреждений механизмов. Но тут судьба решила немного подсластить пилюлю: из стены ливня показался пароход, шедший прямо на своего "ловца". "Хиппер" обрушил на британское судно "Джамна" (6078 т) шквал огня, надеясь прервать сообщение о своем обнаружении, и даже выпустил 2 торпеды. Добившись своего единственного успеха в качестве рейдера, он затем быстро пошел в Брест, куда и прибыл необнаруженным 27 декабря, израсходовав не только почти все топливо, но и большую часть провизии.

28-дневный поход принес мизерный результат, но корабль наконец полностью приобрел всесторонний опыт. Его корпус оказался вполне мореходным, хотя сложное электрооборудование страдало от плохой погоды, вызывая короткие замыкания в силовых цепях торпедных аппаратов, зенитных установок и их КДП. Частично это удалось преодолеть, также как удалось сделать несколько более комфортабельным тесный и неудачный главный мостик. Хорошо проявила себя артиллерийская часть, а радар оказался в высшей мере полезным и более совершенным, чем у англичан: "Хиппер" первым обнаружил британские корабли, хотя "Бервик" и "Бонавенчер" имели вполне современные радиолокаторы. К сожалению для немцев, наиболее существенные недостатки их тяжелых крейсеров - недостаточная дальность и низкая надежность главных механизмов - по-прежнему оставались непреодолимыми. Тем не менее, германский крейсер вскоре был готов к новому рейду.

Похожие книги из библиотеки

Германские легкие крейсера Второй мировой войны

Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

Линейные корабли типа "Кинг Джордж V"

Низкие, похожие на утюги силуэты, угловатые надстройки... Британские линейные корабли типа 'Кинг Джордж V" внешне впечатляют гораздо меньше, чем пропорциональные и внушительные германские линкоры, или оригинальные французские, и на первый взгляд кажутся значительно менее интересными. Однако именно эти корабли стали основой морской артиллерийской мощи Британской империи в годы второй мировой войны. Именно с их участием были потоплены два линкора из четырех, уничтоженных в основном артиллерийским огнем из орудий крупного калибра за 6 лет сражений на всех океанах и морях мира. Причем жертвами последнего поколения английских capital ships пали новые и очень сильно защищенные германские корабли, "Бисмарк" и "Шарнхорст", тогда как погибшие в неравных боях на Тихом океане линейный крейсер "Кирисима" и линкор "Фусо" являлись слабо бронированными устаревшими судами. 5 "кингов" стали самой крупной серией линейных кораблей "вашингтонского’ типа и последними массовыми крупными кораблями "владычицы морей".

Прим. OCR : издание выпущено в формате серии "Боевые корабли мира"/"Корабли и сражения", но другим издателем.

Линейные корабли типов «Лайон» и «Вэнгард»

Главным препятствием, сорвавшим постройку «лайонов», являлись большие сроки разработки и внедрения в производство новых артиллерийских орудий и их установок. В 1939 году положение с 356-мм башнями для типа «Кинг Джордж V» оставалось близким к критическому, не говоря уже о том, что 14-дюймовки не удовлетворяли английских адмиралов по мощи. Новое 406-мм орудие имелось только в чертежах. Между тем предполагаемый баланс сил с главными потенциальными противниками в будущем еще до начала мировой войны выглядел для Англии не слишком перспективным. Адмиралтейство находилось почти в полном неведении относительно нового японского строительства, не имея достоверных данных о суперлинкорах типа «Ямато». Но даже искаженная отсутствием разведданных картина выглядела неутешительно.

Прим. OCR: Издание выпущено в формате серии «Боевые корабли мира»/«Корабли и сражения»,  но другим издательством. Год издания не указан.