ПРОТИВ ВОЗДУШНОГО ФЛОТА

Вопросы стрельбы из пулеметов с летательных аппаратов и с земли по воздушным целям интересовали русское Военное ведомство еще до Первой мировой войны. Однако в стрельбе из пулеметов по воздушным целям достигли тогда очень немного. В 1909 г. под руководством полковника Смысловского проводили опыты стрельбы по воздушным шарам из орудий и винтовок. В 1910 г. на Ружейном полигоне провели опыты стрельбы по воздушным шарам из пулемета «Максим» со станка Соколова и треног «Виккерс» с отключенными механизмами наводки. Отключение механизма позволило вести огонь под углом возвышения 51° со станка Соколова и 26°36? с треноги «Виккерс». В рапорте начальника полигона генерал-майора Н.М. Филатова от 16 апреля указывалось лишь, что при больших углах возвышения особенно проявляется чувствительность автоматики пулемета к натяжению возвратной пружины, чаще происходит перекос ленты, и давались рекомендации по обеспечению ее надежной работы. В феврале — марте 1912 г. Офицерская стрелковая школа совместно с Офицерской воздухоплавательной школой провела стрельбы по привязным аэростатам «как при расположении таковых на месте, так и при передвижении». Результаты были сведены в специальном отчете: «При равных прочих условиях результаты стрельбы из винтовок выше таковых при стрельбе из пулеметов». Вызывалось это тем, что стрельба велась с наземных станков в недостаточно устойчивом для них положении, а о специальных установках и прицелах даже не шла речь.

Опыт войны выявил насущную потребность организации стрельбы по воздушному противнику из пулеметов. В войсках делались различные варианты импровизированных зенитных установок — легкие деревянные тумбы, поворотные «опоры» под станок Соколова и т. п. К станку Соколова была разработана стойка с обоймой для зенитной стрельбы, но она применялась ограниченно. Упомянутый мастер Колесников осенью 1915 года изготовил в мастерских Ружейного полигона треножный «пулеметный станок для стрельбы по воздушным аппаратам», дававший круговой обстрел и большие углы возвышения. Прочная высокая тренога обеспечивала устойчивость и достаточную меткость, наводка — свободная для стрельбы с рассеиванием по направлению и высоте либо для стрельбы «в точку» с использованием зажима. На рукоятку затыльника пулемета мог крепиться приклад. 5-й (оружейный) Отдел Арткома 20 декабря 1915 г. признал «желательным сообщить начальникам воздушной обороны местности об этом станке, указав, что… обращаться с запросами следует в Офицерскую стрелковую школу». Титулярный советник Федоров представил зенитную установку, легко изготавливаемую из подручных материалов: на деревянной крестовине ставился деревянный же стержень, на котором горизонтально крепилось колесо с наклонным столом. На стол крепился пулемет «Максим» со станком Соколова. Установка, доработанная вместе с капитаном Ковалевым, не удовлетворила специалистов (особенно проигрывала она в сравнении со станком Колесникова). Весной 1916 года Федоров представил улучшенный и упрощенный вариант, допускавший стрельбу с углами вертикального наведения от +30 до +90°. По результатам испытаний на Ружейном полигоне Офицерской стрелковой школы 5-й Отдел Арткома 5 апреля предложил разослать в войска описание и этой установки. Таким образом, «заготовление» зенитных установок передавалось на усмотрение войск и их местные возможности. Некоторые такие установки делались мелкими партиями. Зенитную пулеметную установку своей системы предложил Путиловский завод, проект был рассмотрен Броневой комиссией ГВТУ, но оставлен без последствий. Штатной зенитной установки к пулемету Русская армия так и не получила. Впрочем, и во время Великой Отечественной войны, когда имелись штатные зенитные пулеметные установки, их хроническая нехватка вынудила даже включить в «Боевой устав пехоты» 1942 года чертежи простых установок для изготовления их в войсках.

ПРОТИВ ВОЗДУШНОГО ФЛОТА

Импровизированная зенитная установка для пулемета «Шварцлозе»

Зенитные пулеметные подразделения были не только в действующей армии — они включались и в «воздушную оборону» тыловых объектов и крупных административных центров (хотя главную роль здесь отводили, конечно, артиллерии). Так, в феврале 1916 г. командование 6-й армией дало указание командующему 42-м армейским корпусом регламентировать организацию противовоздушной обороны западных районов Финляндского княжества. На ряде участков для этой цели специально отражались пулеметные команды — например, к противовоздушной обороне г. Николайстада (Васа), где дислоцировался штаб 3-го боевого участка, привлекалась конно-пулеметная команда.

При организации в 1915 г. «воздушной обороны Петрограда» специально выделенные пулеметные команды прикрывали главные объекты в городе. Пулеметная команда в составе 6 пулеметов была назначена для обороны Императорской резиденции.

23 октября 1917 г. была сформирована Офицерская стрелковая школа стрельбы по воздушному флоту, включившая и пулеметный взвод. Уже после Октябрьской революции к началу 1918 года в воздушную оборону Петрограда входили 13 противосамолетных батарей и 5 пулеметных взводов. После переезда правительства в Москву началось формирование московской ПВО, и, согласно приказу № 01 руководителя московского района обороны от 25 апреля 1918 г., был создан отряд воздушно-артиллерийской обороны, в который вошли 35 самолетов, 4 противосамолетные батареи, 6 прожекторных станций и 6 пулеметных команд. Пулеметные команды несли круглосуточное дежурство, часть — на крышах высоких зданий. Устанавливалось, что высота поражения целей пулеметным огнем — до 1 км, но наиболее эффективно — на 500 м и ниже.

Похожие книги из библиотеки

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Учебник выживания снайпера. «Стреляй редко, но метко!»

Как снайперу выжить и победить на поле боя? В чем секрет подготовки элитного стрелка? Какое оружие, какие навыки необходимы, чтобы исполнить заветы А.С. Суворова и защитников Сталинграда: «Стреляй редко, но метко!»; «Снайпер – это охотник. Противник – зверь. Выследи его и вымани под выстрел. Враг коварен – будь хитрее его. Он вынослив – будь упорнее его. Твоя профессия – это искусство. Ты можешь то, чего не могут другие. За тобой – Россия. Ты победишь, потому что ты обязан победить!».

Эта книга не только глубокое исследование снайперского дела на протяжении двух столетий, в обеих мировых войнах, многочисленных локальных конфликтах и тайных операциях спецслужб, но и энциклопедия снайперских винтовок военного, полицейского и специального назначения, а также боеприпасов к ним и оптических прицелов. Как сами снайперы являются элитой вооруженных сил, так и снайперские винтовки – «высшая лига» стрелковых вооружений. Насколько снайперская подготовка превосходит обычный «курс молодого бойца», настолько и снайперское оружие дороже, сложнее и взыскательнее массовых моделей. В этой книге вы найдете исчерпывающую информацию о вооружении и обучении стрелков, их тактике и боевом применении, снайперских дуэлях и контрснайперской борьбе, о прошлом, настоящем и будущем главного из воинских искусств.

Самые первые танки

«ДЬЯВОЛ ИДЕТ!» — в панике кричали германские солдаты, увидев ПЕРВЫЕ ТАНКИ 15 сентября 1916 года в сражении на р. Сомме. В тот день атака 32 британских танков Mk I позволила прорвать немецкую оборону и овладеть укрепленными пунктами, которые английская пехота безуспешно штурмовала больше месяца.

Новая книга ведущего отечественного специалиста восстанавливает подлинную историю рождения и боевого применения этого «чудо-оружия», совершившего настоящую революцию в военном деле. Знаете ли вы, что на первых танках красовалась надпись «Осторожно, Петроград!» — из соображений секретности их выдавали за емкости для воды, якобы заказанные Россией, а русские журналисты поначалу переводили слово «tank» буквально — как «лохань». Знаете ли вы, что на заре танкостроения эти машины подразделялись на «самцов», «самок» и «гермафродитов» (первые были вооружены пушками, вторые пулеметами, а третьи имели смешанное вооружение), что своим рождением танки обязаны не военному министру Великобритании лорду Китченеру, который обозвал показанную ему новинку «дорогой, нелепой игрушкой», а первому лорду Адмиралтейства У. Черчиллю, взявшему новоявленное «чудо-оружие» под свое крыло. Чутье не обмануло будущего премьера — за неполных три года первые танки, прозванные за характерную форму «ромбами», прошли колоссальный путь от сомнительной экзотики до нового «БОГА ВОЙНЫ».

Все танки Первой Мировой. Том I

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.