О БОЕВОМ ПРИМЕНЕНИИ ПУЛЕМЕТОВ

Первая мировая война стала звездным часом пулеметов. Самая интенсивная и длительная артподготовка не могла уничтожить все пулеметы противника, которые «оживая» с началом атаки, встречали наступающего уничтожающим огнем. Результаты огневого воздействия обороны превзошли все предвоенные ожидания. Но ответный огонь артиллерии обороняющегося тоже не мог совершенно помешать наступающему подтягивать свои пулеметы за передовыми частями. Так что «перешедший в пехоту» пулемет стал «королем» не только «ничейной полосы» между окопами, но и полосы заграждений и передовых траншей, а фактически — всего поля боя. Именно огневая мощь пулеметов породила в ходе войны артиллерию сопровождения пехоты, «траншейную» артиллерию, танки, пулеметы во многом определили и развитие боевой авиации.

Тактика наступления, выработанная у воюющих сторон к началу войны, разбилась об огонь артиллерии и пулеметов. Фронтальные атаки густыми цепями только способствовали успеху фронтального огня, который пулеметы обороны в основном вели в начале войны (хотя преимущества флангового и перекрестного огня уже признавались перед войной). Готовясь к маневренной войне и стремясь «до последней крайности» избегать войны позиционной, войска почти не учили окапываться, а полевую оборону планировали строить как неглубокую линию опорных пунктов, фланкирующих подступы к соседним пунктам огнем. И поначалу главная оборонительная позиция состояла из отдельных опорных пунктов, составленных из групповых стрелковых окопов, небольших полевых укреплений и приспособленных к обороне местных предметов. Опорные пункты занимались передовыми пехотными батальонами и ротами, в них устанавливались практически все пулеметы полков. Такая оборона не отличалась устойчивостью против массированных атак противника, поддержанных тяжелой артиллерией. Правда, окопы уже начали удлиняться, а их фланги загибались, чтобы предотвратить обход противником и обеспечить огневую связь с соседними участками.

О БОЕВОМ ПРИМЕНЕНИИ ПУЛЕМЕТОВ

Вьючный пулемет «Максим» в пулеметной команде сибирских стрелков

О БОЕВОМ ПРИМЕНЕНИИ ПУЛЕМЕТОВ

Сибиряки за пулеметом. Пулемет «Максим» обр. 1910 г. на треноге «Виккерс» 1904 г.

В 1915 г. в наступлении на смену цепям приходят волны, которые должны были обеспечить продвижение пехоты на всю глубину полосы обороны, хотя такой боевой порядок замедлял движение пехоты в атаку, наращивания силы удара не получалось. Зато активнее применялись пулеметы.

Осенью 1915 года на русском фронте воюющие стороны переходят к позиционной обороне, глубже зарываясь в землю на виду друг у друга, прикрываясь проволочными препятствиями и совершенствуя свои позиции. Главная и тыловая позиции русской обороны теперь включали две-три траншеи полного профиля, оборудованные пулеметными гнездами и ходами сообщения, допускавшими маневр подразделениями, включая пулеметные расчеты. Маскировка пулеметных гнезд и позиций в целом пока еще была слабой. В то же время поле боя продолжало «пустеть» — боевые порядки наступающей пехоты более расчленяются по фронту и в глубину, пехота начинает передвигаться мелкими подразделениями, перебежками, оставляя обороняющемуся меньше времени на прицеливание и поражение целей. Все более широкое использование артиллерии и других «технических средств борьбы» только повышало значение ближнего боя пехоты. Это заставляло уделять больше внимания фланговому и перекрестному огню пулеметов, который позволял прикрыть фронт меньшим числом пулеметов, при этом лучше замаскировать сами пулеметы. Русские части уже в 1915 г. делали «изломы» в начертании траншей — именно для фланкирования позиций огнем. В то время, как на Западе, по замечанию майора Вогера, еще в 1916 г. «значительное число пулеметов стреляло в направлении, перпендикулярном фронту».

По опыту войны была выработана норма, согласно которой «для борьбы с хорошо организованной атакой» достаточно создать перед передним краем обороны плотность ружейно-пулеметного огня 5 пуль на 1 м фронта в минуту. По расчетам для получения такой плотности на 1 км фронта нужно было разместить 1 батальон с 10 станковыми пулеметами в первой линии. Насыщение обороны пулеметами в сочетании с искусственными препятствиями и траншеями позволило увеличивать и ширину, и глубину обороны.

С увеличением в 1916–1917 гг. глубины обороны пулеметы размещались не только в первой (для «прикрытия») и второй (основные усилия обороны) линиях окопов, но и в глубине полосы обороны. Больше внимания стали уделять маскировке позиций. Для оборудования траншей теперь используют обратные скаты высот, укрываясь от обстрела и наблюдения и создавая удобные условия для обстрела движущегося в атаку противника. Кроме того, организуются пулеметные «заставы», выдвинутые перед оборонительными позициями, на которых укрыто располагали подготовленные к стрельбе пулеметы. С переходом противника в атаку пулеметчики по замаскированным ходам выдвигались на «заставу» и открывали кинжальный огонь во фланг неприятельской пехоте.

О БОЕВОМ ПРИМЕНЕНИИ ПУЛЕМЕТОВ

Пулеметчик с «Максимом» обр. 1910 г. на станке Соколова первоначального образца в положении для стрельбы сидя, 1914 г.

В позиционный период зарождается система огня как один из главных элементов построения обороны. Она включала участки сосредоточенного ружейно-пулеметного и артиллерийского огня перед передним краем, на флангах и стыках между частями и подразделениями, увязывалась с искусственными и естественными препятствиями.

О БОЕВОМ ПРИМЕНЕНИИ ПУЛЕМЕТОВ

Расчет пулемета «Максим» (на упрощенном станке Соколова) в засаде

Пулеметы, находящиеся в первой линии, должны были «встречать наступление врага огнем с самых дальних дистанций», как только огонь сможет нанести наступающему потери. Для поражения противника, прорвавшегося в глубь оборонительной полосы, часть пулеметов ставили в глубине — во второй линии окопов.

В то же время количественный и качественный рост германской артиллерии заставил увеличивать расстояние между позициями и глубину самих позиций. Постепенно происходил отказ от упорной обороны первой траншеи — артиллерия противника быстро разрушала ее. Основные усилия обороны переносятся в глубину, основной задачей становится удержание главной позиции. От равномерного распределения сил и средств по фронту переходят к созданию на наиболее важных и угрожаемых участках сильных узлов сопротивления (опорных пунктов) и эшелонированию их в глубину. Позиции пулеметов в опорных пунктах приспосабливали для стрельбы вперед и в сторону флангов, для прикрытия огнем ходов сообщения от передовой полосы, промежутков между опорными пунктами.

Основой боевого порядка в обороне становится боевая группа пехоты в составе отделение-взвод; которая, тесно взаимодействуя с приданными и поддерживающими огневыми средствами, обороняла участок траншеи или опорный пункт. Вообще «группа» как новая тактическая форма зарождалась «снизу», в войсках. Группы, снабженные каждая пулеметом и ручными гранатами, быстро «обживали» воронки, ямы, участки траншеи, приспосабливая их для обороны. Они могли быстро локализовать успех противника, прорвавшегося в глубь обороны, остановить его, взяв в «огневой мешок», не дать закрепиться.

В атаке на местности, изрытой воронками, нередко пересекающимися друг с другом, через многорядные проволочные и другие заграждения постепенно «цепь» и «волны» сменяются «змейками» — колонками, перемещающимися почти в затылок, продвигающимися от укрытия к укрытию. Так группы могли сближаться с противником и даже просачиваться в его оборону, находясь на удалении 100–300 шагов одна от другой и представляя небольшую цель для пулеметов и артиллерии противника. Понятно, почему на Западном фронте, значительно более насыщенном «новыми техническими средствами», чем русский, групповая тактика оформилась четче и яснее. Но и в Русской армии увеличение числа станковых пулеметов, введение «траншейной» артиллерии и минометных команд в полки, ружей-пулеметов в пехотные роты и выделение «гренадеров» для действия ручными гранатами меняли характер пехоты.

«Строевой устав пулеметных команд» 1912 года гласил: «Стрельба по пулеметам противника, вследствие обычного тщательного укрытия и маскирования пулеметов, в большинстве случаев малоуспешна и не окупает расхода патронов. Для уничтожения пулеметов противника надлежит обращаться к содействию своей артиллерии». Это положение претерпело корректировку в ходе войны. Пулемет — наравне с легкой полевой артиллерией — стал и основным средством борьбы с вражескими пулеметами. Готовя атаку пехоты, станковые пулеметы должны были подавить стрелков и пулеметы противника на переднем крае его обороны. Для «приведения к молчанию» окопавшегося противника считалось необходимым создать плотность огня до 10 пуль на 1 м фронта в минуту. Таким образом, пулеметная команда могла подавить противника на фронте 300–400 м.

Подавление пулеметами огня из передовых траншей противника нередко способствовало успеху атаки, но потом нужно было подтягивать пулеметы на захваченные позиции и быстро устанавливать их там для отражения контратак.

О БОЕВОМ ПРИМЕНЕНИИ ПУЛЕМЕТОВ

Перестрелка пулеметчиков 132-го пехотного Бендерского полка с противником на р. Двине

Действия пехоты в целом и пулеметов в частности тщательно готовились в наступлении Юго-Западного фронта в 1916 г. Для атаки войска нужно было не только подвести как можно ближе к позициям противника — до 200–300 шагов, но и обеспечить возможность быстро и в порядке двинуться в атаку, продвижение за атакующими огневых средств. Для этого на плацдарме для наступления вместе с пехотными подразделениями к первой траншее подтягивали и пулеметы. Так, по два станковых пулемета держали уже позади окопов передовой роты и по одному на фланге, часть пулеметов и бомбометов размещали в убежищах позади передового батальона. Пехота должна была вести атаку волнами цепей. Таких волн требовалось образовывать три-четыре, держа за ними резервы. «Особое внимание, — указывал войскам Брусилов, — обращать на закрепление флангов, на сосредоточение к ним пулеметов для противодействия контрударам противника с флангов». Поэтому станковые пулеметы обычно следовали за второй и третьей волнами.

Согласно Боевому расписанию на 22 мая 1916 г., армии Юго-Западного фронта к началу наступления имели:

Штыков Сабель Пулеметов Человек на 1 пулемет Орудий Автопулеметных взводов
7-я армия 101 081 12 273 471 241 345 2
8-я армия 303 206 22 819 890 366 704 3
11-я армия 124 707 5 914 525 249 382 3 + Бельгийский дивизион
9-я армия 145 394 19 030 486 338 495 4

Указанное число пулеметов составили не только штатные пулеметные команды полков, но и придававшиеся дивизиям отдельные команды.

В наступлении станковые пулеметы должны были занимать позиции позади стрелковых цепей и ружей-пулеметов для ведения огня в промежутки или через головы своих войск, выдвигаться в передовые линии — в основном — для ведения фланкирующего огня по позициям противника перед броском своей пехоты в атаку. Менять позицию «станками» должны были реже, чем ружья-пулеметы, чтобы максимально использовать свой огонь.

Обслуживание пулемета в бою вел расчет (прислуга), составлявший 10 человек. Из них «боевую часть» или собственно расчет пулемета составляли унтер-офицер, наводчик, помощник наводчика и два подносчика патронов.

Для передвижения пулемета на колесном станке Соколова предусматривались варианты:

— «на катки» — пулемет сдвигался на столе максимально назад и ставился на максимальный угол возвышения (чтобы не цеплять грунт дульной частью), механизмы закреплялись, наводчик и его помощник двигались, пригибаясь, и катили пулемет за собой за хобот станка. Этот способ был пригоден на ровной, укрытой со стороны противника местности;

— «тачкой» — двигаясь присядью, наводчик и его помощник толкали пулемет впереди себя за хобот. Так преодолевалось небольшое расстояние по открытой местности;

— «ползком» — наводчик и его помощник, переползая, тянули пулемет на катках или толкали вперед «тачкой»,

— «на носилки» — если хобот откинут назад, наводчик брал станок за хобот, его помощник — за правый каток, один из подносчиков патронов — за левый каток, ноги сложены назад; если же хобот подогнут вперед, а ноги назад, наводчик брался за ноги. Как «носилки» пулемет переносили обычно по пересеченной местности, через рвы, окопы, броды.

Позднее для передвижений пешком на большие расстояния и по пересеченной местности добавился вариант переноски на руках в разобранном виде — наводчик переносил за спиной станок, кладя хобот себе на плечи, в руках нес щит, а помощник наводчика нес на плече «тело» пулемета.

Опыт Первой мировой и последовавшей за ней Гражданской войны внес немало «тонкостей» в организацию огня пулеметов. Для станковых пулеметов выделяли четыре вида пулеметного огня: непрерывный («лента за лентой», 2–4 ленты подряд с боевой скорострельностью до 500 выстр./мин., допускался только в наиболее напряженные моменты боя), непрерывный с приостановками (длинными очередями, 250 выстр./ мин., нормальный вид огня), очередями (по 10 выстрелов), одиночный (по отдельным целям, для сохранения маскировки пулеметной точки). По наведению выделяли стрельбу «в точку» и с рассеиванием по фронту и в глубину. В обороне огонь пулеметов кроме того разделяли на «прицельный» и «заградительный» — под последним понимали обычно косоприцельный и перекрестный огонь в заранее определенных секторах, применяемый ночью, в туман, при дымовых завесах.

Похожие книги из библиотеки

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Все танки Первой Мировой. Том II

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.