ПУЛЕМЕТЫ И «ТЕХНИЧЕСКИЕ РОДА ВОЙСК»

Широкое применение в ходе Первой мировой войны технических средств породило специальные пулеметы — авиационные, зенитные, танковые. «Танковые» пулеметы начинались с вооружения бронеавтомобилей. Двигатель внутреннего сгорания повысил подвижность пулеметов. Не случайно в эмблеме русских бронеавтомобильных частей периода Первой мировой знак автомобильных войск («колеса с крылышками») был наложен на знак пулеметных частей (силуэт «Виккерса» на треноге) или помещался рядом с ним. И это вполне соответствовало условиям русского фронта той войны с не столь застывшими, как на Западе, позиционными формами борьбы и не столь высокой плотностью огневых средств. Всего в 1914–1917 гг. в России построили 201 бронеавтомобиль, правда, отечественных шасси хватило только на 24 из них. Практически все русские бронеавтомобили и бронепоезда вооружались «Максимами». Часть из 496 импортированных бронеавтомобилей в России перевооружили теми же «Максимами».

ПУЛЕМЕТЫ И «ТЕХНИЧЕСКИЕ РОДА ВОЙСК»

Бронеавтомобиль «Остин» Русской армии, вооруженный двумя 7,62-мм пулеметами «Максим»

Еще в 1911 г. планировали установку пулеметов на автомобили учебной автороты. Во время Первой мировой войны автомобили использовали в качестве «пулеметовозов», стрельба с автомобиля или мотоцикла, как и с пулеметной двуколки, допускалась только в крайнем случае. Хотя в России автомобилей, как известно, было мало, да и дороги в основном были плохи, автомобили, вооруженные 1–2 пулеметами, нашли применение в ходе революции и Гражданской войны. Позднее в 1920-1930-е годы разрабатывались различные варианты установки на автомобили ручных, танковых и станковых пулеметов.

Вопрос о вооружении воздухоплавательных частей был поднят в России лет за пять до мировой войны. В 1912–1913 гг. провели опыты установки пулеметов на дирижабли и аэропланы и стрельбы с них по наземным целям. Но в войну авиационные части вступили, имея на аэропланах разве что личное оружие пилотов. И 17 января 1915 г. Воздухоплавательный Отдел ГВТУ писал в ГАУ: «Из испытанных пулеметов оказались пригодными для этой цели ружья-пулеметы Льюиса и относительно пригодными ружья-пулеметы Мадсена, в последних происходит застревание патронов». Но недостаток «легких» пулеметов заставлял устанавливать на аэропланы «тела» станковых пулеметов. Первое место здесь, конечно, заняли «Максимы», причем на части пулеметов для облегчения наполовину укорачивали кожух. Пулеметы «Виккерс» были чуть компактнее «Максимов», перезаряжание их было несколько проще.

Отметим, что специальной авиационной модификации пулемета «Максим» в России, в отличие, скажем, от Германии, во время Первой мировой войны не создали. Впрочем, в фондах Тульского музея оружия имеется опытный пулемет «Максим» с воздушным охлаждением, выполненным по типу германского LMG.08 (перфорированный кожух) и облегченным за счет профрезерованных наружных канавок коробом. Предполагается, что эта попытка создания авиационного пулемета относится к 1917 году. Между тем, еще в начале 1916 г., на ИТОЗ изобретатель П.П. Максимовский разрабатывал свой вариант «охлаждения пулемета Максима без воды». Однако практический результат дала только переделка «Максима» в авиационный пулемет уже в советское время.

Согласно докладу Начальника Управления Полевого Генерал-Инспектора Артиллерии от 19 апреля 1916 г., например, в авиачастях состояло 72 пулемета «Кольт», 150 «Максимов», 89 «Виккерс», 20 «Льюис», 14 трофейных. Зарубежные поставки более легких пулеметов позволили отказаться от «Максимов» и части «Виккерс». Из 1069 пулеметов, числившихся в авиации на 1 апреля 1917 г., было 186 пулеметов «Виккерс», 352 — «Кольт», 479 — «Льюис», 52 — «Гочкис». Большее, чем за год до того, но с учетом тяжелых воздушных кораблей с несколькими установками и некоторого количества истребителей с двухпулеметными установками — маловато. Но авиация просто не могла быть вооружена автоматическим оружием лучше, чем вся армия, которой так и не удалось преодолеть нехватку пулеметного вооружения.

Развитие «техники» в годы войны вызвало к жизни целый ряд специальных патронов. Петроградский патронный завод выпускал к русскому винтовочному патрону зажигательные пули «с углубленным капсюлем для стрельбы по твердым оболочкам». Полковник Солонина разработал вариант разрывной пули. Полковник Ульянин, один из ведущих специалистов в области авиации, предложил закупать к «Льюисам» английские «патроны с отмеченной траекторией», т. е. с дымовым трассером пули, но приобрести их в достаточном количестве не удалось.

Похожие книги из библиотеки

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Все танки Первой Мировой. Том I

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.