Первый поход - операция "Рейнюбунг"

Третий корабль в серии, первый и единственный построенный по модифицированному проекту, "Принц Ойген" (или просто "Принц", как его прозвали немецкие моряки) вошел в строй, когда вторая мировая война длилась уже целый год. 1 августа 1940 г он был принят комиссией Кригсмарине в Киле, но как и у его предшественников, период многочисленных доделок на этом только начался. Работы прибавили и англичане: 2 июля в ходе авианалета крейсер получил попадание фугасной 500-фунтовой (227-кг) бомбой в палубу с левого борта в районе носового МО. Бомба пробила палубу полубака и 30-мм верхнюю броневую палубу, после чего разорвалась. Главные разрушения пришлось на верхнюю палубу (моторный катер сброшен с места и разрушен, пострадали дымоход и катапульта, уничтожено оборудование камбуза). В самой палубе помимо небольшой пробоины (диаметром около 30 см) образовалась довольно обширная зона прогиба длиной 8 м и шириной 4 м). Ниже пострадали ряд электрокабелей и переборки жилой палубы. Мелкие повреждения получила 105-мм зенитная установка левого борта, некоторые приборы управления огнем и подъемный кран. За следующие четыре месяца дооборудование наконец удалось завершить, и корабль приступил к испытаниям у стенки дока в Киле. Новый год "Ойген" встретил на Балтике, где испытания и учения продолжились уже в условиях открытого моря. Видимо, срок в 8-9 месяцев стал стандартным для приведения кораблей этого типа в боевую готовность. В апреле крейсер все еще проводил стрельбы главным калибром, когда в штабе флота созрело решение включить его вместе с "Бисмарком" в состав диверсионной группы, предназначенной для действий против судоходства в Атлантике (операция "Рейнюбунг"). Все завертелось с лихорадочной быстротой: "Принца" поставили в док в Киле, оборудовали дополнительную рубку для рулевого на адмиральском мостике, и 8 апреля он уже направился в Готенхафен для последнего ходового испытания. На мерной миле в Нойкрге в условиях сильного дождя и плохой видимости крейсер показал 32,84 узла при 75% от полного водоизмещения. В середине апреля начались совместные маневры с "Бисмарком". 22 апреля, при переходе из Готенхафена обратно в Киль, в 20-30 метрах от носа крейсера произошел взрыв донной мины. От сильного толчка вышли из строя все электрические системы и турбины. Спустя несколько минут ошеломленная команда смогла ввести в строй ручное управление рулем и правую турбину. Только спустя полчаса заработала средняя турбина, а еще через 20 минут - левая. Пришедший в Киль малым ходом корабль вновь проследовал в док для осмотра и ремонта. 2 мая "Принц" покинул док и приступил к последним приготовлениям к походу.

"Принц Ойген" оказался "спаренным" с могучим "Бисмарком" исходя из весьма странного соображения, что тяжелый крейсер способен производить торпедные атаки. На деле "напарник" оказался гораздо более полезным. 18 мая "Ойген" вышел в море, на следующий день соединился с линкором, маленький отряд под командованием адмирала Лютьенса двинулся на север через датские проливы.

Британская разведка в тот же день получила сообщение о выходе немцев. Адмиралтейство направило к северу от Исландии, в Датский пролив, отряд под командованием адмирала Холланда в составе линейного крейсера "Худ" и нового линкора "Принс оф Уэлс". Главные силы Хоум Флита (Флот Метрополии - прим.ред.) в составе линкора "Кинг Джордж", линейного крейсера "Рипалс" и авианосца "Викториес" также направились в северные воды. Германское соединение ждала горячая встреча.

Погода, казалось, благоприятствовала прорывающимся. 22 мая, когда немцы уже легли на западный курс, видимость составляла всего несколько кабельтовых. Так что "Бисмарк" и "Ойген" потеряли друг друга из виду. На следующие сутки к походным опасностям добавились айсберги. Ближе к вечеру 23- го наконец объявился и противник. Гидрофоны и радар "Ойгена" обнаружили британский крейсер "Норфолк", который уже некоторое время следил за немцами. В 1920 "Бисмарк" отогнал его, но незамеченный "Саффолк", оборудованный более совершенным радаром, продолжал сопровождать линкор и крейсер. Залп "Бисмарка" вывел из строя собственный радар на фок-мачте, и "Принцу Ойгену" пришлось занять позицию в голове, что впоследствии оказало важное влияние на ход сражения.

Рано утром 24-го адмирал Холланд, следуя сообщениям с "Норфолка" и "Саффолка", вывел свои корабли на позицию для атаки. Вследствие ошибки в оценке курса противника, допущенной "Саффолком", его линкоры шли почти перпендикулярно "Ойгену" и "Бисмарку", и вначале были опознаны как "Эксетер" и крейсер типа "городов"!

Поэтому орудия "Принца" зарядили фугасными снарядами с головными взрывателями. Первый залп дали англичане в 553 с дистанции около 100 кабельтовых. Холланд приказал сосредоточить огонь по головному, но на счастье "Ойгена" (и самих англичан) командир "Принс оф Уэлса" Лич разобрался в обстановке и избрал своей целью линкор. Оба немецких корабля сосредоточили огонь по "Худу".

Первый 8-орудийный залп "Ойген" дал в 555, одновременно с тем, как снаряды с "англичанина" подняли высокие всплески с обоих бортов крейсера. Второй залп "Принца" также накрыл английский линейный крейсер. Один из 8 снарядов третьего залпа попал в цель, поразив "Худа" в основание грот- мачты на шлюпочной палубе. На британском флагмане возник пожар, выглядевший со стороны как пульсирующее пламя горелки. Тут же командир "Ойгена" капитан цур зее Бринкман приказал перенести огонь на второй британский корабль, остававшийся необстрелянным. Ценность первого попадания в "Худ" так и останется для нас загадкой; существует даже версия, что именно этот снаряд привел к гибели английского линейного крейсера, что представляется крайне маловероятным. Так или иначе, не прошло и 5 минут, как корабль адмирала Холланда после сильнейшего взрыва скрылся под водой.

Поскольку "Принс оф Уэлс" с самого начала вел огонь по "Бисмарку", "Принц Ойген" находился в чрезвычайно удобном положении необстреливаемого корабля. Перенеся с 559 стрельбу на оставшийся британский корабль на дистанции 80-90 каб., он продолжал интенсивный обстрел, а когда дистанция еще более упала, в дело вступили даже 105-мм зенитки, успевшие выпустить 78 снарядов, после чего им пришлось заняться своим прямым делом - над полем битвы появилась английская летающая лодка. В 605 гидроакустический пост донес о приближающихся торпедах, и Бринкман приказал сделать резкий поворот (впоследствии он утверждал, что видел их следы). Теоретически из британских кораблей мог стрелять торпедами только "Худ", но из прокладки курса ясно, что он этого не сделал.

После получаса боя "Ойген" отвернул, чтобы выйти из дымки от стрельбы собственных пушек. В результате по цели могли стрелять только кормовые башни с управлением из заднего КДП. Так и велась стрельба до 609, когда поврежденный британский корабль окончательно отвернул и прервал бой.

Потопление "Худа" 24 мая 1941 года

Потопление "Худа" 24 мая 1941 года

За 24 минуты стрельбы "Принц Ойген" сделал 28 залпов, выпустив 157 снарядов, из которых попало 4 или 5 (2,5-3%). Более удобный в качестве артиллерийской платформы, "Бисмарк" показал несколько лучший результат, добившись 1-3 попаданий в "Худ" и 3-4 в "Принс оф Уэллс", выпустив 93 снаряда главного калибра (5-7%). Однако качество германских взрывателей оказалось весьма невысоким: полноценный взрыв дали только три снаряда. Британский корабль, еще окончательно не прошедший боевую подготовку, все же сумел добиться трех попаданий в "Бисмарк", предопределивших его судьбу, и, в какой то мере - судьбу "Ойгена". Последнему так и не удалось ввести в дело свои торпедные аппараты, поскольку дистанция ни разу не упала ниже 6,5-7 миль, что, несомненно, было слишком - много для атаки одиночного корабля, маневрирующего на скорости 27 узлов.

Один из снарядов "Принс оф Уэлса" повредил топливные цистерны "Бисмарка"; много топлива вылилось в море, так что вопрос о продолжении океанского рейда можно было снять с повестки дня. Но перед Лютьенсом стояло немало проблем: каким путем идти к месту ремонта и что делать с "Ойгеном"? Адмирал решил отделить тяжелый крейсер, полностью сохранивший боеспособность, для самостоятельных действий. Никаких соображений об этом решении не осталось, но можно предполагать, что германский командующий надеялся запутать англичан и отвлечь часть сил от своего корабля, который он предполагал привести в Сен-Назер.

Во второй половине дня 24 мая погода ухудшилась, и в 1540 "Бисмарк" дал кодовую радиограмму: "ХУД" - сигнал к началу отрыва. Повернув вправо, флагман быстро исчез в тумане, но... только для того, чтобы через 20 минут снова встретиться с "Ойгеном". Удачной оказалась только вторая попытка: в 1814 линкор вновь отвернул вправо, исчезнув на сей раз навсегда.

Бринкманн не получил от Лютьенса никаких инструкций относительно дальнейших действий. Тяжелый крейсер мог вернуться в Норвегию, встретившись предварительно с северной группой танкеров, или же попытаться идти на юг, к двум другим судам снабжения. На "Ойгене" оставалось уже менее половины полного запаса топлива (около 1250 куб.м). После долгих колебаний командир выбрал южный маршрут, надеясь теперь на скорость своего корабля. Вступая в зону более хорошей погоды, следовательно, большей видимости, Бринкманн считал, что сможет раньше обнаружить преследователей и вовремя отвернуть. Недостатком являлось большое удаление танкеров, ближайший из которых, "Эссо Гамбург", находился в 1200 милях к югу.

Судьба на этот раз оказалась на стороне "Принца". Англичане обнаружили его отсутствие при "Бисмарке" только на следующий день, когда тяжелый крейсер был уже далеко. Вместо того, чтобы отвлечь британские силы от своего флагмана, он по сути дела сам воспользовался тем, что противник затягивал петлю вокруг "Бисмарка", оставшись вне кольца окружения. 26 мая произошла благополучная встреча с заправщиком "Шпихерн" - весьма своевременная, поскольку в танках оставалось только 480 т нефти, из которых 300 нельзя было использовать. После встречи "Ойген" имел почти 2500 тонн - достаточно, чтобы приступить к рейдерским действиям. Однако Бринкманн не спешил, потратив еще один день на рандеву с "Эссо Гамбург", с которого пополнил боезапас своих 105-мм зенитных пушек. Окончательно похоронило планы атаки конвоев из Канады сообщение командования группы "Запад" о том, что "пять линкоров следуют на большой скорости юго-западным курсом": Командир крейсера решил спуститься еще южнее, на линию Нью-Йорк-Лиссабон. И тут последовало сообщение о конце "Бисмарка". Хотя его последнее сражение произошло далеко к северу, а участвовавшие в погоне британские силы имели топливо на исходе, угроза для "Ойгена" (на котором к тому же не знали истинного положения и состояния поисковых групп противника) значительно возросла. К моральному давлению обстоятельств добавились традиционные неприятности с машинной установкой. Главный паропровод между котельными отделениями №1 и №2 дал течь, давление пара снизилось, и левая турбина не могла развить полных оборотов, тогда как правая также не развивала полной мощности, скорее всего из-за того, что ее винт оказался поврежденным льдом еще при проходе Датским проливом. Насосы системы охлаждения не справлялись со своей задачей; наблюдалась утечка пресной воды для котлов, и, наконец, левая турбина встала окончательно. Хотя повреждения удалось временно исправить, скорость рейдера не превышала теперь 28 узлов. В последний день мая Бринкманн полностью отказался от борьбы на коммуникациях и направил свой корабль в Брест. 1 июня его встретили эсминцы 5-й флотилии, и в тот же день "Принц" благополучно прибыл в порт.

Итоги "Учений на Рейне" оказались весьма плачевными. Крейсер пробыл в море 2 недели, двигаясь почти все время высокой скоростью; он сжег 6500 кубометров топлива и прошел 7 000 миль - и все без какого-либо результата, если не считать 3 или 4 снарядов, попавших в тяжелые корабли противника в бою в Датском проливе. Помимо гибели "Бисмарка", немцы лишились 4 судов снабжения, обеспечивавших поход и затопленных или захваченных англичанами. И в завершение всего, "Ойген" попал в своеобразное "заключение" во французском порту.

Похожие книги из библиотеки

Линейные корабли типа "Кинг Джордж V"

Низкие, похожие на утюги силуэты, угловатые надстройки... Британские линейные корабли типа 'Кинг Джордж V" внешне впечатляют гораздо меньше, чем пропорциональные и внушительные германские линкоры, или оригинальные французские, и на первый взгляд кажутся значительно менее интересными. Однако именно эти корабли стали основой морской артиллерийской мощи Британской империи в годы второй мировой войны. Именно с их участием были потоплены два линкора из четырех, уничтоженных в основном артиллерийским огнем из орудий крупного калибра за 6 лет сражений на всех океанах и морях мира. Причем жертвами последнего поколения английских capital ships пали новые и очень сильно защищенные германские корабли, "Бисмарк" и "Шарнхорст", тогда как погибшие в неравных боях на Тихом океане линейный крейсер "Кирисима" и линкор "Фусо" являлись слабо бронированными устаревшими судами. 5 "кингов" стали самой крупной серией линейных кораблей "вашингтонского’ типа и последними массовыми крупными кораблями "владычицы морей".

Прим. OCR : издание выпущено в формате серии "Боевые корабли мира"/"Корабли и сражения", но другим издателем.

Германские легкие крейсера Второй мировой войны

Пожалуй, как ни одна из других крупных морских держав, Германия очень четко выдерживала общую линию развития своих малых крейсеров. Только в самом начале строительства флота, в 80-е гг прошлого века, наблюдались колебания в выборе типа. Однако уже к середине 90-х гг выработался тип небольшого бронепалубного корабля водоизмещением 3000 т с вооружением из двенадцати 105-мм орудий, в принципе не менявшийся до русско-японской войны (все улучшения относились к механической установке, которая постепенно становилась все более мощной, в результате чего скорость возросла с 19-20 до 25-26 узлов). Знаменитые корсары «Эмден», «Кенигсберг», «Дрезден», «Карлсруэ», «Нюрнберг» принадлежали именно к этому типу.

Линейные корабли типов «Лайон» и «Вэнгард»

Главным препятствием, сорвавшим постройку «лайонов», являлись большие сроки разработки и внедрения в производство новых артиллерийских орудий и их установок. В 1939 году положение с 356-мм башнями для типа «Кинг Джордж V» оставалось близким к критическому, не говоря уже о том, что 14-дюймовки не удовлетворяли английских адмиралов по мощи. Новое 406-мм орудие имелось только в чертежах. Между тем предполагаемый баланс сил с главными потенциальными противниками в будущем еще до начала мировой войны выглядел для Англии не слишком перспективным. Адмиралтейство находилось почти в полном неведении относительно нового японского строительства, не имея достоверных данных о суперлинкорах типа «Ямато». Но даже искаженная отсутствием разведданных картина выглядела неутешительно.

Прим. OCR: Издание выпущено в формате серии «Боевые корабли мира»/«Корабли и сражения»,  но другим издательством. Год издания не указан.