ПОТРЕБНОСТИ «ПУЛЕМЕТНОГО ДЕЛА»

Сразу по окончании Гражданской войны советское руководство приступило к восстановлению разрушенной военной промышленности. В 1922 г. началась замена на предприятиях изношенного оборудования. Для этого закупались за границей металлорежущие станки, кузнечно-прессовое оборудование, инструмент, разворачивалась подготовка кадров. В 1924–1925 гг. качество военно-промышленных изделий и расход материалов на единицу продукции удалось приблизить к «довоенной» (до 1914 г.) норме. Формировалась новая система руководства оборонной промышленностью. Для руководства оружейной промышленностью в декабре 1926 г. был образован Оружейно-пулеметный трест Главного управления военной промышленности (ГУВП).

Однако, согласно докладу Президиума BCHX от 5 апреля 1927 г., по пулеметам отставание от уровня производства 1916 г. составляло более 5 тысяч штук (а в 1916–1917 г., как было видно выше, выпуск пулеметов в России был наибольшим). Мощности военной промышленности СССР на начало 1927 г. уступали, например, Франции по пулеметам — в 2 раза, по винтовочным патронам — в 7 раз. К.Е. Ворошилов, выступая 13 декабря 1927 г. на XV съезде ВКП(б), отметил: «Серьезнейшей задачей для военной промышленности является национализация производства… Кое-что сделано на патронных заводах. На оружейных заводах способы производства по-прежнему отсталые». В промышленности боеприпасов требовалось намного увеличить производство — автоматическое оружие резко повысило их расход.

Реконструкция оружейного производства шла на основах массового производства. Если, например, во Франции и Великобритании сохранялось достаточно изолированное положение оружейных фирм, производство оружия велось на специальном оборудовании с широким использованием квалифицированного ручного труда, то в СССР и Германии провели основательную работу по внедрению в военную промышленность единой системы нормалей и стандартов, использованию в оружейном производстве стандартных станков и недефицитных материалов. По опыту Первой мировой войны для производства, использования и обслуживания одного пулемета требовалось 12 человек на фронте и 60 в тылу. Развитие военной техники и масштабов ее использования не допускало далее подобной расточительности ресурсов. Тут стоит отметить тесную связь военно-технических работ в СССР и тогда еще Веймарской Германии во второй половине 20-х — начале 30-х годов ХХ века и определенную близость тактических и организационных взглядов. Советских специалистов весьма интересовали также новинки в организации и оснащении оружейного производства в Германии. В частности, в 1925 г. в командировку в Германию был направлен ведущий специалист по пулеметному производству П.П. Третьяков. С другой стороны, германские специалисты работали, например, на Ковровском пулеметном заводе. В Германии закупали станки и высокоточный инструмент для оружейного производства. В обеих странах вводили централизованное управление разработкой и производством вооружений, происходил переход от эмпирического развития вооружений к широким и систематическим научным исследованиям и поставленным на научную основу опытно-конструкторских работам при тесном взаимодействии заказчика, исследователя, разработчика, производителя и пользователя с привлечением специалистов производства на этапе разработки.

В СССР, как уже упоминалось, первое проектно-конструкторское бюро (ПКБ) стрелкового вооружения было организовано усилиями В.Г. Федорова на Ковровском пулеметном заводе в 1921 г. 31 марта 1927 г. утверждено положение о ПКБ Первых Тульских оружейных заводов, костяк ПКБ составили опытные руководители производства П.П. Третьяков, А.А. Кубасов, И.А. Пастухов, конструкторы Д.М. Кочетов, С.А. Коровин, Г.В. Кувшинников. Здесь имелась своя специфика. Если ковровское ПКБ кроме обслуживания текущих потребностей производства вело активную научно-исследовательскую работу, то тульское ПКБ поначалу было нацелено на более близкие задачи и на быстрое их решение на основе имеющихся конструкций. Известен даже действовавший тогда принцип: «Не изобретать, а конструировать». Но расширение круга и усложнение задач, стоящих перед разработчиками стрелкового вооружения, требовало и расширения работ ПКБ. Так, тульское ПКБ в 1933 г. вышло из состава завода и получило название ЦКБ стрелкового вооружения (ЦКБСВ, с 1936 г. именовалось ЦКБ-14, в 1966 г. переименовано в КБ приборостроения).

Важную роль в развитии автоматического оружия сыграла научно обоснованная классификация систем оружейной автоматики, разработанная В.Г. Федоровым к 1930 г. и основанная на способе использования энергии пороховых газов для приведения в действие автоматики («Основания устройства автоматического оружия», 1931 г., «Эволюция стрелкового ору-жия», т. 2., 1939). Классификация Федорова была доработана А.А. Благонравовым, видным теоретиком проектирования автоматического оружия. А.А. Благонравов стал первым руководителем ружейно-пулеметного отделения, созданного в 1929 г. на артиллерийском факультете Военно-технической академии, и созданной в 1930 г. в той же академии кафедры и лаборатории стрелкового вооружения. В 1932 г. с реорганизацией Военно-технической академии и созданием Артиллерийской академии ружейно-пулеметное отделение становится факультетом стрелкового вооружения Академии. Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы на кафедре и в лаборатории стрелкового вооружения Артиллерийской академии развернули такие известные впоследствии специалисты, как М.В. Гуревич, П.И. Майн, М.Н. Кондаков, В.А. Малиновский, А.М. Сидоренко, Н.Н. Дубовицкий. С 1934 г. систематическую подготовку инженеров ружейно-пулеметного производства начал Военно-механический институт (г. Ленинград). С 1920 г. действовал Научно-испытательный оружейно-пулеметный полигон, в дальнейшем преобразованный в Научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения ГАУ (НИПСВО, п. Щурово), Научно-исследовательский полигон стрелкового и минометного вооружения (НИПСВО) и просуществовавший до 1960 г. В то же время принимались меры для культивирования единой системы взглядов в «пулеметном деле» — этим, в частности, занималось пулеметное отделение (курс) Стрелково-тактических курсов усовершенствования командного состава «Выстрел».

Взглянем более подробно на развитие отдельных типов пулеметного вооружения РККА.

Похожие книги из библиотеки

Пистолет и револьвер в России

 В книге прослежена история личного оружия в нашей стране с конца прошлого века до наших дней. Подробно описаны серийные и опытные образцы боевых, спортивных и специальных пистолетов и револьверов, включая применявшиеся у нас зарубежные аналоги. Дополняют рассказ иллюстрации, схемы устройства. Ряд фактов приводится впервые. Книга рассчитана на читателей, интересующихся историей и устройством стрелкового оружия.

Десантные амфибии Второй Мировой

«Без этих амфибий десантные операции на островах Тихого океана были бы невозможны» — так оценил американские плавающие машины LVT (Landing Vehicle Tracked) ветеран Корпуса морской пехоты генерал Холланд М. Смит. Созданное на базе спасательного гусеничного транспортера «Аллигатор», семейство американских десантных амфибий и плавающих танков отличилось на всех фронтах Второй Мировой, от Великого океана до Европы, а затем воевало в Корее, Вьетнаме, зоне Суэцкого канала.

В этой книге, основанной не только на открытых источниках, но и доступной лишь специалистам технической и патентной документации, вы найдете исчерпывающую информацию по истории создания, производства и боевого применения этих плавающих транспортеров, ставших отдельным классом бронетехники. Для полноты картины приводятся сравнительные данные аналогичных машин, созданных в Японии и Третьем Рейхе. Коллекционное издание иллюстрировано сотнями эксклюзивных схем, чертежей и фотографий.

Первые германские танки. «Тевтонский ответ»

«Танки — это нелепая фантазия и шарлатанство! Здоровая душа доброго немца легко борется с глупой машиной», — твердила германская пропаганда после первого столкновения с британскими танками и обещала скорый «Тевтонский ответ». Однако ждать его пришлось полтора года, и это опоздание стало для немцев фатальным — в октябре 1918-го представитель Главного командования прямо заявил в Рейхстаге, что Германия проигрывает войну, поскольку ничего не может противопоставить вражеским танкам, примененным «в громадных, нами не предвиденных массах». Катастрофически отстав от противника на старте, преодолевая скепсис командования, при слабом финансировании, пионерам германского танкостроения все же удалось запустить в серийное производство вполне боеспособный тяжелый танк A7V, а также разработать несколько опытных машин и ряд многообещающих проектов — от легких LK до тяжелого штурмового «Oberschleisen» и сверхтяжелого 152-тонного «К-Wagen» («Колоссаль»). Однако было уже слишком поздно — в решающем 1918 году германские танкисты смогли бросить в бой всего полсотни машин (из них две трети трофейных) против тысяч танков Антанты…

Эта книга восстанавливает подлинную историю создания первых «панцеров» и боевого применения «Sturmpanzerkraftwagen Abteilung» («Штурмовых отделений бронированных машин») на заре танковой эры, когда каждый A7V имел собственное имя («Мефисто», «Зигфрид», «Вотан», «Хаген», «Циклоп», «Геркулес», «Старый Фриц», «Эльфриде» и т. п.), которое писали на броне рядом с тевтонскими крестами и изображением «Адамовой головы» (черепа с костями) — символа готовности к смерти и бессмертия духа.

Все танки Первой Мировой. Том II

Самая полная энциклопедия танков Первой Мировой! Всё о рождении нового «бога войны» и Великой Танковой Революции, которая навсегда изменила военное искусство — не только тактику, но и стратегию, — позволив преодолеть «позиционный тупик» Западного фронта. Британские Мk всех модификаций, французские «шнейдеры», «сен-шамоны» и «Рено» FT, германские A7V, LK и «К-Wagen» («Колоссаль»), а также первые русские, итальянские и американские опыты — в этой энциклопедии вы найдете исчерпывающую информацию обо всех без исключения танках Первой Мировой войны, об их создании, совершенствовании и боевом применении. КОЛЛЕКЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ иллюстрировано сотнями эксклюзивных чертежей и фотографий.