ПУЛЕМЕТЫ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ

После Октябрьской революции многие артиллерийские и оружейные склады оказались на территории, контролировавшийся советским правительством. А равно — и единственный производитель пулеметов Тульский оружейный завод. Однако снабжение войск вооружением в ходе Гражданской войны шло очень неровно. Попытки «демобилизации» промышленности, ставшей одним из условий Брестского мира, безвластие, распад хозяйства, проблемы со снабжением продовольствием и другими товарами, вызванные мировой войной и усугубившиеся войной гражданской, рухнувшая финансовая система никак не способствовали производству. Временная потеря Ижевска заставила искать другого поставщика черновых пулеметных стволов, эвакуация Сестрорецкого завода в Златоуст (вскоре захваченный чехословаками) лишила оружейное производство новых лекал и инструмента. В 1918 г. ежемесячно сдавалось не более 400 пулеметов — по сравнению даже с 1917 г. падение более чем вдвое. Неудивительно, что запасы пулеметов стремительно сокращались — если на 10 июля 1918 г. в распоряжении Советской Республики имелось 11,8 тыс. пулеметов, то к концу года, по учетным данным, в войсках и на складах числилось всего 8850 пулеметов. Попытки привлечь к изготовлению стволов Сормовский и другие заводы были не слишком успешны — производство там налаживалось очень медленно, первые партии были низкого качества. Тульским оружейникам пришлось ставить собственное производство черновых стволов, мерительного и режущего инструмента. Производство лихорадило, в 1918 — 1920-м годах на заводе прошел ряд забастовок. Рядом решительных мер по борьбе с саботажем, повышению оплаты и относительному улучшению снабжения рабочих-оружейников, использованию старых специалистов, увольнением удалось добиться того, что с октября 1918 г. выпуск оружия, включая пулеметы, начал расти. В 1918 г. завод (с 31 октября 1918 г. по новому стилю — «Первый оружейный завод РСФСР», с 21 декабря того же года — «Тульские Первые оружейные заводы РСФСР») смог поставить всего 4621 пулемет, а в 1919-м — 6056. Если в январе 1919 г. на заводе собрали 480 пулеметов, то в сентябре — 690, это был пик производства, далее оно начало снижаться. За первую половину 1920 года выпущено 1874 пулемета. За 1920 г. изготовлено 4467 и отремонтировано 3072 пулемета — организация ремонта оружия на заводах играла не меньшую роль, чем поддержание его производства. В результате за три года Гражданской войны вооруженные силы РСФСР получили около 21 тыс. новых пулеметов «Максим» и отремонтированных разных марок.

Ситуация с винтовочными патронами была наиболее критической в 1918 г. — с мая по декабрь их общие запасы снизились с 500 543 000 до 85 767 000 и пополнялись с трудом. Эвакуация Петроградского патронного завода в Симбирск, также вскоре взятый чехословаками, нахождение Луганского завода в зоне военных действий, потеря ряда крупных складов огнеприпасов создавали серьезные проблемы в снабжении боеприпасами. Вновь образованные Симбирский и Подольский патронные заводы не могли быстро поставить производство. Реввоенсовет в 1918 г. установил норму расхода патронов на дивизию 200 000 в месяц. При том, что, как писал историк Гражданской войны Н.Е. Какурин, «в период империалистической войны один пехотный полк в день горячего боя расходовал до 2,5 миллиона патронов» — даже с поправкой на отсутствие в 1918 г. позиционных форм борьбы норма кажется мизерной. За 1919 г. выпущено 285 248 000 патронов, за январь — июнь 1920 г. — 159 750 000, всего же за 1918–1920 гг. Красной Армии подали 1 373 284 тыс. патронов для винтовок и пулеметов.

Производство и трофеи Гражданской войны позволили Красной Армии пополнить запасы вооружения. На конец 1921 года в войсках и запасах числилось 15,6 тыс. станковых и 5,7 тыс. ручных пулеметов — последних все еще было очень мало. Различных винтовочных патронов числилось около 293,4 млн штук.

Одним из наиболее важных итогов Первой мировой войны стало признание пулемета как «наиболее мощного огневого средства пехоты, усиливающего и дополняющего огонь артиллерии». На этом опыте базировалось применение пулеметов воюющими сторонами в Гражданской войне. Однако Гражданская война дала и принципиально новый опыт. Ее фронты были сильно растянутыми и не сплошными, а сама война — маневренной.

Весной 1918 года Военный совет в Петрограде установил штаты для войсковых соединений формируемой Красной Армии, согласно которым пехотный (стрелковый) полк на 3571 человека имел 20 пулеметов. По штату, объявленному приказом РВСР от 13 ноября 1918 г., стрелковый полк трехбатальонного состава имел на 3687 человек личного состава 36 пулеметов и 6 минометов. Батальон должен был включать три роты, каждая — по три стрелковых и одному пулеметному взводу. Разумеется, эти штаты были ориентировочными и редко выдерживались — реально полки имели 400 — 1000 штыков, а количество пулеметов нередко не превышало двух. Так же сильно отличались реальные штаты дивизий — они могли иметь от 7 до 15 тыс. человек личного состава, от 50 до 250 пулеметов, от 18 до 46 орудий. В 1921 г. количество пулеметов в штате стрелкового полка увеличили до 42, уменьшив численность личного состава полка до 2000 человек, т. е. относительное штатное количество пулеметов возросло в 2,5 раза (правда, при этом исключили минометы).

Пулеметы стали неотъемлемым элементом вооружения и кавалерии. Согласно приказу Наркомвоена от 20 апреля 1918 г., дополненному 26 апреля 1918 г., в штат кавалерийского полка стрелковой дивизии (численностью 872 человека) входила конно-пулеметная команда с 2 вьючными пулеметами. Позже кавполк в стрелковой дивизии упразднили, но затем восстановили приказом РВСР в июле 1919 г. Вместо конно-пулеметной команды кавполк теперь имел конно-пулеметный взвод, но с теми же 2 пулеметами (на 915 человек). Кроме «дивизионной» формировалась и «стратегическая» конница. Согласно приказу Наркомвоена от 3 августа 1918 г., кавалерийский полк кавалерийской дивизии включал четыре эскадрона и полковую конно-пулеметную команду 4-пулеметного состава, а приказом Реввоенсовета Республики от 27 февраля 1920 г. в кавполк ввели 5-й эскадрон и конно-пулеметный эскадрон с 20 пулеметами «Максим».

Характерно, что первым военно-учебным заведением Советской власти стала 1-я Московская Революционная пулеметная школа красного комсостава.

Приведем некоторые цифры, позволяющие судить о масштабах применения пулеметов и их наличии у воюющих сторон (большинство пулеметов составляли «Максимы»). К лету 1918 г. до перехода на воинскую повинность вооруженные силы РСФСР имели:

Пехоты Сабель Пулеметов Человек на 1 пулемет Орудий
Беломорский (впоследствии Северный) военный округ 8 831 419 101 92 29
Войска, действующие против чехословаков (впоследствии Восточный фронт) 35 500 2 318 224 158 38
Войска южной завесы 17 502 2 318 224 88 38
Войска западного участка отрядов завесы 3 441 463 562 7 96
Отряды завесы Петроградского района 10 514 699 235 48 49
Гарнизоны Московского округа и Москвы 32 297 1 723 260 131 792
Войска в районе витебского губвоенкома 7 902 ? 29 272 8

Всего же на 123 977 бойцов приходилось 1050 орудий и 1635 пулеметов (остальное — на складах). «Всевеликое Войско Донское», противостоящее войскам южной завесы, еще в середине мая имело 58 пулеметов на 17 000 человек, а в середине августа — уже 281 на 40 000 (1 на 142 человека). Сибирская армия «Временного Сибирского правительства» на сентябрь 1918 г. имела 70 орудий и 184 пулемета на 37, 6 тыс. человек.

К концу 1918 года общая численность оккупационных войск Антанты в России и белых армий достигала 316,5 тыс. штыков, 78,3 тыс. сабель, которым было придано 607 орудий и 1604 пулемета.

Красные армии на январь 1919 г. имели (без учета бронепоездов и бронемашин):

Штыков и сабель Пулеметов Орудий Человек на 1 пулемет
Южный фронт 117 000 2000 450 58
Восточный фронт 85 970 1474 372 58
Харьковская группа Украинского фронта 24 783 240 41 103

Согласно докладу Главного командования Председателю СНК В.И. Ленину от 23–25 февраля 1919 г., всего вооруженные силы Республики на тот момент имели: «…На фронте — 382 тысячи штыков и сабель с 6561 пулеметом… во внутренних округах Республики… около 58 тысяч штыков и 2000 сабель с 629 пулеметами… войск вспомогательного назначения до 183 тысяч штыков и сабель с 915 пулеметами». Доклад Главного командования Реввоенсовету от 24 июля 1919 г.: «В настоящее время вооруженные силы Республики… Всего на фронте — около 356 тыс. штыков и сабель, 7054 пулемета… Во внутренних округах… 14 400 штыков, 186 пулеметов… Силы и группировка противника… около 655 тыс. штыков и сабель, 5900 пулеметов».

Вооруженные силы Юга России в середине года сосредоточили на фронте 520 км от Елани до Харькова 80 300 человек при 560 пулеметах (1 пулемет на 143 человека и 0,93 км фронта). Насыщенность красных войск пулеметами была несколько выше.

Страны Антанты помогали белым армиям менять эти соотношения. Так, армии Колчака в декабре 1918 г. получили от США 100 пулеметов «Виккерс» и 4 736 тыс. патронов для пулеметов и винтовок. В 1919 г. СШ[А передали Колчаку около 1 тыс. пулеметов (в основном — «Кольт»), Франция — 1 700 пулеметов с боекомплектами (правда, изрядную долю их составили устаревшие «Сент-Этьены», от которых французская армия отказалась, передавая их в колонии и союзникам), Япония — 100 пулеметов. Около 2000 пулеметов к июлю 1919 г. поставила Колчаку Великобритания.

Воюющие стороны в значительной степени продолжали пополняться вооружением друг у друга. Так, согласно отчету И.В. Сталина ЦК от 19 января 1919 г., только при оставлении Перми красными частями в декабре 1918-го было среди прочего оставлено 250 пулеметов. А уже 29 декабря 1919 г. Сталин писал в одной из статей: «3а десять недель мы успели у Деникина отобрать всего лишь около 150 орудий, 600 пулеметов, 14 бронепоездов» — видимо, такие трофеи считались небольшими.

Ко времени генерального сражения на Южном фронте в сентябре 1919 г. противостоящие силы на фронте 1065 км имели:

Добровольческая армия Красный Южный фронт
Пехоты 58 650 113 439
Сабель 48 200 27 328
Пулеметов 1 727 3 736
Человек на 1 пулемет 62 38
Пулеметов на 1 км фрнота 1,6 3,5
Орудий 560 774

Антанта весьма щедро снабжала вооружением и вновь образованное государство, включенное в «санитарный кордон» — Польшу. И в ходе советско-польской войны 1920 г. польская армия использовала трофейные германские и австрийские пулеметы, пулеметы, оставшиеся от Русской армии, а также французские. Например, к началу Киевской наступательной операции (май — июнь 1920 г.), в ходе которой советские войска оттеснили польских захватчиков с занятой ими территории, соотношение сил было таково:

Войска Советский Юго-Западный фронт Польский Юго-Восточный фронт
Штыков 22 400 69 100
Сабель 24 000 8 900
Пулеметов 1440 1847
Человек на 1 пулемет 32 42
Орудий 245 412

О насыщенности фронта пулеметами и соотношении между живой силой и количеством пулеметов можно судить по таким цифрам[1], которые можно сравнить с началом Первой мировой войны:

Приходилось на 1 км фронта Штыков и сабель Пулеметов (станковых и ручных)
Советско-польский фронт к началу августа 1920 г. (поход к Висле):
Красная армия 260 7,0
польские войска 245 5,9
Русский фронт к 1 октября 1914 г.:
русские войска 1200 2,6
австро-германские войска 670 1,8

Гражданская война породила и такой новый прием применения пулеметов, как пулеметная тачанка. Об авторстве идеи устанавливать пулемет на рессорную конную повозку и вести огонь прямо с нее можно спорить. Очевидно лишь, что именно в ходе Гражданской войны тачанки стали серьезным оружием, сочетающим огонь пулемета со скоростью и проходимостью кавалерии, маневренностью. Она требовала меньше лошадей, чем вьючные пулеметы, и была компактнее пулемета на двуколке, потому кроме кавалерии тачанки использовались и совместно с посаженной на подводы пехотой. При низкой плотности артиллерии и быстроте маневра применение тачанки вполне себя оправдывало. На тачанке обычно ставился пулемет «Максим» на станке (крепление допускало быстрое снятие с тачанки), усаживались два номера расчета и ездовой. Вместе с пятью патронными коробками с лентами, оружием и личными вещами прислуги, фуражом и провиантом на двое суток тачанка весила до 1000 кг. Поэтому вместо обычной пароконной запряжки применяли усиленную в три-четыре лошади.

Наиболее серьезным «подвижным пулеметом» оставался бронеавтомобиль. В различные периоды Гражданской войны Красная Армия располагала от 150 до 216 бронеавтомобилей. В боевых действиях, ведущихся вдоль железных дорог, большую роль играли бронепоезда. В том числе — состоявшие только из пулеметных бронеплощадок, без артиллерийского вооружения. Пулеметные команды бронепоездов нередко ссаживались с поезда для помощи пехоте в качестве обычных пулеметных команд.

Похожие книги из библиотеки

Танк № 1 «Рено ФТ-17». Первый, легендарный

Этот легендарный танк совершил настоящую революцию в военном деле, став «законодателем мод» и образцом для подражания, определив классическую танковую компоновку с вращающейся башней. Именно с этой машины был скопирован первенец советского танкостроения «Борец за свободу товарищ Ленин». За четверть века боевой службы «Рено ФТ-17» участвовал во множестве войн и вооруженных конфликтов — от Первой до Второй Мировой, от Франции до Африки и Индокитая, от России до Южной Америки, — а в последний раз пошел в бой в августе 1945 года против японцев у крепости Ханой. И если оценивать бронетехнику XX века по вкладу в развитие танкостроения, то не знаменитые «тридцатьчетверки», «тигры», «абрамсы» и «меркавы», а именно «Renault FT-17» следует признать ТАНКОМ № 1.

Новая книга ведущего специалиста по историка бронетехники — лучшее отечественное исследование создания, службы и боевого применения легендарного танка.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Танки Первой Мировой

Первая Мировая война привела не только к грандиозным социальным потрясениям, но и к целой серии радикальных переворотов а военном деле. И главным из них стала

, позволившая преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта.

Великая Танковая революция

Именно в 1914–1918 гг. танк из «нелепой игрушки» превратился в нового «бога войны». Именно на полях сражений Первой Мировой родился новый род войск и тактика его боевого применения. Именно здесь был совершен колоссальный прорыв в танковом деле, на десятилетия определивший характер современной войны.

Новая книга ведущего историка вооружений — самое полное исследование периода становления танковых войск, глубокий анализ их создания, развития и боевого применения на фронтах Первой Мировой.