ФОРМИРОВАНИЕ КОМАНД

В прямой зависимости от потребностей войск и поставок материальной части менялись количество и штат пулеметных команд. Начавшийся переход пехотных полков с четырехбатальонного на трехбатальонный штат позволил формировать пулеметные команды не 8-, а 6-пулеметного состава. Это увеличивало число команд, но не насыщенность войск пулеметами.

Так, в счет поставки первых 1000 пулеметов «Кольт» ГУГШ 9 августа 1915 г. выдало предписание о формировании 150 «пулеметных команд Кольта». Для ускорения формирования им определили сокращенный 4-пулеметный штат. Для формирования команд в Офицерской стрелковой школе создали нештатный «батальон пулеметных команд Кольта». Формирование и отправка 150 «команд Кольта» закончились к середине февраля 1916 г. Распоряжением Штаба Верховного Главнокомандующего эти команды придавались тем пехотным и конным частям, которые на текущий момент испытывали «наиболее острую нужду в пулеметах».

ФОРМИРОВАНИЕ КОМАНД

Чины пулеметной команды с пулеметом «Максим» и переносным дальномером

Зимой 1915/16 г. начали формировать новые пулеметные команды в коннице — вместо 8-пулеметных дивизионных вводились 4-пулеметные полковые. Увеличение поставок отечественных «Максимов» позволило в 1916 г. удвоить число пулеметных команд в пехотном полку и начать перевод «команд Максима» на 12-пулеметный состав.

Для «команд Кольта» 28 августа был утвержден новый 8-пулеметный штат. И 23 октября 1916 г. Начальник Штаба Верховного Главнокомандующего (Наштаверх) приказал при каждом полку иметь две 12-пулеметные команды «Максима» и одну 8-пулеметную команду «Кольта», т. е. через два года войны количество пулеметов в полку увеличили в 4 раза. 12 декабря 1916 г. Наштаверх отдал приказ об образовании в полках «взамен существующих одной вьючной, а другой повозочной пулеметных команд», то есть одна команда имела пулеметы во вьюках, другая на пулеметных двуколках. При этом количество 4-пулеметных взводов в каждой пулеметной команде доводили до соответствия штату полка — по 4 в четырехбатальонных полках и по 3 в трехбатальонных.

Война вызвала резкий рост доли пулеметов в вооружении войск. В Русской армии с 1914 по 1917 год общее количество пулеметов всех марок увеличилось в 6 раз (с 4152 до 23 800 на 1917-й). Для сравнения: в германской с 1914 по 1918 год — в 9 раз (с 12 000 до 104 000 в 1918 году), во французской — в 20 раз (с 5000 до 100 000).

По ходу войны отставание Русской армии от союзников и противников в «машинизации пехотного огня» становилось все больше. Если к началу войны на одну русскую пехотную дивизию приходилось по штату 32 пулемета, а на германскую, французскую и британскую — по 24, то к концу войны в русской пехотной дивизии было 72 пулемета, в германской — 324 (из них 216 ручных), британской — 684 (576 ручных), французской — 400 (336 ручных). Средняя насыщенность боевых частей русской пехоты пулеметами к 1917 г. увеличилась до 6,2 пулемета на 1000 штыков, однако она оставалась ниже, чем у противника и союзников. Скажем, во французской армии на тысячу штыков приходилось 8,5 пулемета, в бельгийской — 14,9 пулемета, сербской — 7,2 пулемета.

ФОРМИРОВАНИЕ КОМАНД

Чины полковой пулеметной команды с пулеметами «Максим» на станках Соколова

Специфика работы пулеметчиков, с одной стороны, и нехватка матчасти и опытных инструкторов, с другой, заставили формировать особые запасные части для подготовки и сколачивания пулеметных подразделений. 2 марта 1915 г. утверждено Положение о пулеметном запасном батальоне для подготовки «во время войны личного состава для укомплектования пулеметных команд». Батальон включал 8 рот (по 3 пулемета), конно-пулеметную команду (2 пулемета), учебную пулеметную команду (4 пулемета), административно батальон подчинялся Начальнику Офицерской стрелковой школы, в учебном — Инспектору стрелковой части в войсках. Уже 17 мая высочайше утверждено переформирование батальона в пулеметный запасной полк, число рот увеличено до 16. Для обучения «команд Кольта» 16 мая 1916 г. утверждено формирование в Ораниенбауме 2-го запасного пулеметного полка. В связи с ростом количества пулеметов в войсках в начале 1917 года сформированы 3-й и 4-й запасные пулеметные полки «Максима», расквартированные соответственно в Пензе и в Вятке. Летом 1917 года (уже при Временном правительстве) в Офицерской стрелковой школе создали Офицерские пулеметные курсы. Любопытно, что на знаке курсов, утвержденном в августе 1917 г., изображались силуэты пулеметов «Максим» и «Кольт» — к тому времени число «кольтовских» команд немногим уступало «командам Максима». Продвижение германских войск создало угрозу Ораниенбауму, формирование «команд Кольта» в июне 1917 г. частично передали 59-му запасному пехотному полку в г. Воронеже. 6 июня 1-й («Максима») и 2-й («Кольта») запасные пулеметные полки переподчинили Главнокомандующему Петроградским военным округом, а после эвакуации стрелковой школы в Москву ее нештатный батальон оставили в качестве гарнизона Петропавловской крепости.

ФОРМИРОВАНИЕ КОМАНД

Знак Офицерской пулеметной школы

Согласно приказу Начальника Штаба Верховного главнокомандующего от 3 февраля 1917 г. началась работа по обучению пулеметному делу пехотинцев: в каждой роте обучали одно отделение, его бойцы были ответственны за приданные роте пулеметы и были готовы заменить выбывшую из строя прислугу пулеметов. Своевременная мера — кроме уже установившейся практики придания на время боя ротам станковых пулеметов еще и ожидалось поступление из-за рубежа большого количества ручных пулеметов, которые должны были придаваться пехотным ротам. Хотя по степени использования ручных пулеметов Русская армия также сильно отставала от той же французской или германской.

ФОРМИРОВАНИЕ КОМАНД

Русский расчет ручного пулемета «Шоша» на позиции

Похожие книги из библиотеки

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.