ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАКУПКИ

Как и с остальными видами вооружений, пришлось прибегнуть к массовым закупкам за границей. Обратились к союзникам, но тут, по словам генерала Беляева, «были встречены серьезные затруднения». Великобритания, и особенно Франция, получив за счет России в 1915 г. существенную передышку и возможность мобилизовать свою военную промышленность, своими ресурсами делились с Россией неохотно. В числе главных задач, поставленных миссии адмирала А.И. Русина, направленной в сентябре 1915 г. для переговоров с союзниками в Лондоне и Париже, было размещение больших заказов на станковые и ручные пулеметы, а также — ускорение доставки уже закупленного. В США затруднения в размещении заказов выражались, во-первых, в том, что свои заказы там уже разместили Великобритания и Франция, во-вторых, в возможности признания предметов вооружения «военной контрабандой».

И все-таки русские заказы на пулеметы удалось разместить полностью. Заказ на 10 000 пулеметов системы Максима приняла фирма «Кольт» по цене 2362 руб. за пулемет («тульские» обходились почти вдвое дешевле, но приходилось идти на такие траты), в контракте должны были участвовать «Виккерс» и «Пратт-Уитней».

Долго не удавалось разместить достаточные заказы на ружья-пулеметы, которые в России совсем не выпускались.

11 марта 1915 г. военный агент в Лондоне генерал-лейтенант Ермолов заключил контракт с действовавшим в это время в Англии «Бельгийским Обществом автоматического оружия» на поставку «1000 ружей-пулеметов Льюиса с запасными частями и треногами» по 1894 рубля за пулемет с поставкой до конца года. 11 октября 1915 г. помощник Военного министра генерал Беляев писал: «Полагал бы настоятельно необходимым… заказать фирме Люиса 1000 пулеметов для установки на аэропланы». То есть «Льюис» оказался пулеметом, изначально закупавшимся для авиации. Однако к 1 января 1916 г. поставлено было всего 400 штук.

С началом войны пулемет приняла на вооружение британская армия. Заказ выдали компании «Бирмингем Смол Армз» (BSA), но она не могла поставить производство в требуемых масштабах, и контракт передали американской «Сэведж Армз Компани».

В конце 1915 года британское правительство «согласилось уступить» России свои заказы американским компаниям — речь шла о 22 тысячах станковых пулеметов «Максим» и «Кольт» и 10 тысячах «Льюис». Пулеметы «Льюис» поставлялись с английскими патронами калибра.303 (7,71 мм). Во многом благодаря этому «Льюис», разработанный в CKA (там же выпущена и основная масса этих пулеметов для России), считался у нас «английским». К ноябрю 1916 г. сдано всего 1000 «Льюис». Только 14 ноября Гермониус телеграфировал, что «сдачи пошли лучше». В то же время к 20 сентября 1916 г. в Россию уже было отправлено около 170 млн английских винтовочных патронов. Сдачу всего заказа на «Льюисы» компания «Сэведж» закончила в мае 1917 г. Но британская BSA выполнила заказ только на 1200 «Льюис» под русский патрон — их, судя по всему, и ставили на аэропланы.

В Англии выпускался и ручной пулемет «Гочкис», и в декабре 1916 г. британское правительство предложило использовать мощности, освободившиеся после выполнения французского заказа, для производства пулеметов под русский патрон. Оружие не показало особых достоинств, за исключением сравнительной простоты устройства. Использовалось в основном в авиации. Модификация «Гочкис» Mk1 позже попала в Россию в виде пулеметного вооружения британских танков.

Во Франции в большом количестве выпускался ручной пулемет «Шоша». Полковник В.Г. Федоров, ознакомившись с этим оружием перед самым его запуском в крупную серию, писал в начале 1916 г.: «Ружье-пулемет полковника Шоша, как принадлежащее к системам автоматики с очень длинным откатом, в настоящее время считающимся уже устаревшим, не может быть признано вполне современным образцом». Оценка Федорова вполне оправдалась последующей эксплуатацией. Но насущная потребность вынуждала обращаться к любому оружию, которое можно было получить быстро и в большом количестве. Правда, только к концу 1916 года удалось заказать 50 000 ружей-пулеметов. Французское правительство обещало поставку с ноября 1916 г. по июнь 1917 г. примерно по 600 ружей-пулеметов «Шоша» С.S.R.G в месяц под французский 8-мм патрон «лебель» модели 1886 г. Этих сроков французы не могли выдержать и не выдержали.

Еще в январе 1915 г. не без помощи британского правительства удалось выдать заказ на 1000 пулеметов «Кольт» по цене $650 за пулемет (эта весьма выгодная для поставщика цена потом оставалась неизменной, общая же цена за комплект могла еще повышаться). 8 и 29 марта и 15 мая (по ст. стилю) русский военный агент в США полковник Голевский заключил соответствующие соглашения «с компанией Кольт» о поставках пулеметов до 30 октября. Первые 50 комплектов пулеметов отправилась из Сиэтла уже в марте 1915 г., а к 1 октября было сдано 700 пулеметов.

ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАКУПКИ

Пулеметы «Кольт» в Офицерской пулеметной школе. Обратим внимание на установки — «низкая» тренога, «высокая» тренога, опытный колесный станок

Несмотря на ряд замечаний русских специалистов по поводу прочности и удобства пулемета «Кольт», заказ пулеметов в США казался гарантией, быстрой поставки, и закупки продолжили. После «уступки» британцами своих заказов Русскому правительству основную часть русского заказа на пулеметы «Кольт» выполнял завод фирмы «Марлин» («Марлин-Рокуэлл») — сама «Кольт» взяла на себя русский заказ на 10 000 пулеметов системы Максима.

Заказы на пулеметы в США распределились следующим образом:

Завод фирмы Пулемет «Кольт» Пулемет «Максим-Виккерс» Пулемет «Льюис»
«Кольт» 7 385 19 000 ?
«Марлин» 17 500 ? ?
«Сэведж» ? ? 10 000
Стоимость пулемета, USD 650 650-675 750
Стоимость с вьючными приспособлениями, USD 1 250 ? ?

Первые 1750 пулеметов «Кольт» поставили с высоким треножным станком («французской треногой» — такую «Кольт» поставляла по французскому заказу), но он не удовлетворял требованиям боевого опыта. Усилиями русских представителей заводы «Кольт» и «Марлин» постепенно стали поставлять «низкие» треноги. Щиты оказалось надежнее делать в России на Ижорском заводе из 6,5-мм броневой стали.

На заводе фирмы «Кольт» в Хартфорде производство пулеметов вели полукустарным способом с пригонкой деталей вручную перед сборкой. Поэтому достичь полной взаимозаменяемости деталей не удалось. Спецификацию металлов определял производитель. Однако сдачу пулеметов завод «Кольт» вел довольно исправно.

Фирма «Марлин» для производства пулеметов «Кольт» спешно выстроила в г. Нью-Хэвен отдельный корпус и изначально ориентировалась на методы промышленного производства, с точным следованием чертежам и лекалам. В июле 1916 г. «Марлин» поставила первые 50 пулеметов, но при этом попросила отодвинуть срок окончания поставок до 1 января 1917 г., на что русские представители дали согласие. При этом заказ сократили до 9000 пулеметов, а контракт на оставшиеся 3 000 передали 28 сентября 1916 г. фирме «Кольт» с условием их сдачи в срок с ноября 1916 по март 1917 г.

Сдача пулеметов устойчиво росла: в сентябре 1916 г. завод «Марлин» сдал 1150 штук, в октябре — 1900, в ноябре — 2400, в декабре — 3050. Приходится признать, что завод «Марлин» за десять месяцев развил производство в большей мере, чем ИТОЗ за десять лет. Хотя тут сыграли свою роль и «машинная индустрия», и та щедрость, с которой Россия оплачивала заказы в США. Россия стала едва ли не самым крупным «потребителем» пулеметов «Кольт».

Постановка производства пулеметов системы Максима на заводе фирме «Кольт» шла с помощью «Виккерс» — из Англии прислали чертежи пулемета, лекал и инструмента и часть лекал в натуре. Оказывали помощь и русские приемщики. Сдача первых 100 пулеметов фирмой «Кольт» планировалась на апрель 1916 г., прибытие в Россию — на июнь, далее поставки должны были нарастать, и последние 2400 пулеметов прибыть в Россию в феврале 1917 г. 10 октября Гермониус 1916 г. сообщал, «что вследствие неисполнительности завода» фирме «Кольт» заказано только 6000 пулеметов Максима, да и те могут быть сданы лишь к 31 марта 1917 г. Наконец, заказ «Кольт» на пулеметы системы Максима сократили до 3000 со сдачей к июлю 1917 г. Однако с января по октябрь 1917 г. Россия получила 900 пулеметов, а к 1 января 1918 г. сдано всего 2000. К тому времени и сама фирма утратила интерес к контракту — в связи со вступлением США в войну она получила правительственный заказ на пулеметы «Кольт».

Кроме подобных проблем приходилось, понятно, сталкиваться и с мошенничеством. Только осторожность и квалификация представителей русского Военного ведомства позволили избегать заказов «поставщикам», чьи предложения не были обеспечены ничем, кроме желания урвать крупный аванс.

Продолжать поиски пулеметов приходилось на протяжении всей войны. Россия в большом количестве закупала за рубежом винтовки разных калибров, и естественно было желание приобрести пулеметы тех же калибров. В связи с накоплением запаса японских 6,5-мм патронов к закупленным в начале войны винтовкам «Арисака» встал вопрос о возможности поставки японских пулеметов. Считалась необходимой единовременная поставка 700 пулеметов и ежемесячная по 100 штук. Но японцы не могли обеспечить таких поставок, поскольку, по их словам, в самой японской армии имелось всего 503 пулемета.

Всего за границей было заказано:

Кому дан заказ Заказано до 1 января 1917 г. Отправлено до 1 января 1917 г. Получено до 1 января 1917 г.
В США:
Фирме «Кольт» (на пулемет «Кольт») 2 850 5 175 9 437
Заводу «Марлин» (на пулемет «Кольт») 14 935
Заводу «Сэведж» (на ружье-пулемет «Льюис») 10 000 1 114
В Великобритании:
Заводу «Бирмингем Смол Армз» (на ружье-пулемет «Льюис») 1 200 741
Фирме «Виккерс» (совместно с «Кольтом» и «Пратт энд Уитней» на пулеметы «Максим» и «Виккерс» под русский патрон) 10 000 128 «Виккерс» 128 «Виккерс»
Ружей-пулеметов «Гочкис» 500 0 0
Во Франции:
Ружей-пулеметов «Шоша» 4 800 700 500
ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАКУПКИ

Георгиевский кавалер с трофейным германским пулеметом MG.08 (обратим внимание на дульное устройство для холостой стрельбы и на щит). 5-й Сибирский стрелковый полк

До 1 июня 1917 г., по данным ГАУ, за границей было принято 16 960 пулеметов всех систем, из них в Россию поступило 10 900. За 1917 г. (до 1 октября) из-за границы получено пулеметов:

«Льюис» — 9600 из США и 1860 из Англии,

«Шоша» — 6100 (по другим данным — 5600) из Франции,

«Гочкис» — 540 из Англии,

«Виккерс» и «Максим» — 900 из Англии и США,

«Кольт» — 13 871 из США.

Таким образом, из более чем 44 тыс. пулеметов, заказанных за рубежом, поставлено было около 43 тыс., из них около 33 тыс. (три четверти всех поставок) — в 1917 г. Союзники (Великобритания и Франция) поставили России около 8,6 тыс. пулеметов, остальное — США. Основная масса поставок пришлась уже на последний для России период Первой мировой войны. В 1914–1916 гг. Русская армия применяла в основном пулеметы отечественного производства и трофейные.

Трофейные пулеметы действительно стали неплохим подспорьем. Значительное количество австрийских «Шварцлозе», например, было захвачено в 1914 г. в Галиции. Часть трофейных пулеметов была переделана под русский 3-линейный патрон, остальные использовались с трофейными боеприпасами — в основном это были пулеметы, которые части сами оставляли у себя для пополнения в вооружении. Под русский патрон «Шварцлозе» переделывали в мастерских Киевского и Петроградского артиллерийских складов. Переделанные трофейные пулеметы имелись в войсках уже в 1915 г. Для снабжения патронами трофейных пулеметов и винтовок в России поставили производство австрийских патронов, но сделать это в достаточной мере не удавалось. Даже на 1 марта 1917 г. в армиях Северного, Западного и Юго-Западного фронтов станковых пулеметов числилось: «Максимов» — 10 793, «Кольтов» — 2433, переделанных трофейных австрийских и германских пулеметов — 408, не переделанных австрийских — 961, германских — 84. На 1 мая того же года на Юго-Западном фронте среди прочего числилось также 5 трофейных пулеметов «Бергман». Большое количество австрийских пулеметов — результат наступления Юго-Западного фронта летом 1916 г., когда среди трофеев оказалось 1795 пулеметов. Зато за 1917 г. количество пулеметов почти удвоилось по сравнению с 1916-м за счет поставок из-за рубежа.

Соотношение поставок отечественных «Максимов» и заграничных пулеметов видно из таблицы:

1914 г. 1915 г. 1916 г. 1917 г. Всего
Отечественных 828 4251 11 072 11 420 27 571
От союзников ? 500 628 7 462 8 590
Из США ? 557 8 800 24 731 33 808

Пик общих поставок пулеметов пришелся на ноябрь 1916 г. — 2200 штук всех систем. Правда, к 1 ноября 1916 г. и общая численность действующей армии достигла максимума — 6 900 000 человек (для сравнения: к 1 октября 1914 г. она составляла 2 700 000, а к 1 ноября 1915 г. — 4 900 000 человек).

Что касается патронов, то к тому же 1 января 1917 г. Русская армия получила 2 850 млн патронов от отечественных заводов и 1 078 млн патронов из-за границы.

Похожие книги из библиотеки

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.

Все танки Первой Мировой. Том II

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.