ПРОИЗВОДСТВО ПУЛЕМЕТОВ В РОССИИ

Единственным пулеметным производством оставалось пулеметное отделение Тульского Императорского Петра Великого оружейного завода (он же ИТОЗ). В 1914 г. завод выпускал в среднем 48 «Максимов» в месяц. Уже 24 июля 1914 г. Начальник артиллерийских технических заведений предписал довести выпуск пулеметов до 80 в месяц, 23 сентября Верховный Главнокомандующий увеличил это требование до 180–200, и ИТОЗ получил предписание увеличить выход пулеметов с 1 января 1915 г. до 200 в месяц. Но в первые 5 месяцев войны, т. е. до конца 1914 года, ИТОЗ смог лишь компенсировать предвоенную нехватку пулеметов, выдав 828 штуку — больше запланированного, но для 5-миллионной армии мало.

ПРОИЗВОДСТВО ПУЛЕМЕТОВ В РОССИИ

В мастерской. На первом плане — «Максим» обр. 1910 г. на треножном станке «Виккерс» обр. 1910 г., за ним — «Максим» на колесном станке Колесникова, далее — трофейный пулемет MG.08 на салазочном станке Schriften 08. Обратим внимание и на то, что рядом — вооружение минометной (бомбометной) команды

Россия, не имея ни достаточно развитой промышленности, ни даже достаточных запасов сырья, не могла увеличивать производство вооружений в требуемых войной темпах и объемах. Попытки привлечения частной промышленности к выпуску пулеметов натолкнулись на непреодолимые тогда трудности. Центральный военно-промышленный комитет (ЦВПК) и завод Однера просто не взялись за такой заказ. В январе 1916 г. в военное министерство поступили предложения о постановке производства «Максимов» от киевского промышленника М.И. Терещенко, инженера И.А. Семенова и акционерного общества «Пулемет». Если ИТОЗ поставлял пулеметы «Максим» по цене 1370 руб. за пулемет вместе с двумя запасными стволами, частные предприниматели предлагали поставлять пулеметы по цене от 2700 до 2800 руб. за штуку при условии предоставления им частей, полуфабрикатов и ряда льгот. Впрочем, заметное превышение цен на одно и то же изделие у частных и у казенных заводов было обычным делом. Но главное — для производства автоматического оружия частным заводам потребовалось бы существенное дооснащение или переоснащение, новые станки и инструменты, переподготовка рабочих. По словам генерала Е.З. Барсукова: «Не только простые рабочие, но мастера и даже большая часть инженеров гражданской промышленности… не представляли себе необходимость считаться с какой-то «тысячной дюйма». А производство пулемета «Максим» требовало точности от 0,5 до 2 тысячных дюйма, пулеметного станка — от 2 до 5 тысячных дюйма (0,051 — 0,127 мм). Невозможность постановки производства винтовок и пулеметов на частных русских заводах подтвердил и такой авторитетный эксперт, как директор Московского Императорского технического училища профессор В.И. Гриневецкий, изучив производство ИТОЗ.

Даже государственные оружейные заводы — Ижевский и Сестрорецкий, загруженные программой производства винтовок, не могли приступить к выпуску пулеметов и участвовали только в производстве отдельных частей. Новый пулеметный завод в России все же появился, но об этом — далее.

ИТОЗ с началом войны предпринял для увеличения производства оружия все доступные меры — удвоили число рабочих, перешли на круглосуточную работу, количество нерабочих дней уменьшили до двух в месяц, провели реквизицию станков на ряде других заводов. Под дополнительное оборудование занимались все площади.

Необходимость срочного расширения производства была очевидна, и уже осенью 1915 г. в Туле вступил в строй новый корпус для производства станковых пулеметов — тот самый, строительство которого начали накануне войны и закончили даже досрочно — к 1 июня 1915 г. вместо 1 ноября. Здесь создали 1-ю и 2-ю пулеметные и пулеметно-сборочную мастерские. Они стали основой нового завода. Несмотря на все усилия, до выхода России из войны не довели до плана даже первой очереди завода, а 16 августа 1918 г. строительство завода приостановили (его возобновили по новому плану в 1923 г.).

В марте 1915 г. дневной выход пулеметов на ИТОЗ вырос, по сравнению с довоенным, в 3 раза (в среднем 10,5 против 3,5), а станков Соколова — в 4 раза (6 против 1,5). Кстати, в начале 1915 года прекратились выплаты фирме «Виккерс». Кроме армии сохранялась потребность в пулеметах и на флоте — из 344 «Максимов», изготовленных в июле 1915 г., например, 40 штук ИТОЗ сдал Морскому ведомству.

Тульский завод старались, по возможности, разгрузить хотя бы от производства пулеметных станков за счет расширения кооперации «казенных заведений», о чем можно судить по следующей таблице (по В.С. Михайлову и Е.3. Барсукову):

Год 1914 1915 1916 1917
ИТОЗ
Станков Соколова 800 2 500 8 000 5 000
Ижевский сталеделательный завод
Черновых пулеметных стволов 3 800 30 900 66 400 99 900
Стенок короба пулемета 2 600 12 600 16 900 12 400
Щитов станка Соколова 1 300 5 900 9 500 4 700
Петроградский арсенал
Пулеметных станков ? ? 1 240 824
Треног 962 1 660 635 -
Двуколок 315 194 576 -
Брянский арсенал
Двуколок пулеметных и патронных 487 845 890 770
Станков Колесникова ? ? 340 510
Колес к станкам Соколова 300 5 610 17 340 8 350
Патронных коробок для пулеметных лент 10 330 40 550 92 327 75 515

Частную промышленность попытались привлечь хотя бы к производству пулеметных станков. ЦВПК отчитался в декабре 1916 г., что среди распределенных им заказов ГАУ было «4000 станков системы генерал-майора Соколова», из них 500 — Самарскому ВПК, 2000 — Петроградскому окружному ВПК, 1500 — Московскому ВПК. Земгору (Союзу городов и земств) еще 10 октября 1915 г. выдали заказ на 100 вьючных приспособлений для пулеметов.

По ходу войны вносились изменения в установки пулеметов, вызванные, с одной стороны, необходимостью упростить и удешевить производство, с другой — новыми задачами, которые пулеметы должны были решать. Станок Соколова лишился заднего ролика и подушки на хоботе. Затем убрали откидные ноги. Кроме ускорения производства и облегчения станка, это отвечало и условиям его применения — огонь из пулемета обычно вели из положения лежа либо ставили его на бруствер окопа.

В 1915 г. к «Максиму» приняли более простой в производстве станок системы мастера И.Н. Колесникова. Установилась окраска пулеметов, их станков и щитов в защитный цвет.

Вопрос о щите продолжал дебатироваться. Он возник раньше Первой мировой войны и решался еще долго после нее. Бронещит имело большинство станковых пулеметов, поступавших на вооружение в разных странах. Хотя еще Русско-японская война показала значение подвижности пулемета и удобства его маскировки, новые установки принимались со щитом (ведь и артиллерия получила тогда щиты). Однако и Русская армия, и РККА прочно держались за щит.

Бывший начальник ГАУ Маниковский приводил следующие данные о поставке пулеметов русского производства по месяцам:

1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г.
В январе 72 216 560 1200
В феврале 40 224 624 1040
В марте 68 232 752 1200
В апреле 48 256 752 1116
В мае 48 301 800 1160
В июне 48 340 904 960
В июле 32 366 1000 740
В августе 112 412 1080 740
В сентябре 176 440 1120 880
В октябре 176 472 1136 1040
В ноябре 192 488 1144 940
В декабре 172 504 1200 440
Итого 1184 4251 11 072 11 456

Стоит отметить, что помесячные цифры производства, приводимые бывшим начальником 2-го Отдела (технических артиллерийских заведений) ГАУ В.С. Михайловым, отличаются от этих очень незначительно, несколько большая разница по ряду месяцев встречается, например, в документах Подготовительной комиссии по артиллерийским вопросам. Расхождение по разным источникам вполне естественно, поскольку количество вооружения, предъявленного к сдаче, принятого и переданного войскам, как правило, различно. Так, число сданных пулеметов составляет: 1184 за 1914 год, 4251 за 1915-й, 11 072 за 1916-й. В декабре 1916 — январе 1917 г. месячный выпуск пулеметов достиг своего максимума в 1200 штук — в 20 раз больше планировавшегося до войны. Однако на производстве уже начал сказываться общий финансовый, промышленно-экономический и транспортный кризис в стране.

Можно сравнить рост потребности в пулеметах, периодически определявшейся военным министерством и ГАУ, с текущим производством пулеметов в России:

Заявленная ежемесячная потребность в пулеметах Производство пулеметов в тот же месяц
в мае 1915 г. 800 301
в августе 1915 г. 1000 412
в сентябре 1915 г. 2070 440
в январе 1917 г. 4430 1200

Как видим, рост производства пулеметов никак не поспевал за ростом потребности.

Можно сравнить округленные цифры производства пулеметов в России и других воюющих странах. Во Франции за 1914–1918 гг. выпустили около 312 тыс. пулеметов всех систем (из них около 225 тыс. — ручные), в Великобритании — 239 тыс., Германии — 280 тыс. (в 10 раз больше, чем в России), Италии — 101 тыс., США — 75 тыс., Австро-Венгрии — 40,5 тыс. В 1917 году среднемесячное производство пулеметов составляло (округленно) во Франции — 10 тыс., в Великобритании — 6,5 тыс., в Германии — 8,5 тыс., в России — 1 тыс.

3-линейных патронов для пулеметов и винтовок три русских патронных завода сдали, по данным В.С. Михайлова (в млн шт.):

Патронный завод Казенные Тульский частный Всего
Петроградский Луганский
II половина 1914 г. 156,9 91,1 93,4 341,4
1915 г. 436,5 324,5 264,2 1 025,2
1916 г. 623,3 567,1 303,4 1 493,8
1917 г. 442,7 453,6 312,9 1 209,2

Заметим, что и по этим цифрам в источниках имеются расхождения.

Всего же в 1914–1917 гг. русские патронные заводы дали от 4326,7 млн до 4334,5 млн трехлинейных патронов (если учитывать патроны, сданные за весь 1914 год). При том, что в мирное время выпуск патронов не превышал 300 млн в год, а предельные возможности к началу войны составляли 550 млн в год (по 200 млн патронов Петербургский и Тульский и 150 млн Луганский завод).

Между тем ежемесячная потребность уже на 1 сентября 1915 г. составляла 156 млн патронов. Годовая потребность в 1916 году составила 2 400 млн патронов, в 1917-м — 4 200 млн. Как видим, отечественное производство далеко не покрывало потребности. А после 1916 г. начался еще и спад производства. Для экономии боевых патронов при обучении пулеметчиков выпускались патроны с уменьшенным пороховым зарядом. Ящики с боевыми патронами, пригодными для пулеметов (уменьшенного заряда не хватало для работы автоматики), при отправке в войска помечали буквой «П». Винтовочные патроны русского образца пришлось заказывать в США и Канаде.

Похожие книги из библиотеки

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Все танки Первой Мировой. Том I

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.